Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность

С той поры уже минуло 67 лет, но споры о том, чьи же танки лучше не умолкают и по сей день. Правда есть в них один пробел: практически во всех случаях идет сравнение калибров орудий, миллиметров брони, бронепробиваемости снарядов, скорострельности, скорости движения, надежности и тому подобных вполне «осязаемых» вещей. Что же до танковой оптики и приборов, то, как правило, мы видим приблизительно одни и те же переписанные друг у друга фразы: «качественная немецкая оптика» – это про немецкие танки или: «очень плохой обзор» – это, разумеется, уже про советские машины. Эти фразы, столь «ёмко» характеризующие очень важный составляющий элемент боевой мощи любого танка, с завидным постоянством встречаются практически в любых книгах на данную тематику. Но так ли это на самом деле? Такой ли «качественной» была оптика немецких танков? Такими ли плохими в реальности были приборы отечественных танков? Или это все миф? И если миф, то откуда он взялся? Все эти вопросы мы рассмотрим в данной статье.

Для начала необходимо понять, для чего же вообще в танке нужны оптические приборы и как они работают в принципе. При этом сразу оговорюсь, что смотровая щель в броне танка мною за «оптический прибор» приниматься не будет. Даже если она закрыта пулестойким триплексом – это всего лишь смотровая щель для прямого обзора – не более. Итак, для того, чтобы уничтожить цель, танк в первую очередь должен эту цель обнаружить и идентифицировать. Только после того, как цель обнаружена и определена как «враг», танку необходимо произвести точную наводку на нее оружия и произвести выстрел. То, что будет дальше уже выходит за рамки нашего исследования. То есть процесс подготовки танкового вооружения для поражения цели делится, по сути, всего на две основные составляющие:
1. Обнаружение цели.
2. Наведение на цель.
И чем быстрее будут выполнены эти две операции, тем больше вероятность у нашего танка одержать победу над врагом. Таким образом, оптические приборы танка вполне конкретно делятся на две основные группы:

1. наблюдательные приборы/комплексы/панорамы, дающие широкое поле зрения для обзора местности и приборы обнаружения цели экипажем танка;
2. оптические и инфракрасные прицелы, имеющие большое увеличение, но малый угол поля зрения для точного наведения на цель. Также к этой группе могут быть отнесены приводы наведения и стабилизаторы, так как от них зависит скорость и точность наведения на обнаруженную цель танковой пушки.
В соответствии с таким подходом и формируются функциональные задачи членов экипажа танка. В некоторых танках задача обнаружения и наведения на цель оружия решалась одним человеком – командиром танка. Соответственно, он один обслуживал приборы обоих функциональных групп. К таким можно отнести советские танки: Т-34 образцов 1939-го, 1941-го и 1943-го годов выпуска и немецкие Pz.Kpfw I и Pz.Kpfw II.
Но все же большинство конструкторов танков, справедливо посчитав такую схему неоптимальной, решили функционально разделить обязанности членов экипажа. Задача командира теперь сводилась только к обнаружению цели и даче целеуказания наводчику, вследствие чего он сам стал оперировать только приборами 2-й группы. Задача же поражения цели то есть наведения оружия на цель и производство выстрела теперь ложилась на наводчика-оператора приборами 1-й группы. Задачу связи и командной управляемости на первых порах решал отдельный человек – радист (как правило, он совмещал задачу с функцией пулеметчика).
Данный принцип, позднее получивший меткое название как «охотник-стрелок», был реализован на советских танках серии KB всех марок, Т-34-85 обр. 1944 года и последующих боевых машинах. У немцев данное «нововведение» (в кавычках, потому что в военном флоте подобная схема в общей своей сути действовала, чуть ли не с незапамятных времен) было внедрено на легком танке Pz.Kpfw II и последующих моделях.
Так что же собственно, представляли из себя эти приборы на советских и немецких машинах тех времен? Я буду приводить в качестве примеров лишь некоторые из них. Конечно, внимательный читатель может обнаружить, что на КВ-1 или Т-34 ставились и другие прицелы. Но дело в том, что по мере совершенствования оптики советских танков, на машины различных годов ставились все более и более современные прицелы и приборы. Перечислять их все нет никакой возможности и приведет лишь к путанице. Потому я привожу только некоторые типовые модификации.
Итак, давайте сравнивать по порядку и по этапам войны.

1941 год

Все танки качественно произведены еще в мирное время, высококвалифицированными специалистами и при наличии всех необходимых для этого ресурсов.

Тяжелый танк КВ-1 (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел ТМФД-7 (увеличение 2,5х, поле зрения 15°),
– перископический прицел ПТ4-7 (увеличение 2,5х, поле зрения 26°),
– для стрельбы из курсового и кормового 7,62мм пулеметов ДТ использовались оптические прицелы ПУ,
– для подсвета цели в темное время суток на маске пушки был установлен прожектор.
Командир для обнаружения цели имел:
– командирскую панораму ПТ-К,
– 4 перископических наблюдательных прибора по периметру башни.
Кроме этого имелись две визирные щели в бортах башни.
Механик-водитель имел в своем распоряжении:
– 2 перископических наблюдательных прибора (на некоторых танках один) и смотровую щель, расположенную на ВЛД корпуса в центре.
Приводы наведения пушки по горизонтали электрические, по вертикали механические. Стабилизация отсутствует. Количество дневных оптических приборов – 11. Ночных оптических приборов – 1. Визирных щелей – 3. Командирская башенка отсутствует. Для стрельбы с закрытых позиций имелся боковой уровень. Особенность танка в том, что отечественные конструкторы сразу пошли по пути создания специализированного наблюдательного комплекса для командира, справедливо решив, что примитивная командирская башенка с узкими визирными щелями по ее периметру уже анахронизм так как через эти щели плохой обзор. Через каждую конкретную щель виден очень малый сектор, а при переходе от одной щели к другой командир на время упускает из виду обстановку и ее ориентиры.
С сожалением стоит признать, что командирский прибор ПТ-К танка KB-1 в этом плане также был еще далек от совершенства, хотя и позволял непрерывно наблюдать весь сектор в 360 градусов без отрыва взгляда от обстановки. Принцип «охотник стрелок» в танке реализован. Вот общая оценка приборов танка KB-1 американцами: «Прицелы великолепные, а смотровые приборы грубые, но удобные. Поле зрения весьма хорошее …» [1]. В целом для 1941 года приборное оборудование танка KB 1 было очень даже неплохим, если не сказать большего.

Средний танк Т-34 (экипаж 4 человека)

Наводчик (он же командир) для наведения на цель имел:
– телескопический прицел ТОД-6,
– для подсвета цели в темное время суток на маске пушки был установлен прожектор [2].
Радист-стрелок для стрельбы из переднего 7,62-мм пулемета ДТ использовал:
– оптический прицел ПУ (увеличение 3х).
Командир (он же наводчик) для обнаружения цели имел:
– командирскую панораму ПТ-К (на некоторых танка заменялась на поворотный, перископический прицел ПТ4-7),
– 2 перископических прибора по бортам башни.
Механик-водитель имел в своем распоряжении:
– 3 перископических наблюдательных прибора.
Приводы наведения пушки по горизонтали электрические, по вертикали механические. Стабилизация отсутствует. Количество дневных оптических приборов – 8. Ночных оптических приборов – 1. Визирных щелей нет. Командирская башенка отсутствует.
Как видим, по количеству оптических приборов танк Т-34 выпуска 1939-41 годов несколько уступал тяжелому танку КВ-1. Но главный его недостаток был в том, что на этом танке не был реализован принцип «охотник-стрелок». На Т-34 этих выпусков командир совмещал функции наводчика. Естественно в бою он мог увлечься визированием цели через телескопический прицел ТОД-6 (увеличение 2,5х, угол поля зрения 26°) и тем самым полностью потерять контроль за окружающей обстановкой. Я думаю, что нет нужды объяснять какому риску в такие моменты подвергался танк и его экипаж. В какой-то степени помочь командиру в обнаружении врага мог заряжающий. Потому по сравнению с тяжелым КВ-1, танк Т-34 первых выпусков все же существенно более «слепой».
Мнение американских специалистов об оптике Т-34: «Прицелы отличные, а смотровые приборы не отделаны, но весьма удовлетворительные. Общие пределы обзорности – хорошие» [1]. В целом приборное оборудование танка Т-34 предвоенного выпуска было вполне на уровне. Главный его недостаток – отсутствие наводчика в экипаже танка.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


Легкий танк Т-26 (экипаж 3 человека)

Этот танк я выбрал для рассмотрения по двум причинам. Во-первых, Т-26 был основным танком РККА в предвоенный период и был выпущен в количестве более 10000 шт. В начале Великой Отечественной войны доля этих танков в частях Красной Армии все еще оставалась значительной. Во-вторых, несмотря на достаточно неказистый внешний вид, Т-26 являлся первым советским танком, чья система управления огнем позволяла ему вести эффективный прицельный огонь с хода.
Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический, стабилизированный в вертикальной плоскости прицел ТОС-1 с блоком разрешения выстрела,
– перископический прицел ПТ-1,
– для подсвета цели в темное время суток на маске пушки были установлены 2 прожектора,
– для стрельбы из кормового 7,62-мм пулемета ДТ имелся диоптрический прицел.
Командир (он же заряжающий) для обнаружения цели имел только две визирные щели по бортам башни. Для поиска цели он также мог использовать панорамный прицел ПТ-1. Механик-водитель имел в своем распоряжении только визирную щель.
Таким образом, легкий танк Т-26, имея достаточно слабые средства для обнаружения цели, при этом имел отличные шансы эту цель (если ее все же удалось обнаружить) поразить.
Приводы наведения пушки по горизонтали и вертикали механические. Количество дневных оптических приборов – 2. Количество ночных оптических приборов – 2. Количество визирных щелей – 3. Командирской башенки нет. Сама идея стабилизации только прицела в танке Т-26 несомненно была более удачной чем американский подход к проблеме точности стрельбы с хода – стабилизации всего орудия с зависимой механической стабилизацией прицела от него. Несовершенный и маломощный стабилизатор ВН американского танка М4 «Шерман» не позволял точно удерживать пушку на цели, особенно при движении по сильно пересеченной местности. Увод при колебаниях корпуса все-таки был и при этом, так как прицел имел механическую связь с пушкой – терял свою цель и наводчик этого танка. Прицел ТОС-1 танка Т-26 уверенно держал цель в самых сложных условиях. При нажатии наводчиком на кнопку стрельбы, выстрел происходил в тот момент, когда ось орудия совмещалась с осью прицела, и цель поражалась. ТОС-1 имел увеличение 2,5х, поле зрения 15° и был рассчитан на прицельную стрельбу на дальность до 6400 м. Прицел ПТ-1 имел такое же увеличение, поле зрения 26° и дальность прицельного огня 3600 м. Принцип «охотник-стрелок» в целом реализован довольно сомнительно, так как командир танка имел весьма ограниченный набор средств для обнаружения цели и при этом еще и отвлекался на перезарядку орудия.
Необходимо отметить что из-за низкой квалификации и опасности в обращении, стабилизатор на ленд-лизовских танках М4 «Шерман» советские танкисты обычно отключали. Также для малограмотных солдатских экипажей РККА был вариант танка Т-26 с обычным телескопическим прицелом ТОП, аналогичному по характеристикам стабилизированному прицелу ТОС-1.

Легкий танк Pz.Kpfw III Ausf. G (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF.Sa (увеличение 2,4х).
Командир для обнаружения цели имел 5 визирных щелей в командирской башенке. Заряжающий мог пользоваться 4 визирными щелями по бортам башни.
Механик водитель располагал:
– поворотным перископическим смотровым прибором KFF.1 и 2 визирными щелями в корпусе танка спереди и слева.
Одна визирная щель в правом борту корпуса имелась и у радиста стрелка. Для стрельбы из курсового пулемета радист-стрелок использовал все ту же визирную щель.
Приводы наведения по горизонтали и вертикали механические. Количество дневных оптических приборов – 2. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 12. Командирская башенка есть.
Вызывает удивление более чем скудное оснащение этого немецкого танка какой либо оптикой вообще. Особенно яркий диссонанс получается при сравнении с советскими танками. Например, KB-1 имел аж 11 оптических приборов (!) против 2 у «тройки». В то же время у последней просто бросается в глаза огромное количество визирных щелей – аж 12 штук! Они, конечно, улучшали обзор из танка, но ослабляли его защиту и сами по себе являлись уязвимым местом в танке, при этом представляя опасность и для использующих их танкистов. Командир этого танка вообще был лишен каких бы то ни было оптических приборов наблюдения, кроме, разве что, собственного бинокля. Плюс в наличии командирская башенка, однако, опять же никакого приборного оборудования командирская башенка не имела, а через пять узких щелей видно было очень плохо.
Тут я считаю все же необходимым дать подробное пояснение того, почему визирную щель за полноценный оптический, наблюдательный прибор я не считаю. В случае с перископическим прибором, человек ведет наблюдение опосредованно, находясь под защитой брони. Сам же выходной зрачок прибора расположен намного выше – очень часто в крыше корпуса или башни. Это позволяет сделать площадь зеркала прибора достаточно большой и таким образом обеспечить необходимое поле зрения и углы обзора. Попадание в прибор пули или осколка в худшем случае приведет только к выходу данного прибора из строя. В случае с визирной щелью дело обстоит гораздо печальнее. Это просто узкая щель, прорезанная в броне, непосредственно через которую человек ведет наблюдение. Совершенно очевидно, что подобная конструкция является уязвимой и потенциально опасной. Последствия попадания в щель пули или снаряда могут быть различными – от повреждения органов зрения наблюдателя, то выхода из строя танка. Чтобы снизить до минимума вероятность попадания в смотровую щель пуль или осколков ее размеры делают минимальными, что в сочетании с толстой броней очень сильно сужает поле зрения через эту щель. Кроме того, для защиты глаз наблюдателя от случайно попавших в щель пуль или осколков она изнутри закрывается толстым бронированным стеклом – триплексом. Так что прильнуть к визирной щели человек не может – он вынужден смотреть через щель с некоторого расстояния, определяемого толщиной триплекса, что, естественно еще больше сужает сектор обзора. Так что, какими бы несовершенными ни были перископические приборы наблюдения танков КВ-1 и Т-34, они были априори на порядок лучше визирных щелей немецких танков. Данный недостаток был в некоторой степени компенсирован тактикой немецких экипажей, но об этом ниже.

Средний танк Pz.Kpfw IV Ausf. F (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF.Sa.
Командир для обнаружения цели имел 5 визирных щелей в командирской башенке. Наводчик и заряжающий могли использовать 6 визирных щелей расположенных на лобовой плите башни (две), на бортах башни (две) и на бортовых лючках башни (тоже две).
Механик-водитель имел:
– поворотный перископический прибор KFF.2 и широкую смотровую щель. Радист-стрелок располагал двумя смотровыми щелями.
В итоге: привод наведения по горизонтали электрический, по вертикали механический, стабилизации нет, командирская башенка есть, количество дневных оптических приборов – 2, количество ночных оптических приборов – 0, количество визирных щелей – 14 (!).
Таким образом можно сказать, что на начало войны наши танки еще мирного времени имели несравненно более богатое и разнообразное оснащение оптическими приборами, чем их немецкие оппоненты. При этом количество архаичных визирных щелей было сведено к минимуму (КВ-1, Т-26), либо они отсутствовали вовсе (Т-34). Отсутствие командирской башенки объясняется ее ненужностью на танках KB-1 и Т-34, (чтобы не увеличивать высоту танка) имеющих для обнаружения цели специализированные оптические наблюдательные приборы командира ПТ-К, обеспечивающие круговой обзор.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


1943 год

Этот период связан с исключительно тяжелым положением СССР. Огромные потери на фронте и захват противником обширных территорий страны не мог не сказаться на объемах и качестве выпускаемой продукции. В конструкцию советских танков вносились изменения направленные, главным образом, на упрощение и удешевление их конструкции. На заводах у станков стояли уже не квалифицированные рабочие, а зачастую женщины и дети. Экипажи танков также набирались из людей, не имеющих достаточной подготовки в этом деле, что в сочетании с не очень грамотной организацией управления войсками породило выражения вроде: «Танк воюет в среднем пять минут» и т.п.
Естественно, что это наложило отпечаток на комплектацию и облик советских танков этого периода. Если говорить конкретно про оптику, то советские танки лишились оптического прожектора для подсвета целей ночью, так как в условиях интенсивного обстрела он очень быстро приходил в негодность. От него на большинстве танков отказались еще в начале войны.
Оптические, перископические наблюдательные приборы на самом массовом танке Т-34 в некоторых местах заменялись на простые визирные щели. Отказались от оптических прицелов для пулеметов, заменив их диоптрическими. Явный регресс, но иного выхода тогда не было. Часто танк лишался даже необходимых ему в бою прицелов и приборов. В этом смысле советским танкам выпуска 1942-43 годов было далеко до их же предвоенных родственников.
В то же время нельзя не отметить тех правильных выводов, которые сделали советские военные и конструкторы. Сначала был создан скоростной тяжелый танк КВ-1С (скорость до 43 км/ч по шоссе). А вскоре, в ответ на появление у немцев тяжелого танка Pz.Kpfw VI «Тигр» у нас появилась новая модель – КВ-85 с мощной и точной 85-мм пушкой Д-5Т, обновленными прицелами и приборами управления огнем в полностью новой просторной башне. Этот высокоподвижный (относительно, конечно) танк с мощным вооружением, отличной оптикой и защитой лучше, чем у немецкого танка «Пантера» в умелых руках оказался очень эффективным средством борьбы с вражескими танками любого типа (исключением был разве что «Королевский тигр»).
Был модернизирован и основной средний танк Т-34, который также получил новые приборы и командирскую башенку. Немецкая промышленность, хотя и страдала от бомбардировок, но в описываемый период все еще могла вполне комфортно и качественно выпускать танки, не особо экономя на них.

Тяжелый танк КВ-1С (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел 9Т-7,
– перископический прицел ПТ4-7.
Командир для обнаружения цели имел:
– 5 перископических приборов в командирской башенке,
– для стрельбы из кормового 7,62-мм пулемета ДТ командир использовал диоптрический прицел.
Заряжающий для наблюдения за окружающей обстановкой имел:
– 2 перископических прибора в крыше башни. Кроме того, в его распоряжении были 2 визирные щели по бортам башни.
Радист-стрелок для наблюдения имел только диоптрический прицел курсового 7,62-мм пулемета ДТ.
Механик-водитель наблюдал за обстановкой через:
– перископический прибор в крыше корпуса. Кроме того, он имел визирную щель в центре ВЛД корпуса.
Привод наведения по горизонтали электрический, по вертикали – механический. Стабилизации нет. Командирская башенка есть. Количество дневных оптических приборов – 10. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 3. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».

Тяжелый танк КВ-85 (экипаж 4 человека)

Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел 10Т-15 (увеличение 2,5х, поле зрения 16°),
– перископический прицел ПТ4-15.
Имелся боковой уровень для стрельбы с закрытых позиций.
Командир для обнаружения цели использовал:
– перископический вращающийся прибор МК-4 дающий сектор обзора 360°. В качестве резервного средства наблюдения имелись 6 визирных щелей в командирской башенке. Для стрельбы из кормового 7,62-мм пулемета ДТ использовался оптический прицел ПУ.
Заряжающий вел наблюдение через:
– перископический прибор МК-4. В дополнение к нему в бортах башни имелись 2 визирные щели.
Механик водитель использовал:
– 2 перископических прибора МК-4 и визирную щель в центре ВЛД корпуса.
Привод наведения по горизонтали электрический, по вертикали механический. Стабилизации нет. Командирская башенка есть. Количество дневных оптических приборов – 7. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 9. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».
Отличительной особенностью танка было, то, что его просторное боевое отделение обеспечивало хорошие условия обитаемости и удобство обслуживания точной и скорострельной 85-мм пушки Д-5Т-85, которая без труда пробивала лобовую броню «Тигра» с дистанции 1000-1200 м, то есть на дистанции ДПВ [3]. При этом командир танка для обнаружения целей получил в свое распоряжение качественный широкоугольный перископический призматический прибор МК-4, который позволял ему без отрыва взгляда, плавно прослеживать весь круговой сектор с широким углом поля зрения. Таким образом, командиру КВ-85, в отличие от командиров немецких машин, не было нужды открывать люк и высовывать голову из танка, подвергая себя опасности (отечественные снайперы, например, так и следили за командирскими люками немецких танков).
В качественном и количественном отношении КВ-85 был оснащен оптикой как минимум не хуже, чем любой иностранный танк, в том числе и «Тигр» с «Пантерой». Именно приборы ПТ-К и МК-4 и стали зародышами прицельно-наблюдательных командирских комплексов советских послевоенных основных боевых танков.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


Средний танк Т-34 (экипаж 4 человека)

Этот самый массовый отечественный танк. В 1943-м году выпускался аж на шести заводах с множеством предприятий-смежников, а потому представляет собой настоящий «конструктор для взрослых». Несмотря на огромное количество выпущенных экземпляров (более 60 000 шт.) навряд ли удастся встретить даже два полностью одинаковых танка. Часть предприятий, занимавшихся выпуском Т-34, в годы войны были переориентированы на выпуск оного уже в ходе войны и изначально выпуском подобной продукции не занимались. Естественно о качестве изделия и его хорошей комплектации, как то имело место в предвоенные годы, в 1942 году смело можно было забыть. Танки Т-34 выпускались в это время предельно «ободранные» и упрощенные. Качество сборки узлов и агрегатов позволяло доехать своим ходом от ворот завода до места сражения. Несмотря на столь печальную ситуацию и здесь нашлось место некоторым новшествам, внедренным в конструкцию этого народного, массового танка.
Наводчик (он же командир) для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел ТМФД-7,
– перископический прицел ПТ4-7.
Командир (он же наводчик) для обнаружения цели имел:
– перископический прибор МК-4 на командирской башенке. В качестве резервного средства наблюдения имелось 5 визирных щелей по периметру командирской башенки.
Заряжающий в своем распоряжении имел:
– перископический прибор МК-4. В дополнении к этому имелись 2 визирные щели по бортам башни.
Механик-водитель вел наблюдение через:
– 2 перископических прибора, расположенных в его люке.
Радист-стрелок средств наблюдения, кроме диоптрического прицела его пулемета не имел.
Приводы наведения по горизонтали электрические, по вертикали – механические. Стабилизации нет. Командирская башенка есть. Количество дневных оптических приборов – 6. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 7. В танке не реализован принцип «охотник-стрелок» и это один из серьезных его недостатков.
Один человек (командир, он же наводчик) не в состоянии был обслуживать приборы обоих функциональных групп и ему было очень сложно разделить контуры внимания на эти две позиции. Обычно охотничий азарт заставлял командира по долгу смотреть в телескопический прицел ТМФД-7. При этом ему уже не было дела до командирской башенки с установленным в ней специализированным прибором МК-4. Поиск цели командиру-наводчику было удобнее производить через расположенный рядом перископический прицел ПТ4-7. Этот прицел имел поле зрения 26° и мог вращаться, обеспечивая тем самым угол обзора в 360°. По этой причине командирская башенка на Т-34-76 не прижилась и на многие танки этого типа она не устанавливалась вовсе. Еще сильнее снижало обзорность плохое качество стекла этого периода используемого для оптики танка.
Вот мнение американских специалистов об оптике танка Т-34 выпуска 1942 года: «Конструкция прицела признавалась прекрасной, даже лучшей в мире из известного американским конструкторам, но качество стекла оставляло желать лучшего» [4]. Однако уже в середине 1943-го года Изюмский завод оптического стекла (эвакуирован в 1942 году) смог поднять качество выпускаемой продукции до мировых стандартов. При этом, по своей конструкции отечественные прицелы всегда были как минимум в «первой тройке».

Средний танк Pz.Kpfw IV Ausf. H (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF.Sf.
Командир для обнаружения цели имел 5 визирных щелей в командирской башенке.
Механик-водитель имел:
– поворотный перископический прибор KFF.2 и широкую смотровую щель.
Радист-стрелок располагал только диоптрическим прицелом пулемета.
Приводы наведения по горизонтали электрические (на некоторых танках механические), по вертикали механические, стабилизации нет. Командирская башенка есть. Количество дневных оптических приборов – 2. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 6.
В конструкцию танка были внесены изменения направленные на максимальное увеличение огневой мощи и защищенности. При этом оснащение танка приборами и оптикой было сильно упрощено. С установкой бортовых противокумулятивных экранов пришлось ликвидировать визирные щели на бортах корпуса и башни. На части танков отказались и от электрического привода поворота башни! Потом отказались и от перископического прибора механика водителя KFF.2, так что всю оптику этого танка стал составлять лишь один единственный прицел наводчика.

Тяжелый танк Pz.Kpfw VI. Ausf E «Тигр» (экипаж 5 человек)

Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF.9b (увеличение 2.5х, угол поля зрения 23°). Для наблюдения за местностью он мог использовать визирную щель в левом борту башни.
Командир для обнаружения цели использовал 6 визирных щелей в командирской башенке. Заряжающий мог пользоваться:
– перископическим прибором в крыше башни и визирной щелью в правом борту башни.
Механик водитель использовал:
– визирную щель и неподвижный перископический прибор в крышке люка.
Радист-пулеметчик пользовался:
– оптическим прицелом KZF.2 7,92-мм пулемета и неподвижным перископическим прибором в крышке люка.
В итоге танк имел приводы наведения по горизонтали и вертикали гидравлические, стабилизации нет, командирская башенка есть, количество дневных оптических приборов – 4. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 9. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».
Как видно, отличие этого танка от его более легких собратьев в основном лишь в том, что часть вспомогательных визирных щелей (заряжающего, стрелка, механика) была заменена на неподвижные перископические приборы. В то же время в распоряжении командира для поиска целей имелась все та же пресловутая командирская башенка с узкими и слепыми «визирными щелями», которая на советских танках в это время уже использовалась как резервная (исключение составлял лишь KB-1C).
Главное достоинство этого танка и его же один из основных недостатков: гидравлические приводы горизонтального и вертикального наведения. Это позволяло наводчику без физических усилий точно наводить пушку на цель. Но были и недостатки: крайне медленное вращение башни и высокая пожароопасность всей системы. Советские танки имели электрический механизм поворота башни (МПБ) и ручное вертикальное наведение. Это обеспечивало высокую скорость вращения башни и позволяло им очень быстро перебрасывать пушку на вновь обнаруженную цель, но прицелиться сразу точно с непривычки было сложновато. Неопытным наводчикам приходилось потом доводить вручную.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


1945 год

Период можно охарактеризовать как исключительно сложный для промышленности Германии. Тем не менее, агонизирующий «третий рейх» судорожно пытался найти чудо-оружие способное повернуть вспять ход войны. Не имея возможности выпускать БТВТ в потребных масштабах, сравнимых с объемами выпуска таковой в СССР и США, вермахт принял единственное возможное, как тогда считали, решение: создать пусть сложный и дорогой, но при этом способный на голову качественно превзойти оппонентов образец [5]. Превзойти «на голову», к слову, так и не удалось. Тем не менее, данный период интересен появлением таких монструозных конструкций, как тяжелый танк «Королевский тигр», самоходное орудие «Ягдтигр», сверхтяжелый танк «Маус». Более-менее жизнеспособным экземпляром оказался лишь тяжелый танк Pz.Kpfw VI Ausf. В «Королевский тигр» или «Тигр II». Так же нельзя не отметить появление на поле боя нового, тяжелого танка Pz.Kpfw V «Пантера» и самоходного орудия «Ягдпантера», созданного на его базе.
В отличие от Германии, маховик советской мощи, в том числе и промышленной, продолжал раскручиваться. Был создан новый тяжелый танк ИС-2. Танк был вооружен исключительно мощной 122-мм нарезной пушкой Д-25Т, которая легко пробивала лобовую броню любого немецкого танка на всех дистанциях танкового боя того времени. ИС-2 не был специализированным противотанковым средством – для этой роли скорострельность его орудия была явно недостаточной. Это был тяжелый танк прорыва. Тем не менее, в случае дуэли с каким либо немецким танком, попасть по нему ИСу требовалось только один раз. «Один-два-два» как правило, делала гибель любого немецкого танка мгновенной и яркой. В соответствии с этими ТТХ и выработалась тактика применения танка ИС-2 против вражеской бронетехники. Теперь нашим танкистам не было нужды чуть ли не в упор сближаться с немецкой «кошкой» – за пробивную мощь Д-25Т можно было не беспокоиться. Как раз наоборот, необходимо было как можно раньше заметить врага и, повернувшись к нему лбом, начать спокойно расстреливать его с такой дистанции, на которой 75-мм пушки «Пантер» и 88-мм пушки «Тигров» были еще бессильны перед тяжелой броней танка ИС-2.
Для увеличения дальности эффективного огня мощной пушки для танка ИС-2 был разработан новый шарнирный, телескопический, монокулярный прицел ТШ-17, который обладал 4-кратным увеличением.
Танк ИС-2 был создан еще в 1943-м году. В 1944-м его усовершенствовали. А в 1945-м был создан сверхмощный тяжелый танк ИС-3, на долгие годы определивший путь развития советских тяжелых танков.
Весьма удачный и эффективный тяжелый танк KB-85 был снят с производства (было выпущено 148 танков KB-85 с 85-мм НП Д-5Т, один танк KB-100 со 100-мм НП Д-10Т и один танк KB-122 со 122-мм НП Д-25Т) в пользу выпуска ИС-2, а роль танка-истребителя перешла к более дешевому и технологичному Т-34-85. Этот средний танк появился в 1944 году на базе знаменитой «тридцатьчетверки» ранних выпусков. Он был весьма подвижен, хорошо справлялся с немецкими средними машинами, правда против «Тигров» и «Пантер» Т-34-85 все же пасовал – сказывался более низкий уровень бронирования. Качество изготовления танка уже соответствовало мировым стандартам. То же самое можно сказать и об американском среднем танке М4 «Шерман» поставлявшимся в СССР по Ленд-Лизу.

Средний танк Т-34-85 (экипаж 5 человек)

Эта машина – результат глубокой модернизации танка Т-34. На расширенном погоне установили новую просторную башню на три человека с усиленной броней. В зависимости от модификации танк мог оснащаться 85-мм нарезными пушками Д-5Т или С-53. Обе пушки идентичны по баллистике. В составе экипажа появился наводчик (наконец-то, в 1944-м году!) в результате чего принцип «охотник-стрелок» был реализован. Существенно обновилось приборное оборудование.
Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел ТШ-16 (увеличение 4х, поле зрения 16°),
– перископический панорамный прицел ПТК-5, а также боковой уровень для стрельбы с закрытых позиций.
Командир для обнаружения целей имел:
– перископический наблюдательный прибор МК-4 в командирской башенке. В качестве резервного средства имелись 5 визирных щелей в командирской башенке.
Наводчик располагал:
– перископическим наблюдательным прибором МК-4 в крыше башни.
Стрелок для стрельбы из курсового 7,62-мм пулемета ДТ использовал:
– телескопический прицел ППУ-8Т.
Механик-водитель вел наблюдения через:
– 2 перископических прибора наблюдения в крышке люка.
Для танка был разработан стабилизатор вооружения СТП-С-53 в вертикальной плоскости, но из за низкой надежности внедрять его не стали [6]. Таким образом, привод наведения по горизонтали электрический, по вертикали – механический. Командирская башенка есть. Стабилизации нет. Количество дневных оптических приборов – 7. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 5. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».

Тяжелый танк ИС-2 (экипаж 4 человека)

Наводчик для наведения на цель имел два прицела:
– телескопический прицел ТШ-17 (увеличение 4х, поле зрения 16°),
– перископический прицел ПТ4-17. Боковой уровень для стрельбы с закрытых позиций.
Командир для обнаружения целей имел:
– перископический вращающийся прибор МК-4 дающий сектор обзора 360°. В качестве резервного средства наблюдения имелись 6 визирных щелей в командирской башенке,
– телескопический прицел ППУ-8Т использовался для стрельбы из кормового 7,62-мм пулемета ДТ,
– коллиматорный прицел К8-Т – для стрельбы из зенитного 12,7-мм пулемета ДШК.
Заряжающий вел наблюдение через:
– перископический прибор МК-4. В дополнение к нему в бортах башни имелись 2 визирные щели.
Механик водитель использовал:
– 2 перископических прибора МК-4 и визирную щель в центре ВЛД корпуса.
Приводы наведения пушки по горизонтали электрические, по вертикали – механические. Командирская башенка есть. Количество дневных оптических приборов – 8. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 9. Стабилизации нет. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».
Рассказывая про оптику советских танков последнего года войны необходимо отметить, что некоторые из них были оборудованы активными инфракрасными ночными приборами наблюдения механика-водителя. Эти отечественные приборы тогда были еще очень несовершенны и обеспечивали дальность видения в полной темноте не более 20-25 метров. Тем не менее, они позволяли механикам-водителям вполне уверенно вести танк ночью без включения демаскирующих их обычных фар. Так как данные приборы использовались только для управления танком, а не для стрельбы из него, я не стал вносить их в комплектации рассматриваемых в статье советских танков.

Тяжелый танк ИС-3 (экипаж 4 человека)

Этот сверхмощный танк был создан уже в самом конце войны на базе узлов и агрегатов тяжелого танка ИС-2 и в боевых действиях с Германией участия не принимал. ИС-3 обладал очень совершенной и тщательнейшим образом рассчитанной баллистической формой корпуса и башни. При курсовых и бортовых углах практически любая точка попадания в этот танк давала рикошет. Все это сочеталось с сумасшедшей толщиной брони (башня по кругу – до 220 мм!) и малой высотой корпуса. Ни один танк того времени практически ничего не мог поделать с броней ИС-3, собственная 122-мм пушка которого вполне уверенно брала, в общем-то, любой танк того времени на всех дистанциях (с «Королевским тигром» конечно похуже, но и он был вполне проницаем). Усилили и огневую мощь. Командир этого танка впервые в мире получил систему автоматического целеуказания наводчику.
Это нововведение оказалось очень полезным и в несколько видоизмененном варианте используется и на современных танках. Преимущество танка, оснащенного подобной системой, очевидно и вот почему. Если в бою встречаются два танка, близкие по ТТХ, то победу обычно одерживает тот, кто первым смог обнаружить врага. На эту тему я уже начинал рассуждать в начале статьи и сейчас подведу логическое ее завершение. Если оба танка увидели друг друга одновременно или почти одновременно, то победит тот, кто первым откроет прицельный огонь и поразит врага. Время от момента обнаружения цели до момента открытия по ней прицельного огня называется «временем реакции на цель». Это время включает в себя:
1. Время необходимое для заряжания пушки нужным типом боеприпаса и подготовки пушки к выстрелу.
2. Время необходимое для того, чтобы наводчик увидел обнаруженную ранее командиром цель в объективе своего прицела.
3. Время нужное наводчику для того, чтобы точно прицелиться и произвести выстрел.
Если с первым и третьим пунктами все понятно, то второй пункт требует пояснения. Во всех предыдущих танках командир после того как он обнаружил цель через свои приборы, начинал голосом (через ТПУ естественно) объяснять наводчику а где же именно она находиться. При этом пока командир сможет подобрать верные слова для описания места цели, пока наводчик поймет, где же она находится, пока он сможет «нащупать» ее своим прицелом, обладающим сравнительно узким полем зрения… На все это уходили драгоценные секунды, которые в некоторых отчаянных ситуациях становились роковыми для танкистов.
На новом танке ИС-3 все было по другому. Командир, обнаружив цель через свой командирский призматический прибор МК-4 (впоследствии на ИС-3М заменен на командирский перископический, стереоскопический прибор ТПК-1 имеющий переменную 1х–5х кратность увеличения) и ни слова не говоря наводчику, просто нажимал на кнопку. Башня автоматически поворачивалась в ту сторону, куда смотрел командирский прибор МК-4 и цель оказывалась в поле зрения прицела наводчика. Дальше – дело техники. Все легко и просто – увидел цель, пара секунд и наводчик уже целиться в нее.
Еще одна особенность танка ИС-3 – отказ от командирской башенки, которая давала «отличный обзор» местности по данным некоторых историков БТВТ. Из предыдущих пояснений понятно, что в советских танках командир искал цель через специальный командирский прибор: ПТ-К или МК-4 – не суть важно. Важно, что визирные щели в командирской башенке были оставлены в качестве резервного средства (в случае повреждения командирского прибора, например) и в реальности ими почти не пользовались. Обзор через них был не сравним с обзором через МК-4. Вот и решили на ИС-3, чтобы не увеличивать массу и высоту машины, полностью отказаться от этого анахронизма (как оказалось, все же рановато). Следствием этого стала большая мертвая зона командирского прибора в направлении вправо–вниз (особо она ощущалась при наклоне танка на левый борт). Ушли в прошлое и визирные щели в броне танка.
Итак, ИС-3. Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел ТШ-17.
Для наблюдения за местностью он располагал:
– перископическим наблюдательным прибором МК-4. Имелся боковой уровень для стрельбы с закрытых позиций.
Командир для обнаружения целей использовал:
– перископический наблюдательный прибор МК-4 с системой автоматизированного целеуказания ТАЭН-1,
– коллиматорный прицел К8-Т для стрельбы из 12,7-мм зенитного пулемета ДШК.
Заряжающий имел:
– перископический наблюдательный прибор МК-4 в крыше башни.
Механик-водитель в боевом положении вел наблюдение через:
– перископический наблюдательный прибор МК-4.
В походном положении он вел танк высунув голову из люка.
Выгодной отличительной особенностью ИС-3 был так называемый «щучий нос», где ВЛД состояла из трех расположенных под углом друг к другу броневых листов. Помимо усиленной снарядостойкости такая форма носа позволяла механику водителю танка ИС-3 спокойно залезать и вылезать из танка при пушке повернутой прямо на нос и нулевом угле ее возвышения. И это несмотря на придвинутую к носовой части башню. Было бы здорово, если бы на эту замечательную конструкцию обратили бы свой взор создатели современных отечественных основных боевых танков. И башню не надо будет все время повернутой в сторону держать и механикам-водителям жизнь бы облегчили.
Приводы наведения по горизонтали электрические, по вертикали – механические. Стабилизации нет. Командирской башенки нет. Количество дневных оптических приборов – 6. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 0. В танке хорошо реализован принцип «охотник-стрелок».
Позже был создан модернизированный вариант этого танка ИС-3М, в котором были усовершенствованны прицелы и приборы управления огнем, внедрены приборы ночного видения, а боекомплект танка пополнился новыми оперенными бронебойно-подкалиберными снарядами (БОПС) к 122-мм пушке Д-25Т, способными с дистанции 1000 м пробить по нормали броню толщиной 300 мм.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


Тяжелый танк Pz.Kpfw V. Ausf G. «Пантера» (экипаж 5 человек)

Вообще-то, по немецкой классификации «Пантера» был средним танком, но по нашей классификации все, что тяжелее 40 тонн считалось тяжелым танком. А «Пантера» весила 46,5 тонн. Советский примерный аналог этой немецкой «кошки» был КВ-85, который был весьма близок к ней по своим ТТХ. Танк получился у немцев довольно неплохой, хотя по своей «философии» это был образец чисто германского подхода к проектированию танков.
Изюминкой «Пантеры» было то, что небольшая часть танков этого типа получили активные инфракрасные ночные приборы наблюдения командира Sperber FG 1250. Этот прибор был установлен на командирской башенке танка и был предназначен не для стрельбы, а для обнаружения целей командиром в темное время суток. Состоял он из конвектора изображения и инфракрасного прожектора, предназначенного для подсвета цели ИК-лучом. Дальность видения прибора ночью по современным меркам была невелика – около 200 м. При этом наводчик таким прибором не располагал и в свой прицел ночью не видел ровным счетом ничего, так же как и наводчики любых других танков того времени. А потому вести прицельный огонь ночью все равно не мог. Стрельба велась вслепую по словесным подсказкам командира. Точно так же механик водитель вел танк ночью, ориентируясь исключительно на команды командира танка. Однако даже в таком виде эти приборы обеспечили «Пантерам» преимущество ночью перед советскими танками и танками союзников. Естественно они были намного современнее первых отечественных ночных приборов, упомянутых мною при описании тяжелого танка ИС-2. Существование у врага такого «ночного» варианта «Пантер» приводило к некоторой нервозности экипажей советских танков в темное время суток.
Наводчик для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF-12A (имел переменную кратность увеличения 2,5х-5х и в соответствии с этим меняющееся поле зрения 30°-15°).
Командир для обнаружения целей имел:
– 7 перископических приборов наблюдения в командирской башенке,
– активный инфракрасный прибор ночного видения Sperber FG 1250 (дальность виденья ночью до 200 м).
Заряжающий приборов наблюдения не имел.
Механик-водитель вел танк, пользуясь:
– поворотным перископическим прибором наблюдения.
Радист-стрелок имел:
– оптический прицел KZF.2 7,92-мм пулемета MG.34 и перископический прибор наблюдения.
Приводы наведения по горизонтали и вертикали гидравлические. Командирская башенка есть. Стабилизации нет. Количество дневных оптических приборов – 10. Количество ночных оптических приборов – 2. Количество визирных щелей – 0. В танке реализован принцип «охотник-стрелок». Имелась система продувки ствола сжатым воздухом, что уменьшало загазованность боевого отделения. Советские танки того времени обходились только ВУ боевого отделения.
Данный танк, по сути, вобрал в себя все лучшее, что могла дать германская промышленность того времени. На последние модификации танка (Ausf F) даже ставились оптические дальномеры. «Пантеры» были грозным противником для отечественных и американских средних танков (наиболее часто встречавшихся на поле боя). В то же время ее органические недостатки обусловленные «немецким» подходом к проектированию, а именно: большие размеры, что при массе в 46,5 т сделало ее защиту хуже, чем у советского танка КВ-85 такой же массы и намного хуже, чем у ИС-2. Явное несоответствие калибра орудия 75 мм таким размерам и массе.
В итоге танк плохо выдерживал боевое соприкосновение с советскими тяжелыми танками типа ИС-2. Известен случай полного поражения «Пантеры» 122-мм бронебойным снарядом танка ИС-2 с дистанции 3000 м. 85-мм пушки КВ-85 и Т-34-85 проблем с этим немецким зверем тоже не имели.
Также интересно отметить то, как менялся облик немецких танков в ходе войны. Немцы поначалу очень гордились удобством своих танков. Их легкие и средние танки начала войны так и пестрели многочисленными люками, лючками, визирными щелями и пробками. На примере «Пантеры» видно, что немцы в конечном итоге пошли по пути советских конструкторов. Количество отверстий в броне «Пантеры» сведено к минимуму. Визирные щели и пробки отсутствуют полностью.
Ночных вариантов «Пантер» было выпущено очень мало и они утонули в массе своих обычных, «дневных» братьев-близнецов. Однако я счел нужным подробно остановиться на этой модели, так как в противном случае умалчивание про них можно расценить как подыгрывание советским танкам. Я же имею смелость претендовать хоть на какую-то объективность.

Тяжелый танк Pz.Kpfw VI. Ausf В. «Королевский тигр» (экипаж 5 человек)

Этот танк был создан уже под самый конец войны в тщетной попытке превзойти по качеству наступающие советские танки. Естественно «немецким качеством» в этих танках уже и не пахло. Все было сделано очень грубо на скорую руку (примерно как Т-34 в 1942-м году). Его 88-мм пушка от самоходной установки «Фердинанд» была достаточно эффективна, но сам танк, представляющий из себя некое подобие увеличенной «Пантеры», получился сколь тяжелым и малоподвижным, столь и ненадежным. Иными словами сверхтяжелый танк немецким конструкторам создать удалось. Хороший танк – нет. И опытные немецкие танкисты все же предпочитали использовать обычные «Тигры».
Вот слова авторитетного немецкого танкиста Отто Кариуса (воевал на Pz.38(t), «Тигре», «Ягдтигре») на счету которого по некоторым данным около 150 уничтоженных танков и самоходок: «Если вы про Konigstiger (Тигр II), то я не вижу никаких реальных усовершенствований – более тяжелый, менее надежный, менее маневренный» [7]. Конечно Отто Кариус отчасти лукавит, так как он очень любил свой обычный «Тигр». Например, броню «Королевского тигра» с обычным «Тигром» даже не сравнить, но в целом его оценка достаточно верная.
Наводчик «Королевского тигра» для наведения на цель имел:
– телескопический прицел TZF-9d/l (имел переменную кратность увеличения 3х–6х).
Командир для обнаружения целей имел:
– 7 перископических приборов наблюдения в командирской башенке.
Заряжающий использовал:
– перископический прибор наблюдения в крыше башни.
Радист-стрелок пользовался:
– оптическим прицелом к 7,92-мм пулемету MG.34 KZF.2,
– перископическим прибором в крыше корпуса.
Механик-водитель вел наблюдение через перископический прибор наблюдения.
Таким образом, приводы наведения по горизонтали и вертикали гидравлические, стабилизации нет, командирская башенка есть, количество дневных оптических приборов – 11. Количество ночных оптических приборов – 0. Количество визирных щелей – 0. В танке реализован принцип «охотник-стрелок».

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


В ходе анализа сравнительных характеристик прицелов и приборов наблюдения отечественных и немецких танков, комплектации этими приборами танков и их функционального распределения, сам собой напрашивается вывод не подтверждающий распространенное мнение о «качественной оптике» немецких танков и «плохом» секторе обзора у советских. Иными словами – это очередной укоренившийся многократным повторением миф.
Как видно из сравнительных таблиц, советские танки изначально, еще до войны имели в среднем более богатое оснащение оптикой, нежели их немецкие оппоненты, если не считать «ложку дегтя» в виде небольшого количества «Пантер» с ночными приборами наблюдения. Там где у немецких танков был один прицел, советские располагали двумя. Там, где у советских танков был специализированный командирский прибор для обнаружения целей, немецкие обходились примитивной башенкой с узкими визирными щелями. Там, где у немецких танков были визирные щели – советские имели перископические приборы.
Остановимся на некоторых из этих позиций поподробнее.
Что такое два прицела? В бою танковый прицел легко может быть если не разбит, то элементарно заляпан грязью. Советский наводчик мог использовать второй прицел, а первый привести в порядок после боя в спокойной обстановке. В аналогичной ситуации немецкий танк превращался в небоеспособную «боксерскую грушу». Его необходимо было либо выводить из боя, ослабляя на время свои силы, либо прямо в бою кому-то из членов экипажа вылезать с тряпкой и протирать его. Чем это могло обернуться, думаю нет нужды объяснять.
В чем перископический прибор лучше простой визирной щели уже объяснялось выше.
Теперь по поводу командирских приборов первой функциональной группы, то есть предназначенных для обнаружения целей. В деле создания таких наблюдательных приборов, а позже и прицельно-наблюдательных комплексов командира на их базе, мы опередили немцев на всю войну. Даже довоенные танки KB-1 и Т-34 имели специальный командирский панорамный вращающийся прибор ПТ-К и его модификации. Немецкие танки на протяжении всей войны не обладали такими устройствами. У всех моделей немецких танков для обзора местности командиром имелись лишь командирские башенки, на которых, правда, впоследствии визирные щели были заменены на 6-7 перископических приборов, дающих большее поле зрения. Командирская башенка у советских танков появилась было, но очень скоро (на ИС-3) от нее отказались за ненадобностью. Таким образом, разговоры об «отличном» секторе обзора у немецких танков не соответствуют действительности. Устраняли этот недостаток обзорности своих танков немецкие командиры очень простым и оригинальным способом. Если вы слышите речь о большом секторе обзора у немецких танков, то вам в первую очередь должны представляться такие картины:

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


Сразу бросается в глаза торчащая из люка голова командира. Вот в этом и есть объяснение прекрасной обзорности из немецких танков. Практически все командиры немецких танков даже в бою постоянно высовывались из люка и вели наблюдение за полем боя с помощью бинокля. Конечно, они сильно рисковали получить осколок или пулю снайпера в голову, но другого выхода у них совершенно не было. Изнутри танка им было ничего не видно.
Немецкий танкист Отто Кариус так комментировал эту проблему: «Командиры танков, которые задраивают люки в начале атаки и открывают их лишь после того, как цель достигнута, никуда не годятся иpли, по меньшей мере, второсортные командиры. Есть, конечно, шесть или восемь смотровых приборов, установленных по кругу в каждой башне для обеспечения наблюдения за местностью, но они хороши только для наблюдения за отдельными участками местности, ограниченными возможностью каждого отдельно взятого смотрового прибора. Если командир смотрит в левый прибор наблюдения, в то время как противотанковая пушка открывает огонь справа, то ему потребуется много времени, прежде чем он распознает ее изнутри наглухо закрытого танка.» … «Никто не станет отрицать, что многие офицеры и командиры танков погибли из-за того, что высовывали голову из танка. Но их смерть не была напрасной. Если бы они ехали с задраенными люками, то куда большее число людей нашло бы свою смерть или получило тяжелые ранения в своих танках. Значительные потери в танковых войсках русских свидетельствует о верности этого утверждения. К счастью для нас, они почти всегда ездили по пересеченной местности с наглухо задраенными люками. Конечно, каждый танковый командир должен быть осторожен, выглядывая наружу в ходе позиционной войны. Особенно по той причине, что за башенными люками танков постоянно наблюдали вражеские снайперы. Даже если командир танка высовывался на короткое время, он мог погибнуть. Я обзавелся складным артиллерийским перископом, чтобы от этого уберечься. Пожалуй, такой перископ следовало бы иметь на каждой боевой машине» [8].
Выводы Отто Кариуса хотя и близки к истине, но в корне своем абсолютно ошибочны. В процессе описания танков я уже давал объяснение того, в чем превосходство специализированного вращающегося командирского прибора наблюдения перед командирской башенкой с несколькими неподвижными визирными щелями или перископическими приборами. Процитирую самого себя: «командир танка для обнаружения целей получил в свое распоряжение качественный широкоугольный перископический призматический прибор МК-4 который позволял ему без отрыва взгляда, плавно прослеживать весь круговой сектор с широким углом поля зрения.» … «справедливо решив, что примитивная командирская башенка с узкими визирными щелями по ее периметру уже анахронизм т.к. через эти щели плохо видно. Через каждую конкретную щель виден очень малый сектор, а при переходе от одной щели к другой командир на время упускает из виду обстановку и ее ориентиры.»
Отто Кариус по сути именно это и имел ввиду, забыв что такая примитивная мера как «складной артиллерийский перископ» перевозимый в танке, в советских машинах по сути уже был реализован в виде командирских панорам и широкоугольных, поворотных, перископических, наблюдательных приборах командира.
Несколько слов о приборе МК-4. Он не являлся отечественной разработкой, а был копией английского прибора MK.IV. Вывод Отто Кариуса о том, что большие потери в танках мы несли из за того, что наши танковые командиры не высовывались в бою из люка, конечно является ошибочным. Командирам отечественных танков просто не было нужды высовываться из люков, так как в отечественном танке они имели все необходимые средства для качественного обзора местности. Причины больших танковых потерь СССР следует искать в другом месте, но об этом ниже.
Сравнение характеристик прицелов также не дает оснований считать прицелы советских танков плохими. Их конструкция вполне соответствовала мировому уровню того времени. Да, немцы экспериментировали со стереоскопическими прицелами и оптическими дальномерами, но распространения такие приборы тогда не получили.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


Таким образом, сравнительный анализ танковых прицелов также не подтверждает распространенного мнения об их «примитивности» на советских танках времен Второй Мировой войны. В чем-то были лучше немецкие, в чем-то – советские образцы. Отечественные танки лидировали в устройствах стабилизации, обзорно-прицельных систем, одними из первых получили электроспуск орудия. Немецкие танки были первыми в системах ночного видения, совершенства приводов наведения и устройствах продувки ствола после выстрела.
Но раз миф существует, значит какая-то почва для его возникновения все же была. Причин для утверждения данной точки зрения несколько. Рассмотрим вкратце некоторые из них.
Причина первая. Основной советский танк Т-34, в котором командир совмещал функции наводчика. Ущербность такого варианта управления очевидна и уже не раз пояснялась по ходу статьи. Сколь бы совершенными ни были приборы наблюдения танка, а человек один и разорваться он не может. Причем Т-34 был самым массовым танком войны и чисто статистически он гораздо чаще «попадался» противнику. Часто перевозимая на броне пехота помочь тут не могла – связи с танкистами пехотинцы не имели.
Причина вторая. Качество самого стекла используемого в прицелах. В самые тяжелые годы войны качество оптики отечественных прицелов и приборов было очень плохим по вполне понятным причинам. Особенно оно ухудшилось после эвакуации заводов оптического стекла. Советский танкист С.Л. Ария вспоминает: «Триплексы на люке механика-водителя были совершенно безобразные. Они были сделаны из отвратительного желтого или зеленого оргстекла, дававшего совершенно искаженную, волнистую картинку. Разобрать что-либо через такой триплекс, особенно в прыгающем танке, было невозможно» [9]. Качество немецких прицелов этого периода, оснащенных цейссовской оптикой было несравненно лучше. В 1945-м году ситуация изменилась. Советская промышленность довела качество оптики до необходимого уровня. Качество немецких прицелов этого периода (как и танков в целом) как минимум не стало лучше. Достаточно просто увидеть детальные фотографии «Королевского тигра» чтобы понять, что прежнего «немецкого качества» там уже нет.
Причина третья. Разница в уровне подготовки и тактике ведения боя. Не секрет, что уровень подготовки немецких танкистов был чрезвычайно высоким. Они имели достаточно времени на подготовку и располагали учебными танковыми полигонами, включающими все необходимое для этой цели. Кроме того, был у немцев и немалый боевой опыт борьбы с вражескими танками. Это сочеталось с относительной свободой командиров немецких танков и особой тактикой ведения боя. Немецких танкистов отличало умение «пастись» на поле боя, то есть, выбирая самые удобные позиции поджидать свою жертву.
Даже в наступлении немецкие танки двигались относительно медленно, предпочитая скорости, контроль за окружающей обстановкой. Все это происходило при четком взаимодействии со своей пехотой и наблюдателями. Такая тактика ведения боя, как правило, позволяла немецким танкам если не первыми, то по крайней мере вовремя обнаружить угрозу и адекватно на нее отреагировать: открыть по цели упреждающий огонь или укрыться на складками местности.
Наиболее близки к данному уровню подготовки и ведения боя были отечественные «элитные» тяжелые танки типа ИС-2. Их экипажи комплектовались только опытными военнослужащими, имеющими офицерские должности. Даже заряжающие имели ранг не ниже старшины. В атаки на максимальной скорости они не бросались, так как танку ИС-2 это было не нужно (122-мм пушка не требовала сближения с целью), да и должной скоростью ИС-2 не обладали. Потому тактика применения тяжелых танков ИС-2 была примерно такой же, как у немцев и в дуэльных ситуациях ИС-2 обычно выходили победителями. А вот со средними Т-34 дело обстояло несколько иначе. Их экипажи были обычно солдатскими, которые конечно тоже обучались и неплохо знали материальную часть своих танков, но уровень их боевой подготовки, тем не менее, существенно уступал немецкому. Кроме того, низкое могущество 76-мм пушек Ф-32/34/ЗиС-5 требовало максимально возможного сближения с целью. Все это и породило тактику атак на максимально возможной скорости.
Всякому должно быть понятно, что через нестабилизированные танковые оптические приборы наблюдения того времени и уж тем более через визирные щели, в скачущем по кочкам танке на скорости в 30-40 км/ч было видно только мелькание земли и неба. Контроль за окружающей обстановкой утрачивался начисто. Это характерно для любого танка того периода и не является основанием для того, чтобы считать обзорность именно танка Т-34 плохой. Его просто так использовали, а прицельная стрельба была возможна только с места. Если бы Отто Кариусу или Михаэлю Виттману приказали бы в лоб атаковать наши позиции и они бы с горы разогнали свой «Тигр» до 40 км/ч, то они абсолютно точно так же ничего не видели (если конечно не ехали бы в бой как обычно, высунув голову из люка) и навряд ли смогли бы уничтожить столько наших танков и САУ.
Подводя конечный итог хочется отметить, что на отечественных танках технически была реализована самая современная на то время компоновочная и функциональная схема обзорно-прицельных приборов. Однако в тяжелейший 1942 год войны вынужденная тактика применения средних танков, плохое качество стекла прицелов и некоторое отставание в танковых артсистемах (зачем для мощной 107-мм нарезной пушки ЗиС-6 потребовалось создавать огромные монстры типа КВ-3/-4/-5 и чем для этой пушки не подошел обычный, уже существующий КВ-1 с другой башней – лишь одному Богу известно) свело на нет эти преимущества на тот период времени. Но все эти проблемы были решены советскими конструкторами уже к 1944 году.

Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность


1. «Из истории испытаний танка Т-34» А. Бахметов, Г. Кандрашин, Ю. Спасибухов.
2. По терминологии тех лет – «фара боевого света».
3. Дальность прямого выстрела – расстояние, на котором снаряд на всей траектории полета не поднимается выше цели.
4. «Танковая мощь СССР». М. Свирин.
5. Решение оказалось ошибочным. Впрочем, на эти грабли наступили не только немцы, но и японцы создав свои знаменитые суперлинкоры «Ямато» и «Мусаси».
6. «Пушки советских танков (1945-1970 гг.)» А.Широкорад.
7. «Интервью с обер-лейтенантом Отто Кариусом».
8. «Тигры в грязи» О. Кариус.
9. «Я дрался на Т-34». А. Драбкин.
Автор: Григорий Малышев
Первоисточник: http://otvaga2004.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 22
  1. Братец Сарыч 15 сентября 2012 10:22
    Статья хоть и имеет наукообразный вид, но в целом несерьезна!
    Про то, что из танка вообще хреново видно, это не особо большое открытие автора! Он, кстати воспоминания советских танкистов читать не пробовал? Там практически везде описано, что любой командир советского танка торчал головой в люке, который практически никогда не закрывался!, к тому же чуть не единственный способ управления движением подразделения - махать флажками, а эти сигналы нив какой прибор не увидеть было, так что иной раз специально один из членов экипажа следил за командирской машиной, чтоб сигнал можно было понять и продублировать...
    Но если так хочется автору - все было просто чудесно...
    Братец Сарыч
    1. Nuar 15 сентября 2012 11:04
      Цитата: Братец Сарыч
      чуть не единственный способ управления движением подразделения - махать флажками
      точно, точно. А стрелок-радист - это сказки или, в лучшем случае, восковая кукла/бутафория.

      А то, что в статье танки рассматриваются в зависимости от времени производства и, соответственно, изминения конструкции - так это ж статью надо читать.
      1. Братец Сарыч 15 сентября 2012 15:17
        Вот что-то я не припомню, чтоб на начальном этапе войны кто-то в нашей армии пользовался радио - боялись рациями пользоваться, даже если и они и имелись в наличии...
        В библиотеке книжки читать не пробовали?
        Братец Сарыч
        1. datur 15 сентября 2012 19:49
          Братец Сарыч,ну да и воевать тоже боялись! belay - а вдруг че не так получится belay wink laughing типа немцам люлей надоют -а они ведь непобедимые!! что тогда будет? laughing
        2. Алекс 6 января 2014 18:19
          Цитата: Братец Сарыч
          Вот что-то я не припомню, чтоб на начальном этапе войны кто-то в нашей армии пользовался радио - боялись рациями пользоваться, даже если и они и имелись в наличии...
          Вот опять за рыбу деньги. Вам о приборах наблюдения и прицелах, а вы о рациях. Давайте по существу, а если сказать нечего - не засоряйте сеть.
    2. Гражданский 15 сентября 2012 16:49
      отличная статья автору несомненно плюс, было бы неплохо раскрыть тему истории ночных прицелов и приборов наблюдения, и про системы стабилизации, можно и отдельно!
    3. aviator46 15 сентября 2012 23:49
      И ещё одна причина, что командиры торчали из люков - отсутствие радиостанций, где то до 44-го года....поэтому и махали флажками.
      Р/С были в командирских машинах, немцы первыми их и старались уничтожить.
      aviator46
    4. Алекс 6 января 2014 18:16
      Цитата: Братец Сарыч
      к тому же чуть не единственный способ управления движением подразделения - махать флажками
      На городе бузина, а в Киеве - дядька. Автор анализирует оснащение советских и немецких танков оптическими приборами, а вы тут о средствах связи. Иди это такой метод спора - уход от темы.
  2. Kars 15 сентября 2012 11:12
    Тоже удивлялся.Веть не только количество приборов важно,но и качество и удобство использования.А в этом к сожелению мы не сильно преуспели в 1941-42
    Ещё 1940 году был отмечен и такой существенный недостаток танка, как неудачное размещение приборов наблюдения и их низкое качество. Так, например, смотровой прибор кругового обзора устанавливался справа сзади от командира танка в крышке башенного люка. Доступ к прибору был крайне затруднён, а наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мёртвое пространство 15 м. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, а также неудобное положение головы при наблюдении делали смотровой прибор совершенно непригодным к работе. По этой причине уже осенью 1941 года этот прибор был изъят. В итоге для кругового наблюдения можно было использовать только перископический прицел ПТ-4-7, но он позволял вести наблюдения в очень узком секторе – 26°Неудобно располагались и приборы наблюдения в бортах башни. Для того чтобы воспользоваться ими в тесной башне, необходимо было суметь извернуться. Кроме того, вплоть до 1942 года эти приборы (и у механика-водителя тоже) были зеркальными, с зеркальцами из полированной стали. Качество изображения было ещё то. В 1942 году их заменили на призматические, а в «улучшенной» башне были уже смотровые щели со стеклоблоками триплекс.

    В лобовом листе корпуса по обеим сторонам от люка механика-водителя под углом 60° к продольной оси танка располагались два зеркальных смотровых прибора. В верхней части крышки люка устанавливался центральный зеркальный перископический смотровой прибор. С начала 1942 года появился люк механика-водителя более простой формы с двумя призменными смотровыми приборами. Для защиты от пуль и осколков снарядов призмы закрывались снаружи откидными броневыми крышками, так называемыми «ресничками».

    Качество призм, сделанных из оргстекла желтоватого или зеленоватого оттенков, в приборах наблюдения было безобразным. Рассмотреть через них что-либо, да ещё в движущемся, раскачивающемся танке, было практически невозможно. Поэтому механики-водители, например, часто приоткрывали свой люк на ладонь, что позволяло им хоть как-то ориентироваться. Смотровые приборы механика-водителя, кроме того, очень быстро забивались грязью. Появление люка с «ресничками» позволяло хоть как-то замедлить этот процесс. В движении одна «ресничка» закрывалась, а водитель вёл наблюдение через другую. Когда она загрязнялась, открывалась закрытая.


  3. Емеля 15 сентября 2012 11:59
    По поводу КВ-1 и Т-34, отправленных для испытаний в США. Вполне возможно, что на них были установлены узлы и агрегаты, в том числе и приборы наблюдения лучшего качества, чем на серийные, сдаваемые армии. Либо лучшие из партии, сделанные рабочими более высокого класса, либо вообще довоенные.
    Емеля
    1. Konrad 16 сентября 2012 15:27
      Емеля,
      В СССР на экспорт всегда шло лучшее, на предприятиях ( продукция которых шла на экспорт) были специальные экспортные линии, отделы и пр. А себе, естественно, любое г. пойдет. Вот такая странная политика. Кстати, выпускаемые в США товары, по их мнению не соответствующие требованиям качества, имеют надпись " не для продажи в США "
      Konrad
  4. Isk1984 15 сентября 2012 12:23
    Мне лично статья понравилась , подробно вплоть до мелочей и плюсы и минусы лишний раз понимаешь, что советские конструкторы выполнили свою задачу с блеском поэтому парад в берлине 45года на ИС-3 закономерный результат
  5. bandabas 15 сентября 2012 12:39
    Читал О. Кариуса «Тигры в грязи». В некоторых местах он сам себе противоречит.
  6. Емеля 15 сентября 2012 14:33
    Цитата : "Отсутствие командирской башенки объясняется ее ненужностью на танках KB-1 и Т-34, (чтобы не увеличивать высоту танка) имеющих для обнаружения цели специализированные оптические наблюдательные приборы командира ПТ-К, обеспечивающие круговой обзор."
    Военные требовали установить командирскую башенку на Т-34 начиная с 1940 г. как раз для улучшения обзора, причиной для этого были неудовлетворительные результаты испытаний, цитирую по М. Свирин "Броневой щит Сталина": "...в сентябре-октябре 1940 г. танк Т-34 проходил испытания "на препятствиях" в 14-й т.д. Причем по распоряжению начальника АБТУ все препятствия были "применены к местности" и сооружены "согласно действующим уставам и наставлениям", то есть с соблюдением необходимых мер маскировки, и усилены штатными средствами – противотанковыми орудиями, пулеметными гнездами и минными полями. Танк должен был преодолеть маршрут по проложенной на полигоне трассе длиной около двух км, причем в задание членам экипажа входило обнаруживать и условно уничтожать ведением холостой стрельбы обнаруженные "вражеские" пулеметы и орудия, которые также должны были производить холостую стрельбу по танку.
    Все предложенные препятствия (овраг, частокол деревянных надолбов, обвитый колючей проволокой, болотистая теснина, контрэскарп, откос) танком были преодолены с оценкой "хорошо". Механик-водитель вел танк при открытой крышке люка и все решения принимал сам. Прочие же члены экипажа не могли сообщить о ходе испытаний практически ничего внятного, так как никто не видел ни позиций замаскированной 45-мм ПТА, ни окопов "вражеской пехоты", укрытых немного сбоку от маршрута. Лишь две условно уничтоженные пулеметные огневые точки могли как-то подсластить горькую пилюлю.
    В заключении по результатам испытания вновь констатировались недостатки обзорности из танка и прочие недочеты конструкции Т-34.".
    Замечу также, что немцы устанавливали на трофейные КВ-1, КВ-2 и Т-34 башенки от своих танков.
    Командирские башенки устанавливались на Т-50, опытные Т-34М, опытные тяжёлые об. 150, об. 220, присутствует башенка и на макете КВ-3, и это в 1941 г., когда обеспечение приборами наблюдения были, как утверждает автор, достаточным, чтобы обойтись без башенки.
    На Т-34 башенку пытались внедрить с 1942 г., но по производственным причинам смогли сделать это только в июне 1943 г.
    Цитата : "Поиск цели командиру-наводчику было удобнее производить через расположенный рядом перископический прицел ПТ4-7. Этот прицел имел поле зрения 26° и мог вращаться, обеспечивая тем самым угол обзора в 360°.По этой причине командирская башенка на Т-34-76 не прижилась и на многие танки этого типа она не устанавливалась вовсе."
    Командирская башенка на Т-34 прижилась и устанавливалась на всех серийных машинах с июня 1943 г. До этого не устанавливалась, как уже говорил, так как не было возможности.
    Не по теме. Не производили Т-34 в 1943 г. на шести заводах - выпускали в Омске, Н.Тагиле, Свердловске и Горьком.
    Фраза "Качество сборки узлов и агрегатов позволяло доехать своим ходом от ворот завода до места сражения." какая то двусмысленная. Или танк ненадёжный, или от Урала до Днепра мог своим ходом доехать.
    МК-4, кстати, не британская разработка, а польская (конструктор Гундлях, кажется), и наши конструкторы наверняка ознакомились с ней ещё в 1939 г., до ленд-лиза, но наверное, значения не придали.
    Емеля
    1. Kars 15 сентября 2012 14:47
      Я думаю ответ нужна или нет комапдирская башенка на этом фото.врятли если бы в ней не было необходимости ее бы поставили.

      Цитата: Емеля
      и наши конструкторы наверняка ознакомились с ней ещё в 1939 г., до ленд-лиза, но наверное, значения не придали

      ознакомились и даже придали---есть отчет о том что с польских танков стоило позаимствовать --прибор наблюдения был во главе списка.
      1. Kars 16 сентября 2012 18:40
        Не в тему,по прзьбе зрителей.
  7. саша 19871987 15 сентября 2012 17:14
    да,крайне полезная статья.... сохранил статью... ибо часто важнее,кто быстрее заметит противника и тут меньше важен калибр орудия и толщина брони
    1. Konrad 16 сентября 2012 15:31
      саша 19871987,
      А разве не важно кто быстрее развернет башню и точнее прицелится ?
      Konrad
  8. Strashila 15 сентября 2012 20:46
    Давайте не будем забывать что производство оптики в СССР появилось в годы первых пятилеток.В царской России оптику закупали за рубежом.
  9. Rod-Island 16 сентября 2012 01:00
    интересно.
    Rod-Island
  10. mind1954 16 сентября 2012 03:12
    Спасибо за статью на эту интересную тему !
    Сколько про танки читал, так всегда эта тема вскользь
    и безапелляционно !
    К вопросу об оптике ! У меня фотоаппарат ФЭД из первых 33 тысяч,
    выпущенных в труд коммуне им. Ф.Э.Дзержинского. Там оптика ещё
    немецкая, от "Лейки".
    Сколько раз можно объяснять ? Наш народ совершил ЧУДО !!!
    Недаром, у всего мира "глаза лезли на лоб" от темпов развития страны !!!
    Даже, тот же Каракумский канал - это хлопок ! А что такое хлопок, надо
    объяснять ... ?! ВСЁ, ВСЁ сырое только испечённое ! Эти тысячи танков,
    самолётов - да на них учились массовому выпуску продукции !!!
    Естественно, какие-то "блины были комом". Это относилось не только
    к технике, но и к людям !
    mind1954
  11. Konrad 16 сентября 2012 15:29
    Написать можно все что угодно, но по отзывам ветеранов танкистов немецкая оптика была лучше.
    Konrad
  12. яхонт 16 сентября 2012 17:24
    Простите а качество имеет какое либо значение или только количество?
    Автор везде напирает на количество и обходит стороной качество оптики.
    Вот скажите вам как, завернуть пару-тройку хреновеньких бинокля или один хороший? Уверен, что ни один комментатор этой статьи, да и автор тоже, не имели возможности сравнить в бою нашу и немецкую оптику, а ведь мифы, если только это мифы, рождались не на пустом месте о превосходном качестве немецких приборов писали и говорили наши танкисты, артиллеристы, летчики, которые собственными руками могли пощупать и сравнить их с нашими в реальном бою. Получается что все они заблуждались и не смогли отличить зёрна от плевел. Вы в это верите?
    яхонт
    1. Алекс 6 января 2014 18:30
      [quoteяхонт]Простите а качество имеет какое либо значение или только количество?
      Автор везде напирает на количество и обходит стороной качество оптики.
      Простите, но вопросц качества автор тоже уделил внимание и даже объяснил причины его неудовлетворительного состояния. Не надо умствовать, сами-то вы наверняка этой информацией не владели и по сути, кроме общеупотребимых фраз, по данному вопросу сказать вряд-ли что-либо сказать сможете.
  • vik71 17 сентября 2012 10:39
    У наших снайперов вроде оптика (по воспоминаниям) неплохая была. Конечно в тире и на природе пострелять и лучше есть, а война - другое дело.
  • mkpda 17 сентября 2012 14:29
    Хорошо, что поднята эта тема, но автор на мой взгляд вырвал её из контекста озвученной проблемы. Помимо характеристик и качества приборов наблюдения и прицеливания, стоит рассмотреть и удобство их использования (не секрет, что ТОС-1 в основном использовали без стабилизации), а главное - надо говорить о комплексе средств управления, наблюдения и связи.
    С этой точки зрения почти идеально выглядит Т-28, линейка КВ/ИС является развитием этой уникальной машины.
  • nightingale 18 сентября 2012 01:39
    интересная статья но сыровата не доделена .не знаю на сколько коректно автор сравнивает приборы наблюдения и прицеливания .Kars уже обьяснил почему наша оптика не могла быть лучше немецкой. ещё автор ошибается
    1943 год

    Этот период связан с исключительно тяжелым положением СССР. Огромные потери на фронте и захват противником обширных территорий страны не мог не сказаться на объемах и качестве выпускаемой продукции

    43г не самый тяжёлый. ну 41 - оставили пол страны если бы не грамадные запасы две трети которых остались на окупированой теретории то не отбились бы , ну начало 42 г резервы закончились промышленость только начала выпуск вооружения. а в 43 надо было завалить врага трупами наших солдат так что не до оптики гнали продукцию какая получалась ,в 44г исход войны был ясный ладно хоть поменяли оптику спасли много жизней. на сате радио россии где то видел : " танкисты ибавлялисьот т34/85 как могли топили в болотах" тогда новая техника была хуже старой ,как впрочем и сейчас - не чего не меняется.
  • nightingale 18 сентября 2012 02:01
    интересная статья но сыровата не доделена .не знаю на сколько коректно автор сравнивает приборы наблюдения и прицеливания .Kars уже обьяснил почему наша оптика не могла быть лучше немецкой. ещё автор ошибается
    1943 год

    Этот период связан с исключительно тяжелым положением СССР. Огромные потери на фронте и захват противником обширных территорий страны не мог не сказаться на объемах и качестве выпускаемой продукции

    43г не самый тяжёлый. ну 41 - оставили пол страны если бы не грамадные запасы две трети которых остались на окупированой теретории то не отбились бы , ну начало 42 г резервы закончились промышленость только начала выпуск вооружения. а в 43 надо было завалить врага трупами наших солдат так что не до оптики гнали продукцию какая получалась лиш бы побольше ,в 44г исход войны был ясный ладно хоть поменяли оптику , что спасли много жизней. на сайте радио россии где то видел : " танкисты избавлялисьот T34/85 как могли топили в болотах не хотели менять старые танки" тогда новая техника была хуже старой ,как впрочем и сейчас - не чего не меняется.
  • borisst64 24 сентября 2012 15:49
    Статья понравилась. И все же оптика немецкая лучше была. А вот использовали меньше, наверное она и дорогая была к тому же.
    borisst64
  • Алекс 6 января 2014 18:32
    Огромное спасибо автору, материал интересный и нетривиальный. Заслуженный "+"!
  • Армур 20 апреля 2015 23:19
    Статья у Г. Малышева получилась тенденциозной и сбивчивой. Он попытался опровергнуть устоявшееся мнение о том, что установленные на советских танках оптические приборы наблюдения и прицеливания были хуже, чем на немецких. Но для этого ему надо было сравнить эти приборы по всем своим характеристикам, как номинальным, так и реальным, практическим. Вместо этого он ограничился подсчетом их количества и констатацией того, что на советских танках их было больше. Ну и что? И один прибор может дать пользы больше, чем 10.
    Избрав предметом своей статьи рассмотрение "приборов управления огнем", автор то и дело уходил от него в сторону. Какое отношение к ним имеют, например, оптические приборы, которыми пользовались мехводы? По сути, автор переходил к сравнению обзорности советских и немецких танков, но делал это весьма избирательно. Подбирал и выпячивал факты, которые были в пользу советских танков, и игнорировал или умалял факты, которые были в пользу немецких танков. Не думаю, что такой ура-патриотизм нужен нашей стране. Мы должны уметь смотреть правде в глаза и делать необходимые выводы из неприятных для нас фактов. В 1941 - 1943 гг. немецкие танки, несмотря на то, что уступали количественно, почти полностью доминировали на поле боя. И это было одной из главных причин начальных неудач в войне нашей страны. В свою очередь, качественное отставание наших танков проявлялось во многих их характеристиках: маневренности, практической скорострельности орудия, обзорности, плавности хода, надежности работы узлов и агрегатов, обеспеченности радиосвязью и некоторых других.
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Картина дня