Русские в борьбе с большевизмом в Китае

Русские в борьбе с большевизмом в Китае

Белые кондотьеры безнаказанно разгуливают по всему Китаю и, пользуясь своей высокой военной квалификацией, одерживают победы» (нарком иностранных дел СССР Георгий Чичерин начальнику Иностранного отдела ГПУ Мееру Трилиссеру 16 января 1925 г.).

Первый русский эмигрантский отряд на службе у правителя Маньчжурии маршала Чжан Цзолиня появился во время его войны с генералом Фын Юйсяном в 1923 г. Идея, по всей видимости, принадлежала русским военным советникам, служившим в штабе маршала. В отряд записались 300 русских добровольцев, однако он был вскоре распущен из-за подписания мира с Фыном. Идея создания русского отряда была возрождена в 1924 г. в связи с началом в сентябре этого года второй войны между Чжан Цзолинем и коалицией маршалов среднего Китая во главе с У Пейфу. Армией Чжан Цзолиня командовал генерал (позднее маршал) Чжан Цзучан, который во время Русско-японской войны, будучи хунхузским старшиной, сотрудничал с русской разведкой и получил чин ротмистра русской армии, а позднее работал подрядчиком во Владивостоке. В штабе Чжан Цзучана, хорошо говорившего по-русски, сосредоточилось большое количество русских военных и гражданских специалистов.

Русские в борьбе с большевизмом в Китае


Русский отряд, вскоре переименованный в 1-ю бригаду 1-й Мукденской армии, был первоначально сформирован полковником В.А. Чеховым, позднее произведённым в генералы китайской службы. Летом 1924 г. бригаду возглавил генерал Константин Петрович Нечаев, а полковник Чехов стал начальником её штаба. В Гражданскую войну Нечаев в чине полковника воевал в составе корпуса генерала Каппеля, вместе с которым участвовал в Сибирском Ледяном походе. В 1920 г. он был начальником Читинского гарнизона и командиром 1-й Маньчжурской конной дивизии. В 1921 г. произведён в генерал-лейтенанты, в конце того же года эмигрировал в Харбин, где работал извозчиком. 1924 г. Нечаев получил от Чжан Цзучана чин полковника китайской службы и был поставлен во главе Русской бригады.
Своё боевое крещение бригада из 200 русских добровольцев (две роты и пулемётная и бомбомётная команды) при двух пушках получила 28 сентября 1924 г. в долине реки Темин-хе. Действуя под командованием Нечаева на правом фланге Мукденской армии, бригада опрокинула войска маршала У Пейфу, чем решила исход сражения. По свидетельству полковника Н. Николаева, «в первом же бою горсть русских разбила многочисленный отряд из армии У Пейфу и после этого началось победное шествие маленькой Русской бригады». После боя Нечаев получил от Чжан Цзучана генеральский чин.
Русские в борьбе с большевизмом в Китае

Вскоре часть пополнилась третьей ротой и бронепоездом. Преодолев Великую Китайскую стену, она взяла город Шаньхайгуань, при этом Русская бригада численностью меньше батальона разгромила несколько китайских дивизий. Опрокидывая части У Пейфу, бригада двинулась на Тяньцзинь, который был взят в конце декабря 1924 г. Там бывший министр Приморья Н.Д. Меркулов получил пост старшего политического советника при тупане (губернаторе) Чжан Цзучане. В составе бригады был сформирован конный дивизион из двух эскадронов.

Русское военное училище («Шаньдунский офицерский инструкторский отряд») было создано после занятия армией Чжан Цзучана провинции Шаньдун и перевода его резиденции в её столицу Цинанфу. Всего через училище прошло около 500 человек русской молодёжи
.
Русские в борьбе с большевизмом в Китае

Русские в борьбе с большевизмом в Китае


В начале 1925 г. было принято решение наступать на Нанкин и Шанхай. 16 января русские погрузились на суда и спустились вниз по Жёлтой реке, зайдя в тыл противнику. 18 января они взяли город Чикианг. По словам историка Д. Стефана, отряд Нечаева «сеял, где проходил, ужас. Дрались русские отчаянно, зная, какая участь ждёт не имеющих гражданства пленных». Успехи белогвардейцев настолько сильно взволновали большевиков, что советский нарком иностранных дел Чичерин был вынужден обратиться к Трилиссеру, заведовавшему чекистской агентурой за границей, с просьбой принять меры.

После пятидневного штурма русские 29 января взяли крепость Кианинг. К тому времени в отряде уже насчитывалось 800 человек и, несмотря на потери, его численность постоянно росла. Дивизион бронепоездов под командованием полковника Кострова был выведен из состава бригады и непосредственно подчинён Чжан Цзучану, а все части бригады были переформированы в два полка – 105-й Отдельный сводный и Отдельный конный. Сама бригада была переименована в Авангардную группу войск маршала Чжан Цзолиня.

В январе-марте 1925 г. нечаевцы одержали ряд побед в районе Нанкина-Шанхая. В сводке Информуправления РККА сообщалось: «При наступлении русских китайские войска Чи-Тси-Хуана, несмотря на огромный численный перевес, буквально растаяли и разбежались, так что, например, 600 китайских солдат, защищавших железнодорожную станцию, отступили перед тремя русскими». В конце января бронедивизион Кострова занял Шанхай, высадив там десант. Город с трёхмиллионным населением сдался двум русским бронепоездам. Последний союзник У Пейфу – генерал Чи-би-вен – бежал в Японию.
За полгода горстка белогвардейцев переломила ход китайской гражданской войны, разбив дотоле непобедимого У Пейфу и сделав Чжан Цзолиня главным кандидатом в правители Китая. Вслед за этим на фронте наступило затишье, русские были отведены в Чанчжоу для переформирования и пополнения, в том числе за счёт прибывших из Шанхая казаков генерала Глебова. Перемирие, длившееся с марта по октябрь 1925 г., нечаевцы провели в городке Таянфу, где был создан 2-й русский батальон подполковника Гурулева, в который также вошла Юнкерская рота.

В октябре 1925 г. войска маршала Сун Чуанфана, союзника У Пейфу, напали на мукденцев. 21 октября против них выступил Чжан Цзучан. 22 октября он присвоил Нечаеву чин генерал-лейтенанта, а Чехову и Кострову – генерал-майоров. В Русской бригаде к тому времени насчитывалось 1200 человек.

В ноябре 1925 г. отряд Нечаева, находившийся в 400 километрах к югу от Пекина, едва не погиб из-за предательства войск Чжан Цзолиня, подкупленных У Пейфу и коммунистами. 5-я дивизия армии Чжана взбунтовалась и открыла огонь по русским тылам. 2 ноября на станции Кучен погибли 3 русских бронепоезда и около полусотни русских бойцов, включая генерал-майора Кострова. По рассказу офицера Зубца, «Костров, Мейер, Букас – все старые офицеры бронепоездов остались на поле боя. Раненого Кострова его соратники несли долгое время на руках под сильным огнем. Он был ранен сразу в обе ноги. Носильщиков выбивали одного за другим. Пулей, попавшей в голову, был, наконец, добит и сам Костров. Его положили на землю, закрыв лицо курткой. Противник после побоища не оставил в живых на поле битвы ни одного человека. Озлобленные упорным сопротивлением, китайцы по одному перекололи, перестреляли, перерезали всех, кто еще был жив и кто не догадался или не смог сам себе пустить заранее пулю в лоб».

Советская пресса представляла катастрофу отряда Кострова как разгром всей Нечаевской бригады, но на самом деле русские уже 5 ноября перешли в контрнаступление и два дня вели ожесточённые бои. Их исход решило бегство китайских частей Чжан Цзолиня, после которого русским, чтобы не попасть в окружение, пришлось отступить к городу Таянфу. Взамен погибших бронепоездов русские инженеры в начале 1926 г. на заводе в Цзяннани построили четыре новых бронепоезда – «Шаньдун», «Юньчуй», «Хонан» и «Тайшань».
В том же ноябре 1925 г. в Маньчжурии генерал Го Сунлин поднял мятеж, который чуть не закончился падением Чжан Цзолиня. В мятеже участвовало не менее 600 агентов (инструкторов, агитаторов и пр.), проникших в Маньчжурию из СССР. Го Сунлин и ещё ряд генералов были подкуплены коммунистами, действовавшими в союзе с У Пейфу и Фыном. Согласно плану коммунистов, после уничтожения главной силы Чжан Цзолиня – Нечаевской бригады – У Пейфу и Фын должны были добить китайские войска Чжана и прийти на помощь мятежникам в Маньчжурию. Ожидалось, что советские служащие КВЖД заблокируют железную дорогу и не допустят подхода верных Чжан Цзолиню войск к Мукдену. Однако нечаевцы в упорных боях сорвали планы заговорщиков и спасли Северную коалицию. У Пейфу и Фын взяли Тяньцзинь, но дальше продвинуться не смогли, а заговорщики в Маньчжурии без внешней поддержки были разгромлены.

7 декабря 1925 г. русские взяли город Таянфу, а 10 декабря – Тавенкоу. В это время Народная армия Фына перешла в контрнаступление против войск Чжан Цзолиня, наступавших на Пекин. Основная тяжесть удара легла на русский бронепоезд, который пытался ворваться в китайскую столицу, но, получив большие повреждения, вынужден был вернуться назад. К концу 1925 г. положение Северной коалиции стабилизировалось. С середины декабря 1925 г. до конца января 1926 г. действовало перемирие, которое русские провели в Вузуне.

В середине февраля 1926 г. русских перебросили на Северный фронт к Линчену против Народной армии Фына. 21 февраля они с боем взяли город Чанчжоу. В конце февраля была взята станция Мачан. Войсками Фына в этом бою руководил советский инструктор Примаков, по свидетельству которого «цепи белых, одетые в китайскую форму, наступали во весь рост, лишь изредка стреляя. В этом молодцеватом наступлении было видно большое неуважение к врагу и привычка быть победителями».

В начале марта начались тяжёлые бои за Тяньцзинь, столицу провинции Чжили. В ночь на 15 марта противник предпринял попытку уничтожить русский отряд, проникнув ему в тыл. Когда колонна врагов была обнаружена, Нечаев лично пошёл в атаку впереди своих цепей с одним стеком в руке. В результате ожесточённого боя, кипевшего целый день, из нескольких сотен китайцев, прорвавшихся в русский тыл, спаслись лишь около пятидесяти. Однако вечером в ходе одной из атак в обе ноги был тяжело ранен Нечаев. Одну ногу ему ампутировали, и последующие полгода он был вынужден провести прикованным к больничной койке.

Русские в борьбе с большевизмом в Китае

К концу марта Тяньцзинь был взят, однако всего за месяц русские потеряли 256 человек. В начале апреля 1926 г. началось наступление Северной коалиции на Пекин, в ходе которого армия Фына была разгромлена. В конце апреля русские части победоносно вступили в китайскую столицу – второй раз за четверть века. У Пейфу окончательно утратил своё влияние. В мае было заключено перемирие.

В начале октября Чжан Цзучан произвёл смотр нечаевцев. Согласно сообщению издававшейся в Париже русской газеты «Возрождение», «В речи, обращённой к юнкерам, Чжан Цзучан подчеркнул, что с занятием Тяньзиня, Пекина и Калгана борьба с большевиками не кончилась и что он считает своим долгом бороться с ненавистным врагом, где бы он ни появлялся, до полного его уничтожения. Точно так же Чжан Цзучан отметил жертвенное служение “горстки русских храбрецов”, продолжающих активную борьбу с большевиками с оружием в руках вместе с его войсками».

9 декабря 1926 г. по постановлению общего собрания георгиевских кавалеров Русской бригады Чжан Цзучан был награждён 4-й степенью ордена Святого Георгия Победоносца «за его личное мужество и беззаветную храбрость в боях с большевиками и их союзниками. Белый маршал был чрезвычайно растроган и благодарил русских за оказанную ему честь». На следующий день он, в свою очередь, наградил русских офицеров орденом Тучного колоса, а также его низшей степенью – всех русских солдат и казаков.
Русские в борьбе с большевизмом в Китае

Тем временем осложнилась обстановка на юге Китая. Ещё в мае 1925 г. партия Гоминьдан во главе с Чан Кайши при поддержке СССР начала войну против маршалов. Главным военным советником при Чан Кайши под псевдонимом «Зой Галин» состоял Василий Блюхер. Помимо военных советников, СССР оказывал гоминьдановцам и коммунистам помощь разведывательной информацией и обильными поставками оружия. 3 декабря 1926 г. штаб Русской группы получил из штаба Чжан Цзучана секретное сообщение о том, что «предстоит тяжёлая и упорная война с красным Кантоном». В феврале 1927 г. русские части были переброшены на юг и в Хонане нанесли поражение частям У Пейфу, который после этого заключил с северянами мир и союз против Чан Кайши.

В конце февраля русские выдвинулись к Нанкину и Шанхаю, где заняли позиции против войск Гоминьдана. Однако под Шанхаем войска северян были обращены гоминьдановцами в бегство. 20 марта 1927 г. отряды Чан Кайши перерезали железную дорогу Шанхай-Нанкин. На Северном вокзале Шанхая оказался отрезанным от своих русский бронепоезд «Чан-Чжен», команду которого составляли 64 человека во главе с полковником Костровым. Маневрируя на оставшемся свободным участке рельс, бронепоезд отстреливался от наступавших гоминьдановцев из всех орудий, так что вскоре окружавший вокзал район превратился в море огня. Бронепоезд был вооружён морскими орудиями крупного калибра, которые наносили войскам Чан Кайши страшные потери. Время от времени русские подпускали цепи противника почти вплотную, после чего методично расстреливали их из пулемётов и миномётов. Надежды гоминьдановцев на то, что у русских скоро кончатся боеприпасы, не оправдывались, потому что бронепоезд был набит ими доверху. «Чан-Чжен» вёл непрерывный бой двое суток. В ночь на 24 марта часть его команды сумела пробиться через заслоны гоминьдановцев и укрыться в европейском сеттльменте, оставшиеся ещё половину дня вели бой, пока почти все не погибли или не попали в плен к китайцам, которые отрубили им головы.

Русские в борьбе с большевизмом в Китае



Из Шанхая силы Чан Кайши продолжили свой Северный поход к Нанкину, куда были стянуты части Нечаева, размещённые в центре войск Северной коалиции у озёр на реке Янцзы. Под напором гоминьдановцев северяне побежали почти без боя, бросив русскую пехоту, которую поддерживал всего лишь один бронепоезд. Русские, как всегда, дрались отлично, но им пришлось отступить под напором превосходящего по численности и лучше вооружённого противника, которым руководили советские военспецы. Тем не менее нечаевцам удалось уйти на другой берег Янцзы, отразив попытку войск Чан Кайши её форсировать.

Русские в борьбе с большевизмом в Китае

В июне 1927 г. Нечаев подал в отставку, сославшись на то, что из-за тяжёлого ранения не может как раньше командовать своим отрядом. Свою роль в его уходе сыграли и интриги Меркулова. В награду за службу Нечаев получил от Чжан Цзучана два дома в Циндао.

В начале июля 1927 г. русские разбили гоминьдановцев и заняли город Линчен. В том же месяце они участвовали в успешном походе к Цинтао и Киансу, а в конце августа вновь взяли город Сучжоу. Вслед за этим части Чан Кайши и Фына перешли в контрнаступление. Весь октябрь с ними шли бои с переменным успехом. Однако отставка Нечаева и утрата общего командования русскими силами вскоре дали о себе знать.
В ноябре 1927 г. у станции Сучжоуфу фыновцы захватили 4 русских бронепоезда. Общая численность русских, выполнявших боевую задачу в этом районе на Лунхайской железной дороге, была 900 человек, из которых 240 были на бронепоездах, остальные составляли пехотную бригаду. Объединёнными силами командовал начальник бронедивизиона генерал-майор Чехов, пехотой – генерал-майор Сидамонидзе. Во время отступления бронепоезда «Хонан», «Пекин», «Тайшан» и «Шандун» попали в окружение. Команды были вынуждены их бросить и пробиваться к своим, в ходе чего русские потеряли убитыми около сотни человек.

К неудачам на фронте добавились многомесячные задержки жалования и соперничество между командирами. Дезертирство из Русской бригады приняло массовый характер. Ещё более существенное влияние на её состояние оказали события на юге Китая. В конце 1927 г. Чан Кайши потопил в крови восстание, поднятое против него в Кантоне китайской компартией, уничтожив около пяти тысяч коммунистов. Теперь, когда Чан Кайши стал врагом коммунистов, русские не видели никакого смысла против него воевать. В Русской бригаде стали раздаваться призывы уходить в Маньчжурию, чтобы сражаться с большевиками там, или переходить на службу к гоминьдановцам.
Боевые действия тем временем продолжались, принимая для северян всё более неблагоприятный оборот. В апреле 1928 г. они приблизились к столице Шаньдуна – Цинанфу, где располагалась штаб-квартира Русской бригады. В городе началась паника. Чжан Цзучан бежал, бросив всех, включая белогвардейцев, которым был обязан своей прежней боевой славой. Эвакуацию пришлось взять на себя генерал-майору Мрачковскому, военному коменданту города. Ему удалось вывезти из города всех гражданских русских и самое ценное имущество, после чего русские части покинули город, в который 2 мая вошли войска Чан Кайши. Русские отошли двумя колоннами, в одну из которых входил бронедивизион, в другую – конный отряд Семёнова.

К счастью для северян, в войну вмешались японцы, не желавшие чрезмерного усиления гоминьдановцев. Обвинив их в том, что при взятии Цинанфу пострадало несколько японцев, они атаковали их войска и нанесли им поражение. В ответ на это Чан Кайши вывел свою армию из Шаньдуна.

Русские в борьбе с большевизмом в Китае

В конце мая Чжан Цзучан предпринял своё последнее контрнаступление против войск Чан Кайши и Фына, в котором приняла участие и Русская бригада. После взятия северянами нескольких городов они вновь откатились назад. К июню армия Чжан Цзучана почти полностью утратила боеспособность, многие части перешли к противнику. В конце июня китайцы, служившие в бронедивизионе, подняли восстание и захватили бронепоезд «Хубэй», перебив почти всю его русскую команду. Тогда же в результате взрыва, устроенного то ли коммунистами, то ли японцами, погиб маньчжурский диктатор Чжан Цзолинь. Его сын Чжан Сюэлян, сменивший его во главе Маньчжурии, вступил в конфликт с Чжан Цзучаном.

Получив от мукденцев требование немедленно разоружить шаньдунские войска, Чжан Цзучан приказал открыть против них боевые действия. Русская бригада была поставлена в крайне трудное положение. С одной стороны, четырёхлетняя служба тупану требовала сохранять ему верность, с другой стороны, вести войну одновременно на два фронта было равносильно самоубийству. На совещании старших русских военачальников на станции Шимен было принято решение сдаться мукденцам. Однако сделать это успели только два бронепоезда под командованием генерала Макаренко и конный полк Семёнова. Сдавшихся русских мукденцы перевезли в Маньчжурию и там расформировали.

Остальные русские части были окружены шаньдунцами и принуждены вступить в бой с войсками Чжан Сюэляна. За несколько дней боёв мукденцам было нанесено поражение, после чего Чжан Цзучан заключил перемирие с Чжан Сюэляном, но вскоре решил перейти к Чан Кайши. В последний момент он передумал сдаваться и скрылся, получив известие о том, что Чан Кайши собирается его убить. Однако остатки его русских войск всё-таки сдались в плен гоминьдановцам. Последние, к удивлению русских, приняли их очень хорошо и предложили им служить в своих рядах. Всего на службе у южан оказалось около 230 бывших нечаевцев. Большинство из них, однако, вскоре были распущены по домам в результате мира, заключённого между Чан Кайши и Чжан Сюэляном.
Русские в борьбе с большевизмом в Китае


Так закончилась четырёхлетняя китайская эпопея Нечаевской бригады, в ходе которой русские воины, сражаясь в неимоверно тяжёлых условиях, в настоящем азиатском аду среди жёлтых чертей, сумели отстоять честь белого русского оружия.

Константин Петрович Нечаев после своей отставки поселился в Дальнем, где занимался политической и общественной деятельностью. Входил в состав Русского общевоинского союза и Русской фашистской партии, возглавлял отделение Бюро по делам русских эмигрантов. В сентябре 1945 г. Нечаев был захвачен вторгшимися в Маньчжурию советскими войсками и переправлен в Читу, где расстрелян по приговору военного трибунала.

Заметим, что маршал Василий Блюхер, противник Нечаева по войне 1925-1927 гг., был арестован чекистами ещё в 1938 г. и околел в тюрьме после восемнадцати дней пыток. Четыре месяца спустя он был посмертно приговорён к казни за «участие в антисоветской организации правых и военном заговоре и шпионаж в пользу Японии» (нельзя отказать советским карательным органам в своеобразном чёрном юморе). Были расстреляны две первые жены Блюхера (третья жена отправилась в концлагерь), его брат и жена брата.

По предположительным подсчётам, всего за четыре года боёв погибло более 2000 русских – почти половина русского состава Нечаевской бригады. В 1926 г. на русском кладбище в Цинанфу был установлен памятник, представлявший собой высокую гранитную скалу, увенчанную восьмиконечным крестом. На памятнике на русском, английском и китайском языках была высечена надпись: «Светлой памяти русских воинов, погибших в рядах Шаньдунской армии в борьбе с большевиками». Памятник и кладбище были позднее уничтожены коммунистами.
Русские в борьбе с большевизмом в Китае


«Не будет преувеличением сказать, что горстка русских действительно оказала огромное влияния на историю Китая. Так, в начале 1920-х гг. ни у кого почти не было сомнения, что Китаю суждено быть объединённым по сценарию У Пэйфу, который до появления русских без проблем бил всех своих противников. Появление маленького русского отряда заставило по-другому крутиться колесо китайской истории. Благодаря горсти почти безоружных русских “без пяти минут китайский властелин” У Пэйфу был разбит и сошёл с политической сцены. Не вступи русские наёмники в армию Чжан Цзучана – он, как и Чжан Цзолин, был бы добит У Пэйфу. В то же время в конце 1925 – начале 1926 г. именно русские наёмники сорвали планы коммунистов по уничтожению всей Северной коалиции во время мятежа Го Сунлина и не допустили краха Чжан Цзолина… По мнению зарубежных экспертов, горсть русских наёмников отсрочила победу коммунистов в Китае на двадцать пять лет, что непосредственно отразилось на ходе мировой истории» (С.С. Балмасов. Белоэмигранты на военной службе в Китае).
Автор: aquilaaquilonis
Первоисточник: http://aquilaaquilonis.livejournal.com/347489.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. biglow 1 октября 2012 11:49
    статья интересная ,название все портит
    biglow

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня