Трения двух мировых экономических гигантов

Замани своего врага на подходящую территорию.
Затем отрежь ему линии коммуникаций и пути к отступлению.
Чтобы спастись, он будет вынужден бороться и с тобой и с местностью.
Двадцать восьмая китайская стратегема


Хотя в последнее время относительная власть Китая в мире значительно возросла, главные задачи китайской внешней политики защитные и не очень изменились с времен холодной войны: ограничить деконструктивное влияния иностранных государств, избежать потерь территорий, и продолжить экономический рост.

Китай стал одним из немногих государств, у которых есть существенные национальные интересы в каждой части мира, любой стране и во многих международных организациях. Китай - единственная страна, которая рассматривается в США как реальная угроза американскому мировому господству. Возвышение Китая привело к появлению опасений, что эта страна скоро сокрушит своих соседей и однажды победит США как глобального hegemonа.

5 сен 2012 Председатель КНР Ху Цзиньтао в Доме народных собраний в Пекине встретился с госсекретарем США Хиллари Клинтон в рамках 4-го раунда китайско-американского стратегического и экономического диалога.

Помимо Х. Клинтон и Т. Гайтнера в состав членов американской делегации входят также посол США в Китае Гэри Лок, заместитель генсекретаря Николас Бернс, министр торговли Джон Брайсон, представитель США на торговых переговорах Рон Кирк, глава Управления научно-технической политики Белого дома Джон Холдрен, председатель ФРС Бен Бернанке и др.

После многих лет затраченных на войны в Ираке и Афганистане, Вашингтон возвращается в Тихоокеанский регион: Южная Корея укрепила свой военный союз с США; Япония отказалась от попыток убедить США закрыть свою военно-морскую базу на острове Окинава; Сингапур разрешил военно-морскому флоту США размещать у себя корабли; в Австралии создаются американские военно-морские и иные базы; Вьетнам, Индонезия и Филиппины, среди прочих, также сближаются с США.

С момента "открытия" Китая в 1970-1971 годах США сознательно преследуют политику содействия подъему Китая. Президент Джимми Картер даже направил в различные правительственные ведомства США служебную записку с указанием помогать возвышению Китая.

Данный подход действует и сегодня, хотя Америка и стремится оградиться от риска, что китайская мощь может привести к росту его высокомерия. Даже стрельба Китая ракетами в Тайваньском проливе в 1996 году не изменила политику США. Во всяком случае, США постепенно ослабляют свои тесные связи с Тайванем, и со времени тех ракетных маневров ни один член правительства США не посещал этот остров. “США не поддерживает ни одну из сторон в территориальных спорах, но мы считаем, что страны региона должны совместно работать для разрешения этих споров, не прибегая к принуждению, запугиванию, угрозам и, конечно, избегая применения силы” - предупреждает Хиллари Клинтон

Дипломатическое заявление Клинтон адресовано тогда, когда Пекин не скрывает своих претензий на ряд территорий в регионе Южно-Китайского моря. Поэтому Китай не замедлил с ответом: “Мы отмечали, что США неоднократно заявляли, что не будут занимать определенную позицию по проблемам Южно-Китайского моря, – отметил представитель МИД КНР.- Мы надеемся, что они смогут сдержать свои обещания и действовать в пользу мира и стабильности в регионе, а не наоборот”.

Впрочем, территориальные претензии Китая далеко не единственный вопрос, вызывающий трения в отношениях двух мировых экономических гигантов.

Уже не первый год торговый баланс складывается не в пользу США. Только в первом квартале этого года торговый дефицит сравнялся с цифрами за первое полугодие 2011 года. Учитывая огромную роль США в мировой экономике, дефицит внешней торговли, возникший в этой стране еще три десятилетия назад и нарастающий в последние годы, представляет собой глобальную проблему.

Начиная с 1976 г. торговый баланс США стал дефицитным (объём импорта превышал объём экспорта в денежном выражении). Динамика увеличения торгового дефицита с Китаем наблюдается начиная с 1985. Сейчас торговый дефицит главного пострадальца экономической экспансии Китая США такой:

Трения двух мировых экономических гигантов



Это самый большой дисбаланс между двумя государствам за всю историю международной торговли. Ожидается, что в 2012 г. дефицит с Китаем увеличится еще на 12%.

Можно сказать, что каждый резидент США к сегодняшнему дню собственными или кредитными средствами «оплатил» иностранным производителям 30 тыс. долл.

Для предотвращения постоянно растущего дисбаланса между импортом и экспортом в американской внешней торговле, как правило, предлагаются два возможных решения. Первое - продолжение обесценения доллара США. США вряд ли сознательно пойдут на такую крайнюю и очень болезненную меру.

Второе решение, связанное с целенаправленным замедлением темпов экономического роста, чревато падением реальных доходов и, как следствие, уровня жизни американского населения. Выбор невелик…

Тем временем КНР стала невероятно богатым государством. Размер госдолга США Китаю равен $1,17 трлн. Это означает, что фактически китайцы имеют горы денег… и китайцы с завидной скоростью начали скупать недвижимость в США… Сейчас китайцев интересует не так Сибирь, как живописный городок Толедо в Штате Огайо, где недвижимость из-за тяжелой экономической ситуации и высокой безработицы можно приобрести буквально за считанные доллары. Китайцы не упускают эту возможность. По их словам, город находится в стратегически важном месте Среднего Запада, откуда легко добраться до Чикаго, Детройта, Кливленда, Питсбурга и Индианаполиса… Согласно недавнему сообщению в New York Times инвесторы из Китая "скупают элитные квартиры" и планирует потратить сотни миллионов долларов на коммерческие и жилые проекты, такие как Atlantic Yards в Бруклине. Китайские компании массово арендуют офисы Эмпайр-стейт-билдинг и ВТЦ-1.

Что дальше?

Китай сильно отличается от прошлых противников США. Интересы Америки теперь настолько сильно переплетены с Китаем, что политика изоляции или конфронтации просто неосуществима. Даже по вопросу демократии США предпочитают читать лекции другим диктаторским странам, но не крупнейшему в мире автократическому государству.

«В корне попыток этой администрации, и, честно говоря, предыдущих администраций, было стремление указать Китаю, каковы его интересы...а потом думать, что, возможно, нам удастся заставить китайцев воспринимать мир так же, как его видим мы», - говорит Дин Чен (Dean Cheng), эксперт в Центр азиатских исследований в вашингтонском фонде «Наследие».

По словам Чена, наблюдая за «арабской весной», и особенно за погружением Сирии в гражданскую войну, китайское руководство задумалось о двух «фундаментальных вопросах», которые имеют отношение к их стране. «Они видят подъем движения против авторитарных режимов, и...они видят эту идею нестабильности руководства», - сказал он.

Отмечая, что Китай сам в этом году находится в середине деликатного процесса по переходу власти, Чен говорит: «Последнее, чего хочет КПК, это сделать что-либо, способствующее развитию любой их этих тенденций в Китае».

По его словам, понять позицию Китая по Сирии легче, если учитывать, что падение авторитарного сирийского режима и атаки исламистов на светского Асада заставляют Пекин задумываться о том, не доберется ли эта волна в какой-то момент и до китайских берегов.

Ничего личного, только бизнес

Ни одно государство из пантеона Азиатских Экономических Чудес не вызывает в головах и сознании западного человека такого сумбура, как Китай. Того хуже - Поднебесная превратилась в яблоко раздора: пока политики при поддержке ученых мужей энергично вставляют палки в колеса китайской экономической экспансии, которая, как им видится, разоряет местную (западную) промышленность, реальные предприниматели западного мира инвестируют в КНР немыслимые капиталы. С 1978 года, когда мудрая КПК заявила о Великой программе экономических реформ, иностранные вложения в экономику Китая составили 500 миллиардов долларов. Это в десять раз больше, чем инвестиции в Японию за весь период с 1945 по 2000 годы! По информации китайского министерства торговли, только американские компании вложили 40 млрд долларов в 40 тысяч проектов, реализованных на территории Китая. Дошло до того, что ежегодные зарубежные вливания в эту страну в десять раз превысили инвестиции в Индию и примерно сравнялись с вложениями в Японию, Индию и Южную Корею вместе взятыми! Цифры западных инвестиций в Китай смотрятся особенно непатриотично на фоне динамики торгового дефицита США…

Отчаявшись найти понимание у собственных коммерсантов, западные правительства решили самостоятельно вести беспощадную (и не менее безрезультатную) борьбу с китайским наваждением. Долгое время особые надежды возлагали на вступление Китая в ВТО, что должно было обломать рога китайскому ценовому демпингу на внешнем рынке, и протекционизму - на внутреннем. Поддержку политикам оказывали ученые мужи, пророчествуя о надвигающемся коллапсе китайской банковской системы и скорой потере экономической независимости. И что же? Да ничего! Китай вступил в ВТО в 2002 году, и сразу же юркие и вездесущие китайские госкомпании отыскали хитроумные ходы-выходы в ограничениях и препонах этой международной организации, перенаправив поток жалоб на ценовой демпинг и протекционизм Поднебесной в полноводное и спокойное русло затяжных судебных разбирательств.

Собаки лают - караван идет: темпы роста дефицита американской торговли с Китаем после вступления последнего в ВТО еще больше ускорились, зато ВВП увеличился, а объем торгового оборота удвоился! Самое же неприятное для Запада: китайская экономика благополучно миновала период реструктуризации и подготовилась к противостоянию западным конкурентам на их же игровом поле - в открытом экономическом пространстве.

После крушения надежд на обуздание Китая через ВТО западная политическая элита сосредоточилась на новой химере: отвязке юаня от доллара. После долгой и продолжительной борьбы весной 2005 года западным политикам все-таки удалось принудить Китай к отказу от привязки юаня к доллару. И вновь долгожданная победа обернулась разочарованием: юань отправился в свободное плавание, однако вопреки чаяниям ревальвация китайской денежной единицы оказалась смехотворной - на уровне двух процентов! Форменным издевательством прозвучали слова Чжоу Сяочуаня, главы китайского Центробанка: «Переоценка китайского юаня, наверное, несколько ослабит торговый и фискальный дефициты США, но влияние это будет чрезвычайно ограниченным».

Фиаско с юанем заставило администрацию Буша серьезно задуматься о введении прямых запретов на импорт целых категорий китайских товаров и обложении неподъемными таможенными пошлинами остального китайского добра. Однако и на этот раз намерения политиков возмутительным образом вошли в противоречие с планами американского бизнеса окончательно похерить домашнее производство и полностью переселиться в Китай. Ян Дэвис, управляющий директор агентства «МакКинзи и компани», радостно заявил о том, что цвет и гордость нации - руководители компаний, входящих в список «Fortune 500», - единодушно назвали Китай «главным центром притяжения» своих стратегических инициатив. Спор между политиками и предпринимателями разгорелся нешуточный:


Политик: «Когда «Дженерал Моторс» пришел в Китай в начале 90-х годов, он заявил о намерении продавать через десять лет на внутреннем рынке около миллиона автомобилей. И что же? В 2000 году реальная цифра продаж составила… 30 тысяч!»

Предприниматель: «Бог с ним, с внутренним китайским рынком! Тот же «Дженерал Моторс» реализует за счет перенесения в Китай своих производственных мощностей более трети своей мировой прибыли».

Политик: «С китайцами невозможно вести совместный бизнес! Они постоянно обманывают западных партнеров, их бухгалтерская отчетность не соответствует действительности, вместо здоровых принципов свободной конкуренции на открытом рынке повсеместно цветут махровым цветом взяточничество и протекционизм партийных бонз!»

Предприниматель: «Зато себестоимость труда в Китае на порядок ниже! Плюс - дешевизна сырьевых ресурсов! И - самое либеральное экологическое законодательство!»

Политик: «Так они же используют детский и рабский труд! Более трети китайских водных ресурсов отравлены и совершенно не пригодны к применению, в списке десяти самых загрязненных городов планеты пять - китайские, а рак легких давно уже стал причиной смертности № 1 в Пекине и Шанхае»!

Предприниматель: «Я вас умоляю…»

Короче, налицо забвение национальных интересов и отсутствие патриотизма? Что заставляет одних представителей западной цивилизации яростно отмахиваться от «желтого дьявола», а других – бросаться в его объятия, как завороженных?

Экономический шок

Место Китая в пантеоне Азиатских Экономических Чудес уникально. В первую голову - из-за виртуальности информации, доступной об этом государстве. Каков реальный процент ежегодного приращения национального валового продукта? Какова реальная глубина экологической катастрофы? Каков реальный дефицит банковской системы? Тайны сии хранятся за семью горами, одиннадцатью стенами и тридцатью тремя печатями.

Ситуация с виртуальностью усугубляется отсутствием у современного западного человека должного инструментария для осмысления китайского экономического феномена. Что, впрочем, не удивительно: ключ к пониманию Поднебесной скрывается в тонкостях национальной психологии: западный человек подходит к Китаю с мерками экономической теории, представленной к тому же еще и самой своей безнадежной ипостасью - либеральным монетаризмом. В основе этого подхода лежат пышные заблуждения о том, что:

-рост ВВП является надежным показателем благосостояния и прогресса;
-рост торговли приносит пользу рядовым членам общества;
-экономическая глобализация неизбежна;
-нерегулируемый свободный рынок эффективно распределяет ресурсы;
-транснациональные корпорации являются полезными учреждениями;
-государственное вмешательство вредит экономике;
- иностранные инвестиции способствуют местному процветанию

С удивлением и недоверием западный человек наблюдает, как, с одной стороны, Китай под умелым руководством даже и не государства вовсе, а всего лишь правящей партии, хозяйской хваткой удушает экономику Запада, демонстрируя невиданные в истории человечества темпы роста. С другой стороны - выдающиеся эти достижения никаким боком не улучшают жизни сотен миллионов граждан страны, уровень безработицы в которой чуть ли не самый высокий в мире (20%, по более реальным подсчетам - все 40!). Впрочем, даже этим своим наблюдениям западному человеку доверять не приходится, поскольку на каждом шагу он сталкивается с подтасовками и искажениями информации. Недавно обнаружилось, что официальная китайская статистика по иностранным инвестициям была завышена ни много ни мало - в шесть раз! А все потому, что Госсовет Китая ввел налоговые льготы для компаний с иностранным учредительным капиталом, и местные предприниматели ринулись регистрировать фиктивные совместные предприятия, выдумывая себе западных инвесторов!

Беспомощность современных экономических теорий, объясняющих успехи китайской экономики, иллюстрируется следующей конструкцией:

-в Китае создана принудительная система гражданских сбережений, которая направляет в банки огромные денежные потоки для последующего перераспределения в виде кредитов предприятиям;
-в результате население утрачивает покупательную способность;
-из-за невозможности реализовывать товары внутри страны предприятия вынуждены ориентироваться на экспорт;
-поскольку китайская промышленность целиком финансируется за счет госкредитования, ее главная забота - не повышение уровня прибыли, а обеспечение непрекращающихся денежных потоков для обслуживания собственных долговых обязательств;
-равнодушное отношение к прибыли приводит к тому, что товары продаются по себестоимости, а то и дешевле;
-производственная база стран, импортирующих китайские товары, разрушается, поскольку товары западных предприятий ориентированы исключительно на получение прибыли;
-за высокими показателями роста скрывается жуткая реальность внутреннего самоистощения, поскольку отказ от прибыли в пользу простого обеспечения денежных потоков ведет к пирамидальному накоплению долговых обязательств, которые рано или поздно обрушат всю экономику.

Из всех образцов западной синологической мысли эта конструкция наиболее адекватно объясняет «нездоровую подоплеку китайского экономического чуда».

Но китайская экономика «самоистощается» уже более 30 лет. За эти годы пирамида должна была достигнуть размеров чудовищных и не совместимых с жизнью - не только государства, но и самих граждан. А уж от многострадальной западной промышленности давно бы осталась лишь пара-тройка мануфактур. И что же на деле? Поднебесная сегодня цветет и пахнет, население плодится без меры и оглядки, а западные концерны извлекают из инвестиционных проектов в Китае такие прибыли, что при воспоминании об исторической родине лишь брезгливо морщатся.

Можно возразить, что вышеприведенная концепция ошибочна уже в аксиомах: ведь обильное кредитование промышленных предприятий в Китае банки осуществляют не в условиях вседозволенности дикого рынка, а под чутким и неусыпным контролем со стороны государства и родной партии, которые просто не допустят банкротства предприятий из-за несвоевременной уплаты долгов. К сожалению, и эта поправка не работает: Китай является крупнейшим в мире импортером сырья, закупая за рубежом все подряд - от нефти и меди до алюминия и цемента. Закупки эти осуществляются за конвертируемую валюту, а не на индульгенции и расписки, выданные партийными бонзами в виде поручительства за «заводы-любимцы». Банковская система поставлена в центр конструкции, призванной объяснить китайский экономический феномен, не случайно. В этой системе западные политики и ученые мужи усматривают не только своего главного врага, но и первопричину неудач Китая (пока еще гипотетических) в будущем. Поскольку китайские нацбанки ходят под жесточайшим контролем, считается, что их принуждают к невозвратным ссудам не только ради финансирования неэффективных госпредприятий, но и во имя вредных коммунистических пережитков. Терпеть это безобразие нет никаких сил, поэтому одним из непременных условий вступления Китая в ВТО стало обязательство этой страны обеспечить прямой допуск иностранных банков на внутренний рынок не позднее 2006 года. Ставка делается на то, что сообразительные китайцы переведут свои сберегательные счета в более надежное и доходное место, а китайские национальные банки, не выдержав конкуренции, разорятся и закроются. Всё! Конец принудиловки и ритуалам!

Дальше - больше. Как только национальные китайские банки утратят финансовые рычаги, они будут вынуждены прекратить поддержку болезненной сансары кредитования убыточных предприятий, и вся китайская система патернализма на внутреннем и демпинга на внешнем рынках провалится в тартарары не позднее 2008 года. Население бросится в панике изымать средства со своих сберегательных счетов, а столкнувшись с невозможностью заполучить свои кровные обратно, тут же начнет рыть траншеи и возводить баррикады.


Эта апокалиптическая картина принадлежит не какому-то прожектёру, а солиднейшему ученому мужу - Николасу Ларди, специалисту-синологу из Института Брукингса (одного из мозговых центров США). "В 2005 г. Китай вышел на третье место в списке главных экспортеров планеты после Европы и США. А всего 20 лет назад Китай был лишь 30-м!" - напоминает специалист по Китаю. Концепция Ларди не карикатурна, а бредова, поскольку за абсолютизацией экономической теории полностью игнорируются реалии национальной психологии.

Чужой среди своих

Современные западные экономические теории не справляются с реалиями «китайского чуда» еще и потому, что чудо это появилось на свет задолго до самих теорий. Вместо того чтобы обижаться на нежелание Китая допускать западные компании и товары на внутренний рынок, стоит почитать историю. Уже во времена Римской империи Китай обменивал свои шелка и парфюмы на золото чужих цивилизаций, оставаясь полностью закрытой системой. Показателен пример Британии, которая 200 лет всеми правдами и неправдами безрезультатно пыталась взломать китайский рынок. Пришлось даже создавать с нуля чайную индустрию в Индии - лишь бы избавиться от непропорциональной зависимости от китайского импорта. В какой-то момент англичанам удалось нащупать слабое место - опиум! - однако эта попытка закончилась энергичной серией Опиумных войн, инициированных китайской властью.

Казалось бы: что за глупое упрямство? Ведь с экономической точки зрения выгодно насыщать внутренний рынок иностранными товарами, тем более такими, для которых не существует национального аналога. Экономика, однако, в категориях национальной психологии правами не располагает. Дело в том, что испокон веков в Китае считалось, что продажа чужеземцам своих товаров при одновременном отказе от потребления чужого символизирует собой силу и независимость государства. Вот истинная причина, по которой США получают сегодня из Китая товары на сумму в 152 миллиарда долларов, а поставляют в КНР только на 28 миллиардов! И никаким либеральным монетаризмом эту национально-психологическую парадигму не сломать. Никаким и никогда.

Очевидно, что в рамках правильного инструментария (национальной психологии) страдания китайского народа, порожденные экономическим усилием, напрямую ведут к чувству коллективной национальной удовлетворенности. Свое историческое равновесие китайцы находят в условиях, не мыслимых для западного человека: 40% безработица, 12-часовой рабочий день, мизерная зарплата. Факторы эти, безусловно, угнетают индивидуальность, однако индивидуальность никогда и не занимала приоритетного положения в системе духовных ценностей Китая. Напротив, дух коллективный, укрепленный величием государства, самым замечательным образом окормляется и безработицей, и бескрайними трудоднями.

Современная экономическая парадигма Китая реализует национальную идею народа: идею самостоятельного торгового бытия в мировой системе. Акцент на двух словах - торговый и самостоятельный. Китаец рождается, чтобы торговать. Не выигрывать чемпионаты мира по шахматам, не сворачивать в бараний рог биржевые площадки и не побеждать нокаутом в боксе. Торговать скромно и ненавязчиво.Даже и не торговать, а приторговывать. От вас ему ничего не нужно, кроме денег. Не нужно ваших товаров, не нужно опеки. Китаец искренне желает вариться вместе с другими народами в общем котле, но непременно предпочитает оставаться самим по себе, независимым и закрытым.

Национальная идея Китая - бытие ИНЬ, триумф Вечного Женского Начала, позволяющего впитывать в себя всё подряд, сохраняя при этом собственную неповторимость. На бытовом уровне это бытие замечательно передается формулой: «Мы вас переварим!»

По той же причине западная цивилизация, основанная на жестком мужском принципе ЯН, будет всегда притягиваться к ИНЬ Китая, тысячекратно соблазняясь и обманываясь лишь для того, чтобы в очередной раз погрузиться в собственную противоположность. Чем скорее Запад сумеет убить самодовольную глупость либерального монетаризма, - тем будет лучше для Запада. Именно для Запада, а не Китая, потому что Китай - что ему сделается?

Он спокойно реализует новую парадигму «бессердечного» капитализма: 12-часовой рабочий день, жизнь в бараках на территории завода, запрет на свободное перемещение, массовое использование детского труда и смехотворные заработные платы - вот то оружие современной парадигмы бизнеса, с которым нет ни малейшего шанса справиться ни европейским компаниям, ни американским, ни японским! Сколько бы они ни объединялись, ни разъединялись и ни модернизировались, им никогда не удастся снизить себестоимость конечной продукции до уровня, хоть отдаленно сопоставимого с китайским. Остается единственный выход - переносить собственное производство в Китай. Разумеется, на китайских условиях: совместные предприятия с контрольным пакетом у государства.

Впрочем, до «часа Х» пока еще далеко, а потому рулетки как ни в чем не бывало продолжают крутиться в задуманном направлении.

Чтобы спастись, он будет вынужден бороться и с тобой и с местностью...

В последние четыре года в мире коммуникационных технологий случились изменения, которые правомерно назвать революцией. Революцией, однако, не простой, а с изюминкой: события разворачиваются целиком за кулисами, поэтому зрители в зале — они же рядовые потребители — о них ни сном ни духом. Вернее, конечно, они догадываются, поскольку, отправляясь в магазины за очередными электронными игрушками, видят на прилавках продукцию вчера еще неведомых брендов, которые не уступают корифеям минувшего дня – Nokia, Samsung, LG, Motorola и HTC – по качеству сборки и продолжительности гарантии, и затыкают былых запевал за пояс по части технологической продвинутости, функциональной универсальности и, главное, цене. Цене, иногда на целый порядок более доступной и оттого привлекательной.

Несмотря на то, что на отечественным прилавкам, как и пять лет назад, царит привычная тишь да гладь (транснациональные гипербренды не оставляют ни малейшего шанса дебютантам) вот уже третий год подряд в Индии и Китае происходит «тихая революция».

Говорит ли вам что-то имя компании Tianyu? Между тем это третий по объемам продаж производитель мобильных телефонов в Поднебесной! За четыре года Tianyu с нуля обошла корейцев: Samsung, LG, — и тайваньцев: HTC, Acer, уступая сегодня лишь Nokia и Motorola. Дайте пару-тройку лет, и от транснациональных гипербрендов останется одно воспоминание.

Точно так же обстоят дела и в Индии. Четыре местных производителя мобильных телефонов: Maxx, Micromax, Spice и Karbonn, — появились на свет почти одновременно, в 2008 году. На конец 2010-го их доля рынка перевалила за 17,5%! При этом доля почти абсолютного монополиста Nokia снизилась с 70 до 54% и продолжает резко сокращаться.

17,5% — много это или мало? Поскольку СНГ находится в поле информационного зонтика западной цивилизации, порождающего удивительные искажения реальности, весьма целеобразно обратить внимание на небольшая справку. Индия – не только крупнейший в мире рынок мобильных телефонов (800 млн пользователей), но еще и самый динамично развивающийся – 10 млн новых пользователей ежемесячно! 17,5% рынка, отвоеванных местными производителями у транснациональных гипербрендов за два года, соответствует 2 млн мобильных телефонов, продаваемых ежемесячно. Такие вот стартапы…

Если бы дело ограничивалось одной экспансией молодых национальных брендов на рынке коммуникационных технологий, ни о какой революции говорить не приходилось бы. А дело в том, что почти никто из вышеперечисленных индийских и китайских производителей мобильных телефонов… самостоятельно ничего не производит! И Tianyu, и Micromax, и Maxx, и Karbonn и еще 103 (!) индийских «создателя» - это компании нового типа, так называемые fabless, - без собственных производственных мощностей. Иными словами, все изготавливается на аутсорсинге, штат же самих «производителей» ограничивается отделом продаж и творческой лабораторией.

Казалось бы: что удивительного в концепции fabless? Яблоко Стивена Джобса давным-давно работает по такой же схеме, делегируя производственные обязанности тайваньской «Фоксонн» и китайским подрядчикам. Почему же в случае с китайским и индийским бизнесом заговорили о революции?

Одним из самых распространенных стереотипов такого вида стало вбитое в головы обывателей представление о том, что все идеи, связанные с технологическим прогрессом, рождаются на Западе, тогда как Азия выступает тупым исполнителем и имитатором производственных заказов белого человека. Стереотип этот не просто глуп и абсурден, но и смертельно опасен, поскольку, принуждая почивать на лаврах, лишает нас бдительности и ведет к ситуации, когда новые технологические революции одна за другой будут обходить западные веси стороной.

Другое проявление западных стереотипов связано с морально-этической манипуляцией сознания. Поскольку Азия лишена творческого потенциала в сфере высоких технологий, любое проявление индивидуальности непременно связано с нарушением авторского права, плагиатом, воровством, в лучшем случае – имитацией. Ярче всего развенчивает эту иллюзию история компании HTC, которая долгие годы предоставляла производственный аутсорсинг американским и европейским производителям коммуникаторов и смартфонов, а затем создала собственный бренд и почти сразу же захватила лидерство во всех направлениях профильного рынка — от технологий до дизайна.

Сегодняшнее доминирование на рынке корейских гигантов — Samsung и LG — также иллюстрирует не только наивность, но и непосредственную опасность иллюзий, связанных с мнимым западным доминированием в области НИОКР. Боюсь, что если мы высокомерно проигнорируем и «тихую революцию», которая на наших глазах набирает обороты сегодня в Китае и Индии, шансов хоть как-то закрепиться в будущем у нас не останется.

В рамках западных стереотипов принято считать, что «тихая революция» на рынке коммуникационных технологий в Китае и Индии целиком и полностью развивается на базе такого неприглядного в морально-этическом отношении явления, как «шаньджай». Это ложь, лукавый обман и дезинформация!

Представление о «шаньджай» в западном мире эволюционировало от банального воровства к более или менее терпимой имитации. Помните все эти Soony, Pamasonic, Nokea и Mortorola в лихие 90-е? Это и есть китайский «шаньджай» в зачаточной стадии. Украли бренд, украли начинку, украли дизайн, произвели на коленках и продали за копейки – вот он, китайский путь в технологиях. По крайней мере так это виделось на Западе.

С годами китайцы цивилизовались и научились не просто копировать, но и «творчески переосмыслять». The Wall Street Journal недавно даже предположил, что «шаньджай» — это форма «искреннего бунта» в Китае против социальной и политической несправедливости. Сами китайцы выводят свою страсть к копированию не только из древних национальных традиций, но и из любви к пародированию. В интервью корреспонденту «Эксперта» Марку Завадскому хозяин компании Xinhui, производящей клон айфона под названием Hiphone Air (с логотипом целого, а не надкусанного яблока), гордо заявил, что он делает «не копии iPhone, а пародии на них».

Никакого отношения к стереотипам «шаньджая» «тихая революция» не имеет в принципе и основывается она на совершенно иной технологической парадигме.

В основе головокружительного смещения с престола транснациональных гипербрендов на рынке мобильных технологий лежат разработки тайваньской компании Mediatek, создавшей уникальный микросхемный конструктор, деталями которого служат Systems-On-Chip (SOC) — «системы на чипе», представляющие собой новое поколение микроконтроллеров. SOC позволяет на миниатюрной интегральной схеме производить универсальную функциональную гамму. Скажем, чип Mediatek под названием MT6239 совмещает в себе беспроводные коммуникации по протоколам GSM/GPRS Class 12, интегрированную 5-мегапиксельную фотокамеру, поддержку телевизионного формата MDTV, ускоритель кодеков MP4/H.263 и H.264, поддержку портов USB и TV Out, чип MT6268 добавляет к списку поддержку WCDMA и съемку видео с автофокусом, чип MT65116 — поддержку разрешения экрана WVGA, и так далее.

Конструктор Mediatek дает феноменальный импульс для инновационного творчества, поскольку позволяет производителям (вернее — создателям!) новых мобильных брендов в Индии и Китае выпускать на рынок совершенно уникальные модели, в технологическом отношении не то что не уступающие, но и в большинстве случаев опережающие продукцию транснациональных гипербрендов. И при чем тут «шаньджай»?

Добавьте сюда феноменальный производственный цикл Mediatek — 3 месяца от стадии дизайна до выпуска готовой продукции (для сравнения: у Nokia этот цикл занимает в лучшем случае 18 месяцев), и вы получите формулу успеха китайской Tianyu, индийских Micromax, Maxx и Karbonn. Наконец, цена, которая благодаря предельной концентрации технологий на миниатюрной интегральной схеме оказывается недосягаемой для конкурентов с полным производственным циклом. Более того,«тихие революционеры» производят отличнейшие мобильные телефоны с двухлетней полной гарантией Maxx.

Результат дебюта модели Х1i от Micromax — завоевание глубинки страны и создание лояльной и преданной армии, исчисляемой миллионами пользователей. Гениальный урок Micromax: бессмысленно соревноваться с Nokia только по цене, поскольку финский бренд почти гарантированно изыщет возможность компенсировать разницу в стоимости феноменальным гандикапом по престижу и моде. Победить Голиафа маленькому пастушку Давиду можно только двумя способами: либо технологическим преимуществом, которое реально вытекает из разницы в продолжительности производственного цикла (3 месяца у Mediatek и 18 у Nokia), либо знанием тонкостей местного рынка. Индийские создатели новых брендов на волне «тихой революции» успешно применяют оба оружия.

Успеху «тихой революции» в Индии способствовала и безрассудная жадность транснациональных гипербрендов, неспособных перестроиться в новых условиях рынка и действующих по недоброй памяти монопольной традиции.

А если Пекин или Дели введут запретительные пошлины (20%) на импорт готовой продукции (пресловутый «фактор национальной безопасности»)

Почему «тихая революция» обходит стороной СНГ? Может, кто-то там, наверху, и в самом деле знает не только правильное объяснение причин нашей безнадежности, но и реальные пути выхода из грядущего прозябания на обочине мировой цивилизации.

https://www.uschina.org/statistics/tradetable.html
http://www.bea.gov/international/index.htm#bop
http://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_торговому_балансу#cite_note-est-2
http://www.epravda.com.ua/rus/publications/2012/09/8/334468/
https://www.enefit.com/ru/oil-shale http://offline.business-magazine.ru/2005/81/238059/
http://www.foreignaffairs.com/a-map-of-conflicts-in-the-south-and-east-china-seas
http://www.inosmi.ru/usa/20120905/198615859.html
Автор:
fes_laeda
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти