Первая мировая война. Записка генерала от инфантерии Балуева

Первая мировая война. Записка генерала от инфантерии БалуеваНынешнюю кампанию надо разделить на два резко отличающихся друг от друга периода. Период полевых боев и период позиционной войны.

Первый период - от начала кампании до конца 1914 года. когда обеими сторонами ведутся полевые наступательные и встречные бои и, если войска встречаются с укреплениями, то сделанными наскоро окопами, без заграждающих препятствий, которые атакующих войск остановить не могут. Если мы в этот период и встретились с сильно укрепленными позициями, то только на реке Caне, и в Восточной Пpyccии - в озерном paйoне; но первые австрийцами не защищались, а вторые нами были обойдены.

Но период этот показал, что прежний способ ведения войны, главным образом, живой силой, должен отойти в область преданий. Apмии стали настолько громадны, быстро пополняемые контингентом, даваемыми населением, а потому мало обученные, театры настолько обширны, что о разбить и уничтожении армии противника, чем обыкновенно заканчивались в прежние времена войны, не может быть теперь и речи. Напротив, оказалось, что уничтожение целых корпусов и apмий, пленение сотен тысяч противника к победе не ведут.


И вот сама природа современной войны как бы подсказала враждующим сторонам, что надо делать, и оба противника как бы сговорившись, останавливаются и закапываются в землю, и наступает второй период кампании -- позиционный, где главную роль ужe играет не живая сила, а технические средства борьбы.

К этому роду борьбы оказалась неподготовленной ни одна из воюющих сторон. Средства , этой борьбы развиваются постепенно, с течением, времени, в зависимости от тех способов обороны и атаки, которые применяет противник. Помимо живой силы громадное значение приобретает - проволока и огонь во всех видах: ружейный, пулеметный, артиллерийский, минометный, бомбометный, ручных гранат и т. п.

У нас, в начале, увлечение укрепленными позициями доходить до того, что мы растягиваем свои войска по фронту, на корпус 50 верст и почти не Признаем глубокого построения, и в тоже время не принимаем никаких мер к увеличению и усовершенствованию технических средств борьбы.

Противник в этом случае оказался дальновиднее нас. Поняв, что вся сила борьбы заключается в техннческих средствах, а главное в артиллерии, преимущественно тяжелой, он стоя перед нами и, не давая нам только возможности двигаться вперед, начинает накапливать эти средства, а попутно и вырабатывать способы применения их, и в этом отношении нас далеко опередил. В то время, как у него устанавливаются уже положительные основы обороны и наступления. Мы все еще стоим на перепутье; впрочем, не только мы, но даже и наши союзники в этом отношении отстают от него, хотя по сравнению с нами имеютъ преимущество в массе своей артиллерии, снарядов и других технических средств.

Накопив все средства, наш противник уже легко мог прорвать наши укрепленные линии и сбить нас с наших позиций, и вот в середине прошлого года нас постигает катастрофа: нас сбивают со всех позиций и мы должны уступить противнику одну линию за другой, пока он сам, обезсиленный и уже не будучи в состоянии бить нашу живую силу своими техническими средствами, не останавливается, опять не закапывается,--и в таком виде обе стороны стоять друг пpотив друга с сентября прошлого года.

Все это так ново для всех нас, все это так не похожe на то, чему мы учились в мирное время, что мы сбиты с толку и стоим перед дилеммой, что делать далее и какой принять способ дальнейших действий.

Если проследим бои за прошедшие 20 месяцев войны, то увидим, что во всех боях красной нитью проходит только одно, что все теоретические приемы борьбы, все приемы полевого боя, применяемые как нами и нашими союзниками, так и нашими противниками, не имеют успеха только благодаря тем техническим средствам, которые применяются в современной борьбе.

С ноября мес. 1914 г. на Западном фронте французы, применяют разные способы перехода в наступление, но все неудачно, и твердых приемов к нему так и на выработали. Итальянцы до сих пор не могут выйти из своих границ. Галлипольская операция окончилась неудачно, и только там, где ведется полевая война, без усовершенствованных технических средств, достигнуты известные результаты (Кавказский фронт, Сербия, Черногoрия), или гдe противник оказывается слабее в технических средствах (Русский фронт 1915 году). С другой стороны и у немцев, несмотря на их превосходство в технических средствах, являются только частичные yспехи, а иногда там, где они встречаются с такими же богатыми техническими средствами, как и у них (Верденская операция) их постигает полная неудача.

К сожалению, у нас, несмотря на те уроки, которые мы имели в течении кампании до сих пор нет твердых основателыных и сознательных приемов борьбы с немцами. Мы до сих пор бродим между желанием наступать и необходимостью обороняться, причем всякая новизна нас поражает и мы стремимся сейчас использовать ее и применить на практике и конечно, терпим неудачу за неудачей, расточая наши и так не богатые средства для производства этих опытов. Что у нас нет твердых и определенных приемов ведения борьбы показывают уже одно то, что войска, забрасываются инструкциями и руководитвами по обороне и атаке укрепленных позиций, приемами борьбы за укрепленные позиции, переводами со способов, данных нашими союзниками, указаниями как надо обучать войска и т.п. Большинство инструкций и руководств - целые курсы по фортификации и по тактике, составленные теоретиками, противоречат друг другу, загромождают войска, сбивают их и в конце концов не дают ни одного верного приема в той борьбе, в которой они льют свою кровь, но ycпеxa не видят.

Только что протекшие операции служат ярким доказательством справедливости всего сказанного. В Декабрьской и Мартовской операциях мы переходили в наступление без достаточных технических средств и хотели применить приемы полевой войны: прорвать, разбить и уничтожить противника, упустив из виду, что противник теперь состоит не из одной живой силы, а еще и из земли, железа и чугуна, и конечно, потерпели неудачу. Имея небольшой частичный успех на фронте одного из корпусов мы решили где-то опять перейти в наступление и теряем то, что приобрели, опять таки забыв, что без технических средств одной живой силой нельзя отстоять никакой, как бы она не была укреплена, позиции. И в этом последнем случае немцы дают нам урок как надо действовать, дабы иметь хотя небольшой успех, а именно, показывают нам, что для того чтобы отнять у противника хотя клочек земли, надо прежде засыпать его сотнями тысяч тяжелых снарядов, снести все, что противником не настроено на нем, уничтожить его живую силу, а затем уже безпрепятственно занять этотъ участок.

Я не буду касаться всех инструкций и указаний, которые даются войскам, а позволю себе только указать, что во многих из них, особенно при неудачах, прежде всего бросается упрек войскам в том, что они не умеют действовать, что в протекших операциях ими не были усвоены неоднократно дававшиеся указания о действиях войск в бою, что Начальники действуют не так и т. п., упуская из виду, что войска наши мало обученные и сплоченные, управляются молодыми Командирами полков и Прапорщиками зачастую сидящие по месяцам в окопах, при выказывании даже гepойских подвигов, действительно не умеют действовать, что разсылающиеся неоднократно указания ни разу не давали войскам определенных приемов ведения боя за укрепленные позиции, что эти указания разбросаны в отрывочных телеграммах, директивах, приказах и замечаниях, что они зачастую противоречивы и если их собрать вместе, то получится объемистый том, который преодолеть в сфере боевой обстановке нет сил, и что по ним учить молодых офицеров нет никакой возможности, да кроме того, войска часто переходят из одной apмии в другую, из одного фронта в другой, где встречаются уже с другими взглядами и указаниями на один и тот же предмет; что в большинстве мы предпринимаем операции с ограниченным числом снарядов и при отсутствии в необходимом количестве других технических средств борьбы, и что войска учить по издаваемым руководствам, некогда, да и негде.

Затем в бoльшинстве неправильно принят основной взгляд на борьбу за укрепленные позиции.

В большинстве указаний красной нитью приведена идея, что позиционный период войны есть только временное выжидание наиболее благоприятных обстоятельств для перехода в наступление и составляет подготовительный период к наступлению. Взгляд теоретически совершенно правильный: каждая оборона должна стараться перейти в наступление. Но в настоящей войне, когда войска закопались на фронте в 1500 верст - он не применим, а даже вреден, т. к. дает право войскам смотреть на свои позиции, как на временные, а потому не требующие тщательной отделки и, если примем этот взгляд за основу, то везде нас немцы прорвут, т. к. они другого мнения об этом. Они прежде всего считают, что позиционная война есть оборона и пока они

не укрепят своих позиций до совершенства, то о переходе в наступление не может быть и речи. Эта же оборона дает им возможность накапливать технические средства для перехода в наступление. Когда же они их накопят в неограниченном, количестве, тo предпрнимают переход в наступление на каком-либо участке, причем подготовляются к этому в течение продолжительного периода, не привлекая к этому те войска, которые занимают позицию и которые знают лишь одну оборону и заняты только усилением обороняемой позиции. Подготовка всех необходимых средств для перехода в наступление зависит от высшего командного состава, от войск Же она зависит менее всего, поэтому на оборону войсками своих позиций в настоящую войну нельзя смотреть как на подготовительный период к пероходу в наступление.

Правильность этого можно уже вынести из одного того, что обороняться мы должны на всем своем, обширном, фронте, а переходить в наступление будем только на каком-либо одном участке. Если же мы на всем своем фронте будем преследовать только одно наступление, то будем везде слабы в обороне. Обмануть же немца относительно наших действительных намеpeний, как показал опыт, нам никогда не удастся, какие бы мы меры ни принимали. Затем, если этот взгляд принять за основу, то необходимо войскам на всех фронтах и участках дать и все средства для перехода в наступление, а это невозможно для немцев и наших союзников, а не только для нас.

Поэтому войскам прежде всего необходимо дать твердые, основанные на опыте войны и исполнимые для них указания по обороне своих позиций, а затем уже вторые указания для перехода в наступление.

Так как части очень часто передаются из одной армии в другую, то такие указания должны быть общими для всех фронтов и армий, а не для отдельных армий и фронта.

Чем проще, короче и определеннее эти указания - тем лучше, чем обширнее и условнее - тем хуже. Особенно надо избегать давать войскам эти указания в обширных учебниках по инженерному искусству. Такие пространные указания могут быть даваемы только инженерным войскам, как руководителям по укреплению позиций.

Указания на случай перехода в наступление также должны быть кратки, определенны и ясно указывать, что войска в каждый момент атаки должны делать, причем резко должны быть отделены указания для войск от указаний для высшего командного состава.

Приняв это за основание, позволю себе высказать в частности свое мнение по затрагиваемому мною вопросу.

Нередко в указаниях войскам говорится, что чем длительнее позиционный период, тем подготовка к наступлению должна быть доведена до большей степени совершенства. Позволю себе заметить, что это менее всего касается войск, всецело же относится к командному составу, и подготовка эта должна заключаться в образовании больших резервов из войск, обученных производству наступления, в накапливании в неограниченном количестве всех технических средств для перехода в наступление, т. е. ружей, патронов, орудий, снарядов и другого вооружения; в ycтpойстве тыла, а именно в устройстве складов для питания войск всем необходимым и путей подвоза так чтобы войска не нуждались ни в чем, не только во время производства самой операции, но чтобы у них не зарождалось и мысли, а что будут они есть, или чем будут стрелять, если удастся продвинуться верст на 20. Ведь в течении всей кампании все наши наступательные операции кончались неудачно вследствие неустройства тыла. Неудачу операции в прошлом году германцев по прорыву наших армий надо объяснить тем же.

А затем в тех же указаниях часто говорится, что эта подготовка должна заключаться также в боевой подготовке личного состава войск и их укомплектования.

Подготовка эта возможна только при стоянии частей в резерве. Те войска, которые долго стоят на позиции в окопах - к наступательным операциям непригодны и обучать их приемам наступления нет возможности. Так как оборона требует меньше войск, то следовало бы меньшую часть держать исключительно для обороны позиции, а в резерве иметь войска активные в которых все внимание обратить на обучение наступлению и приeмам брать укрепленные позиции.

В этом, главным образом, мы должны видеть главные основы подготовки к переходу в наступление. А чтобы иметь время произвести эту подготовку, надо чтобы войска стойко и прочно обороняли свои позиции и не давали противнику возможности переходить в наступление.
Для этого войскам прежде всего, как сказано выше, должны быть даны указания об укреплении и обороне позиций.

В основу этих указаний должны лечь:
1) занятие позиций, удобных для обороны, a нe случайных.
2) укрепление первой линии окопов, и устройство заграждений.
3) устройство окопов для частных резервов передовой линии.
4) устройство второй линии обороны для дивизионных резервов.
5) оборудование артиллерийских позиций и наблюдательных пунктов.
6) устройство армейской позиции не ближе такого расстояния, чтобы сбитые с позиции войска могли ее занять, выйдя из ПОд ударов противника, причем и эта позиция как и передовые должна состоять из трех указанных линий.

Исполнение указанных пунктов 2, 3 и 5 должно быть обязательно возложено на войска под ответственность строевых началъников, в 4-м - может быть исполнено поисками, но с помощью армейских организаций и в 6-м - исключительно средствами армии.
7) Неослабное наблюдениe за противником и производство разведки. При этом от войск нельзя требовать невозможного. Войска могут наблюдать и разведывать только первую линию обороны противника. Все-же что в тылу этой линии от войск скрыто и разведка эта должна лечь всецело на разведывательные отделения всех штабов, которые, для этого должны иметь в своем распоряжении агентов и авиационные отряды.
8) Обopонa позиции должна основываться как на живой силе, так и на артиллерийском огне, поэтому войскам должна быть придана в достаточном количестве тяжелая артиллерия.
9) Oкопы позиций должны иметь линейный характер с фланкирующими частями, как самих окопов, так и подступов к ним. Никаких резко выдающихся вперед частей и участков не должно быть. Недо считаться с тем, что, нынешние войска мало обучены, мало стойки и страшно впечатлительны к обходам и охватам.

Должно быть обращено самое серьезное внимание на устройство пронолочного заграждения, причем оно должно делаться массивным и прочно закалачиваться в землю, а не состоять из тонких жердей, воткнутых в землю, и обязательно должно быть в несколько рядов.

Окопы должны быть сделаны во весь рост человека, узкие и лучше их делать без козырьков, а с прочными бойницами. Козырьки служат только для укрытия от дождя, вместо этого должны быть прочные убежища для гарнизона.

Для наблюдателей, пулеметов и бомбометов и начальствующих лиц должны быть устроены прочные блиндажи. В окопах должно быть возможно большее количество траверсов для защиты от флангового огня. От окопов к поддержкам должны быть сделаны ходы сообщения.

10) В линии окопов для частных резервов (п. 3) должны быть устроены опорные пункты для обстрела как первой линии, так и подступов к ней.
11) Также должна быть устроена и следующая линия обороны.
12) Для телефонной связи следовало давно перейти к подземному кабелю, которым на каждой позиции должны быть проведены магистрали по известным направлениям, но так, чтобы с ними возможно было соединиться войсковыми проводами.
13) Должна быть тщательно изучена местность, сделаны фотографически; снимки позиции противника и на основании этот артиллерия наша должна быть рисположена так, чтобы могла держать под огнемъ как самые позиции противника, так и подступы к нашим позициям причем в числе оборонительной артиллерии должна быть хотя часть тяжелой без которой оборона позиции немыслима.
14) Из артиллерии не должно образовываться особых и отдельных групп, а артиллерия должна быть подчинена начальнику участка, который является ответственным за оборону своего участка во всех отношениях и
15) Хотя при наших недостаточныx средствах мы не можем иметь особых батарей для устройства заградительного огня, как это практикуют, французы и немцы, но должны при первой возможности отделить часть батарей и для выполнения этой цели.

Должна быть тесная связь между пехотой и apтиллерией, для чего в передовых окопах, кроме пехотных наблюдателей, должны быть артиллерийские наблюдатели на известном участке, объединенные apтиллерийским офицером, который в paйoне окопов должен иметь передовой артиллерийский наблюдательный пункт, соединенный телефонной связью с наблюдательными пунктами артиллерийских начальников этого участка.

ВСЕ артиллерийские начальники известного участка должны быть в полной связи со старшими пехотными начальниками этого участка.

Выполнение наступательной операции должно обнимать подготовительный период и период производства самой операции.

Подготовительный период должен состоять из подготовки к наступлению тыла как всего фронта, так и apмий и войсковой подготовки.

О подготовке к наступлению тыла фронта и apмий уже сказано. Она должка заключаться в устройстве во всех отношениях тыла тех участков, с которых намечено перейти в наступление, а главное в сосредоточении за этими участками войск обученных к переходу в наступление, могучей артиллерии, снарядов в неограниченном, количестве и других технических средств для наступления, в устройстве путей подвоза, складов и т. п.

Войсковая подготовка должна заключаться в инженерной подготовке поля сражения, в артиллерийской подготовке и в развертывании войск, предназначенных, к переходу в наступлениe.

Но прежде, чем говорить о войсковой подготовке, позволю себе высказать свое мнениe о действиях немцев, основанных на наблюдениях участников последних боев с ними.

Mapтoвскиe бои резкo выяснили усиление артиллерийского огня немцев, который теперь достигает гораздо большей интенсивности по сравнению с прошлым годом. Точность их огня очень велика. 1-го апреля немцы громили артиллерией наши войска при приближении их к окопам на 150 шагов, чти надо отнести к совершенству материальной части их артиллерии. В то же время борьба с их артиллерией страшно затруднена маскировкой. Наблюдательные их пункты ставятся открыто, но так прочно устроены, что 5 - 8 марта, при наступлении совершенно не пострадали. Но когда 8 марта позиция их была прорвана и наши войска продвинулись до их второй линии, то, огонь их артиллepии сразу сделался безпорядочным, крайне жидким и очевидно без хорошего наблюдения. Выпуская массу снарядов, они бросали их по площадям, часто пропуская весьма солидные живые силы. Так продолжалось часов до 9 утра, когда, очевидно, с новых позиций они oткрыли точный ураганный огонь по нашим войскам.

Неудачи всех наших атак в мартовскую операцию надо приписать именно такому огню артиллерии который положительно не давал возможности нашей пехоте продвигаться вперед.

15-го апреля скорость их артиллерийского огня, точность их стрельбы и сила разрушения были изумительны. Никто из участников войны ничего подобного не видал. В течение нескольких часов была выпущена такая масса снарядов и с такой меткостью, что все было снесено, разбито, а люди оглушены, засыпаны и почти все уничтожены, причем поразила всех та масса снарядов, которая была ими выпущена и продолжительность ураганного огня, который велся безпрерывно и на большой площади в продолжении 7 - 8 часов.

При такой силе их огня наступление с больших разстояний пехоты, почти невозможно, а потому, атака днем возможна только накоротке. Если же приходится атаковыватъ с больших разстояний, то сближение на короткую дистанцию должно быть сделано ночью, иначе наша пехота не подойдет даже к их проволочному заграждению.

Закрепление после атаки, приведение частей в порядок, смена их, подвод резервов, устройство артиллерийских наблюдательных пунктов, вынос раненых, пополнение патронов - днем под таким страшным огнем положительно невозможны.

С другой стороны, в случае прорыва первой линии немцев, необходимо немедленно же развивать успех, чтобы не дать возможности их артиллерии организоваться и вновь встретить войска, для чего надо иметь вблизи сильные резервы, которые можно было бы немедленно же бросить вперед как только наши передовые войска ворвутся в первую линию окопов противника.

Для резервов лучшим предохранительным средством против их огня оказались узкие щели, глубиной в сажень.
Точно также их пулеметный огонь оказался весьма действительным на дальность не менее одной версты и наносит нашим войскам, атаковавшим позицию, большие поражения.

Пулеметы отлично замаскированы и открыть их очень трудно даже с близкого разстояния, особенно фланкирующие окопы и подступы, к ним.

I. Для инженерной подготовки поля сражения войскам должно быть дано достаточное время (не менее одного месяца).
Подготовка эта будет состоять:
1) В выполнении всех инженерных работ для занятия. войсками на выбранном участке исходного положения, т. е. подход, к проволочным заграждениям противника летучей сапой на такое разстояние, с которого возможно было бы смаху пройти это разстояние, пробежать проволочные заграждения и ворваться в окопы, не останавливаясь; разстояние это будет шагов 200 - 300 до позиции противника. Такая же подготовка должна одновременно делаться и на демонстративных участках.

Без такого исходного положения, в виду только что высказанного о силе огня немцев, войска днем не подойдут даже к проволочным заграждениям противника. На тех участках, где этот подход по местным условиям невозможен, подход к неприятельской позиции может быть сделан только ночью и то с большими затруднениями, а потому лучше отказаться от атаки на таких участках.

На этом исходном положении должны быть устроены пулеметные батареи дли фланкирования атакуемых окопов И противодействия пулеметному огню немцев. Здесь же полезно применить против фланкирующих пулеметов неприятеля противоштурмовые орудия и сильные бомбометы или минометы.
2) В устройстве для резервов щелей и убежищ. Щели и убежища эти должны располагаться в таком разстоянии от передовых войск и в том порядке, в каком будут расположены резервы для производства атаки. Щели эти должны быть соединены ходами сообщения с передовой линией. Затруднение в их ycтpoйстве встретится только тогда, когда исходное положение будет вынесено за проволочное заграждение, но и тогда за окопами исходного положения должны быть подготовлены укрытые места в виде тех же щелей или окопов, хотя бы для части резервов.
3) В устройстве прочных и надежных блиндажей для всех начальствующих лиц в paйоне их резервов, в устройстве между ними телефонной связи, в yстройстве для них наблюдательных пунктов.
4) В оборудовании артиллерийских позиций и артиллерийских наблюдательных пунктов.
Вo вcеx этих работах, инженерное ведомство должно прийти войскам на помощь доставкой необходимого материала и шанцевого инструмента, а также и своими рабочими организациями.

II. Артиллерийская подготовка должна заключаться в изучении в артиллерийском отношении местности, выборе артиллерийских наблюдательных пулнтов и позиций, скрытной установке батарей и такой же пристрелке их, что называется из под полы; в выборе и, если возможно, в оборудовании передовых артиллерийских позиций в paйoне наших передовых окопов, чтобы хотя часть батарей могла переехать сейчас же по занятии нашими войсками передовой неприятельской позиции; в намечении для них артиллерийских наблюдательных пунктов и в рекогносцировке путей к выбранным позициям. Еще лучше, если эта обязанность будетъ возложена на свежие батареи, которые должно иметь при резервах, так как перемена позиций для действующей артиллерии во время боя крайне затруднительна и медленна.

III. Зaнятие поисками, предназначенными, для атаки, того участка позиции, с которого предполагается атаковать, должно быть выполнено по крайней мере за неделю до перехода в атаку, чтобы иметь возможность ознакомиться с своей позицией, с позицией противника и подступами к ней.

Кроме войск предназначенных для производства самой атаки, обязательно за каждым атакующим корпусом должны быть резервные корпуса, которыми возможно было-бы использовать успех наших войск, прорвавших первую линию окопов противника немедленно же, чтобы не дать немцам возможности организовать вновь свою артиллерийскую оборону, причем в это же время должны быть поставлены на своих местах и эти резервные корпуса.

Заблаговременное расположение всех войск, предназначенных к переходу в наступление, на своих местах необходимо для того, чтобы иметь возможность всех начальствующих лиц ознакомить с планом операций и с теми задачами, которые могут выпасть на долю каждой части, и чтобы начальники могли ознакомиться с местностью, на которой им, придется действовать и заблаговpеменно произвести необходимые рекогносцировки.

Производство самой операции должно состоять из подготовки артиллерийским огнем и наступления пехоты.
Артиллерия должна преследовать цель уничтожения всех средств обороны, ведя ураганный огонь неограниченным числом снарядов так, как это делают немцы.

Войскам должны быть даны все средства для наблюдения за результатами этой стрельбы, т. е. возможно большее число змейковых аэростатов и летчиков.
На подготовку методичным огнем надо смотреть как на вынужденную, вследствие недостатка, у нас opyдий и снарядов.

Но увлекаться таким размеренным огнем нельзя. При таком огне можно проделать проходы к проволочным заграждениям и разрушить часть блиндажей и окопов противника, но живая сила, пулеметы, бомбометы п т. п. останутся целыми и подход войск к позиции противника будет только в редких случаях возможен. На ypaганный огонь у нас, вследствие, недостатка снарядов, смотрят как на напрасную трату патронов. Взгляд неправильный. На каждый выпущенный снаряд по расположению противника, нельзя смотреть как на напрасную трату снарядов. Если снаряд не наносит материального ущерба противнику, то производить моральное действие как на свои войска, так и на противника.

При подготовке артиллерия должна быть разделена на группы и подчинена старшему артиллерийскому начальнику. Пехотные, начальники должны быть в полной связи с артиллерийскими начальниками и должны предъявлять к ним, те требования, которые артиллерия должна выполнить для них в период артиллерийской подготовки.

Относительно подчинения артиллерии во время наступательных операций мнения строевых начальников резко расходятся между собою. Одни требуют, чтобы вся артиллерия во время подготовки атаки огнем была выделена из подчинения пехотных начальников, производящих атаку, другие же стоят напротив за то, чтобы вся артиллерия была разделена между боевыми участками и подчинена начальниками этих участков. Трудно не согласиться как с доводами тех, так и других. По моему же мнению при атаке укрепленной позиции противника, как и крепости, вся артиллерия должна быть объединена в одних руках, так как ей приходится стрелять не в зависимости от того, где она стоит своими колесами, а в зависимости от той цели, которую она может обстреливать. В этом случае казалось бы правильным принять (за правило), что вся артиллерия известного участка непосредственно подчинена тому старшему начальнику, в участке которого она подготовляет атаку.

Таким образом, если на участке этом будет действовать корпус, то Корпусному Командиру; если дивизия, то Начальнику дивизия. Но ни в каком случае нельзя дробить артиллерию по полковым участкам. При этом надо принять за правило, что при производстве самой атаки артиллерия должна быть в полной связи с пехотными начальниками, а потому следует наблюдательные артиллерийские пункты группы артиллерии, обслуживающей известный участок позиции, иметь совместно с наблюдательным пунктом пехотного начальника этого участка, и в то же время артиллерия должна выполнять все требования последнего.

Если имеется неограниченное число снарядов, то момент атаки может наступить скоро, поэтому при ураганном огне артиллерии войска должны занять исходное положение с самого начала этого огня. Если же будет производиться методичный огонь, то момент атаки наступит только после исполнения, артиллерией поставленных ей задач и начало атаки может затянуться. Поэтому войска, чтобы их не утомлять, должны занять исходное положиние не с началом артиллерийского огня, а, по крайней мере, часа за два до начала атаки, час которой будет назначен старшим начальником.
Атака первой линии позиции противника должна быть возложена на корпуса первой линии.

На корпус необходимо давать по фронту 4-5 верст. Назначение для корпуса большого участка ослабило бы силу удара, а назначение меньшего фронта повело-бы к слишком глубокому построение корпуса, что лишает его возможности использовать в полной мере все средства и усилить влияние соседних корпусов, вследствие чего необходимая самостоятельность корпуса уменьшится, что вредно может отразиться на успехе атаки.

В исходное положение войска должны располагаться в том порядке, в каком они будут атаковывать, причем каждая часть точно против назначенного ей для атаки участка позиции.

При атаке - занятие первой линии позиции противника должно быть поручаемо полкам первой линии, а атака и занятие последующих укрепленных линий противника,-уже полкам второй линии. На полк необходимо давать для атаки примерно участок в 1 версту.
Задача полков первой линии должна быть - только ворваться в окопы первой, линии, занять ее и в ней укрепиться. С занятием первой линии окопов задача их кончается.

Вслед затем должны немедленно пройти через уже занятые окопы полков дивизионного и корпусного резервов, которые должны отбить все контратаки противника и прикрыть передовые полки, атаковать и ворваться во вторую и последующие линии окопов противника и закрепить за собой всю захваченную укрепленную полосу противника.

Даже немцы при всех своих технических средствах не в состоянии взять более одной полосы укреплений. Примером может служить их атака 15-го апреля на участках 5-го армейского корпуса. Несмотря на то, что они сосредоточили мощную артиллерию, которой положительно все, снесли и почти уничтожили передовые полки корпуса и в атаку бросили четыре дивизии, далее Колодинской позиции пройти не могли.

Войска, бывшие в атаке, для дальнейшего наступления уже мало пригодны, как за выбытием из строя массы офицеров, так и потому разстройству, в которое они приходят после атаки, а потому по овладении первой укрепленной полосой противника - задача передового корпуса должна считаться оконченной.
Дальнейшее развитие успеха - атака второй и последующих полос - должна быть поручаема уже корпусам второй линии, которые проходят для этого через уже занятую первую полосу, атакуют и захватывают вторую полосу. Если же этого сразу не удастся сделать и войска остановятся, перед второй полосой, то последнюю придется брать также, как и первую.

Что касается до времени атаки, то определенного указания, конечно дать нельзя. Время это зависит от массы причин. Не можно с более или менее положительной уверенностью сказать, что при ураганном огне пристрелянной артиллерии, атака может быть произведена в любой час суток, как только артиллерия наша сделает свое дело; при методичной же подготовке атаки артиллерийским огнем для атаки должен быть введен элемент внезапности или темноты.

Атаковывать позицию противника ночью должно войсками, хорошо знающими эту позицию, т. е. теми, которые перед этой позицией стояли долго и хорошо изучили как ее, так и подступы к ней. В этом последнем случае лучшим временем для атаки надо считать ночь перед разсветом и вторую половину дня перед вечером.

Таким образом, войскам должны быть даны две краткие и сжатые инструкции с точными и определенными приемами, в одной только по укреплению и обороне позиций, а в другой по переходу в наступление. При этом в этих Инструкциях не должны даваться приемы на те случаи, которые находятся всецело в зависимости от обстановки и нe под какие шаблоны не подходят, как например, приемы для отбития контр-атак, расположениe резервов при газовых атаках и т. п. Действиям во всех этих случаях обучить войска нельзя и они будут зависеть, главным образом от находчивости и сметливости начальников и умения их быстро схватить обстановку и сообразить, что делать, а также от стойкости войск, а эти качества нельзя заменить никакими инструкциями и приемами.

В Инструкции об обороне не должно говориться ни о каком наступлении.

В Инструкциях должно быть резко отграничено все то, что относится к штабам и командному составу, от того, что касается строевых войск; штабы свои обязанности не должны перелагать на войска.

При наступательных операциях войскам нельзя давать страчегические задачи, a только ближайшие тактические, развивая их, для выполнения задавшейся стратегической задачи, резервами.

На наступательную операцию надо смотреть, как на борьбу за каждую пядь земли, а потому к такой операции следует приступать только по заготовке всех средств в самом большом количестве и раз начали такую операцию, то нужно доводить ее до конца не останавливаясь. Если даже при этом не будем иметь большого успеха, то держа постоянно немцев под угрозой наступления и нанося им удар за ударом, можем расчитывать в конце концов их обезсилить и взять над ними верх.

В пехоте надо иметь возможно больше офицеров, по 4-5 на роту. Надобность эта особенно ощущается при управлении частями, ворвавшимися в окопы противника, а между тем при атаке прежде всего выбывают офицеры и солдаты, лишенные управления, не знают, что делать. Неудачи закрепления частей в занятых неприятельских окопах в бывших операциях в большинстве зависело именно от этого. В этих случаях являлась всегда как-бы перегрузка части разстроенными нижними чинами и отсутствие при них достаточного числа офицеров.

В закреплении захваченного должна быть проявлена в полной мере инициатива, так как обстановка сложна и переменчива. Нужно быстро разобраться в ней и, держа часть в руках, быстро использовать новые условия боя в свою пользу на самых различных местах и притом в чужих, неизвестных окопах, где необходимо быстро схватить всю обстановку и объединить действия части, что недоступно и невозможно для нижних чинов да и для молодогo офицера будет доступно только тогда, когда у него в руках будет небольшая часть солдат.

Затем атаковавшие части, но потерпевшие неудачу должны быть обязательно сменены свежими из резервов, да и имевшие, успех должны быть сменены возможно скорее, так как после порыва и страшного напряжения и подъема нервов, скоро наступает реакция и упадок сил, и такие войска делаются уже малопригодными для немедленного нового серьезного дела. Таким войскам надо дать время оправиться, привести себя в порядок и отдохнуть, после чего они выкажут еще в большей степени свою боевую способность и стойкость.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. grizzlir 8 октября 2012 08:50
    Весьма интересные и здравые рассуждения генерала для своего времени.Такому надо было в академии преподавать.
    grizzlir
  2. мангуст 8 октября 2012 12:19
    а сколько таких генералов пьяная матросня и солдатня из учебных полков подняли на штыки? науськанные евреями-большевиками отрабатывающими немецкие бабки
    мангуст
  3. borisst64 8 октября 2012 13:41
    Почему пьяная? Причем здесь учебные полки? Вы если уж не любите большевиков, то до оскорблений базарного уровня не доходите. Эти "матросня и солдатня", вообще то наши деды, и они европу потом от фашизма освободили. Видимо маловато еще у вас жизненого опыта, и в голову проникли вирусы современной пропаганды. Всегда нужно читать материал "за" и "против", и через ГОДЫ анализа и сравнения, можно вести диспут подкрепленный фактами.
    borisst64

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня