Я. П. Кульнев – герой Отечественной войны, погибший в бою

Где Кульнев наш, рушитель сил,
Свирепый пламень брани?
Он пал - главу на щит склонил
И стиснул меч во длани...
Жуковский В. А.



В портретной галерее замечательных русских военных, настоящих героев Отечественной войны 1812 года никак нельзя обойтись без имени Якова Петровича Кульнева, отважного и опытного офицера, участника множества войн конца XVIII – начала XIX веков.

Кульнев принадлежал роду небогатых мелких дворян, его отец – П. В. Кульнев (военный, участвовавший во многих знаковых российских войнах) содержал многочисленную семью на небольшое офицерское жалованье, имея при этом небольшое родовое поместье в Калужской губернии с 25-ю душами крепостных крестьян. Мать Якова Кульнева была немкой и католичкой по вероисповеданию.

Стеснённые жизненные обстоятельства и строгая христианская мораль родителей предопределила то, что 6 сыновей и дочка Кульневых с раннего детства воспитывались в уважении к труду, скромности натуры и бережливости в быту.

Я. П. Кульнев – герой Отечественной войны, погибший в бою
Портрет Якова Петровича Кульневамастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)


Уже в возрасте семи лет маленький Яков был определён в Сухопутный шляхетский военный корпус, который он в 1786 году окончил с серебряной большой медалью, и отправился служить в Черниговский пехотный полк в чине поручика. Уже в этом же году Кульнев был переведён в Санкт-Петербургский драгунский полк, в составе которого и отправился в первый свой военный поход в Турцию. Во время турецкого похода он отличился во время осады и взятии Бендер.

Будучи переведён в Переяславский конно-егерский полк, Яков Кульнев под командованием корпусного генерала Кнорринга, участвовал в 1794 году в сражениях под Ошмянами, под Лидой и в окрестностях города Вильны, а позже под Кобриным, Брест-Литовском и Варшавой в ходе подавления польских мятежей. Польскую кампанию возглавлял А. В, Суворов, простота своей жизни и забота о быте солдатской службе которого, покорили молодого офицера Кульнева и стали для него неким идеалом, к которому нужно стремиться всякому русскому военному патриоту.

Участие в польских делах принесли Якову Петровичу чины ротмистра и майора, однако, дальнейшая карьера офицера затормозилась в связи с долгими годами бездействия для Сумского гусарского полка (где Кульнев в это время служил), не участвовавшего ни в итальянской кампании Суворова, ни в войне с французами в 1804—1805 годах.

Только приняв чин подполковника и переведясь в Гродненский гусарский полк, Кульнев принимает участие в кампании 1807 года против французов. Именно здесь, в сражениях под Гейльсбергом, Гутдштатом, Фридландом, в полной мере проявились его боевая отвага и командирское навыки. За героическое поведение на поле брани Яков Петрович получает награды: орден Святого Владимира 4-й степени и орден Святой Анны 2-й степени.

В период русско-шведской войны 1808-1809 годов Кульнев снова проявил свои отличительные качества русского офицера-кавалериста. Действуя на территории Финляндии во главе арьергарда русского войска, он упорно преследовал отряд шведского генерала Адлеркрейца. Двигаясь в тяжёлых условиях пересечённой местности, в условиях жестокого финского мороза и не находя никакой поддержки среди местнорго населения, отряд Кульнева тем не менее неукоснительно наступал вслед за уходящим врагом. Перейдя в районе города Гампе-Карлеби в распоряжение генерала Тучкова, Кульнев продолжал наступление, однако, наткнувшись на шведский отряд, значительно превосходящий численностью отряд Якова Петровича, он потерпел от шведов поражение и был вынужден отступить.

Позже, однако, положение русской армии укрепилось, и Кульнев уже участвует во взятии крепости Якобштадт: за героическое поведение на поле боя он получает в награду золотую саблю с надписью «За храбрость». Вскоре Яков Кульнев снова отличается, захватив в плен шведского генерала Левенгельма (за что получает чин полковника). Смелые действия Кульнева при боях под Куортане, Лаппо и Оравайсе приносят ему новый чин генерал-майора и орден Святого Георгия Победоносца 1-й степени (согласно именному рескрипту Александра II).

В 1809 году Кульнев сумел отличиться тем, что переводит корпус генерала Багратиона через ледяные поля Ботнического залива. Согласно воспоминаниям его современников, перед этим походом Кульнев объявил людям своего отряда: «Бог с нами, я перед вами, князь Багратион за нами. Поход до шведского берега венчает все труды... Иметь с собой по две чарки водки на человека, кусок мяса и хлеба и два гарнца овса». Уже в одном этом высказывании чувствуется крепкая военная суворовская школа, которой насквозь был пропитан Яков Кульнев.

Тот поход Кульнева был увенчан успехом: пройдясь ускоренным маршем до Аланских островов, он прорвался через ледяные горы к шведскому берегу и оккупировал Гриссельгам, создав серьёзную военную угрозу Стокгольму. Этот стремительный прорыв стал залогом шведско-российского мира, а Кульнев, получив орден Святой Анны 1-й степени, остаётся на некоторое время помощником генерала Демидова, оставленного начальником гарнизона Аландских островов.

В 1810-1811 годах Кульнев в составе Белорусского гусарского полка и во главе авангарда Молдавской армии принимает участие в новой русско-турецкой войне. 11 и 12 июня 1810 года под городом Шумлою Яков Петрович с двумя полками своих храбрейших гусар атаковал турецких кавалеристов, рассеяв их в тяжелейшем бою. За этот подвиг ему была пожалована аренда на 12 лет по 1000 рублей, которую он не мешкая передарил в качестве приданого дочери своего брата.

В августе этого же года Яков Петрович героически руководил действиями пехоты и кавалерии при деревне Батане, за что был всемилостивейше награждён золотой саблей с алмазами.

В 1811 году Яков Кульнев возвращается в Гродненский полк и становится его командиром.

Однако, наступает грозный 1812 года, и Якову Петровичу Кульневу доверяют командование 5-ти тысячного кавалерийского отряда, входящего в состав корпуса генерала П. Х. Витгенштейна.

В первые же дни войны Кульнев защищает Вилькомир, позволяя отойти главным русским силам, и сам же отходит позже, сжигая за собой мост.
В составе этого армейского корпуса Кульнев принимал участие в боях по защите от неприятеля прохода к Санкт-Петербургу. Причём действовал, как и всегда, – в авангарде при наступлении, и арьергарде - при отходе русских войск.

Умело маневрируя мобильностью лёгкой кавалерии, Кульнев атаками ставит французов в опасное положение. Так, 18 и 19 июля он сумел нанести ощутимое поражение авангардному французскому отряду генерала Удино под деревнями Клястицы и Якубово, при этом захватил обоз врага и 900 военнопленных.
20 июля Яков Петрович вновь переправляется через реку Дриссу, и вновь атакует французов, нанеся им очередное поражение. Увлечённый боевым азартом атаки, Кульнев не сразу заметил подтягивание к месту боя главных французских сил, буквально утопивших победоносное шествие бравого русского офицера шквальным артиллерийским огнём. И эта захлебнувшаяся атака была последней для генерал-майора Кульнева, - как и всегда героически замыкая свой отряд при отступлении, Яков Петрович внезапно падает, сражённый ядром, а картечь отрывает ноги выше колен. Умирая, герой говорит обступившим его однополчанам: «Друзья, не уступайте врагу ни шага родной земли. Победа вас ожидает!».

Так, не дожив пары дней до своего сорокадевятилетия, погибает на поле брани Яков Петрович Кульнев, начав своей кончиной печальный список умерших в войну 1812 русских генералов…

Говоря об этом смелом человеке, герое Отечественной войны, погибшем за Родину в бою, нельзя не отметить ряд характеристик, которые дали ему при жизни и позже его современники.

А. С. Пушкин вкладывает в уста одного из своих персонажей повести «Дубровский», помещицы Глобовой, такие слова: «...Вдруг въезжает ко мне человек лет 35-ти, смуглый, черноволосый, в усах, в бороде, сущий портрет Кульнева...». Сам Наполеон в одном из разговоров с подчинёнными назвал Кульнева «одним из лучших генералов русской кавалерии».

Сослуживцы же Якова Петровича в своих мемуарах отмечали, что даже будучи уже генералом, он в лучших суворовских традициях носил простую солдатскую шинель и ел ту же пищу, что давали солдатам.

О многом говорит образованность Якова Кульнева, его любовь к русской и римской истории, на которой, наверное, основывался его демократизм и широта взглядов в отношении простых людей (широко известен тот факт, что Кульнев дал свободу своим крепостным).

Яков Петрович Кульнев был похоронен близ деревни Сивошино, и среди местных крестьян долго существовала легенда, согласно которой Кульнев обрёл свой покой на том же холме, на котором его когда-то родила мать в поездке из Полоцка в Люцин. Позже, родные братья этого героического генерала Отечественной войны 1812 года перевезли прах Кульнева для захоронения в родовое имение Илзенберг Витебской губернии, а на месте холма в Сивошино был установлен памятник с выгравированными на нём стихами В. А. Жуковского "Певец во стане русских воинов».
Автор: Филипп Хорват


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. хищник 20 сентября 2012 09:15
    Поведай подвиги усатого героя,
    О муза, расскажи, как Кульнев воевал,
    Как он среди снегов в рубашке кочевал
    И в финском колпаке являлся среди боя.
    Пускай услышит свет
    Причуды Кульнева и гром его побед.

    Румяный Левенгёльм1 на бой приготовлялся
    И, завязав жабо, прическу поправлял,
    Ниландский полк его на клячах выезжал,
    За ним и корпус весь Клингспора2 пресмыкался;
    О храбрые враги, куда стремитесь вы?
    Отвага, говорят, ничто без головы.

    Наш Кульнев до зари, как сокол, встрепенулся;
    Он воинов своих ко славе торопил:
    "Вставайте,- говорит,- вставайте, я проснулся!
    С охотниками в бой! Бог храбрости и сил!
    По чарке, да на конь, без холи и затеев;
    Чем ближе, тем видней, тем легче бить злодеев!"3
    Всё вмиг воспрянуло, всё двинулось вперед...
    О муза, расскажи торжественный поход!
    1808
    Примечания:
    Отрывок из утраченного большого стихотворения о гусарском военачальнике Якове Петровиче Кульневе (1763—1812) — о подвигах его в войне со Швецией в 1808—1809 годах; он, уже будучи генералом, геройски погиб в 1812 году в битве под Клястицами.
    1. Левенгёльм — начальник главного штаба шведской армии. Обратно
    2. Клингспор — фельдмаршал, шведский главнокомандующий. Обратно
    3. Приказ Кульнева накануне нападения, которое было назначено за два часа до рассвета. (Примеч. Давыдова.) Обратно
    Д.Давыдов. Стихотворения.
    Москва, "Советская Россия", 1979.
    хищник
    1. vozn_ser 21 сентября 2012 00:45
      О Русь.

      О Русь - святая - Русь сколь много в тебе слов раздоров и обид.
      Как Феникс из веков ты возрождаешься из пепла
      И сквозь века несешь свой верный стяг,
      И как в похмелье гимн играет в небо,
      И по заслугам всем Врагам несешь свой крах!
      Но как Аид Ты собираешь дани
      И сквозь преград страданий и обид
      Ты как орел-стервятник в поле брани,
      Во всех в талантах прячешь свой гамбит
      Все беды горести обиды и страданья
      Несут Тебе кровавую спираль
      Те все способен кто лишь к мелочным восстаниям
      Твое величье отстраняют в даль.
      И вереницу мук, страданий, прегрешений
      Опять должна нести ты Русь свой "грешный" непорочный круг,
      И теплоту всех материнских побуждений!
      Всех горьких встреч, и всех, не сбывшихся разлук
      Я знаю – нет тому всему сравнений
      Уж если Родина твоя взяла триумф!!!
      Твою идею понял,
      Твой флаг с тобою поднял лучший и надежный друг.

      Сергей Вознесенский
      vozn_ser
  2. Rico1977 20 сентября 2012 13:50
    Гвозди бы делать из этих людей, не было б крепче в мире гвоздей... Русский Герой, земля ему пухом....
  3. Karlsonn 20 сентября 2012 14:24
    Знаменитая фраза:
    - Для любимого дружка и сережку из ушка!
    Родилась среди гусар Гродненского гусарского полка, после того как Кульнев вступил в должность шефа полка первый его приказ касался внешнего вида гусар и хотя им многое прощалось, гусары выполнили приказ Кульнева, так как его авторитет в войсках был черезвычайно высок.
    А вот слова Дениса Давыдова, которому эфес кульневской сабли доходил до кончика носа:
    ...Был век бурный, дивный век,
    Громкий, величавый,
    Был огромный человек-
    Расточитель славы...
    А это из финско-шведского поэта Иоганна Рунеберга, поэма о Кульневе:
    ...Еще не поздно, есть о чем
    нам вспоминать. Теперь два слова
    скажу про Кульнева,-о нем
    тебе, чай, слышать уж не ново?

    На фото: Рисунок с финской гравюры, на которой
    изображён генерал Кульнев, нянчащий ребёнка -
    будущего поэта Йохана Рунеберга. Рис. А.Лукина.

    В художественной литературе о Кульневе отлично написал В.Пикуль в миниатюре "Жизнь генерала-рыцаря".
  4. 8 рота 20 сентября 2012 17:33
    Уже нет Суворова, но какое кадровое наследство он оставил России, каких командиров воспитал! Золотой век русской боевой славы!
    8 рота
  5. Dema239 21 сентября 2012 06:01
    Скажу больше: Кульнев благодаря своей отваге и мужеству, а так-же удали и шарму настоящего русского гусара, был так популярен во Франции среди светских кругов и простолюдинов, что французским солдатам ЗАПРЕЩАЛОСЬ СТРЕЛЯТЬ В КУЛЬНЕВА!!! Это исторический факт!
  6. afire 21 сентября 2012 08:25
    потрясающе! Слава героям!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня