Военное обозрение

Таджикистан, 90-е: если не будет больше войны

3
Таджикистан, 90-е: если не будет больше войны

Усилия и надежды



Когда начались боевые действия на Северном Кавказе, мы, офицеры-пограничники, были крайне обеспокоены происходящими там процессами и внимательно старались их анализировать и оценивать.

Для офицеров, прапорщиков и служащих по контракту погранотряда было очевидным, что вся погань из-за границы, прикрывающаяся мнимыми ценностями перестройки и демократии, реально замахнулась на суверенитет и территориальную целостность России. Если, образно говоря, Таджикистан тогда для нас и России был «легкими», то Северный Кавказ стал для всех нас «сердцем, печенью и селезенкой» России, которые у нее всячески старались и очень желали вырвать. Не получилось…

На фоне этого, несмотря на то, что в самом Таджикистане по-прежнему было крайне неспокойно и нестабильно – в пограничный отряд зачастили «родственники», а фактически под их личиной скрывались эмиссары из Дагестана и Чечни, которые под предлогом «проведать» своих внуков и сыновей пытались заниматься склонением воинов-пограничников дагестанской, ингушской и чеченской национальностей к дезертирству и участию в боевых действиях на стороне незаконных вооружённых формирований на Северном Кавказе.

Я снова повторюсь, без ложной скромности пишу о том, что мои подчинённые, выходцы с Кавказа и проходящие службу на заставах, в ДШМГ, артиллерийских и инженерно-саперных подразделениях отряда, не поддались на эти провокационные призывы. Многие из них до самого увольнения блестяще исполняли свой воинский долг, снискали заслуженный авторитет и уважение в воинских коллективах, служили и проявляли образцы мужества и отваги при исполнении своих обязанностей воинской службы, были награждены орденами и медалями.

Отрадно, что многие и по сей день звонят, благодарят за жизненную школу, приглашают в гости. Это дорогого стоит, ибо живая связь через десятилетия с сержантами и солдатами является высшей наградой для любого командира.

Продолжая хронологию тех памятных событий, необходимо отметить, что 28 июля 1992 года было объявлено прекращение огня между противоборствующими сторонами, но Сангак Сафаров заявил, что его люди не сложат оружие, пока правительство Рахмона Набиева не уйдёт в отставку. В сентябре месяце он пытался развить наступление на Душанбе и лично принял активное участие в боевых действиях.

Ещё вспомним Сангака Сафарова


29 марта 1993 года Сангак Сафаров и его бывший сподвижник, полевой командир Файзали Зарипов (Саидов) погибли при невыясненных обстоятельствах в Бохтарском районе. Согласно версии, Сафаров в беседе с Зариповым вспылил и неожиданно застрелил его, после чего охрана последнего открыла огонь. В результате начавшейся перестрелки погибли 17 человек, в том числе и Сафаров.

31 марта в Таджикистане был объявлен день траура. Похоронили Сангака Сафарова в одном из местечек Бохтарского района Хатлонской области. На церемонии прощания присутствовали Председатель Верховного Совета Эмомали Рахмонов и премьер-министр Абдумалик Абдулладжанов

Именем Сангака Сафарова был назван Таджикский высший военный колледж, а в 2002 году он был переименован в Военный институт Министерства обороны Таджикистана. Как бы сегодня ни оценивали его роль и значение в Национальном Народном Фронте Республики Таджикистан, честно и открыто пишу своё мнение, что он был весьма колоритной и героической личностью, лидером по призванию, исключительно порядочный и добрый по натуре, желавший и мечтавший только о том, чтобы был мир и его народ жил достойно и счастливо.

В одной из наших приватных бесед он мне говорил:

«Знаешь, так сложилось в моей судьбе, что меня воспитывали прокуроры и я где-то глубоко в душе признателен им за их школу жизни, хотя, честно говоря, желаю всем проходить это заочно. Сейчас я мечтаю и делаю всё только ради мира – это главное сегодня.
Война народу не нужна, нас радикальные исламисты вынудили взять в руки оружие. У меня, как и у любого человека, есть большая мечта встретиться с Президентом России Борисом Николаевичем Ельциным, поблагодарить его от всего таджикского народа за оказанную помощь и подписать с ним Вечный Договор «О дружбе и сотрудничестве между Россией и Таджикистаном». Пусть это будет примером для народов других бывших союзных республик.
Я, Василий Кириллович, не коммунист и никогда им не был, но сегодня я, как никто другой, понимаю, что мы все должны вернуться к восстановлению Союза. Я буду просить всех руководителей бывших союзных республик собраться в Кремле и подписать новый Договор о Союзе и поднять над Кремлем Флаг Союза Советских Социалистических Республик. В противном случае у всех нас будут серьезные проблемы, нас расчленят, будут ссорить, сталкивать лбами и насаждать нам чуждую идеологию и демократию».


В этом был весь Сангак Сафаров, искренний патриот, но наивный по своей натуре максималист, которого бросило в пучину большой политики и выдвинуло суровое время на лидирующие позиции во имя спасения своего Отечества. Таким он мне и запомнился на всю оставшуюся жизнь – Национальный Герой Республики Таджикистан Сангак Сафарович Сафаров.

Оппозиция или просто бандиты


В начале 1993 года интенсивные военные действия переместились в Гарм, Ромит и Дарваз. 21 июня была запрещена деятельность оппозиционных партий Таджикистана. Четыре политических движения оппозиции организовали антиправительственный блок – Объединённой таджикской оппозиции.

С весны 1993 года на таджикско-афганской границе участились попытки таджикских исламистов совместно с афганскими моджахедами прорваться на территорию Таджикистана для оказания помощи «вовчикам».

В ночь с 12 на 13 июля совместными силами афганские моджахеды и таджикские вооруженные исламисты численностью до 250 человек осуществили прорыв на территорию Таджикистана и атаковали 12-ю погранзаставу. Из-за сложности рельефа местности в течение одиннадцати часов шли боевые действия резерва отряда, и только к вечеру на помощь ему подошло подразделение поддержки от 149-го МСП 201-й МСД.

Совместными усилиями резерва отряда и подразделения поддержки, а также поддержки с воздуха боевыми вертолетами от 23-го АП, моджахеды и боевики были выбиты с занимаемых позиций, и было полностью восстановлено положение на участке государственной границы. О гибели 25 ребят, героев с 12-й заставы я рассказал в одной из первых глав этой книги («О героях 12-й не могу не сказать»).


В результате принятого комплекса мер руководством ФПС и ГПВ ФПС в РТ по усилению таджикско-афганского участка границы интенсивность вооружённых действий отчасти пошла на спад.

Мы, начальники отрядов, в этот период времени ежедневно ощущали на себе самое пристальное внимание и персональный спрос командующих генерал-лейтенанта А. Т. Чечулина и сменившего его генерал-лейтенанта П. П. Тарасенко. Повышенные требования выдвигались к разведке и штабам, органам подготовки и воспитания личного состава и тылам. Командующие и их заместители, что называется, не вылезали из войск.

Пересматривались направления и содержание форм и способов охраны и обороны границы. В практику служебно-боевой деятельности прочно вошли активные разведывательно-поисковые действия. Противника не ждали, его выискивали, преследовали и уничтожали. Все внимание было направлено на извлечение уроков и выводов из событий на участке 12-й заставы.

Повторить свой кровавый сценарий противник в августе 1994 года против застав Московского пограничного отряда уже не смог. Пограничники не только выстояли, но и нанесли невосполнимый урон вооружённым отрядам оппозиции и развеяли миф о благородных целях их борьбы, которые на самом деле несли с собой смерть, горе и разруху.

В рядах исламистов начались разногласия, некоторые отряды покидали состав Объединенной таджикской оппозиции.

Когда нужны иные методы


Командующий Группой ФПС В РТ П. П. Тарасенко требовал коренным образом пересмотреть весь формат погранкомиссарской деятельности по расширению зон безопасности, как по таджикскому приграничью, так и по Афганистану. Именно в этот период на новую ступень поднялась и пограничная дипломатия. Активно велась работа с пограничниками Афганистана, местными авторитетами афганского приграничья.

Разведкой ГПВ ФПС РФ при непосредственном и личном участии генерал-майора Р. Ю. Янкаускаса были осуществлены выходы на отдельных руководителей оппозиции, что усилило наши отрядные позиции и возможности и возымело свои практические положительные результаты.

К примеру, на равнинном участке Московского пограничного отряда нам практически удалось установить и вести диалог со всеми полевыми командирами и выработать с ними линию совместного реагирования на действия вооруженных формирований оппозиции. Многие афганские полевые командиры были приглашены нами на таджикскую сторону с официальными визитами, в ходе которых мы с ними не только вели переговоры, но и давали возможность посетить населенные пункты, встретиться с представителями духовенства, старейшинами и жителями населённых пунктов приграничья.


Фото – s30482764586.mirtesen.ru

Непременным элементом проезда было также знакомство их с условиями жизни и бытом жителей, а также возможность побывать: на рынках, в школах, детских садах и больницах. Мы стремились показать сопредельной стороне, что люди желают и хотят только мира, что они заняты мирным трудом и любого рода эскалация напряженности и ведение боевых действий на границе им не нужно. Все это накладывало положительные результаты на итоги нашей совместной работы.

Практически с весны 1995 года провокации и вооружённые акции с территории Афганистана на равнинном участке, а это без малого 93 километра таджикско-афганской границы прекратились. Плавно градус напряженности начал перемещаться на левый фланг пограничного отряда, в сторону участков Калай-Хумского и Хорогского пограничных отрядов.

Население афганского приграничья всячески отстранялось от пособничества боевикам. Активное ведение разведки и своевременные, упреждающие действия позволили максимально расширить и демилитаризовать зону безопасности на участке отряда.

Мы с начальником разведки имели личные контакты с командиром 6-й пограничной бригады бригадным генералом Усто и большей частью полевых командиров. Командующими ГПВ ФПС в РТ, как А. Т. Чечулиным, так и сменившим его П. П. Тарасенко, активно поддерживалось и всячески поощрялось стремление местной власти к развитию приграничной торговли, что становилось гарантией и страховкой снижения градуса напряженности и установления мер доверия в афганском приграничье.

Много сил, труда и времени было уделено персональной работе и переговорам с полевыми командирами по принятию ими решения и подписанию совместного соглашения о пограничном сотрудничестве, определяющем комплекс мер по поддержанию мира и стабильности в зонах своей ответственности, исключающих любого рода помощь боевикам в их противоправной деятельности на границе. Все это дорогого стоило и требовало серьёзной и основательной подготовки.

Через раскол к примирению


С 1995 года практически все крайне опасные и конфликтные ситуации руководству отряда при поддержке и непосредственной помощи со стороны командующего генерал-лейтенанта П. П. Тарасенко и разведки Группы удавалось не только держать на контроле, но и влиять на происходящие процессы. Это дало свои плоды по участкам безопасности в афганском прикордоне, когда, достигнув договоренностей и подписав соглашение, полевые командиры отказывались предоставлять свою территорию для транзита вооруженным формированиям оппозиции или плацдарм для нападений на таджикскую территорию.

С апреля 1994 года по май 1996 года под эгидой ООН прошло восемь раундов переговоров между враждующими сторонами. В этих переговорах самое непосредственное участие принимало руководство ГПВ ФПС в РТ и сыграло в этом переговорном процессе где-то весьма значимую роль на пути снижения градуса эскалации. Затянувшиеся переговоры обуславливались тем, что лидеры противоборствующих сторон не имели чёткой позиции.

В рядах руководства исламистов произошёл раскол, одни представители оппозиции стояли за подписание мирных соглашений, другие желали вести войну до победного конца. Оппозицию на переговорах, таким образом, представляли представители разных кланов, что тормозило процесс урегулирования конфликта мирным путём.


23 декабря 1996 года в Москве Э. Рахмон и С. А. Нури подписали соглашение, по которому ряд оппозиционеров был включен в состав правительства Таджикистана, до пяти тысяч человек вооруженных формирований оппозиции вливались в ряды правительственной армии, такое же число бывших исламистов подлежало амнистии.

27 июня 1997 года на девятой по счёту встрече в Кремле между руководством Таджикистана и представителями объединённой оппозиции Таджикистана было подписано окончательное мирное соглашение. Президентом Таджикистана остался сторонник светского правления Э. Рахмон, представители оппозиции получили места в правительстве республики и заняли ряд ключевых постов на производственных объектах.

Вооруженные формирования оппозиционеров интегрировались в состав вооруженных сил Таджикистана, начался процесс возвращения таджикских беженцев из Афганистана. С 1998 года 27 июня стало в Таджикистане праздником под названием «День национального единства».

Продолжение следует…
Автор:
Использованы фотографии:
gdb.rferl.org, picabu.ru, из архива В.Масюка
3 комментария
Объявление

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, регулярно дополнительные сведения о спецоперации на Украине, большое количество информации, видеоролики, то что не попадает на сайт: https://t.me/topwar_official

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Эдуард Ващенко
    Эдуард Ващенко 4 марта 2022 06:33
    +1
    Хорошая статья! Спасибо
  2. Canecat
    Canecat 4 марта 2022 09:45
    +1
    Быть пограничником, это быть не только воином, но и дипломатом.
  3. faterdom
    faterdom 5 марта 2022 00:10
    +1
    Рахмон в те времена был еще Рахмоновым. Который Эммомали.