Свой или чужой? Огонь!

Свой или чужой? Огонь!С ТЕХ пор, как люди воюют, огонь по своим был неотъемлемой чертой боевых действий и имел место в истории практически всех армий мира, независимо от эпохи и уровня техники. Русское выражение «своя своих не познаша и своих побиваша» известно с XIV века, когда жители осажденного города Хлынова (Киров) нанесли потери союзникам-устюжанам, шедшим к ним на помощь, приняв их ночью за врагов.

«Дружественный огонь» оставил следы во многих судьбоносных сражениях. Так, выступив при Ватерлоо против Наполеона, прусские артиллеристы по ошибке обстреляли союзников-англичан, на что те ответили им изо всех стволов.

С ростом огневой мощи армий росли и потери от огня своих. В Первой мировой войне из 978 тысяч погибших французов 75 тысяч пали жертвой собственной артиллерии. «Дружественный огонь» вообще редко обходится без ущерба, а порой потери от него даже тяжелее, чем от действий противника. 25 июня 1944 г. бомбовым ударом под Сен-Ло (Франция) американская авиация нанесла такие потери своим войскам, что 2 дивизии пришлось отвести в тыл на переформирование. При этом был убит генерал-лейтенант Макнэйр, самый высокопоставленный офицер США, погибший во Второй мировой войне.
Такие инциденты негативно сказываются на моральном состоянии личного состава. Проблема «огня по своим» стара, но решению ее никогда не уделялось должного внимания. Дело в том, что эти потери не приносят армии славы, и ЧП обычно стараются замять. При расследовании, как правило, ищут конкретных виновных, а не выясняют причины.

Одна из причин – так называемая «ошибка позиции», связанная с качеством оружия (которое, скажем, в принципе неспособно стрелять точно), несовершенством боеприпасов (которые, например, разрываются преждевременно или просто недолетают до противника) или ошибками наведения. В любом случае предназначенные для врага боеприпасы поражают своих. Типичный случай: непреднамеренный артобстрел или бомбардировка своих войск, что часто бывало в обеих мировых войнах.
Другая причина – «ошибка идентификации», когда огонь намеренно и прицельно ведется по своим, которых приняли за противника. К этому приводит «туман войны» (выражение немецкого стратега Клаузевица) – недостоверность/недостаток информации о местоположении своих и вражеских войск на поле боя, грубые ошибки штабов, т. е. путаница, неизбежная в любой войне.
Масштаб таких ЧП бывает различным, от атаки на одиночного часового до полноценного боя между подразделениями. Это характерно для наступательных действий и высокомобильной войны, когда огромную роль играет скоротечность огневого контакта, оставляющая даже на пуск ракеты всего несколько секунд.
Обе названные причины устранимы по мере совершенствования техники. Теоретически. Так ли это?
Совершенствуя оружие, люди надеялись, что своих будут убивать меньше. Однако кровь продолжала литься, причем повсюду. 1967 г., шестидневная война – самолеты и катера Израиля атаковали разведывательное судно США «Либерти», наблюдавшее за ходом боевых действий, убив 34 американца, а во время сирийско-израильской войны (1982 г.) уже 25% погибших израильских солдат стали жертвой «дружественного огня».
На решение проблемы были брошены огромные средства – и за последние 20 лет военные технологии ушли далеко вперед, количество «ошибок позиции» действительно уменьшается. США вывели на орбиту 24 спутника GPS – и «умное» оружие в руках квалифицированного персонала обычно поражает цели с невиданной точностью. Компьютеризация боевых единиц отражает реальное расположение войск на поле боя. Путем огромных затрат решается проблема идентификации («свой-чужой»): радиомаяки-транспондеры предупреждают экипажи боевой техники о том, что в прицел попали свои.
Однако в восторг впадать не стоит, ставка на ВТО, электронику, лазерные, тепловизионные приборы наблюдения/наведения себя пока не оправдала. Огонь по своим продолжается. Мельчайшие нюансы в целенаведении играют роковую роль: так, под Мазари-Шарифом (Афганистан) самолет ВВС США нанес удар по своим солдатам, которые, поменяв аккумулятор в приемнике GPS, забыли, что при смене батареи прибор указывает координаты места, в котором сам находится. В эту точку и упала наведенная спутником бомба. В реальных условиях все значительно менее эффективно, чем заявляют фирмы-изготовители. Избыточные приборы мешают друг другу, электроника капризна, ненадежна. Например, в жаре Ирака, среди раскаленного песка и постоянной пыли свелись к нулю преимущества тепловизоров в танковых прицелах: видимость в них составила 300 м на марше, 800 м на стоянке, лишь в холодные ночи достигая 1500 м; горячая пыль, наводя токи, выводит приборы из строя, и командование запретило перемещаться ночью при риске столкновения с противником. К тому же все это более-менее работает, имея на прицеле технику, но не рассеянную пехоту, да еще в условиях городского боя. Тут, правда, дело тоже не стоит, вводятся полезные мелочи вроде светоотражающих нашивок на форме для различения «своего» в условиях плохой видимости и т. д., но этого мало, и вряд ли стоит ожидать, что уже завтра у каждого бойца будет устройство «свой-чужой». Относительный уровень потерь от огня своих с переходом к высокотехнологичным войнам даже возрос.
Эксперты искренне не понимают, как американская ракета «Patriot» могла сбить британский «Tornado»?!
«Оказавшись в воздушном пространстве, контролируемом союзниками, он должен был демонстрировать невраждебное поведение – снизить скорость и включить огни. Иракский МиГ так себя вести не будет, если сумеет прорваться на территорию коалиции». Тут они попадают в капкан собственных заблуждений. Кто сказал, что атакующий вражеский самолет не включит все огни и не сделает себя специально заметным, лишь бы подойти на расстояние «удара наверняка»? Ведь это уже проходили: англо-американские штабисты во Второй мировой войне приказывали самолетам эскорта атлантических конвоев не убирать шасси после взлета с палуб авианосцев, «чтобы ПВО конвоя видела, что это свои». Лишь после потопления нескольких транспортов «самолетами с неубранными шасси» до авторов идиотской инструкции дошло, что у немецких пикирующих бомбардировщиков «Штука» (STUrz-KАmpfbomber) шасси не убираются конструктивно!
Например: «Подобные инциденты не редкость. Несмотря на тщательное планирование, отличную подготовку, высококлассные приборы ночного видения и усовершенствованные системы определения «свой-чужой», в пылу битвы могут случаться такие инциденты. Мысленно мы с семьями погибших» (полковник К. Вернон, представитель британской армии в Кувейте). Но это тоже пиар, прием информационной войны.
Итак, каковы же результаты работы «самой совершенной техники» в условиях реальных войн?
Знаменита случаями огня по своим «Буря в пустыне» (17.01 – 28.02.1991 г.). Танков американцы тогда потеряли всего 18 (во 2-й иракской войне – 80), но 9 из них были подбиты своим огнем! Штурмовики А-10 атаковали 2 британские БМП «Warrior», убив 9 солдат; столько же британцев погибло за всю операцию от огня иракцев. А так все было как обычно: ошибки артиллеристов, пилотов, танкистов, атаки на свои подразделения, смерть от своих средств поражения…

Свой или чужой? Огонь!


Собрав опыт, США предприняли беспрецедентные меры по предотвращению таких случаев, однако началась 2-я иракская война (с 20.03.2003 г. по н. в.) – и все вернулось на круги своя. Хотелось как лучше, а получилось как всегда: под огонь «высокоточного» оружия попали свои, союзники, нейтралы, территории соседних стран.
Первым пострадал Иран: уже 21.03. американская ракета разнесла нефтеперегонный завод в приграничном Абадане; в этот же день вертолет США AH-1 «Cobra» сжег свой танк M1 A1 «Abrams».
23.03.: американский ЗРК «Patriot» сбил над Кувейтом британский «Tornado», 2 пилота погибли.
24.03.: 2 ракеты «Tomahawk» с авианосной группы «Theodor Roosevelt» ВМФ США, пролетев мимо целей, взорвались в Турции. В этот же день американская ракета разнесла автобус с сирийцами, убив 5 и ранив более 10 человек; Пентагон извинился перед семьями погибших.
26.03.: Басра, 7-я британская танковая бригада сожгла свой же танк «Challenger II», убив 2 танкистов.
27.03.: Эн-Насирия, под свой артогонь попала морская пехота США: 37 раненых, 6 уничтоженных единиц бронетехники.
29.03.: север Ирака, самолет F-15 нанес удар по колонне из 10 машин с группой американского и курдского спецназа; до 30 бойцов погибло и до 50 было ранено («Техника горит, вокруг дымящиеся трупы, куски тел – настоящий ад» – раненый очевидец, репортер «Би-Би-Си Ньюс» Д. Симпсон).
29.03.: юг Ирака, под обстрелом своих погиб 1 и ранено 3 британских солдата.
03.04.: ЗРК «Patriot» сбил под Кербелой самолет F/A-18 «Hornet» с авианосца «Китти Хок»; там же своим огнем сбит вертолет «Black Hawk», 7 погибших и 4 раненых.
06.04.: американцы обстреляли в Багдаде колонну российских дипломатов.
Дело показало, что, несмотря на появление новых видов ВТО, ситуация не меняется. Под огонь попадают даже не причастные к драке, не говоря уже о мирном населении: 25.03. при налете на Басру удару подверглись жилые кварталы; 26.03. ракета попала в рынок в центре Багдада, убив 15 и ранив десятки человек; 28.03. удар по другому рынку в Багдаде, убиты 51 и ранено 49 человек. Янки списали все на самих иракцев. Бомбы разрушили городской медицинский центр в Эн-Наджафе и госпиталь в Эн-Насирии. Ракеты рвались просто на багдадских улицах, а когда одновременно вспыхнули крупные пожары, стало ясно, что Пентагон, плюнув на Женевские конвенции, опять бомбит не «точечно», а ковровым способом.
Кстати, некоторые виды американского вооружения как бы «специализируются» в огне по своим. Так, в первые же дни вторжения штурмовики А-10 «Тандерболт» оказались причастны минимум к следующим инцидентам:
25.03.: Эн-Насирия, уничтожение танка морской пехоты США.
27.03.: Эн-Наджаф, расстрел своей бронеколонны, сгорели 1 танк М-1 и 4 БТР, 50 убитых и раненых.
28.03.: Басра, расстрел британской бронеколонны, уничтожены 2 БРДМ «Scimitar», 1 убитый и 5 раненых.
Эта склонность «Тандерболта» к огню по своим замечена и в других войнах. Конечно, как штурмовик он зачастую действует вблизи своих войск. Но как тут можно вести речь о высокоточном оружии? Для точной стрельбы очень достоверно должны быть определены потенциальные объекты атаки, но именно это и является серьезной проблемой для авиации США. Впрочем, ничего парадоксального в таком обилии «расстрелов своих» нет. Стрелять они умеют, с использованием современного оружия стреляют даже хорошо. А самое главное – хотят стрелять.
Но с такой «совершенной техникой» улучшить ситуацию с огнем по своим не удастся.
Еще безнадежнее обстоит дело с причинами «дружественного огня», в основе которых лежит человеческий фактор. Да, сегодня техника позволяет воевать круглые сутки, при любой погоде. Но часто этого не выдерживают люди. Причиной ЧП становятся стресс и переутомление, постоянные спутники солдата в условиях боевых действий. Одним из последствий этого становится резкое снижение способности в долю секунды принимать важнейшие решения о жизни и смерти.
Специалисты НИИ экологической медицины армии США исследовали состояние подразделений спецназа ВМС и сухопутных сил на учениях в условиях, приближенных к боевым. Результаты поразительны. По сравнению с тестами, выполненными до эксперимента, у солдат, напряженно «провоевавших» несколько дней подряд, резко снизились способности разрешать ситуации, постоянно возникающие в бою. Например, ведение огня требует быстроты реакции, верного распознавания цели, логики при выборе лучшего варианта решения, запоминания расположения «своих-чужих» на поле боя. В результате значительных боевых нагрузок все эти способности человека существенно снижаются, реакция замедляется, бдительность и память ухудшаются. Спад заметен уже при выполнении простых задач, значительный спад – при сложных заданиях, а при принятии быстрых решений количество ошибок растет скачкообразно, в 10–15 раз!
Ухудшение коснулось как новичков, так и опытных рейнджеров. Исследователи отметили, что «результаты значительно хуже, чем если бы солдаты выпили свою законную норму» (в США это 0,8 промилле). Все знают, что «качество бойца» в ходе боевых действий снижается, однако никто не думал, что утрата основных функций столь серьезна. Конечно, при длительном стрессе страдает любая деятельность. Но ведение боя – это не работа за пультом управления АЭС или рулем грузовика. Солдат, в отличие от диспетчера или водителя, осознает высокую вероятность гибели в любое мгновение; в бою его внимание обостряется, и высокий тонус поддерживается путем выброса адреналина в кровь. Но жить в напряжении все время невозможно, в момент между двумя выбросами он «проваливается в утомление» – и допускает роковую ошибку.
Американские ученые говорят: «проблема серьезна и неотложна; например, в Ираке некоторые подразделения остаются в деле почти 3 недели» (ну надо же!). Наибольшую нагрузку в ходе последних операций США несли подразделения ВМС, ВВС и спецназ. Командам авианосцев приходилось спать по нескольку часов в сутки. Рабочий день летчика нередко продолжался до 24 часов, включая 3 боевых вылета. Ученые ищут способы поддержки ментальных способностей солдат в сложных условиях современной войны. И находят их, попадая при этом в очередной капкан.
Пентагон поставил перед учеными сверхзадачу по достижению превосходства своих солдат в бою путем увеличения их психофизических возможностей, способности долго обходиться без сна и не испытывать страха. Так, ищут путей поддержания высокой боеспособности в течение длительного времени, скажем, стимулированием мозга электромагнитными импульсами для снятия усталости и стресса.
В 2003 г. англичане создали препарат модафинил, «выключающий» потребность во сне – и Пентагон тут же решил его использовать. Управление высокотехнологичных оборонных проектов даже пытается выяснить, что делать, чтобы солдату вообще не был нужен сон. Но это дело будущего, а пока самым эффективным способом борьбы с усталостью и стрессом остаются химические стимуляторы, например, амфетамин.
Во время Второй мировой войны амфетамин применяли в армиях США, Германии и СССР. В США он ныне запрещен, но широко применяется в Ираке и Афганистане, входя в комплект аптечки спецподразделений. По мнению командования, такие средства необходимы для борьбы с усталостью и стрессом военнослужащих при боевых операциях длительностью более 8 часов.
Очень опасен «добровольный» прием амфетамина в ВВС (командир имеет право не допустить пилота к полету, если тот отказался принять препарат). Да, это происходит под контролем врача и только в нужной дозировке (это сравнивают с осторожным допингом спортсменов). Но пилоты в условиях экстремальных психофизических нагрузок настолько взвинчены этой химией, что потом не могут уснуть без сильных доз успокоительного. А именно попеременное применение стимуляторов и транквилизаторов чрезвычайно расшатывает психику, вызывая непредсказуемые реакции. И со временем люди подсаживаются на таблетки, а то и на иглу. Так, было установлено, что американские пилоты, разбомбившие в 2002 г. в Афганистане канадское подразделение, в момент принятия решения находились под влиянием зелья, за час до этого приняв от врача эскадрильи свою дозу; в результате были убиты 4 и ранены 8 солдат. Адвокаты возлагают вину на препарат: «Пилотов заставляли его принимать, хотя известно, что он ухудшает способность выносить суждение». Летчиков, летающих на патрулирование, уже давно регулярно пичкают амфетамином. От него отказались еще после «Бури в пустыне» (после приема всего нескольких таблеток некоторые стали наркоманами), но позднее тихой сапой вернули «в строй».
Военнослужащие США в районах боевых операций полным ходом принимают наркотики. По сообщению газеты «Japan today», моряки атомного авианосца «Китти хок», приписанного к военно-морской базе Йокосука (Япония) и включенного в «глобальную войну против терроризма», на боевом дежурстве употребляют синтетический препарат MDMA, экстэзи и марихуану. Во время военных действий в Ираке за употребление наркотиков были арестованы десятки моряков с двух американских крейсеров. По заявлению военных врачей, «наркоман с оружием представляет реальную непредсказуемую угрозу для всех людей рядом с ним»; «это явление массового характера». А что же арестованные? Они признавались, что принимают наркотики, не выдерживая тягот войны. Их действия при этом становятся неадекватными, агрессивными, они лезут в драку, хватаются за оружие. По выражению одного из капралов, ему «иногда страшно, что он умрет не в бою, а будет убит соседом-наркоманом во время отдыха».
Может быть, это и вызывает рост «небоевых потерь»? В 2003 г. самоубийство совершил 21 солдат US Army из участвовавших во 2-й войне в Ираке (после «Бури в пустыне» – лишь двое); следствие ведется по еще 15 случаям подозрительной гибели, не связанной с боевыми действиями; кроме того, уже вне Ирака самоубийство совершили 67 военных, которые там побывали. Если американские солдаты убивают и боятся уже самих себя, то что же остается делать окружающим?
Кстати, о страхе и трусости… Психическое состояние человека в бою исследовано достаточно хорошо. По данным американских армейских психиатров, запаса устойчивости солдат во Второй мировой войне хватало на 60 дней: «Вдали от линии фронта они были готовы проявлять чудеса героизма, однако энтузиазм исчезал, когда в них начинали стрелять. Лишь 2% попавших под обстрел реагировали адекватно, но и их частично поражал боевой стресс».
Страх сопровождает солдат в бою, они часто стреляют не просто во все подозрительное, а во все, что движется, не желая замечать явных опознавательных знаков.
А теперь о весьма необычном: очевидно, одной из немаловажных причин огня по своим является соперничество в вооруженных силах. Британская счетная палата отметила в докладе за 2002 г., что «традиционный дух соперничества разных родов войск, став серьезной проблемой, провоцирует огонь по своим». Так, в 1994 г. над северным Ираком в закрытой для полетов зоне американские F-15 сбили 2 своих вертолета UH-60, погибло 26 человек, в том числе персонал ООН. Пилоты не знали, что в этом районе могут появиться вертолеты, а на вопрос, почему те не были внесены в расписание боевых заданий авиации на тот день, ответственный за составление расписания офицер ВВС ответил: «А мы не считаем вертолеты авиацией».

Свой или чужой? Огонь!


Феноменом в проблеме «дружественного огня» является армия США. По данным Американской военной библиотеки, обобщившей сведения минобороны США за последние 50 лет, армия бьет по своим все чаще. В результате этого ее потери во Второй мировой войне составили 21%. В инцидентах погибали разом десятки, а то и сотни «джи-ай». Например, 13.07.1943 г. в ходе Сицилийской операции американские зенитчики сбили 33 своих транспортных самолета с десантниками на борту, погибло 318 человек!
Во Вьетнаме доля этих потерь возросла. Трюк здесь в том, что статистики о количестве инцидентов и жертв как бы не существует. Теоретически для каждого такого погибшего причиной смерти должно было быть указано «misadventure» («несчастный случай»), и таковых насчитали примерно 1100 человек. Однако при выборочной проверке по списку павших во Вьетнаме точно от огня своих оказывается, что официальной причиной смерти зачастую указано что-то иное.
Доля павших от «дружественного огня» во время «Бури в пустыне» и во второй иракской войне не может быть названа, но, судя по сообщениям СМИ, эта доля очень велика.
Сегодня «дружественный огонь» имеет одну деликатную особенность: основной ударной мощью располагают американцы, а гибнут от него в основном союзники. При подсчете случаев ошибочных действий военных США получается ужасающая картина: только за год лишь в контролируемых британцами районах Ирака зафиксировано минимум 32 факта обстрела их американцами. Пентагон заявляет, что чаще всего это происходит ночью на блокпостах, когда британскую символику рассмотреть сложно. Однако англичане возражают: американцы имеют обыкновение стрелять на поражение в светлое время суток, когда союзники едут с малой скоростью, кричат из окон и размахивают национальным флагом.
Чтобы защититься от «старшего брата», британцы в Ираке заказывают через Интернет полотнища национального флага, чтобы наиболее явно для американцев обозначать себя и свою технику.
Пилот на боевом задании должен знать силуэты своей и союзной техники. А БРДМ «Scimitar» не похожа ни на одну из бронемашин Ирака: сдвинутая назад башня резко отличает ее от иракских (советских) БМП и БТР. Кроме того, на крышах расстрелянного конвоя были крупно нанесены опознавательные знаки, и для совсем уж тупых сверху растянут большой английский флаг.
Впечатления выживших после атаки американского штурмовика А-10 Thunderbolt («Удар молнии») израненных и обожженных танкистов, похоронивших товарища, в интервью газете «Таймс»: «Все эти эмблемы разработали янки, сказав: «Нарисуйте их сверху, и по вам стрелять не будут, мы отличаем своего за полтора километра. А наш суперсовременный А-10, напичканный электроникой, различит по тепловому излучению, какой перед ним танк», – рассказал капрал Стивен Геррард. Он считает, что не заметить всего этого было невозможно. Однако американский летчик все-таки сделал невозможное. Капрал: «Я умею командовать танком, вести бой, отбиваться от врагов. Единственное, чего я до сих пор не умел, так это озираться, не стреляют ли в меня янки».
«Там вокруг было много гражданских, они подошли к танкам, но тут налетел «Удар молнии» и открыл огонь. Янки совершенно не беспокоили человеческие жизни. Я думаю, что это было просто ковбойство, – заявил Крис Финни, добавив, что пилот атаковал их по собственной воле. – Их была группа, 4–5 самолетов. Этот отделился от них и напал на нас. Его это, видимо, развлекло. Хочу узнать, что теперь с ним будет: он убил моего друга, сделав это со второго захода».
Лейтенант Макьюен: «Я хочу только домой. Больше всего я боялся того, о чем шутили мои друзья и родственники, провожая меня сюда: «Не бойся иракцев, лучше следи за американцами». Они были правы».
Пентагон считает, что такие потери возникают из-за «ведения боевых действий в условиях сложной местности и быстро меняющейся обстановки».
Шквал «дружественного огня» обратил на себя и внимание командования США в Ираке: оно потребовало от своих солдат умения различать союзников и врагов.
Случаи огня по своим столь многочисленны, что ими занималась специальная комиссия Пентагона. Британские парламентарии уже ставили перед правительством вопрос о выводе солдат из Ирака и Афганистана, пока их не перестрелял «старший брат».

РОССИЙСКАЯ армия не является исключением из этой печальной статистики. Огонь по своим неоднократно имел место в Великой Отечественной войне. Так, на Миусфронте ночью 22 февраля 1943 года выходящий из рейда в тыл немцев 4-й мотомехкорпус попал под перекрестный огонь противника и советской артиллерии, совершенно не реагировавшей на сигнальные ракеты опознавания, понес тяжелые потери и потерял всю матчасть.
Боевые действия Российской армии в Чечне также несколько раз омрачались потерями этого рода: 1 января 1995 года при штурме Грозного два штурмовика Су-25 разбомбили колонну 104-й тульской дивизии ВДВ, в результате более 50 убитых и раненых. 10 сентября 1999 года удар с воздуха был дважды нанесен по 15-му отряду спецназа ВВ из Армавира: утром по нему отработал Ми-24 (1 убитый и 7 раненых), а в 15.00 ч. накрыли огнем два СУ-25 (8 погибших и 29 раненых). Роковая случайность или преступная безалаберность? Расследование было долгим и запутанным, но одна из возможных причин трагедий типична: отсутствие взаимодействия воюющих подразделений с авиацией.
А 2 марта 2000 года на блокпосту № 53 под Грозным отряд ОМОНа из Подольска и милиционеры из Екатеринбурга, ожидая прорыва переодетой банды, открыли огонь по автоколонне ОМОНа из г. Сергиева Посада, прибывшего их сменить, потери составили 22 убитых и более 30 раненых. Правда, в данном случае не исключено предательство или акция дезинформации, ювелирно выполненная противником. Еще у нас есть национальная особенность, ставшая причиной гибели многих солдат, – нарушение мер безопасности, халатность, а в некоторых случаях просто неумение обращаться с оружием и боевой техникой. Но эта тема для отдельного материала.

НОВЫЕ военные технологии позволяют уменьшить потери от огня противника, увеличивая тем самым долю потерь от своего огня. Но техника не всегда будет работать, как этого хотелось бы, тем более в условиях активного противодействия противника, тоже имеющего доступ к достижениям научно-технического прогресса. Причиной значительного количества таких инцидентов останется человеческий фактор: небрежность, усталость, страх и трусость солдат, нажимающих на гашетку и кнопку военной техники. А накачивание их «лекарством против страха и усталости» рано или поздно тоже выйдет боком. Бой – это стресс, и подобные инциденты будут происходить всегда, пока люди будут воевать. И эту причину вряд ли удастся когда-либо устранить.
Автор: Артем ДЕНИСОВ
Первоисточник: http://www.bratishka.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня