Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2

Русско-австрийские войска всего за четыре месяца освободили от французов почти всю Италию. Полный разгром французской армии в Италии вызвал новый всплеск противоречий между Александром Васильевичем и венским гофкригсратом. Русский полководец отлично разбирался в военной стратегии и понимал, что необходимо преследовать разбитого врага. И захватив французскую Ривьеру, встать на границах Французской Республики. 16 августа Суворов отдал приказ Иоганну фон Кленау преследовать французов и взять Геную. Фактически в это время портовый город был беззащитен. К тому же британский флот блокировал побережье, и среди местного населения было много недовольных французской властью.

Суворов был на вершине своей славы. Император Павел 24 августа издал приказ «князя Италийского графа Суворова-Рымникского … гвардии и всем Российским войскам даже в присутствии государя отдавать ему все почести, подобно отдаваемым особе императорского величества». Имя русского полководца гремело по всей Европе. Даже во Франции были уверены в неизбежном и скором вторжении Суворова в пределы республики. Идея похода на Париж витала в воздухе.

Австрийское правительство было обеспокоено успехами русского оружия и боялось утверждения России в Италии. Ходили слухи, что Геную собираются включить в состав Российской империи. А действия русского флота под началом Федора Ушакова пугали не только Париж, но и Стамбул, Англию и Вену (официальных союзников России). Придворный военный совет Священной Римской империи германской нации своим приказом, минуя Суворова, отправил силы Кленау в Тоскану. Затем гофкригсрат именем императора Франца I отдал ещё несколько указаний по союзной армии. Это было прямое игнорирование прав главнокомандующего Суворова. Поскольку Александр Суворов не собирался отказываться от планов вторжения во Францию через Геную и Ниццу, австрийский император, больше заинтересованный в присоединении к Австрии Тосканы, прислал ему рескрипт. В нём самым категорическим образом союзной армии запрещалось предпринимать поход в Южную Францию. В результате частные интересы Вены были поставлены выше общего дела. Вене, после очищения от французских войск Северной Италии (бывших австрийских владений), русские войска уже не были нужны.


В это время военно-политическая ситуация в Европе изменилась. В Швейцарии (Гельветической республике) 65-тыс армия Андре Массены противостояла 78-тыс. австрийской армии эрцгерцога Карла. Во время кровопролитных боев в Италии в июне-июле 1799 года боевых действий в Швейцарии почти не было. Шла «позиционная война». Хотя Суворов не раз просил австрийцев начать хотя бы частное наступление и тем самым облегчить действия итальянской союзной армии. В Вене родился новый стратегический план войны. Армия Карла выводилась из Швейцарии на берега Рейна, а её место должна была занять армия Суворова. Она вместе с 24-тыс. корпусом Александра Михайловича Римского-Корсакова, который уже был сосредоточен у Цюриха, должна была вести боевые действия против армии Массены. Однако талантливый генерал Массена предупредил австрийские замыслы. Он силами трёх дивизий Шабрана, Лекурба и Тюрро начал на юге Швейцарии наступление против австрийцев. Французы захватили Большой Сен-Бернард и вскоре в их руках были все перевалы ведущие в Ломбардию. Теперь французы могли нанести удар по Северной Италии с Альпийских гор. Суворов сразу понял всю опасность действий французов и организовал прикрытие Ломбардии силами Карла Гадика. Кроме того, он отметил, что после ухода русских войск из Италии, австрийцы её не удержат и снова потеряют. И русский полководец не ошибся – так оно и случилось. Но все предложения и настояния Суворова оказались тщетными: российский император уступил давлению союзной Вены.

Суворов, будучи знаком с ситуацией в Швейцарии, предупреждал о преждевременности ухода австрийской армии эрцгерцога Карла. Он писал, что русский корпус Римского-Корсакова и временно оставляемый 22-тыс. австрийский корпус Фридриха фон Готца не смогут противостоять решительному наступлению армии Массены. Однако и это предупреждение в Вене не услышали. После того как армия Карла покинула Гельветическую республику, генерал Андре Массена получил значительное преимущество над силами союзников и не замедлил этим воспользоваться. К тому же русские и австрийские войска располагались разрозненно и не могли своевременно оказать друг другу помощь. Суворов решил поторопиться со швейцарским походом, но враждебность австрийского военного совета, срывавшего обеспечение русских войск, оттягивало его выступление. Александр Васильевич получил приказ о выступлении в середине августа, но выступить смог только 10 (21) сентября . 31 августа капитулировал гарнизон крепости Тортона. В тот же день русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2


Начало похода. Бои за Сен-Готард и Чёртов Мост

Суворову пришлось начать поход при отсутствии достоверной информации о расположении своих и вражеских войск, а также об особенностях Альпийского края. Последующие события полностью нарушат первоначальный план войны в Швейцарии. Русские войска преодолели путь от Аллесандрии до Таверно, протяжённостью свыше 150 км, за 6 суток. В Таверно Александр Васильевич получил неприятные известия. Австрийцы должны были предоставить 1429 мулов. Гужевой транспорт по расчётам Суворова, мог везти 4-дневный рацион армии. Ещё 3-дневный запас сухарей солдаты несли в ранцах. Кроме того, мулы требовались для перевозки 25 горных орудий, которые были получены в арсенале Пьемонта. Свою полевую артиллерию и обоз русское командование отправило кружным путём: в обход Комского и Баденского озёр к городу Шафгаузену. Однако обещанных мулов не было, как и вьюков, а австрийские офицеры не могли сказать ничего определённого. Мулов пригнали только через четыре дня и было их 650, почти в половину меньше необходимого количества. Это ухудшило возможности войска по передвижению в горах, к тому же Суворов потерял время. Задержка в Таверно имела самые отрицательные последствия на ближайшее время. Из действий австрийцев армия Суворова теряла характерную для неё стремительность.

Кроме того, австрийцы не смогли предоставить опытных проводников, передавали искаженные данные. Готце в своих донесениях почти на треть уменьшил численность французской армии. Он же продемонстрировал преступное незнание местности, где дислоцировались его силы. Он указал, что от Альтдорфа в кантон Швиц ведёт вдоль Люцернского озера тропа, хотя её в действительности не было. Потом выяснится, что сообщение между Альтдорфом и Швицем ведётся только через Люцернское озеро, где французы имели военную флотилию. Однако эти огрехи вскроются уже в пути.

Утром 10 сентября Суворов издал свой знаменитый приказ о начале похода. Войска выступили двумя колоннами. Колонна под началом генерал-лейтенанта Дерфельдена, в ней был и сам Суворов, двигалась на Сен-Готард прямым путём. По пути к ней присоединилась австрийская бригада тирольцев полковника Готфрида Штрауха. 12 сентября колонна находилась уже в 10 км от Айроло, где стояли французы. Движение сил Дерфельдена строилось таким образом, чтобы идущая в обход колонна Розенберга вышла к цели, и можно было одновременно атаковать врага.

Суворов перед началом похода смог обнаружить знающего местность человека – это был 65-летний швейцарец Антонио Гамба, в доме брата которого в Таверно – негоцианта Гауденцио Гамба останавливался полководец. Антони Гамбыл был в прошлом профессиональным военным, служившим в чине капитана, и хорошо знал большую часть пути. Швейцарец окажет Суворову большую помощь. Ещё не успели суворовские богатыри вступить в бой, как союзники снова «порадовали» - австрийское командование официально уведомило Суворова о выводе из Швейцарии корпуса Готце. Первоначальные замыслы на войну в Альпах рушились с самого начала.

Штурм Сен-Готарда с фронта был трудной задачей. Оборону перевала держала дивизия генерала Клода-Жака Лекурба (будущий командующий рейнской армии Франции). Это был большой мастер ведения горной войны, он уже нанёс ряд чувствительных поражений австрийским войскам. Собственно перевал защищала бригада генерала Саблоньера де ла Гюдена. Он со знанием дела разместил свои батальоны на альпийском перевале. Сторожевые дозоры были выдвинуты к Айроло. Половина бригады – два батальона занимали позиции на вершине горы Криспальт. Вторая бригада под началом Луи-Анри Луазона защищала позиции в долине реки Рейса от Альтдорфа до Урзерна. Связи с колонной Розенберга не было, поэтому Суворов решил атаковать только силами Дерфельдена. Дивизии генералов Повало-Швейковского и Ферстера должны были атаковать французские позиции с фронта, а авангардный отряд Багратиона совершить обходной маневр.

На рассвете 13 сентября наступление началось. Во втором часу дня русские достигли селения Айроло. Французские посты оставили селение, и отошли к батальонным позициям. Фронтальные атаки в этот день успеха не имели. Французы отбили наступление. Победу в итоге принёс отряд Багратиона. Взбираясь вверх по крутым скалам, русские егеря заставляли меткой стрельбой французскую пехоту отходить всё выше по перевалу. Александр Суворов решил совершить одновременную атаку с фронта и авангардом, который сумел зайти в тыл противнику. Бригаде Гюдена грозило полное окружение, и французы упорно сопротивляясь, отошли к деревне Госпиталь. Первый альпийский перевал был занят русскими войсками.

Генерал Лекурб, получив известие о наступление русских войск, поспешил к месту событий и прибыл с бригадой Луазона к Госпиталю. Таким образом, оборону против корпуса Дерфельдена теперь держала целая французская дивизия, кроме двух батальонов у деревни Урзерн. Бой за деревню Госпиталь отличался большой ожесточённостью. Только с наступлением ночи русским солдатам удалось сломить сопротивление врага и в штыковой атаке захватить селение.

Силы Розенберга в этой схватке участия не приняли. Однако они весь день также вели бой. Русские солдаты атаковали два французских батальона, которые держали оборону на вершине Криспаль и сбили их. Противника заставили отступить до позиции у озера Обер-Альп, а затем выбили и оттуда. Французы отступили к подножию горы Альткирх и затем далее по дороге к Фурку. В Урзерне было захвачено 3 орудия, 370 тыс. ружейных зарядов и самое главное – суточный запас хлеба на весь корпус Розенберга.

Генерал Лекурб, получив сообщение о появлении русских в ближайшем тылу – Урзерне, сбросил ночью в реку Рейс пушки, зарядные ящики и вывел войска из окружения через перевал Бетцберг. За ночь французы спустились с хребта и утром 14 сентября заняли позицию у селения Гешенен. Утром того же дня русские войска соединились у Урзерна и двинулись к Швицу общей походной колонной. От этого селения на север вела одна единственная тропа. На расстоянии в одну версту от Урзерна дорогу преграждали громадные отвесные утесы. Пройти можно было только по тоннелю длиной в 80 шагов и шириной в 4 шага (т н. «Урзернская дыра»). Дальше было ещё хуже. После тоннеля дорога через несколько сотен метров выходила к пропасти, через которую был переброшен одноарочный мост (Чёртов мост). И это было ещё не всё. На левом берегу, тропа от моста поворачивала вправо и спускалась вниз к другому небольшому мосту через Рейс. От него тропа петляла по правому берегу и селения Гешенен вновь переходила на левый берег. Французу хорошо знали эту позицию и её неприступность. Лекурб даже не приказал разрушить Чёртов мост, считая, что он ему самому ещё пригодится. Небольшой отряд с одной пушкой занял позицию у Урзерненской дыры. Два батальона расположились за мостом, держа под обстрелом узкую горную тропу и арку Чёртова моста.

Когда авангардный русский батальон под началом Милорадовича вошёл в тоннель, его «приветили» ружейным залпом в упор и картечным выстрелом из пушки. Стало очевидно, что надо искать другой путь. Генерал-майор Николай Михайлович Каменский 2-й получает приказ со своим Архангелогородским мушкетерским полком вернуться на левый берег Рейса, перебраться через перевал Бетцберг и у селения Гешенен выйти к тыл противнику, который защищал Чёртов мост. Однако мушкетеры Каменского могли встретить врага и увязнуть в бою. Поэтому Александр Васильевич приказывает полковнику Трубникову (командир батальона в Орловском мушкетерском полку) взять 300 человек и обойти врага справа. Кроме того, для обхода слева было отправлено 200 егерей майора Тревогина и батальон азовских мушкетеров полковника Свищева. Они были должны спуститься в ущелье, перейти р. Рейс, а затем, взобравшись на противоположную сторону горного ущелья, обойти вражескую позицию у Чертового моста.

Мушкетеры Орлова смогли оказаться над головами французов у «Урзернской дыры». Когда их стали обстреливать, французы бросили пушку и бежали. Их преследовали русские солдаты, которые прошли через тоннель. Немногие враги добежали до моста, большая часть французского отряда была перебита. Пробиться через мост было нельзя, французы вели сильный огонь. А когда к ним во фланг стали заходить егеря, разрушили часть моста. Около моста был сарай, его тут же разобрали, сделав переправу. Брёвна и доски связали солдатскими ремнями и офицерскими шарфами. Всё делалось под вражескими пулями. Бросившиеся первыми на другой берег майор Мещерский и донской казак пали смертью храбрых. Однако вражески огнь не остановил русских чудо-богатырей. В это же время в тыл французам вышли архангелогородцы Каменского. Лекурб, чтобы избежать отступления, отвел свои батальоны.

К 16 часам, когда арку восстановили, русская армия в полном составе перешла на другой берег реки. Русские войска прошли Гешенен и заночевали у местечка Вазен. Авангард Милорадовича дошёл до деревни Вейлер, в 3 км у селения Амштег располагались французы. Поблизости от Вейлера дислоцировалась австрийская бригада генерала Ауфенберга. Он решил оказать содействие русской армии и атаковал французов у Амштера, чтобы стать заслоном на пути войск Лекурба. Французы провели сильную контратаку и оттеснили австрийцев. На рассвете Милорадович начал наступление и сбил французский заслон у Амштега. Австрийцы присоединились к русским войскам. Французы отступали медленно, теперь разрушая все мосты на пути, цепляясь за каждую удобную для боя позицию. Однако их усилия были тщетны. Вскоре суворовцы вышли в долину. За шесть суток с боями было пройдено более 60 км.

15 сентября Лекурб предпринял ещё одну попытку остановить русскую армию у Альтдорфа. Французская пехота численностью до 6 тыс. человек при 10 пушках заняла удобную позицию на берегу реки Шахен. Проведя разведку, Суворов атаковал врага с фронта и флангов силами корпуса Розенберга. Однако сражение не приняло упорного характера. Французы отступили к берегу Люцернского озера.

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2

А. Коцебу. Переход войск Суворова через Сен-Готард 13 сентября 1799 года.

Переход русской армии от Альтдорфа в Мутенскую долину

Вступив в Альтдорф, Суворов получил известие о том, что Сен-Готардская дорога заканчивается на берегу озера. Дорог вдоль озера, о которых говорили австрийские штабные офицеры, не существовало. А судов, чтобы пересечь озеро не было. Необходимо было решить вопрос: как пройти к Швицу? Времени на размышление не было – продовольствие заканчивалось, и пополнить его было нечем. Силы Лекурба сосредоточились у Фирвальштедского озера и при удобном случае могли нанести удар во фланг. Ситуация была близкой к критической.

Суворов принял мужественное решение – идти через мощный горный хребет Росшток, чтобы через него пройти в Мутенскую долину. Речи об отступлении не было. Для такого решения нужна была железная воля и неограниченная уверенность в своих войсках. Надо сказать, что по прибытию в Альтдорф 70-летний полководец истерзанный огорчениями и утомленный тяжёлыми переходами, тяжело заболел. Его лихорадило, мучил жестокий кашель.

Ранним утром 16 (27) сентября авангард под началом Багратиона стал подниматься на горный перевал. За ним потянулись остальные войска, так начался беспримерный переход суворовских чудо-богатырей. Приходилось идти по горной тропинке, которая порой вообще исчезала в снегу. Тяжело было людям взбираться на гору, а ещё приходилось вести лошадей и мулов, орудия, боеприпасы. Случалось, что лошади срывались, увлекая за собой и людей. Переход через хребет Росшток, расстоянием в 16 верст, занял 12 часов труднейшего перехода. В 5 часов вечера авангард начал спуск. В деревне Мутен стоял французский пост – около 150 человек. Французы неожидали появление русских и были застигнуты врасплох. Багратион с небольшой группой егерей окружил деревню и атаковал французов: 57 врагов было заколото штыками и пиками, остальные сдались.

В это время арьергард Розенберга вел бой с Лекурбом. Французы, узнав об уходе большей части суворовской армии в горы, решили напасть на оставшиеся силы. Удар принял корпусной арьергард – Новгородский мушкетерский полк с сотней казаков под началом Ивана Фертча. Розенбергу пришлось выделить на помощь мушкетерские батальоны Орловского и Тульского полков. Русские отразили все атаки врага и вынудили противника отойти от Альтдорфа к Люцернскому озеру. 17 сентября французы повторили нападение, но также были отбиты, понеся большие потери. После этого французы даже не стали нападать на хвост походной колонны. Силы Розенберга спустились в долину только вечером 17-го. Вьючной транспорт тянулся по тропе через горный хребет ещё два дня. Только к вечеру 19 сентября все силы Суворова были сосредоточены у Мутена (у него под началом было около 20 тыс. воинов).

Выход русской армии из окружения

В Мутене русский полководец получил самые неутешительные вести. Соединяться было не с кем. Александру Васильевичу передали письменное донесение австрийского генерала Линкена о поражении корпусов Римского-Корсакова (14-15 сентября) и Хотце (14 сентября). Войска Александра Суворова остались в Швейцарии в полном одиночестве. Остатки сил Римского-Корсакова и Хотце (австрийский генерал погиб в бою) отступили за реку Рейн. Кроме того, французы нанесли поражение австрийским отрядам Елачича и Линкена, они также отступили за Рейн.

Французский генерал торжествовал, ситуация складывалась в его пользу самым лучшим образом. Русские войска оказались в окружении. В Альтдорфе стояла дивизия Лекурба усиленная подкреплениями. Дивизия стерегла «суворовскую тропу» на тот случай, если русские вздумают вернуться к Альтдорфу. Северо-восточнее, у Клентале бригада Габриэля Молитора преграждала путь к Гларису. У Швица выход из долины сторожила дивизия Мортье. С точки зрения французского командования знаменитый русский полководец был в безвыходном положении и должен был вскоре сложить оружие.

У русских солдат заканчивалось продовольствие: оставшиеся сухари от ненастной погоды размокли и сгнили. Местные селения были бедны и уже разорены французскими войсками. Армия голодала. Боеприпасы были на исходе. 18 сентября состоялся военный совет. Александр Васильевич сказал о том, что армия находится в безвыходном положении из-за австрийского командования – задержка в Таверне на 5 дней позволила французам разгромить войска Римского-Корсакова и Хотце. «Помощи теперь нам ожидать не от кого; одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и на высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых! Это одно остается нам! Нам предстоят труды, величайшие в мире: мы на краю пропасти! Но мы русские! С нами Бог!» Старший после Александра Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил полководца в том, что каждый выполнит свой долг до конца: «Всё перенесём и не посрамим русского оружия, а если падём, то умрём со славою! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, отец, мы русские!» Было принято решение пробиваться на северо-восток, через Клентальскую долину (отделённой от Мутенской долины горой Брагель) к Гларусу.

В авангарде выступила австрийская бригада Ауфенберга. За ним шел Багратион и дивизия Повало-Швейковского (16 батальонов пехоты и 2 спешенных Донских казачьих полка). В арьергарде был корпус Розенберга и дивизия Ферстера. Австрийцы сбили французский пост на горе и беспрепятственно спустились в долину. На следующий день австрийцев атаковала бригада Молитора. Австрийцы прижатые к горе, начали переговоры о сдаче. Однако в 15 часов в долину спустился Багратион и сходу атаковал французов. Неприятель понёс большие потери и отступил. Около 300 французов пало в ходе штыковой атаки и утонуло в озере во время бегства, 165 человек взяли в плен.

Генерал Молитор был опытным военачальником и понял, что с горы спускается вся русская армия. Однако он отважно встал на пути воинов Суворова. Французы заняли позицию на восточном берегу озера Кленталь, по гребню горного отрога. Один фланг упирался в озеро, другой – в отвесные скалы. Французские солдаты сильным огнём отбили шедших в авангарде русских и австрийских гренадер. Багратион приказал егерскому полку под началом подполковника Егора Цукато обойти врага с тыла. За тем и сам повёл 6 батальонов в обход. Русские солдаты проделали путь почти в 20 верст и на рассвете вышли во французский тыл. Одновременно русские войска атаковали и с фронта. Французы отступили к селению Нефельс. Багратион с ходу атаковал противника и ворвался в деревню. Но Молитор получил подкрепления, его силы выросли до дивизии, завязался упорный бой. Поздно вечером 20 сентября Багратион получил указание Суворова прекратить бой и отвести силы. Задача была выполнена, и тратить силы в бою за Нефельс не имело смысла.

В это же время шёл жестокий бой на противоположной стороне горы Брагель. Массена с 15 тыс. солдат атаковал в Мутенской долине 7-тыс. арьергард Розенберга. Русские войска отразили все вражеские атаки и заставили противника отступить к Швицу. На следующий день Массена повторил нападение, но снова потерпел поражение. Французы не выдержали штыковой атаки и рукопашного боя, они в панике бежали. Много врагов было убито уже в ходе преследования. В ходе жестокого штыкового боя унтер-офицер Иван Махотин чуть не захватил самого Массену. Богатыри Суворова захватили 6 орудий, но их пришлось заклепать и спрятать. Французы потеряли несколько тысяч убитыми, потонувшими, ранеными и пленными. В числе пленных был и дивизионный генерал Клод-Жак Лекурб, который стойко оборонял позиции на Сен-Готарде. Массена отступил за Швиц и стал готовиться к обороне, ожидая наступления русской армии.

Пока русский авангард и арьергард вели жестокие бои, главные силы русской армии спокойно перешли гору Брагель. Только после этого Розенберг получил приказ отходить. Чтобы обезопасить себя от преследования, он пошёл на военную хитрость: жители Швица получили строгое предписание приготовить продовольствие на 12 тыс. человек к следующему дню. Французы попались на эту уловку. Весь день 21 сентября французы ждали наступления суворовской армии. Только 22 сентября была проведена разведка и разъезды сообщили, что в долине нет русских войск. В селении Мутен обнаружили около 600 тяжелораненых и больных русских солдат, которые не могли продолжать путь. Русские оставили и более тысячи французских пленных. При госпитале было несколько лекарей и штабс-капитан Николай Селавин. Он сдал раненых французам на «попечение».

Массена прикрыл путь через Брагель 6 батальонами и двинулся кружным путем на соединение с Молитором.

Движение русской армии от Гларуса на Иланц — Кур

23 сентября у Глариса были собраны все силы Суворова. Воины были оборваны, многие босы, изнурены и истощены нехваткой продовольствия. Оставшиеся считанные патроны берегли как зеницу ока. Зарядов для горных пушек не хватало даже на самый непродолжительный бой. Большая часть вьючных животных погибла при переходах, с ними была потеряна и большая часть последних запасов продовольствия и боеприпасов. Не было надежды и на содействие австрийских войск. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и ушел в Граубюнден. 21 сентября (2 октября) от сил Суворова отделилась и отступила за Линкеном австрийская бригада Ауфенберга.

23 сентября на военном совете в Гларусе было решено повернуть на юг и вывести войска свободным от французов, но безопасным и кружном путём. Путь шел через хребет Рингенкопф (Паникс), от Глариса на Иланц, в долину реки Рейн. В ночь на 24 сентября войска выступили в путь. Это был последний горный переход. Авангардом командовал Милорадович, за ним шли остатки обоза и главные силы. Замыкал колонну арьергард Багратиона. Весь день 25 сентября ушёл на дорогу. Только с наступлением темноты авангард вышел к селению Паникс. Остальные войска провели ночь на перевале. На этом последнем участке Швейцарского похода погибло от изнеможения или упало в пропасть до 300 лошадей и мулов. Пришлось бросить все горные пушки. Александр Васильевич переносил трудности перехода вместе со своими людьми. Его берегли два дюжих казака, которые пресекали попытки полководца пойти пешком.

Генерал Массена предпринял последнюю попытку настигнуть войска Суворова. 7-тыс. французский отряд подступил к Гларису и столкнулся с 1,8 тыс. арьергардом Багратиона. Батальоны генерала Лаузона несколько раз ходили в атаку, зная, что противник не может встретить их пушечным огнём и частыми ружейными залпами. Французы же снарядов и патронов не жалели. Русские отразили все вражеские атаки, сами ходили в штыковые контратаки. Однако силы были неравны, и князь Багратион послал гонца за помощью. И помощь пришла. Генерал-майор Михаил Михайлович Велецкий во главе Бутырского мушкетерского полка вернул свои батальоны с горного хребта. Соединившись с остатками арьергарда, мушкетеры пошли в штыковую атаку и отбросили врага. С наступлением темноты бой стих. Русский арьергард заночевал на вершине перевала. Французская пехота сделал ещё одну попытку атаковать, но дело ограничилось ночной перестрелкой. Спуск с Паникса 26 сентября (7 октября) был ещё сложнее подъема – тропинок не было, только крутые обрывы. Пришлось буквально съезжать с обледенелого склона, многие погибли, покалечились. Этот эпизод Швейцарского похода на самом его финише стал источником вдохновения великого русского художника Василия Сурикова (полотно «Переход Суворова через Альпы»).

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2


К вечеру 26 сентября суворовцы дошли до Иланца. Стоявшие там австрийские солдаты из бригады Линкена помогли дровами и русские солдаты могли отогреться, привести себя в порядок. 27 сентября был совершен переход к г. Кур. После двух дней отдыха суворовцы выдвинулись к австрийскому городу Фельдкирх. Там войска разбили лагерь. Беспримерный Швейцарских поход, который считается венцом славы Александра Васильевича Суворова, был завершен. Суворовская 20 тыс. армия, которая выступила в поход из Северной Италии, потеряла более 5 тыс. человек: свыше 1,6 тыс. погибли в бою, замерзли, сорвались в пропасти и пропали без вести, раненых насчитывалось боле 3,5 тыс. человек (не считая легкораненых, которые остались в строю). Французская армия понесла более тяжёлые потери, только пленных взяли более 2,8 тыс. человек – из них около половины сдали австрийцам в Куре, часть оставили в Мутене, другие погибли в пути. Сам русский полководец считал, что французская армия понесла потери вчетверо большие, чем русские войска.

Император Павел пожаловал Суворова высшим воинским званием - генералиссимуса. Был отдан приказ возвести Суворову памятник в Петербурге. Полководцу объявлялась «милость царская» и признание в величайшем расположении. Когда составленную реляцию о награждении Александра Суворова зачитали государю, он сказал своему генерал-адъютанту Ростопчину: «Это много для другого. А ему мало. Ему быть Ангелом».

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова. Часть 2

Памятник Александру Суворову в Санкт-Петербурге, Михаил Козловский, 1801.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. саша 19871987 25 сентября 2012 08:26
    лучший полководец... не проиграно ни одного сражения... гений,талант... его бы в 20 век,в год эдак 41й.....
    1. Prometey 25 сентября 2012 09:07
      саша 19871987
      Суворов знал как воевать в свое время. Хотя на фоне его таланта незаслуженно заслоняют и других гениальных русских полководцев, которые по сути были учителями Суворова - Салтыкова и Румянцева. Есть даже авторы, ставящие Румянцева впереди Суворова и, возможно, в этом тоже есть своя правда, хотя на мой взгляд эти личности равнозначны.
  2. Prometey 25 сентября 2012 08:35
    Суворов и Багратион с русскими солдатами могли делать невозможное. Кстати, художника Сурикова за его картину критиковали военные и просили перерисовать - убрать штыки у солдат. В реальности такое было невозможно, в такой толпе, постоянно спотыкаясь и падая, они просто бы изрезали друг друга штыками.
    Интересно было бы почитать также про дальнейшую судьбу корпуса Римского-Корсакова и самого генерала. Вообще про это очень скудные сведения в нашей литературе.
  3. strannik595 25 сентября 2012 11:23
    да, были люди в наше время, не то что нынешнее племя.....
    1. Ross 26 сентября 2012 01:53
      Отличная статья, вдохновенная. Русский дух непобедим.
  4. rumpeljschtizhen 25 сентября 2012 19:23
    очень интересно было бы узнать о тактике штыкового боя Русских войск ..почему именно тогда они так прославились наверное были какие то приемы методы раз ни кто не выдерживал штыковой атаки(как я понимаю это слаженное действие всей линии атакующих + индивидуальная подготовка)
    Спасибо за подробный рассказа автору
  5. Wertynskiy 25 сентября 2012 19:27
    Да, переход через Альпы и есть воплощение того самого Русского духа. только Русский челвоек и Русский полководец способен на такое!
  6. Pilotka 20 марта 2015 19:40
    А скажите мне пажжалуйста, почему Памятник Александру Суворову выглядит как типовой воин древней греции, а Петр 1 у исаакия в римской тогена коне в сандалях и без стремени ?
    Pilotka
  7. лукрецио искуза 22 июля 2015 16:13
    вот такие славословные коменты! но никто даже не желал заметить, что уход с поля боя даже и сегодня означает поражение! а сколько раз в этой статье было написано, что Суворов... оставил поле боя... уклонился и прочее... Не понятно что ли, что это пропаганда. А ведь пропагандисты никогда не говорят в открытую - да мы проиграли войну! К примеру, 9 из 10 уверены, что Бородинское сражение выиграли русские! Так ведь они же оставили поле боя... как рссукие могли выиграть? Но зачем же думать? Главное - после прочитки такого - гордость распирает! а вот для отрезвления сайтик - http://alexandrafl.livejournal.com/16602.html
    Хорош был суворов красиво писать донесения царю - краснобай! за это и дивиденды имел!
    лукрецио искуза
    1. aiy_aiy 11 марта 2016 14:36
      Цитата: лукрецио искуза
      что уход с поля боя даже и сегодня означает поражение

      с каких это дров, чувак? почитай буп и другие подобные книжки, то-то удивишься!
      Цитата: лукрецио искуза
      для отрезвления сайтик - http://alexandrafl.livejournal.com/16602.html

      вот ахренеть, приводишь "отрезвляющую инфу" от писательницы женских романчиков, которые ничего общего к истории не имеют. три раза ха! тоже мне, аналитика )))

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня