Военное обозрение

Рождение советской ПРО. Приключения С-300

50

Наш старый знакомый Малиновский, как обычно, категоричен в описании советских ЭВМ:


Когда готовилась эта книга, мне в руки попались сочинения немецкого философа Ницше. Одно из его высказываний привлекло особенное внимание: «Уметь дать направление – признак гениальности». Мне сразу вспомнился С.А. Лебедев, предугадавший основные направления и перспективы развития ЭВМ. Ученики Сергея Алексеевича Л.Н. Королев и В.А. Мельников в статье «Об ЭВМ БЭСМ-6» говорят о том же, только более определенно: «Гениальность С.А. Лебедева состояла именно в том, что он ставил цель с учетом перспективы развития структуры будущей машины, умел правильно выбрать средства для ее реализации применительно к возможностям отечественной промышленности». Можно с уверенностью сказать, что если БЭСМ-2, М-20, БЭСМ-6, установленные во многих вычислительных центрах, обеспечили в послевоенные годы быстрое развитие научных исследований и решение наиболее сложных задач научно-технического прогресса, то специализированные ЭВМ, разработанные под руководством С.А. Лебедева, стали основой мощных вычислительных комплексов в системах противоракетной обороны. Полученные в те годы результаты были достигнуты за рубежом лишь много лет спустя.

Насчет гениальности и прогрессивности идей Лебедева, думается, уже все ясно из предыдущих статей, он определенно был умный человек и первоклассный электротехник, а также отличный организатор и харизматичный политик и лидер.

Он, безусловно, искренне хотел продвинуть архитектуру ЭВМ и прилагал к этому усилия, не его вина, что усилий тут мало, нужны специфические познания и техники, которыми он не владел (да, в общем-то, ими не владел никто из советской школы конструкторов).

В итоге его работы были неплохими машинами по меркам 1950–1960 года, но тут Лебедев и достиг предела своей компетентности. Мельников старался следовать в магистральном русле мыслей своего учителя, а вот Бурцев, наоборот, стал своеобразным еретиком.

Бурцев


Родился Всеволод Сергеевич в 1927 году и претерпел многочисленные лишения. Школа закончилась для него в пятом классе, потому что:

Нас эвакуировали из Москвы, мама умерла от брюшного тифа, жили впроголодь – с 14 лет мне пришлось работать. Истопник, сторож, слесарь на хлебозаводе. Школьные экзамены сдал экстерном, закончил подготовительные курсы в МЭИ. В 1947 году умер отец. Все годы учебы работал монтером. На дипломную работу приехал создатель отечественной вычислительной техники Сергей Лебедев и пригласил нас к себе на работу. В 1951 г. мы сдали комиссии во главе с Лаврентьевым и Келдышем первую БЭСМ.
Так вспоминал сам Бурцев в одном из редких интервью, давать которые до распада СССР он не имел права (даже на международные конференции он выезжал по спецразрешению Политбюро с постоянным хвостом из агентов и никогда не делал докладов), а после распада – просто не любил.

МЭИ был в те годы неисчерпаемым источником кадров для Рамеева, Лебедева и Брука.

Бурцев проектировал для Лебедева устройство управления БЭСМ (как мы и говорили – во всех лебедевских БЭСМ собственно лебедевской была одна идея и пара схемотехнических трюков, все прочее самостоятельно допиливали в меру талантов его студенты). Долгие изыскания позволили, кстати, обнаружить источник мифа о том, в отношении чего Лебедев говорил о надежности и ненадежности БЭСМ.

По утверждению Т. В. Бурцевой, высказанному в статье «Всеволод Бурцев и суперЭВМ» (Открытые системы. СУБД, № 09/2007), Лебедев выразился так вообще по отношению к… «Стреле»!

Главный конструктор машины «Стрела» (СКБ-245), которая в определенной степени была конкурентом БЭСМ, Юрий Базилевский заявил, что его машина, обладая производительностью 2 тыс. трехадресных операций в секунду, за четыре месяца решит все задачи, имеющиеся в стране, и БЭСМ с ее производительностью в 8–10 тыс. операций/с делать будет нечего. Сергей Лебедев, однако, парировал, что из-за низкой производительности «Стрела» не успеет просчитать задачу за время между двумя сбоями и будет выдавать неверные решения, а БЭСМ успеет.

Тут же и упоминается альтернативная версия, кто именно высказался, что с помощью ЭВМ будут решены все задачи страны за пару месяцев.

Конечно, установить истину сейчас уже невозможно, да и не нужно, просто это хорошая демонстрация тех диких и безбашенных времен, когда компьютер в СССР считался чем-то типа синхрофазотрона, дорогущей, сложной, ненадежной и ограниченно полезной игрушкой академиков.

В США и Британии было и второе сословие, бизнесмены, они включили все свои таланты убеждать людей в том, что им нужно то, о чем сами люди еще не подозревают, и за 10 лет создали миллиардную индустрию на тысячи ЭВМ. В Союзе же, увы, такое отношение к машинам сохранялось вплоть до серии ЕС.

В 1953 году Бурцева переводят в НИИ-17 для разработки станции оцифровки данных радара, что и предопределило его дальнейшую судьбу, следующие 30 лет он создавал системы для ПВО и ПРО.

С самим переводом тоже связана интересная история, которую мы уже цитировали, про Ляпунова и магнитный барабан. После завершения БЭСМ Бурцев стал одним из ее главных операторов, отвечая за работу машины.

Он вспоминал (повторим цитату, дабы читатели ее не искали):

На БЭСМ начали считать задачи особой важности [т. е. ядерное оружие]. Нам дали допуск, а сотрудники КГБ очень дотошно расспрашивали, как из машины можно извлечь и унести информацию особой важности… мы понимали, что каждый грамотный инженер может извлечь эту информацию отовсюду, а им хотелось, чтобы это было одно место. В результате совместных усилий определили, что этим местом является магнитный барабан. Соорудили колпак из плексигласа на барабан с местом для его опечатывания. Охрана регулярно фиксировала наличие печати с занесением этого факта в журнал…
Однажды мы начали работать, получив какой-то, как сказал Ляпунов, гениальный результат.
– А что делать дальше с этим гениальным результатом? «Он же в оперативной памяти», –спрашиваю Ляпунова.
– Ну, так запишем на барабан.
– Какой барабан? Он же КГБ опечатан!
На что Ляпунов ответил:
– Мой результат в сто раз важнее всего, что там записано и опечатано!
…я записал его результат на барабан, стерев большой пул информации, записанный атомщиками...

Самым интересным было продолжение этой истории.

Результат-то записали успешно, и, естественно, кагэбэшники даже не сообразили бы, что что-то произошло, но в ту же ночь магнитный барабан изволил помереть, что с компонентами БЭСМ случалось пару раз за смену. Бурцев пожалел Ляпунова и полез его чинить, результат расчетов спасли, но печать, конечно, сломали.

Наутро случился чудовищный скандал, Бурцев чуть не уехал на Колыму, вся смена была расформирована и уволена, он был лишен всех допусков и прав и изгнан из ИТМиВТ.

В результате там остался Мельников – царить и собирать БЭСМ-2 и БЭСМ-6, Бурцева же спас от расправы Лебедев, пристроив его в НИИ-17. Очень повезло, что эта история случилась уже в мирные хрущевские времена, иначе одним конструктором в Союзе стало бы меньше, а врагом народа – больше.

«Дианы»


Результатом работы в НИИ-17 стали две машины «Диана-1» и «Диана-2» появившиеся в 1956 году. Кстати, обратите внимание, насколько по-разному следует понимать слово «появились». Если просто читать хронику параллельно, то получится приятный глазу паритет – у США появились всякие IBM 701, 702, 704 и т. п., в СССР «появились» всякие БЭСМ, серия «М», «Дианы» и прочее.

Вот только в Америке под этим словом подразумевали создание коммерческой серии из тысяч машин, а у нас буквально появление в единственном экземпляре, изредка до десятка.

Поэтому, если смотреть по номенклатуре – то да, СССР героически шел вровень с Америкой. Если по количеству и типам машин – отставал уже к 1955 году на два порядка.

«Дианы» Бурцева тоже остались уникумами.

В 1956 году комплекс был успешно опробован с РЛС П-30, «Диана-1» вела оцифровку данных с радара и выполняла селекцию целей, «Диана-2» рассчитывала перехват и выдавала координаты истребителю. За работу Бурцев стал из никого сразу доктором наук (в 1962 году, вообще, в те годы так было принято, половина сотрудников СКБ-245 стали кандидатами и докторами, не имея даже диплома вуза).

Отметим, что с современной точки зрения «Дианы» вообще не были полноценными компьютерами, это были, по сути, цифровые приставки к радару. Они имели одноадресную систему из 14 команд 10-разрядных чисел с ОЗУ на 256 команд и фиксированной памятью констант. Использовать их в качестве машин общего назначения было нельзя, хотя от них этого и не требовалось.

Из статьи в статью кочует миф о том, что «Дианы» были первыми ЭВМ такого рода и вообще, дескать, Америка догнала СССР только в середине 1960-х (до этого, видимо, самолеты у них вслепую над страной летали).

На самом деле догонял, как всегда, СССР, проект «Диана» начался как ответ на компьютер ПВО Whirlwind I, запущенный в 1951 году в MIT Lincoln Laboratory.

В отличие от «Диан», Whirlwind представлял собой мощную универсальную машину, примененную для развертывания тестовой системы всеамериканского ПВО (прототипа SAGE) – Cape Cod System. Собранный на 5 000 ламп компьютер был самым передовым в мире на тот момент, он имел даже первый графический дисплей, на котором оператор системы световым пером мог отмечать интересующие его цели.

В 1952 году проект был признан успешным, и IBM получила контракт на строительство серии машин Whirlwind II (итоговое название IBM AN/FSQ-7), на которых была собрана первая в мире полноценная автоматическая система ПВО уровня страны – SAGE.

Помимо колоссальных инноваций самой системы, след в истории оставил и прототип.


Whirlwind был не большим. Он был ОГРОМНЫМ – 288 кв. метров, а вторая версия стала еще больше, занимая объем двухэтажного здания. Увы, за колоссальную мощность в ламповую эпоху приходилось платить исполинскую цену. (http://tcm.computerhistory.org, https://history-computer.com, https://computerhistory.org)

Whirlwind I был самым мощным компьютером 1950-х годов, выдавая порядка 35 KIPS (хотя и на только целочисленных 16-битных операциях), первым в мире, оснащенным ферритовой памятью (собственно, для него она и создавалась) и имел уникальную архитектурную инновацию тех времен – общую шину.

В настоящее время звучит как невообразимая дикость, что системная архитектура компьютера может строиться иначе, но в 1950-е понятия о том, как рациональнее всего соединять блоки внутри ЭВМ, не было. Про дисплеи мы уже говорили.

Один из отцов Whirlwind Кен Олсен (Kenneth Harry Olsen) участвовал в создании в 1956 году его транзисторной версии TX-0 (первого стопроцентно транзисторного в мире) и в 1959 году основал знаменитую Digital Equipment Corporation, в том же году выпустившую DEC PDP-1 (миникомпьютеры PDP, наряду с S/360 и IBM PC составляют тройку самых влиятельных компьютерных архитектур в истории, 90 % всего современного мира ИТ основано на их наследии).

Сам Whirlwind I уже в 1951 году умел решать задачи сопровождения цели с данными от 3 радаров (а не одного, как «Диана») и с помощью 14 радаров (аналогично), причем точность наведения была менее 1000 м. К 1953 году Cape Cod System могла в онлайн-режиме отслеживать до 48 целей.

Так, байка про то, что в 1955 году «Дианой»

впервые в мире осуществлены автоматический съем данных с обзорной радиолокационной станции с селекцией объекта от шумов, одновременное сопровождение нескольких целей с построением траектории их движения и наведение самолета на цель,

увы, так и останется байкой, несмотря на то, что сам престарелый Бурцев, похоже, искренне в это верил.


Проект Cape Cod System. Рисунок одного из радаров, Лаборатория Линкольна в MIT, где был установлен Whirlwind I, и схема работы системы (https://www.ll.mit.edu)

В любом случае, когда Кисунько потребовались компьютеры ровно для того же самого, но большей производительности, чтобы отслеживать не самолет, а ракету, он пришел к Бурцеву.

М-40 и М-50


Как только проект «Диана» был завершен, в том же 1956 началась разработка М-40, оригинальной архитектуры, специально для полигона ПРО. Работала она с числами с фиксированной запятой, имела новейшую ферритовую память на 4 096 слов и разгонялась до 40 KIPS. Закончена М-40 была благодаря авральности, еще раньше, чем Лебедев доделал в два раза более медленную М-20.

В М-40 Бурцев применил модный тогда частичный конвейер – совмещение арифметических операций с выборкой и аж мультиплексный канал, технология, которую он, в отличие от своего учителя, весьма уважал. Собрана она была из всего, что нашли: процессор на лампах и феррит-диодных элементах в духе БЭСМ, многочисленная аппаратура сопряжения – феррит-транзисторная (предшественник технологии БЭСМ-6).

В 1958 году М-40 была закончена, а через год появилась ее сестра М-50 с вещественной арифметикой и чуть большей (как явствует из ее названия) мощностью. Обе машины также остались в единственном экземпляре. Они были доставлены на полигон в 1959 году, до 1960 шла наладка и тесты, потом пошли пробные пуски. При этом М-40 фактически играла роль канального процессора для М-50.

Как мы уже говорили, в 1961 году, на сей раз действительно первые в мире и опередив США, мы совершили успешный пуск противоракеты, поразившей БЧ МБР неядерным зарядом. После этого началась подготовка к разработке серийного комплекса ПРО А-35, и три судьбы – Бурцева, Карцева и Юдицкого сплелись в одну. Повезло только Бурцеву.

О приключениях во время этого пуска мы уже писали, вот как о работе М-40 отзывался Б. А. Бабаян (крайне примечательная личность и отечественный Шарль Перро в плане истории ЭВМ, но обо всем этом подробнее позже).

В сентябре 1958 года мы впервые приехали на Балхаш… Волков был во главе программистов, Кривошеев вел центральную часть машины, я занимался системой ввода-вывода. М-40 уже была установлена на 40-й площадке полигона и занимала один из залов главного командно-вычислительного центра. Второй зал, предназначенный для машины М-50, был еще пуст. Мы начали настройку М-40. Машина была очень ненадежной. Каждое утро мы сталкивались с одной и той же проблемой: приходим в зал, включаем ЭВМ, а она молчит. Ищем причины, меняем 20–30 блоков и только после этого М-40 входит в работу. Идут испытания. Слышим сообщение о том, что баллистическая ракета уже пущена. Начинается самый ответственный период. И вдруг... взрывается одна из мощных ламп ЭВМ. В запасе всего несколько минут, в течение которых Кривошеев чудом успевает починить машину. Включаемся вовремя. «Дунай-2» захватывает цель. Очередной эксперимент заканчивается удачно. Выводим информацию на печать, облегченно вздыхаем, и в ту же секунду... машина ломается вновь.

Рождение советской ПРО. Приключения С-300

Единственное доступное сетевое фото, обычно идентифицируемое как машина М-50 (https://www.timetoast.com)

Эпопея с конкурсом на машину для системы А-35 нам уже известна.

5Э92б


К этому моменту и Юдицкий, и Карцев создали свои ЭВМ для радиолокации – для ПРО К-340А и для ПВО М-4, и на их основе предлагали соответственно компьютеры 5Э53 и М-9.

Как мы уже помним, конкурс выигрывает 5Э53 и отправляется в серийное производство, но тут… все работы по комплексу МКСК прекращаются, производство 5Э53 отменяется, и на вооружение принимается система ПРО в варианте А-35, для которой Бурцеву срочно нужно подготовить ЭВМ.

Тот заморачивается недолго, ведь еще в 1961 им создана 5Э92 – серийная версия М-50, предназначенная для работы в одномашинном варианте, без напарницы М-40. Недолго думая, ее элементная база была перенесена на транзисторы – так появилась 5Э92б, прототип всех отечественных компьютеров ПВО до конца 1990-х годов.

5Э92б была создана в 1964 году, испытания прошла в 1967, особенностью архитектуры стал полноценный канальный процессор, поэтому во многих источниках ее называют двухпроцессорной. За счет каналов машина имела развитые средства коммуникации, позволяющие соединять до 12 ЭВМ в комплекс с разделяемой ОЗУ.

Теоретическое быстродействие составляло 500 KIPS (иногда отдельно указывают 37 KIPS канального процессора). Команды были 48-битными, ОЗУ на 32 килослова, машина имела 4 магнитных барабана на 16 килослов.

Вообще, технология жестких дисков была неизвестна СССР до середины 1970-х годов, и чудовищные барабаны разработки ИТМиВТ стояли во всех их машинах по умолчанию, даже в «Эльбрус» изначально запихали это чудовище!


К сожалению, схемы скверного качества – схема работы М-40/М-50 на полигоне, схема работы 5Э92б и схема соединения машин в сеть (Компьютерра № 144/05.11.2011)

Машина работала с 28 телефонными и 24 телеграфными дуплексными каналами.

В общем, архитектура ее была достаточно интересной, но ничего удивительного даже на уровне СССР там нет.

Как обычно, утверждается, что соединение машин телеграфными каналами не имело аналогов в мире, и в США такое появилось чуть ли н вместе с Интернетом, только вот утверждающие не в курсе, что еще в 1959 году при строительстве первого ЦУП NASA IBM использовала три компьютера, соединённые сетью: в Вашингтоне, Флориде и на Бермудах, не говоря уже о том, что впервые эта идея была отработана еще в начале 1950-х при создании прототипа SAGE.

Полный комплекс строился на 12 ЭВМ 5Э92б, две из них были в состоянии горячего резерва. Шесть машин обрабатывали данные с радара и идентифицировали цели, оставшиеся 4 – решали задачу наведения и распределения целей по стрелковым комплексам.

Фактически 5Э92б остались прототипами, в том же 1967 году вышла их усовершенствованная уже серийная версия 5Э51, производительность которой подняли в два раза, до уровня БЭСМ-6, выжав около 1 MIPS. Этих машин требовалось уже в три раза меньше – всего 4 штуки.

Один из таких комплексов был установлен в Центре контроля космического пространства (ЦККП), в задачи которого входило ведение каталога космических объектов на околоземной орбите. Кроме этого, ее использовали и по прямому назначению, поставив на систему ПРО А-35, впрочем, ее мощности было недостаточно для воплощения всех концепций Кисунько.

Еще одним распространенным мифом (упомянутым даже в русской «Вики») является якобы западное признание 5Э92б «высоконадёжным, первым специальным полупроводниковым компьютером и первым военным компьютером с мультипроцессорной структурой», сделанное неким профессором Трожманном в книге Computing in Russia – The History of Computer Devices and Information Technology revealed.

На самом деле упомянутый Georg Trogemann является профессором никому не известной частной Школы искусств и кино (!), основанной в 1990 году в Кельне (Германия), а книга была издана путем перевода некоторых отечественных статей на английский, выполненного в рамках арт-проекта о вычислительной технике «Arifmometr» (именно в таком написании, не немецкое «Arithmometеr»).

С таким уровнем экспертов поразительно, как вообще эта машина не стала первой ЭВМ в мире. В лучших традициях отечественных разработок система команд 5Э92б/5Э51 была крайне интересной – 48-битные данные (при этом 3 бита контроль четности) и 35-битные двухадресные инструкции. Площадь, занимаемая комплексом, тоже внушительная – более 100 кв. м.

Машины этой серии отработали до 1980 года, когда появился первый «Эльбрус», но успели дать интересное боковое потомство.

В 1969 году началась разработка знаменитого комплекса С-300. Поскольку он с самого начала задумывался как мобильный, а возить с собой компьютер 100 кв. м – было слишком круто даже для СССР, Бурцев получил заказ собрать машину, которую можно затолкать в большой грузовик. Естественно, потребовался переход на интегральные схемы.

Еще в 1965 коллега Бурцева Игорь Константинович Хайлов заинтересовался идеей мобильных ЭВМ и разработал проект возимого компьютера 5Э65.

Машина имела переменную длину слов 12/24/48 бит (наконец-то, хоть и не 8/16/32, но хотя бы второго по популярности мирового стандарта тех лет) и стековую безадресную архитектуру, что по тем временам для СССР было нереально круто.

На его базе был разработан возимый многомашинный комплекс 5Э67, который даже применяли для разнообразных метеорологических наблюдений.

Машина размещалась в автоприцепе, 5Э65 имел производительность 200 KIPS при наработке на отказ 100 часов. Вариант 5Э67 имел уже производительность 600 KIPS и наработку на отказ 1000 часов.

Выпуск их был приостановлен после подписания и вступления в силу договора об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСВ-1.

Решение о создании бурцевской 5Э26 для С-300, отчасти основанной на этой машине, принималось аж на уровне ЦК КПСС, причем прямо его постановлением ответственной организацией был назначен ИТМиВТ, а генеральным – естественно, Лебедев (вообще, забавно и характерно, что не построивший с БЭСМ-2 ни одной машины Лебедев до самой смерти автоматически считался конструктором вообще всего, что вышло из стен ИТМиВТ, и за каждую машину получал по награде).

5Э26


В случае 5Э26 все было еще интереснее.

Главным, естественно, был Лебедев, вторым шел его научный «сын» – Бурцев, а реальную работу вообще выполнял скорее его «внук» – Е.А. Кривошеев, а еще точнее – его подчиненные.

Итого реальных создателей машины от номинальных отделяет аж 4 ступени, как было принято в Союзе (например, реальный творец рекурсивных ЭВМ Торгашев во всех докладах об этой архитектуре шел тоже четвертым – после академика Глушкова и двух своих вузовских начальников: ректора и декана).

Когда разрабатывали 5Э26 Лебедев был уже тяжело болен, и весь его вклад в работу свелся к подписыванию бумажек. На долю Бурцева

выпали заботы по взаимодействию с «верхним» эшелоном планово-административной системы, «пробиванию» элементной базы, технологии производства в институте и на заводе, координации смежных исполнителей.
На Кривошеева было возложено решение технических и инженерных вопросов проектирования и руководство коллективом разработчиков и прикомандированным персоналом смежных организаций,

– по воспоминаниям из статьи Л.Е. Карпова и В.Б. Карповой «Вычислительные средства для систем противоракетной и противосамолетной обороны страны. Роль С.А. Лебедева и В.С. Бурцева».

В итоге машину создал

штат лаборатории Кривошеева… около сорока человек… Коллектив работал по десять-двенадцать часов в сутки, проектировал схемы, создавая макеты и образцы, выходя в бесконечные ночные смены для отладки.

Машину уже проектировали с помощью одного из первых отечественных САПР, а не на бумажке, процесс занял около трех лет, а всего – около шести.

К 1976 году после смерти Лебедева наконец прошли первые испытания заводской машины, а в 1978 году было налажено серийное производство – опять здравствуй шесть–десять лет от идеи до воплощения.

Беда СССР была еще и в том, что по мере увеличения сложности сроки разработки росли. Для ламповых машин нормальным было тормозить пару лет, для транзисторных – года 3–4, для машин на ГИС или ИС нормой стали лаги в 5–10 лет.

Отчасти виной этому были пещерные технологии проектирования – к 1970-м собрать машину карандашом и бумажкой стало чрезвычайно сложно, а о работе с САПР на 5Э26 остались удивительные воспоминания (цитируется по «Евгений Александрович Кривошеев: биографический очерк создателя ЭВМ для противоракетного комплекса С300»):

Количество типов электронных плат исчислялось сотнями. Ни о какой ручной раскладке тысяч связей на восьми и более слоях не могло быть и речи… Режимы ручного или полуавтоматического взаимодействия с САПР не могли быть реализованы в принципе: эпоха пользовательских интерфейсов еще не наступила. САПР работал в монопольном режиме от магнитной ленты с логическим массивом, описывающим схему, и управлением от колоды перфокарт. Автоматическая трассировка средней по размерам платы в то время занимала до двадцати часов машинного времени, при среднем времени между отказами у этой машины в три – пять часов. Грамотно и быстро трассировать ячейку было искусством, овладевать которым приходилось в процессе разработки. Вычислительный центр работал круглосуточно и комплекты документации непрерывным потоком шли в опытное производство.

О том, с какими системами проектирования в это время работали в США, мы просто умолчим.

Второй проблемой было чудовищное качество советских комплектующих, экспоненциально падающее с возрастанием их сложности. В том числе и поэтому БЭСМ-6 многие считали эталоном надежности. Секрет был вовсе не в гении Лебедева, просто запороть транзистор было чуть сложнее, нежели интегральную или гибридную схему (хотя в начале СССР и с этим справлялся).

Вообще, советские транзисторные машины не случайно обрели такую народную любовь – в них был достигнут своеобразный дзен. Лампы были ненадежными из-за своей примитивности, микросхемы – из-за своей высокой для СССР сложности. Транзистор же попал как раз в золотую середину.

К сожалению, собирать компьютер для С-300 на транзисторах не вышло бы физически – 5 грузовиков с оборудованием, вместо одного, СССР бы, конечно, стерпел (и не такую архаику терпели), но вот по скорости транзисторы ну никак не вывозили.

Пришлось, чертыхаясь, работать с ИС 133 серии, и это было всего лишь тенью ада, который поджидал в будущем, при разработке «Эльбруса».

В итоге сроки разработки 5Э26 были сорваны, пришлось поставлять на войсковые испытания сырой комплекс, под гарантии устранения неисправностей. Кстати, и трехкратное резервирование, как самый лобовой способ повышения надежности, появилось в 5Э26 не от хорошей жизни.


В 1962 доктор Айвен Сазерленд (Dr. Ivan Sutherland), отец компьютерной графики, демонстрирует прототип первой САПР – Sketchpad (он же Robot Draftsman). Работающие на PDP и позднее VAX прекрасные системы автоматизированного проектирования были секретным оружием Штатов в борьбе за компьютерное превосходство. В СССР, увы, о таком не могли и мечтать (https://blog.grabcad.com)

Коллектив работал по десять – двенадцать часов в сутки, проектировал схемы, создавая макеты и образцы, выходя в бесконечные ночные смены для отладки. В разработке была и чисто техническая проблема, порожденная низкой надежностью элементной базы (эта проблема стоит перед электронной промышленностью России и сегодня), печатных плат и ручного монтажа. Элементарный расчет показывал, что элементная база и технология производства не дают требуемых техническим заданием показателей надежности. Более того, работоспособность ЦВК ставилась под сомнение вплоть до завершения Государственных испытаний. Достичь приемлемых показателей надежности можно было за счет резервирования, причем именно горячего с оперативной автоматической заменой отказавшего оборудования… Для нового ЦВК, учитывая многоплановость его применения, разработкой боевого программного обеспечения занимались сами разработчики систем. Как правило, ни о какой отказоустойчивости создаваемых ими программ они слышать не хотели, слишком много было своих забот. Поэтому комплекс должен был обеспечивать отказоустойчивость на аппаратном уровне. Простые в реализации мажоритарные схемы отказоустойчивости заведомо не проходили по причине трехкратного увеличения объема аппаратуры. В клубке противоречий между производительностью, объемом оборудования и его надежностью, отказоустойчивостью и ремонтопригодностью, в конце концов, был найден разумный компромисс в виде архитектуры отказоустойчивого многопроцессорного модульного ЦВК с полным аппаратным контролем и автоматической системой резервирования.

В итоге тройной комплект оборудования все-таки смогли затолкать в объем, влезающий в здоровенный МАЗ-543.

Компьютер выдавал примерно 1,5 MIPS (по другим источникам – не более 0,9–1 MIPS, вообще, производительность 5Э26 есть великая загадка, ибо, по воспоминаниям тех же людей, следующая, более прогрессивная его версия, 40У6 имела производительность… в два раза меньше), имел АЛУ с фиксированной запятой, 36-разрядное (4 бита – контрольные) слово, ОЗУ 32 кбит, память команд 64 Кбит на биаксах, но все еще был фантастически ненадежен, в войска пошла фактически бета-версия.

Первые ЦВК были достаточно сырыми – имели ошибки, да и отказы сыпались непрерывным потоком. Но именно на них предстояло пройти весь цикл испытаний, включая полигонные со стрельбами по реальным целям. Завод был просто не в состоянии решить эти проблемы в одиночку. Несомненное влияние на дальнейший ход проекта оказали складывающаяся обстановка в стране, да и в самом институте. С провалом косыгинских реформ неуклонно надвигался период, далее получивший название «застоя». Административная система по инерции продолжала работать, но темпы и эффективность неуклонно падали. Переносы сроков стали скорее нормой, чем исключением… С 1975 года, не дожидаясь окончания государственных испытаний, был начат серийный выпуск ЦВК 5Э26. Постепенно иссякает поток проблем, связанных с ошибками в аппаратуре и программном обеспечении, для этого большая серия – отличное средство для тестирования.

На вооружение С-300 наконец был поставлен в 1979 году, спустя 11 лет после решения о разработке комплекса, причем большая часть тормозов случилась из-за самого сложного и важнейшего звена – центрального бортового компьютера.

Параллельно с разработкой комплекса для С-300 Бурцеву заказывают уже нормальный (а не как БЭСМ-6) суперкомпьютер, который можно использовать как для ПРО, так и в качестве машины общего назначения для самых продвинутых научных центров (впрочем, в итоге как научный суперкомпьютер проект не взлетел).

«Эльбрус-1»


Разработка «Эльбрус-1» занимает долгих десять лет – с 1970 по 1980, и параллельно открывается НИОКР на «Эльбрус-2» (в итоге они выходят с разницей всего в 4 года, и вторая версия – куда знаменитее, оставив своего предшественника в тени).

На роль грядущей суперЭВМ претендует аванпроект БЭСМ-10 – Мельникова и Королева, М-13 – Карцева и «Эльбрус-1» – Бурцева.

В 1974 Лебедев умирает и БЭСМ-10 отклонена (тем более что ее архитектура и схемотехника была просто чудовищной), Карцеву разрешают построить М-13, но тормозят проект изо всех сил так, что, не выдержав напряжения, тот умирает. Мельников отправляется строить свой magnum opus – клонировать Cray-1, но безуспешно, «Электроника СС БИС» так и не пошла в серию.

В итоге у нас остался один «Эльбрус».

В процессе проектирования у ИТМиВТ возникают многочисленные проблемы – два проекта такой сложности: суперкомпьютер и 5Э26 вести чрезвычайно сложно, хотя их элементная база и совпадает.

К этому добавляется то, что многочисленные косяки в 5Э26 невозможно исправить, как обычно принято, силами завода – слишком сложная техника. Кривошеев надрывается вместе с коллективом, разрываясь между лабораторией, полигоном и производством.

Волею административной системы, никогда не знавшей истинной стоимости инженерного труда, лаборатория, изначально созданная для целей разработки и готовая заниматься этим дальше, фактически превращается в центр сервисного обслуживания для сопровождения документации, поддержки серийного выпуска и применения ЦВК. Четыре года, вплоть до окончания государственных испытаний С-300, сотрудники и их руководитель провели в пространстве между заводами изготовителями, полигонами и стендами главных конструкторов систем. Возможность получить квалифицированную помощь в любом месте и в любое время простым звонком в министерство вполне устраивала пользователей ЦВК. Руководство института, целиком занятое проектом «Эльбрус», против такого развития событий особо не возражало.

Кривошеев получил полный комплект наград – от звания доктора наук до Госпремии, а далее началась миниатюрная версия игры «распили деньги соседа», в которую обожали играть советские НИИ, только на уровне одного ИТМиВТ (вообще, после смерти Лебедева, который держал всех в узде, на фоне общего застоя 1970-х и в головном институте советского компьютеростроения начались разборки – всех прочих они уже победили, осталось воевать самим с собой).

Но дальнейший ход событий показал, что руководство института было единодушно в одном: все, что напрямую не связано с проектом «Эльбрус» – ему мешает. Вместо развития достигнутых результатов и продолжения работ по ЦВК 5Э26 было предложено взяться за отладку аппаратуры в проекте «Эльбрус». Предложение абсолютно бесполезное технически, но еще раз подчеркивающее, что теперь-то уж точно все силы института сосредоточены именно на этом проекте. Модернизация 5Э26 на долгие годы зависла на перевыпуске документации, то есть перетрассировке всех ячеек и блоков с целью избавления от навесного монтажа. Разработки, базирующиеся на 5Э26, свободно передавались сторонним организациям, вместе с документацией. К исполнению же предлагались работы по проекту «Эльбрус». Кривошеев, как подчиненный, был обязан брать эти работы на исполнение, и относиться к ним со всей ответственностью. В результате коллектив, в прошлом связанный единой целью, дробился, отколовшиеся части явно или фактически отходили от тематики. Большая часть лаборатории была переведена на разработку специализированных устройств к тому же Эльбрусу, изначально в его архитектуре не предполагавшихся. Устройств, без которых системы цифровой обработки реального времени уже не мыслились: процессоров ЦОС (6ДВФ-1 и МВР-1) и векторного процессора с динамическим управлением конфигурацией исполнительных устройств.
Интерес к 5Э26 вернулся в начале восьмидесятых, когда началась модернизация системы С-300. Заказчики системы, привыкшие видеть институт «под рукой» при всех критических ситуациях, настояли на модернизации 5Э26. Наступил уникальный момент для реального продолжения работ, будь на то желание института и понимание значения руководством именно этой темы для будущего Института. В лаборатории буквально за месяц был проработан технический проект, предполагавший первоочередное решение давно назревших проблем. Простой заменой ферритовой памяти на полупроводниковую и источников питания на импульсные объем, вес и потребляемая мощность ЦВК снижались в два раза. Доработки процессора повышали его производительность и избавляли от ассоциативной памяти. Все это позволяло гарантировать двукратное увеличение производительности и памяти, приведенное к выделенному объему пространства. И только следующим этапом, предлагалось изменение архитектуры процессора, обеспечивающее, как минимум, двукратное увеличение его производительности. Реализация проекта, использующая только освоенную элементную базу, позволила бы получить ЦВК с характеристиками, обеспечивающими потребности как текущей, так и последующей модернизации системы С-300. Можно только догадываться, чем руководствовался главный конструктор ЦВК 5Э26 В.С. Бурцев, отвергнув этот вариант. Возможно тем, что занятый полностью «Эльбрусом», он не имел сил и возможности заниматься этим проектом, а векторный процессор, производительность которого получалась на порядок выше, чем у процессора «Эльбрус», был в этот момент для него гораздо важнее, чем будущее его же детища, которому он в свое время отдал столько сил?
Модернизация свелась к изготовлению ЦВК 5Э265 по переизданной документации в конструктиве, разработанном заводом. Нигде не упоминаемый сейчас, как будто его и не было, 5Э265, легко прошел заводские и государственные испытания. С 1983 года пошел в серию и до развала Союза выпускался двумя заводами.
В общем количестве изделий 5Э26 большую часть – 1 500 штук составляют именно эти ЦВК. Тогда же выходит постановление о разработке ЦВК 40У6 с параметрами, близкими к ранее отвергнутому варианту модернизации 5Э26, и неясными сроками выполнения, по причине неготовности конструкции и элементной базы. Главным конструктором этого изделия назначен был Е.А. Кривошеев.

В 1984 году сразу же после принятия в серию «Эльбрус-2» на лебедевском корабле случился бунт.

ИТМиВТ, как мы уже говорили, в отсутствии конкурентов пожрал сам себя, Рябов и Бабаян низложили своего директора Бурцева, началась самая мутная история советского компьютеростроения 1980-х – мифический «Эльбрус-3», но об этом подробнее позднее.

Несмотря на все заслуги, Бурцева выжили на рядовую работу в Вычислительный центр коллективного пользования АН СССР, его дальнейшая судьба также будет рассмотрена ниже.

Восьмидесятые


Вообще, рассказывать о временах 1980-х достаточно тяжело. СССР уже неотвратимо летел к развалу, и многие наверху это отлично понимали. Простые и искренние партийные дураки и властолюбцы 1960–1970 гг., которые принимали неверные решения в силу обычного дубового невежества или же своей гордости, в 1980-е постепенно стали вытесняться людьми, которые прекрасно понимали, что надо ковать железо, пока горячо. Еще лет 5–6, а далее, как в старом анекдоте, эмир помрет, и спросить с них станет некому, а второй такой шанс заработать неизвестно представится ли.

В результате с 1984 года главным разработчиком бортового компьютера С-300 и номинально, и фактически стал один Кривошеев, который постарался в условиях конкуренции за финансы уже с группой Бабаяна и «Эльбрусом-3» продолжить работы по 40У6.

Получалось так себе.

Навязанная соображениями унификации конструкция ЦВК была совершенно непригодна для многопроцессорного комплекса с общим полем памяти. Низкая степень интеграции элементной базы не позволяла создавать законченные устройства в компактном объеме, и быстродействие пожиралось длинами связей. Внешний интерфейс ЦВК состоял из нестандартных каналов, к тому же не имевших апробации у заказчика. Вся разработка больше напоминала эксперимент для проверки новых идей и решений для грядущей модернизации системы.

В итоге пришлось воткнуть уже пятикратное резервирование, добавить систему программного контроля оборудования и постоянную память на EEPROM, производство которой к тому моменту худо-бедно освоили «Микрон» и «Интеграл».

Часто ЦВК С-300 называют реконфигурируемым или даже динамически реконфигурируемым, однако, это фундаментальная ошибка терминологии. С точки зрения системной архитектуры, реконфигурируемыми называются машины, не имеющие программного управления, когда сама ЭВМ изменением структурных блоков подгоняется под задачу. Реконфигурируемым (а не программируемым!) был, вопреки мнению большинства, ENIAC (а вот SSEC как раз был статичной машиной, управляемой программой).

В настоящее время наиболее известна технология FPGA, позволяющая, грубо говоря, подогнать чип к задаче. 40У6 же был самой обычной машиной, имеющей самое обычное программное управление, «реконфигурируемость» его заключалась в том, что операционная система следила за состоянием комплекса и оперативно выводила из использования некорректно отработавшие узлы, подключая вместо них такие же резервные.

Эта архитектура впервые возникла на Западе в 1976 году, когда стартап Tandem Computers, Inc. представил отказоустойчивый сервер Tandem/16 NonStop. Машины Tandem шокировали посетителей всех компьютерных выставок тем, что им предлагалось выдернуть из работающего мейнфрейма несколько любых плат – после чего NonStop продолжал работать, как ни в чем не бывало!

В 1996 патенты Tandem на отказоустойчивые архитектуры были выкуплены Compaq, а в 2001 году уже Compaq слилась с Hewlett Packard, линейка NonStop переехала на Itanium и легла в основу самых мощных серверов HP – Superdome.


Плата памяти от первого в мире отказоустойчивого сервера Tandem T/16, далее Tandem NonStop I и Tandem NonStop VLX (https://en.wikipedia.org, https://ifdesign.com)

Несмотря на неоригинальность идеи, 40У6 получился в целом неплохой по меркам СССР машиной, процессор на допотопных дискретных ИС удалось разогнать до 3 MHz, в систему добавилась аппаратная поддержка наиболее распространенных элементарных функций.

Производительность составляла 0,75 MIPS, но было очевидно, что к этому времени советское компьютеростроение представляет собой труп, движимый на честном слове и упорном отказе признавать свое состояние.

Чахлый процессор Intel 8080A выдавал 0,435 MIPS/3 MHz еще в 1976 году, MOS Technology 6502 от первого Apple – 0,43 MIPS/1 MHz в 1977 году, как и Motorola 6802 – 0,5 MIPS/1 MHz.

В 1980-е же над такой мощностью в объеме грузовика размером с морской контейнер можно было только посмеяться: Intel 8088 0,75 MIPS/10 MHz (1979), Motorola 68000 (процессор… кгхм, приставки Sega Genesis) 1,4 MIPS/8 MHz (тот же 1979) и наконец могучий Intel 286 1,28 MIPS/12 MHz (1982).


Эквивалентные системы. Сверху – знакомая каждому школьнику 1990-х Sega Genesis и ее процессор Motorola 68000, выпущенный в 1979 году. Снизу – солдат разбирает хтонический процессор 40У6 на дискретных элементах, 1993 год. (https://www.retrodomination.com, https://classicalgaming.files.wordpress.com)

Фактически можно было купить у японцев пять приставок Sega и собрать то же самое с пятикратным резервированием.

Естественно, можно сделать упор на то, что 40У6 имел уникальную систему команд, которую было бы дорого (с т. з. производительности) эмулировать на обычном процессоре, но, пардон – в те годы был расцвет заказных чипов, АЛУ всех мастей и bit-slice архитектур специального назначения, созданных как раз для реализации любых систем команд, которые пожелает душа заказчика. При этом, в отличие от всяких гражданских 286-х, мощность кастомных чипов и плат измерялась десятками MIPS.

На Западе 1980-е были золотой эрой расцвета всевозможнейших архитектур – были выпущены тысячи чипов на любой вкус и кошелек, от транспьютеров до цифровых сигнальных процессоров. Городить вагон на колесах в эпоху решений на 5–10 кристаллах – это был уже диагноз отечественной компьютерной программе.

В 1988 году закончился очередной виток производственного ада и 40У6 был принят.

Всего было изготовлено около 200 комплектов, использовавшихся в разных модификациях С-300 вплоть до 2000-х годов.

В настоящее время они заменены на «Эльбрус-90 Микро», но это уже совсем другая история.

Для современных кладоискателей могут быть интересны оценки стоимости материалов, использовавшихся в подобных ЦБК, выложенные на сайте одного из блогеров, возможно, служившего когда-то на С-300П. В микросхемах и разъемах содержалось примерно 3 кг золота и 20 кг серебра.

Работу ИТМиВТ после 1985 года хорошо описывает коллега Кривошеева, к.т.н., доцент кафедры ВМСС МЭИ П.Д. Софронов в интервью «Евгений Александрович Кривошеев: биографический очерк создателя ЭВМ для противоракетного комплекса С300»:

Это была последняя машина, разработанная под руководством Евгения Александровича Кривошеева. Она же была последней, доведенной до производства, и в истории института. На этом месте можно бы и окончить повествование, поскольку дальнейшие события для Кривошеева и его лаборатории оказались не подъемом к новым вершинам, а сползанием с горы в селевом потоке, который нельзя ни остановить, ни изменить его направление.
На этой невеселой ноте бывший начальник отдела ИТМ и ВТ Павел Дмитриевич Софронов закончил в 2011 году свои воспоминания о Евгении Александровиче Кривошееве и замечательных достижениях его коллектива. Продолжая его воспоминания, не могу не перефразировать известную фразу В.И. Ленина о том, что «коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны».
Лозунг «советская власть плюс Эльбрусизация всей страны» так же оказался далеким от реальности. Серия первых «Эльбрусов» не стала столь успешной как 5Э265 – 40У6, своеобразных автоматов Калашникова в области ЭВМ, в основном из-за того, что перекладывание на аппаратуру многих функций системного программного обеспечения не соответствовало тогдашнему уровню надежности отечественной элементной базы. Американцы, в том числе фирма Берроуз, в свое время в 1970-х годах отказались от развития линии ЭВМ со стековой архитектурой и повышенным уровнем внутреннего языка, и тогда только руководство ИТМиВТ продолжило и развило эту линию.

В следующей части мы начнем разбирать эпопею с «Эльбрусом», темных пятен в которой столько, что даже история БЭСМ-6 покажется простой, понятной и уютной.
Автор:
Использованы фотографии:
https://www.timetoast.com, https://simhq.com, http://tcm.computerhistory.org, https://history-computer.com, https://computerhistory.org, https://www.ll.mit.edu, https://en.wikipedia.org, https://ifdesign.com, https://www.retrodomination.com, https://classicalgaming.files.wordpress.com
50 комментариев
Объявление

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, ежедневно дополнительные материалы, то что не попадает на сайт: https://t.me/topwar_ru

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. tralflot1832
    tralflot1832 29 декабря 2021 18:39
    +6
    Кто в этом понимает,для меня боги.Потеряли программу холодустановки,зопа.С тремя жжж.Хорошо что были Калининградцы в 200 милях от нас Сходили на встречу друг с другом..зКалининградец засунул свой блочек с памятью в наш сарай ,скопировал и всё заработало.2 эл.механик класса А2 имел бледный вид и растроенное сердце.яОказывается просто блок питания сдох,блока памяти.Цена 50 $ а ушерба на 150 000$.Извините не в тему,до сих пор не могу понять,как 22 футболиста засунули в игровую приставку. hi
  2. С.Викторович
    С.Викторович 29 декабря 2021 18:46
    +2
    Автор подтверждает историю уничтожения российской линии ЭВМ и явно поддерживает тех самых уничтожителей. Радуется, аж слюни текут. Все на самом деле было не так однозначно.
    1. Turist1996
      Turist1996 30 декабря 2021 03:44
      +6
      Автор вообще, сразу видно, большой любитель заявлять, что все в СССР было не так и делалось наперекосяк, одного только не понятно: отчего это нынешние российские системы ПВО и ПРО на голову превосходят все остальное, что есть в мире?!
      Короче, очередной Шпаковский в плане "позвиздеть" насчёт СССР.
      Много фактов, перевранных и поданных с явным передергиванием.
    2. Владимир_2У
      Владимир_2У 30 декабря 2021 04:01
      +6
      Цитата: С.Викторович
      и явно поддерживает тех самых уничтожителей. Радуется, аж слюни текут.
      Нет, ну хвалит советских инженеров, через губу правда.
      Но вот эти строки раз за разом вставляемые в разных вариациях показывают общий уровень автора.
      В США и Британии было и второе сословие, бизнесмены, они включили все свои таланты убеждать людей в том, что им нужно то, о чем сами люди еще не подозревают, и за 10 лет создали миллиардную индустрию на тысячи ЭВМ.

      Плевать автору что IBM, к примеру, аж с конца позапрошлого века сложные счётные машины делала. Что в России того времени даже близко ничего не было и не предполагалось, кроме разве артрасчётчиков на флоте, а значит отставание с ходу не менее 20 лет.
    3. qqqq
      qqqq 30 декабря 2021 09:20
      0
      Цитата: С.Викторович
      Все на самом деле было не так однозначно.

      Оно конечно, осознавать, что в чем то мы серьезно проигрываем не очень приятно. Но в поддержку автора скажу, что в 92 г. друзья писали диплом и были на практике в Киеве на секретном заводе, так там КБ работало над переводом ЭВМ США на нашу элементную базу. Так вот эта ЭВМ была уже ровно 10 лет как в эксплуатации и там у них уже должна была быть принята новая, на порядок (это уточню в 10 раз) с более высокими характеристиками, а мы еще машину даже 10 летней давности не могли освоить.
  3. YuryPVO
    YuryPVO 29 декабря 2021 19:14
    +7
    Статья познавательная.
    Хочу отметить, что для подготовки инженеров по эксплуатации С300 в 1975 г. был создан факультет в МВИЗРУ. А в 1977 году на учебном полигоне МВИЗРУ уже был развернут С300 для изучения курсантами и для переподготовки офицеров запаса.
  4. viktortarianik
    viktortarianik 29 декабря 2021 19:35
    +4
    Читаю, ни черта не понимаю, но захватывает, интересно!
    1. stankow
      stankow 30 декабря 2021 17:50
      -4
      Да, захватывающее. Но в корне - лживое и клеветническое. Пропагандисты, сыр !
  5. Авиатор_
    Авиатор_ 29 декабря 2021 19:39
    +8
    мы понимали, что каждый грамотный инженер может извлечь эту информацию отовсюду, а им хотелось, чтобы это было одно место.

    И почему эти "грамотные инженеры" не извлекли эту инфу отовсюду, а полезли в магнитный барабан? Кто-то врёт, похоже.
    На что Ляпунов ответил:
    – Мой результат в сто раз важнее всего, что там записано и опечатано!
    …я записал его результат на барабан, стерев большой пул информации, записанный атомщиками...

    А вот это уже интересно. Есть подозрение, что затерев инфу Ливерморской лаборатории в так боготворимой автором стране (США) вполне можно было усесться на электрический стул. Но это же не кровавый СССР, это другое!
    1. BlackMokona
      BlackMokona 30 декабря 2021 10:29
      0
      Потому что если барабан сдох, то извлечь информацию ниоткуда нельзя после этого.
      Это как у вас инфу с жёсткого диска можно снять и через ДВД привод пишуший, через УСБ, через изернет кабель, с монитора в конце концов и тд.
      А если он сдох, то всё лезь к нему.
      1. Авиатор_
        Авиатор_ 30 декабря 2021 18:30
        +1
        Про барабан всё ясно. Раздражает умиление автора заокеанской державой. Интересно, это он всё отсюда пишет? Жаль, на ВО отменили флаги комментаторов.
        1. BlackMokona
          BlackMokona 31 декабря 2021 07:53
          0
          Ну так он явно крайне сильно погружен в историю компьютерной революции. А там США разгромили СССР без шансов. Вот со своей стороны и видит всё
    2. ВладГТН
      ВладГТН 9 января 2022 01:23
      0
      Плёнки полетов на луну потёрли, никто не присел.
      Грунт потеряли.....
  6. tolancop
    tolancop 29 декабря 2021 20:15
    +9
    Чем дальше читаю этот цикл, тем сильнее убеждаюсь, что автор просто собрал в кучу сведения из разных источников и не обдумывая выливает это на головы читателей. И по многим вопросам автор просто не в теме.
    "...Второй проблемой было чудовищное качество советских комплектующих, экспоненциально падающее с возрастанием их сложности. В том числе и поэтому БЭСМ-6 многие считали эталоном надежности. Секрет был вовсе не в гении Лебедева, просто запороть транзистор было чуть сложнее, нежели интегральную или гибридную схему (хотя в начале СССР и с этим справлялся)...."
    Про качество комплектующих - не соврал. В остальном - лажа. В правильно спроектированной схеме при нормальном режиме эксплуатации нельзя запороть ни транзистор ни ИМС. Другое дело, если транзисторы, ИМС и т.п. паспортные режимы не держат из-за низкого качества. Но это вопрос скорее к бракоделам, а не проектировщикам. Массовые отказы возможны еще и при попытках выжать по максимуму из элементов и заставить работать их на предельных режимах. Но о правильной проектировке в этом случае и речи быть не может. И, кстати, встречал разъяснение надежности БЭСМ-6: именно грамотный подход к проектированию. В схемах был заложен не обычный 30% запас по предельным параметрам при работе элементов, а 70%. С моей точки зрения как раз правильный подход разработчика, учитывающего низкое качество комплектующих.

    "...Несмотря на неоригинальность идеи, 40У6 получился в целом неплохой по меркам СССР машиной, процессор на допотопных дискретных ИС удалось разогнать до 3 MHz, в систему добавилась аппаратная поддержка наиболее распространенных элементарных функций.
    Производительность составляла 0,75 MIPS, но было очевидно, что к этому времени советское компьютеростроение представляет собой труп, движимый на честном слове и упорном отказе признавать свое состояние.
    Чахлый процессор Intel 8080A выдавал 0,435 MIPS/3 MHz еще в 1976 году, ...."

    Автор сравнивает кислое с теплым, сопоставляя производительность 40У6 и 8080А по количеству операций в секунду. Слишком разные процессоры. Один 8-ми битный целочисленный (да еще с аккумуляторной системой команд!), другой имел АЛУ с фиксированной запятой (разрядность процессора как-то упустил). Один по сути голый, а второй имел нехилую аппаратную поддержку для вычмсления некоторых элементарных функций. А в результате: если не считать никчемные операции в секунду, а прогнать реальную задачу на 40У6 и 8080А, то полагаю, что Интеловский процессор окажется в луже жидкого-жидкого дерьма.
    Но на эти тонкости обратит внимание только подготовленный человек. Т.ч. автор формально вроде и не соврал, а по факту как раз и попытался обмануть читателя.

    Но автор не был бы самим собой, если бы не попытался накидать еще известной субстанции на вентилятор.
    "...Естественно, можно сделать упор на то, что 40У6 имел уникальную систему команд, которую было бы дорого (с т. з. производительности) эмулировать на обычном процессоре, но, пардон – в те годы был расцвет заказных чипов, АЛУ всех мастей и bit-slice архитектур специального назначения, созданных как раз для реализации любых систем команд, которые пожелает душа заказчика. При этом, в отличие от всяких гражданских 286-х, мощность кастомных чипов и плат измерялась десятками MIPS..."
    С заказными чипами для ЭВМ ПВО особенно смешно. Во-первых: заказной чип рентабелен при тираже в сотни тысяч экземпляров, до которого тираж ЭВМ ПВО явно не дотянет. Т.ч. стоимость выйдет вполне сопоставимой с тем, что имели в реальности. Во-вторых: и кто бы эти заказные чипы нам проектировал? забугорные конторы? Для ПВО СССР? Автор в самом деле неумный человек или прикидывается? НЕТ!!! Человек он неглупый. А вот другую характеристику ему подберете сами...
    1. Turist1996
      Turist1996 30 декабря 2021 03:48
      +10
      Полностью согласен. Ещё один идейный борец с "проклятым совком", получивший от "совка" все, включая высшее образование.. Как раз в стиле Вячеслава Олеговича..
    2. Falcon5555
      Falcon5555 30 декабря 2021 10:21
      -2
      в те годы был расцвет заказных чипов, АЛУ всех мастей и bit-slice архитектур специального назначения, созданных как раз для реализации любых систем команд, которые пожелает душа заказчика
      Ввиду своего (небольшого) опыта этому я вполне верю. Верю и тому, что и цены по американским меркам не кусались. Это рыночная экономика: ты не сделаешь дешевле - конкурент сделает. Автор - энциклопедист.
    3. Hexenmeister
      Hexenmeister 30 декабря 2021 11:00
      +2
      Во-первых: заказной чип рентабелен при тираже в сотни тысяч экземпляров, до которого тираж ЭВМ ПВО явно не дотянет. Т.ч. стоимость выйдет вполне сопоставимой с тем, что имели в реальности. Во-вторых: и кто бы эти заказные чипы нам проектировал? забугорные конторы? Для ПВО СССР?
      Мне кажется тут все намного сложнее, и себестоимость не главное. По сути с точки зрения "обычного" производства любая сложная военная техника это штучный товар! Сколько всего комплексов ПВО или истребителей? Ну сотня, несколько сотен в лучшем случае, ни один производитель электронных компонент не возьмется за такую серию, даже если микросхема будет в тысячу раз дороже. Когда с этим хоть как-то реально столкнешься, быстро понимаешь, что можно изначально разработать на единой технологии серьезный блок, его перевести в последствии на один "большой" кристалл, что даст офигенный выигрыш в конструктиве (габариты, веса, потребление), но помогать тебе "переводить" на кристалл и выпускать его никто не будет, только если ты все это не сделаешь сам! То есть дополнительное и дорогостоящее оборудование, дополнительные специалисты, и тут от конкретных разработчиков ничего не зависит, а начальству этот геморой не нужен, поэтому и будут "маленькие шажки" вперед, да еще и с опозданием, вместо прорывной разработки!
      1. tolancop
        tolancop 30 декабря 2021 12:33
        0
        Hexenmeister (Алексей), согласен, что рентабельность при производстве военной техники, скажем, так не основной фактор. И в отдельных случаях, имеет смысл пойти на астрономические затраты ради нескольких экземпляров, в случае, когда на первом месте стоят массогабаритные характеристики изделия. Но спецЭВМ для С300 явно не тот случай.
        1. Hexenmeister
          Hexenmeister 30 декабря 2021 13:13
          0
          Я конечно не специалист в области производства электронных компонент, но наверное все зависит от конкретики. Если брать те же самые ЭВМ для комплексов ПВО, то нужно всегда помнить, что, например, СНР-75В наводила ракеты безо всяких ЭВМ, и математические задачи, решенные в ней, были не из простых. И проектировать ЭВМ для С-300, занимающую по габаритам товарный вагон... тут где-то ошибка в самой идее, то есть идеологии построения ЭВМ, да и наверное комплекса в целом, и ситуация с ней более похожа на "проталкивание своих идей" несмотря на "новые веяния" в окружающем мире. Ну нет смысла делать "свое, но с вагон", если можно "передрать чужое" и уместить в ведре. Вы видели бортовую ЭВМ РЛС Су-27 образца 1985 года? Там при "мизерных" вычислительных способностях было реализовано очень много, но там была "совсем" другая идея, хотя "летать она не давала", как и комплекс ПВО.
          А на счет "тот случай, или не тот", когда под вопросом жизни многих людей, любая РЛС комплекса ПВО станет "тем случаем", при условии комплексной эффективности!
  7. Евгений КЕВ
    Евгений КЕВ 29 декабря 2021 21:49
    0
    Как грустно все это читать. Мне интересно - как сейчас обстоят дела с вычислительными комплексами в ВС России? Насколько надежны наши системы вооружения? Неужели описываемая в статье картина до сих пор не изменилась?
    1. rtv
      rtv 30 декабря 2021 04:49
      +7
      Картина, описываемая в статье, принадлежит альтернативной реальности в воспаленном бреду автора. Не переживайте, все намного лучше. У нас на КП корпуса стоял многомашинный комплекс, работавший в режиме 24/7 с восьмидесятых и не удивлюсь если он и ему подобные до сих пор работают по причине своей надежности. Тут явная цель набросать на вентилятор. Проблемы были, есть и будут, но то что несет "автор" это желтуха полная.
  8. ban
    ban 29 декабря 2021 23:31
    +3
    В 1969 году началась разработка знаменитого комплекса С-300. Поскольку он с самого начала задумывался как мобильный, а возить с собой компьютер 100 кв. м – было слишком круто даже для СССР, Бурцев получил заказ собрать машину, которую можно затолкать в большой грузовик. Естественно, потребовался переход на интегральные схемы.


    А С-200?! На лампах!
    Автор в курсе, какая машина там была?
    Вот точно аналогов на западе не было!!!
  9. moscowp
    moscowp 30 декабря 2021 08:53
    -6
    Сколько под статьями автора появляется политруков-охранителей памяти об СССР! Просто поразительно! А некоторые даже на политруков не тянут - советские вахтерши: "Антисоветчина!? Сталин бы тебе показал!!!"
    Мир не бинарен, господа-товарищи, просто на всякий случай вам напоминаю.
    1. stankow
      stankow 30 декабря 2021 18:00
      0
      А память о нашей молодости !? Память о наших коллег ? Ведь это мы всех этих машин проектировали, производили, настраивали, сдавали, поддерживали. Это нас описывают этаких идиотов ! Не промолчим !
    2. Авиатор_
      Авиатор_ 30 декабря 2021 18:35
      +2
      Сколько под статьями автора появляется политруков-охранителей памяти об СССР!

      Ошибаетесь, господин! Профессиональные политруки в полном составе рванули в рыночную экономику и уже 30 лет как поливают СССР в меру своих возможностей, на ВО есть более чем характерные примеры. Назвать, или и так всё ясно?
      1. moscowp
        moscowp 30 декабря 2021 18:40
        +1
        Не надо, спасибо. Как «охранители», так и «поливатели» мне одинаково неприятны.
  10. Виктор Ценин
    Виктор Ценин 30 декабря 2021 10:08
    +4
    >…я записал его результат на барабан, стерев большой пул информации, записанный атомщиками...

    Стоит поинтересоваться-получается резервного барабана не было, дабы сохранить результаты атомщиков, а новые данные на дублирующий барабан? А то с атомщиками нехорошо получилось, я бы тоже рассвирепел.
  11. Евгений КЕВ
    Евгений КЕВ 30 декабря 2021 11:48
    0
    Очень грустно читать прошлое нашей вычислительной техники. Сейчас то как обстоят дела? Мы так же далеко позади, или подтянулись? Как умудряемся делать новое эффективное оружие?
    1. Ua3qhp
      Ua3qhp 30 декабря 2021 14:09
      +4
      Вы набро на вентилятор в этой статье увидели.
      Кстати. Комплекс связи для С300 начали делать в 1968г.
      И опять автор упорно не вспоминает про DEC овскую линейку компьютеров с СССP.
      Ну а эпопею по производству аналога TMS320C10 надо в отдельной монографии описывать.
  12. Костадинов
    Костадинов 30 декабря 2021 12:58
    +5
    Советские изделия и в атомной, ракетной и космической техники и в ПРО били лучше или по меньшей мере не хуже чем конкурентов. Если у них компютери били так плохи то ето означает что значение самих компютеров для техники не так большое. Как ответил один русский дипломат, когда ему британский журналист сказал что его смартфон технически современее чем русская ракета Союз - "тогда отправляйте ваших астронавтов в космос на вашем смартфоне".
  13. Zaurbek
    Zaurbek 30 декабря 2021 14:25
    +2
    А если бы БЦЭВМ для С300 собрали бы на 286 или 386 компьютерах? Это была бы "Звезда смерти"?
    1. ANB
      ANB 30 декабря 2021 17:56
      +1
      . бы на 286 или 386 компьютерах

      Процессорах.
      Не получилось бы. 286 и 386 многопроцессорную архитектуру ещё не поддерживали. А один даже 386dx мог не потянуть. Да и завести их не могли, когда делали с300. Плюс в военную технику их стремно ставить, так как закладки в кристалле не выцепить.
      1. stankow
        stankow 30 декабря 2021 18:39
        0
        386 аппаратно плавающую запятаю не подерживал. Ставили внешнее FPU.
        1. ANB
          ANB 30 декабря 2021 21:20
          +1
          . 386 аппаратно плавающую запятаю не подерживал. Ставили внешнее FPU.

          286 и 386sx не поддерживали. В 386dx был встроенный сопроцессор.
          1. Hexenmeister
            Hexenmeister 30 декабря 2021 21:52
            +2
            386dx был встроенный сопроцессор.
            Был такой случай, когда команда "профессиональных" программистов, используя 386-й с математическим сопроцессором не смогла решить тригонометрическую задачу в реальном масштабе времени для нужд одного технологического прибора, а коллектив инженеров решил её в реальном масштабе времени, используя лишь целочисленный восьмиразрядник. Вычислительная мощь сопроцессора вещь лукавая...
  14. stankow
    stankow 30 декабря 2021 17:43
    +2
    Некомпетентьность автора можно сравнить только с его ненависти кo всему русскому. И это привело его к ожидаемому результату. Сравнить боевую систему управления, законченную, военную, с двумя рабочими местами, с апаратурой сопряжения, диагностики, интерфейсов, В/В, оцифрования, передача данных, резервирования, питания, охлаждения, вибро и ударозащиты. Работающая при активном противодействие противника, со развитом и оттестированном ПО, прошедшей жесточайших комплексных испытаний в широком температурном диапазоне, ЕМИ и радиационного воздействия. ... С пластиковой игровой приставкой ! :D :D По одному параметру ! :D Ожидаемое опозорение.

    Фактически можно было купить у японцев пять приставок Sega и собрать то же самое с пятикратным резервированием.

    Шедевр ! :D :D Как-никак 35 лет, с перестройки, шли к этому триумфу словесности ! :D
  15. stankow
    stankow 30 декабря 2021 17:47
    0
    Цитата: С.Викторович
    Автор подтверждает историю уничтожения российской линии ЭВМ и явно поддерживает тех самых уничтожителей. Радуется, аж слюни текут. Все на самом деле было не так однозначно.

    А точнее - однозначно не было так :)
  16. Читателль 2013
    Читателль 2013 30 декабря 2021 18:08
    0
    Я так понимаю, что первая персоналка стояла на апполоне на луну, интересно было почитать про это направление
    1. stankow
      stankow 30 декабря 2021 18:44
      +1
      Ничего общего с персоналкой. Ни по задачам, ни по архитектуре, ни по интерфейсу, ни по ПО. Просто толковый бортовой компъютер модели 1961-го. Один из первых на TTL схемах самой низкой степени интеграции. Есть схема в сети. Есть сохранившийся экземпляр. Любители его восстанавливают, работает.

      http://klabs.org/history/ech/agc_schematics/
  17. Shahno
    Shahno 30 декабря 2021 18:40
    +2
    Неплохая статья,видно что автор не просто копипастил,а тему понимает не плохо...Ощущение,что поработал в НИИ в 80-х. Есть просто вещи-намеки,сленг, отношению к Лебедеву...
    Это кстати истоки сегодняшнего отставания. Атмосфера вообще описана точно.
    1. ANB
      ANB 30 декабря 2021 21:26
      +3
      . Это кстати истоки сегодняшнего отставания.

      А нет уже никакого отставания. Мы практически перестали делать компьютеры. Пытаются просто восстановить хоть что-то, так как для государства и военных использовать импортные процессоры просто не безопасно.
      Развивается разработка прикладных программ. С системными (ОС, СУБД) никто не связывается. Это уже неподъемно. Хотя гугл андроид допилил таки до вполне рабочего состояния.
      1. danka111
        danka111 31 декабря 2021 07:26
        +3
        Было все, и все, как минимум, не однозначно.
        Тупая дремучая надстройка КПСС везде за бороду марксизм-ленинизм пыталась притащить-прилепить. Ты думаешь - партия в распространении радиоволн не разбирается? - обувал меня первый помощник на танкере...
        СССР - родина слонов и наши карлики самые большие...
        Что я видел и с чем работал лично?
        1985 год, лихтеровоз "Алексей Косыгин", Новейшее чудо судостроения, перевозил 84 лихтера по 400 тонн, а мог и 84 танка - танковую дивизию! - где надо выгрузить. И стояла на нем система Бирюза, ЭВМ, комплекс, что то типа БИУС, отвечала за все - навигацию, расчет погрузки и безопасность мореплавания и ХЗ что еще. Номер комплекта ДВА. А номер ОДИН стоял как стенд в Киеве. Блоки, платы, провода, телетайпы для ввода и вывода. Главный блок с монитором ЭЛТ был до мм и зеленого экрана похож на спутниковый навигационный американский терминал системы TRANSIT производства MAGNAVOX. И не работало это чудо ни хрена. По гарантии из Киева во Владивосток с каждым приходом прилетали спецы.
        Сначала двое, потом 4,8, последний раз при мне человек двадцать пять с женщинами-монтажницами, у каждой свой паяльник. Дергали платы, протирали спиртом, думали-паяли.
        Ходила байка, что сперли тот комплекс у Magnavox'а, на какой то выставке подошли американцы в монитору, ввели код и вместо Бирюзы на дисплее загорелось Magnavox.
        Был большой скандал - кто разрешил?
        Спецы подтвердили, что самым сложным было найти, где этот Magnavox зашит.
        На медкомиссии народ с Косыгина уже по какому то нервному синдрому узнавали.
        Здесь присутствует уважаемый KIG, он там был помощником капитана по электронике, так кажется по судовой роли. Он не даст соврать.
        Это я к чему вспомнил? Энергию народа направляли куда угодно - в колхозы на картошку, лозунги рисовать, к юбилею любимого Леонида Ильича рекорд поставить..., а сперли у американцев систему и нормально запустить не смогли. Нормальные чипы создать не могли.
        Надеюсь когда нибудь догоним, Турцию или Корею...
        1. ANB
          ANB 31 декабря 2021 16:11
          0
          . Спецы подтвердили, что самым сложным было найти, где этот Magnavox зашит.

          Простейшее шифрование константы по xor другой константой и без отладки этот текст уже не найти. А смотреть под дебагером большую программу практически не реально. Проще новую написать.
  18. Костадинов
    Костадинов 31 декабря 2021 13:20
    0
    Цитата: danka111
    Энергию народа направляли куда угодно - в колхозы на картошку, лозунги рисовать, к юбилею любимого Леонида Ильича рекорд поставить..., а сперли у американцев систему и нормально запустить не смогли. Нормальные чипы создать не могли.
    Надеюсь когда нибудь догоним, Турцию или Корею...

    Енергию народа направляли там где надо и государство с несравнимо худшей начальной позиции(после войну) и несравнимо меньшими научно-техническими и финасовими ресурсами достигло стратегический паритет с США и непреривно улучшало уровень жизни населения до самого конца жизни Леонида Ильича.
    А Турция и протекторат Ю. Корея отстали на 100 лет в н-т развития от СССР 80-их годов.
  19. Dzafdet
    Dzafdet 1 января 2022 10:24
    +1
    Вообще -то конец 80-х и начало 90-х в СССР было интересное время. Киевляне родили замену СМ-1420 в очень малом объёме, валом пошли клоны Спектрум по стране, стали завозить ПЭВМ. У нас стояла ПЭВМ Априкот, которая могла заменить сразу две СМ-2М. Только тогда я стал окончательно понимать пропасть между США и нами.
  20. gregor6549
    gregor6549 1 января 2022 13:32
    +1
    С интересом воспринял первые статьи ув. А. Еременко, но по мере публикации новых статей интерес стал заменяться недоумением. Заголовки статей вроде бы об истории развития отечественных систем ПРО, а содержание цвекось в основном к повествованию об интригах вокруг создания отечественных ЭВМ, в том числе и тех, что использовались в составе систем ПРО. Я занимался разработкой систем ПВО ПРО не один десяток лет и понимаю что ЭВМ являлись и являются важной, но отнюдь не единственной составной частью подобных систем, Да, была конкуренция и не всегда здоровая и между различными научными школами и организациями, и между отдельными личностями-лидерами этих школ. Были и подсиживания, были и проблемы с отечественной компонентной базой, и с бездумным порой копированием западных технологий, но задачи создания систем ПВО/ПРО как-то решались, пусть и не всегда эффективно.
    И повторюсь, но задача создания ЭВМ для данных систем была хоть и важной, но всего лишь одной из многих. Поэтому полагаю что было бы полезно если бы автор данных статей использовал для них менее броские и более корректные заголовки, а сами статьи избавил бы от нудного копания в грязном белье.
  21. Пиджак в запасе
    Пиджак в запасе 2 января 2022 08:26
    +2
    Я восьмидесятые не застал.
    В НИИ пришел, когда там за С300В (первая советская ракета с бортовой ЭВМ) уже госпремии и ордена раздавали.
    У нас в лаборатарию тогда уже стали появляться IBM PC. Помню, когда народ первый раз увидел Windovs, у них челюсти на пол попадали. Они просто диву дались, сколько памяти расходуется на всякие рамочки, полутени и прочую мишуру декоративную. Они привыкли работать не так, у них каждый бит был на учете. Вот уж действительно Специалисты были (нач лаб, кстати, студентом в Киеве как раз тот самый магнитный барабан участвовал) , могли конфетку из любого г... сделать. Впрочем, и делали, потому у СССР и получался паритет с американами.
    1. Пиджак в запасе
      Пиджак в запасе 2 января 2022 08:32
      +2
      А потом мы узнали, что бывают такие заказные и полузаказные микросхемы, помню у эвмщиков тогда реально аж слюнки текли, когда они про это рассказывали.
      А еще потом по телеку директор того НИИ гордо рассказывал, как они на этих самых "вражеских" микросхемах делают новые ракеты, торпеды и прочую полезную для нашей армии технику.
      Видел я это интервью уже ровно 10 лет назад, а новости про готовую торпеду только в прошлом годе. Так что сроки в 10 лет с советских времен не сильно изменились.
      Мож специалисты измельчали, а мож просто жилу с микросхемами опять перекрыли, санкции однако.
  22. wlkw
    wlkw 3 января 2022 22:23
    0
    Один из таких комплексов был установлен в Центре контроля космического пространства (ЦККП), в задачи которого входило ведение каталога космических объектов на околоземной орбите. Кроме этого, ее использовали и по прямому назначению, поставив на систему ПРО А-35, впрочем, ее мощности было недостаточно для воплощения всех концепций Кисунько.
    ...
    В лучших традициях отечественных разработок система команд 5Э92б/5Э51 была крайне интересной – 48-битные данные (при этом 3 бита контроль четности) и 35-битные двухадресные инструкции. Площадь, занимаемая комплексом, тоже внушительная – более 100 кв. м.

    Машины этой серии отработали до 1980 года, когда появился первый «Эльбрус», но успели дать интересное боковое потомство.


    Дольше проработали, примерно до 1992 года, уже не помню точно.
  23. szt1980
    szt1980 6 января 2022 22:07
    0
    6502 был совсем примитивным даже не процессором, а программируемым автоматом по факту, эти мипсы у него и 8080А были сильно разные, и 8080 опережал эту поделку на своих рабочих частотах. И это, возможно, одна из причин, почему МРП скопировало 8080: его ставили в мелкие, но настоящие микрокомпьютеры с настоящей ОС и настоящим софтом, а 6502 был в каких-то игрушках - зато дешевый..