Грозный тандем

Место рождения

Шел третий год страшной войны, обеими сторонами велась подготовка к одному из ключевых сражений Второй мировой войны - битве на Курской дуге. Противники готовились и искали средства, способные обеспечить победу и сокрушить врага.


Для проведения операции немцы сосредоточили группировку, насчитывавшую до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тыс. человек.

Немецкие войска получили некоторое количество новой техники:
134 танка Pz.Kpfw.VI «Тигр» (ещё 14 — командирских танков)
190 Pz.Kpfw.V «Пантера» (ещё 11 — эвакуационные и командирские)
90 штурмовых орудий Sd.Kfz. 184 «Фердинанд». (Существуют мнение, что указанные цифры являются заниженными).

Немецкое командование возлагало большие надежды на эту новую бронетехнику и небеспочвенно - танки «Тигр» и «Пантера», САУ «Фердинанд» несмотря на обилие детских болезней, были выдающимися машинами. Не следует забывать о 102 Pz.II, 809 Pz.III и 913 Pz.IV, 455 StuG III и 68 StuH (42-44% от всех всех штурмовых орудий, имевшихся на Восточном фронте) плюс САУ Marder III,Hummel,Nashorn,Wespe,Grille. Танки Pz.III и Pz.IV были серьезно модернизированы.

Ради новых поступлений бронетехники начало "Цитадели" неоднократно переносилось - качественное превосходство немецких танков и САУ было краеугольным камнем, на котором строились судьбоносные для Германии планы. И для этого были все основания - немецкие конструкторы и промышленность сделали всё возможное.

Готовилась к битве и советская сторона. Важнейшую роль в предстоящей битве сыграла разведка, и 12 апреля на стол И. В. Сталина лёг переведённый с немецкого точный текст директивы № 6 «О плане операции "Цитадель" немецкого Верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но ещё не подписанный А. Гитлером, который подписал его только через три дня. Это позволило точно спрогнозировать силу и направление немецких ударов по Курской дуге.

Было решено провести оборонительное сражение, измотать войска неприятеля и нанести им поражение, проведя в критический момент контрудары по наступающим. С этой целью на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. В общей сложности было создано 8 оборонительных рубежей. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта. Но было и еще одно оружие, внесшее колоссальный вклад в победу Советских войск и превратившее ИЛ-2 в настоящую легенду той войны.

Грозный тандем


Ассиметричный ответ

Немецкие и советские танкисты к 3-му году войны привыкли к относительно низкой эффективности бомбоштурмовых ударов авиации.

Уничтожать немецкие танки с помощью Илов в начале войны было довольно проблематично. Во-первых, эффективность 20-миллиметровых пушек ШВАК против танковой брони была низкой (23-миллимитровые, а потом и 37-миллимитровые авиационные пушки появились на Илах только во второй половине Великой Отечественной).

Во-вторых, чтобы уничтожить танк бомбой, необходимо было поистине дьявольское везение. В составе экипажа не было штурмана, обеспечивающего прицеливание, а бомбардировочный прицел летчика оказался малоэффективным. Ил-2 мог атаковать либо с малых высот, либо с очень пологого пикирования, и длинный нос самолета элементарно загораживал цель от пилота.

И в-третьих, реактивные снаряды - аналог тех, которыми стреляли «Катюши», были вовсе не так хороши, как об этом привыкли рассказывать советские военачальники. Даже при прямом попадании танк не всегда выходил из строя, а для попадания реактивным снарядом в отдельно стоящую цель опять-таки требовалось то самое дьявольское везение.

Но вот в середине 1942 г. известный разработчик взрывателей Ларионов И.А, предложил конструкцию легкой противотанковой авиабомбы кумулятивного действия. Командование ВВС и лично И.В. Сталин проявили заинтересованность в реализации предложения. ЦКБ-22 быстро провело проектировочные работы, и испытания новой бомбы начались в конце 1942 г.



Действие противотанковой бомбы было следующим: при ударе о броню танка срабатывал взрыватель, который через тетриловую детонаторную шашку подрывал основной заряд взрывчатого вещества. Основной заряд имел воронкообразную выемку - кумулятивная выемка - на нижней стороне по вертикали. В момент подрыва благодаря наличию воронки образовывалась кумулятивная струя диаметром 1-3 мм и скоростью 12-15 км/с. В месте соударения струи с броней возникало давление до 105 МПа (1000 атм). Для усиления воздействия в кумулятивную воронку вкладывался металлический тонкий конус.

Расплавляясь в момент взрыва, металл служил тараном, увеличивающим воздействие на броню. Кумулятивная струя прожигала броню (поэтому первые кумулятивные снаряды у нас назывались бронепрожигающими), поражая экипаж, вызывая взрыв боекомплекта, зажигая топливо. Осколками корпуса авиабомбы поражалась живая сила и легкоуязвимая техника. Максимальное бронепробивающее действие достигается при условии, что в момент взрыва заряд бомбы находится на определенном расстоянии от брони, которое называется фокусным. Взрыв кумулятивного заряда на фокусном расстоянии обеспечивался соответствующими размерами носовой части бомбы.



Испытания кумулятивных авиабомб проводились с декабря 1942 г. по 21 апреля 1943 г. Полевые испытания показали, что надежно обеспечивалось пробитие брони толщиной до 60 мм при угле встречи 30°. Минимальная высота, обеспечивавшая выравнивание бомбы до встречи с броней танка и безотказность ее действия, равнялась 70 м. Окончательный вариант представлял собой ПТАБ-2,5-1,5, т.е. противотанковую авиационную бомбу кумулятивного действия массой 1,5 кг в габаритах 2,5-кг авиационной бомбы. ГКО в срочном порядке решил принять на вооружение ПТАБ-2,5-1,5 и организовать ее массовое производство. Наркому боеприпасов Ванникову Б.Л. было поручено изготовить к 15 мая 1943 г. 800 тыс. авиабомб ПТАБ-2,5-1,5 с донным взрывателем АДА. Заказ выполняли более 150 предприятий различных наркоматов и ведомств.

Именно тандему ПТАБ-2,5-1,5 плюс ИЛ-2 предстояло стать настоящей грозой бронетехники.

Необходимо отметить, что только благодаря И.В. Сталину, ПТАБ была принятие на вооружение. Сталин в данном случае, проявил себя как выдающийся военно-технического специалист, а не только как «сатрап».

Применение на Курской дуге

И вот утром 5 июля 1943 года началось германское наступление.



Верховный главнокомандующий Сталин И.В. для достижения эффекта тактической неожиданности категорически запретил применять авиабомбы ПТАБ до получения специального разрешения. Их существование держалось в строгом секрете. Но как только начались танковые сражения на Курской дуге, бомбы применили в массовых количествах.



Первыми ПТАБ применили летчики 2-й гвардейской и 299-й штурмовой авиадивизий 16-ой ВА 5 июля 1943 г. На участке ст. Малоархангельск-Ясная Поляна танки и мотопехота противника провели в течении дня 10 атак, подвергаясь бомбовым ударам с применением ПТАБ.

По другим данным, впервые новые кумулятивные бомбы ПТАБ-2,5-1,5 применили летчики 61-го шап 291-й шад ранним утром 5 июля. В районе Бутово «илам» ст. лейтенанта Добкевича удалось внезапно для противника обрушиться на вражескую колонну. Снижаясь после выхода из атаки, экипажи отчетливо видели множество горящих танков и автомашин. На отходе от цели группа также отбилась от наседавших «мессершмиттов», один из которых был подбит в районе Сухо-Солотино, а летчика взяли в плен. Командование соединения решило развить наметившийся успех: вслед за штурмовиками 61-го шап нанесли удар группы 241-го и 617-го полков, не позволившие противнику развернуться в боевой порядок. По докладам летчиков, удалось уничтожить до 15 неприятельских танков.

Массовое применение ПТАБ имело эффект тактической неожиданности и оказало сильное моральное воздействие на экипажи бронетехники противника (помимо самой техники). В первые дни сражения немцы не применяли рассредоточенные походные и предбоевые порядки, т.е на маршрутах движения в составе колонн, в местах сосредоточения и на исходных позициях, за что и были наказаны - полоса разлета ПТАБ перекрывала 2-3 танка, удаленных друг от друга на расстояние 70-75 м и эффективность была поразительной (до 6-8 танков с 1-го захода). Вследствие чего потери достигали ощутимых размеров даже в отсутствии массированного применения Ил-2.

ПТАБ применяли не только с ИЛ- 2, но и с истребителя-бомбардировщика Як-9Б


Летчики 291 шад полковника Витрука А.Н. 2-ой ВА, применяя ПТАБ, уничтожили и вывели из строя в течение 5 июля до 30 немецких танков. Штурмовики 3-го и 9-го авиакорпусов 17-ой ВА доложили о поражении до 90 единиц бронетехники противника на поле боя и в районе переправ через р. Северный Донец.

На Обоянском направлении 7 июля штурмовики Ил-2 1-го шак 2-й ВА, оказывая поддержку 3-му мехкорпусу 1-й ТА, в период с 4.40 до 6.40 утра двумя группами в 46 и 33 самолетов при поддержке 66 истребителей нанесли удары по скоплениям танков в районе Сырцево-Яковлево, сосредоточенных для атаки в направлении на Красную Дубраву (300-500 танков) и Большие Маячки (100 танков). Удары увенчались успехом, противник не смог прорвать 2-ю полосу обороны 1-й ТА. Дешифровка фотоснимков поля боя на 13.15 показала наличие более 200 подбитых танков и САУ.

Вероятно, наиболее крупной целью, попавшей под удар советских штурмовиков из 291-й шад, была колонна танков и автомашин (не менее 400 единиц техники), которая 7 июля двигалась по дороге Томаровка - Черкасское. Сначала восьмерка Ил-2 ст. лейтенанта Баранова с высоты 200 - 300 м двумя заходами сбросила около 1600 противотанковых бомб, а затем атаку повторили другие восемь Ил-2, ведомых мл. лейтенантом Голубевым. При отходе наши экипажи наблюдали до 20 горящих танков.

Вспоминая о событиях 7 июля, С.И. Чернышев, в те дни командир дивизиона 183-й сд, входившей во второй эшелон Воронежского фронта, отмечал: «Колонна танков, возглавляемая «Тиграми», медленно двигалась в нашу сторону, ведя огонь из пушек. Снаряды с воем проносились в воздухе. На душе стало тревожно: уж очень много было танков. Невольно возникал вопрос: удержим ли рубеж? Но вот в воздухе появились наши самолеты. Все вздохнули с облегчением. На бреющем полете штурмовики стремительно ринулись в атаку. Сразу загорелось пять головных танков. Самолеты продолжали снова и снова заходить на цель. Все поле перед нами покрылось клубами черного дыма. Мне впервые на таком близком расстоянии пришлось наблюдать замечательное мастерство наших летчиков».

Позитивную оценку по использованию ПТАБ дало и командование Воронежского фронта. В своем вечернем донесении Сталину генерал Ватутин отмечал: «Восемь «илов» бомбили скопления танков противника, применив новые бомбы. Эффективность бомбежки хорошая: 12 танков противника немедленно загорелись».

Столь же позитивная оценка кумулятивных бомб отмечается и в документах 2-й воздушной армии, которые свидетельствуют: «Летный состав штурмовой авиации, привыкший действовать по танкам ранее известными бомбами, с восхищением отзывается о ПТАБах, каждый вылет штурмовиков с ПТАБами является высокоэффективным, и противник терял по несколько подбитых и сожженных танков.

Согласно оперсводкам 2-й ВА, в течение 7 июля на вражескую технику летчиками одной только 291-й шад было сброшено 10 272 ПТАБа, а через день - еще 9727 таких бомб. Стали использовать противотанковые бомбы и авиаторы 1-го шак, наносившие, в отличие от своих коллег, удары большими группами, насчитывающими по 40 и более штурмовиков. По донесению наземных войск, налет 7 июля 80 «илов» корпуса В.Г. Рязанова на район Яковлево - Сырцево помог отразить атаку четырех танковых дивизий врага, пытавшихся развить наступление на Красную Дубровку, Большие Маячки.

Необходимо, правда, отметить, что немецкие танкисты уже через несколько дней перешли исключительно к рассредоточенным походным и боевым порядкам. Естественно, это сильно затруднило управление танковыми частями и подразделениями, увеличило сроки их развертывания, сосредоточения и передислокации, усложнило боевое взаимодействие. Эффективность ударов Ил-2 с применением ПТАБ снизилось примерно в 4-4,5 раза, оставаясь в среднем в 2-3 раза выше, чем при использовании фугасных и осколочно-фугасных бомб.

Всего в операциях русской авиации на Курской дуге было израсходовано более 500 тыс. противотанковых бомб…

Эффективность ПТАБ

Вражеские танки продолжали оставаться главной целью Ил-2 в течение всей оборонительной операции. Неудивительно, что 8 июля штаб 2-й воздушной армии решил провести проверку эффективности новых кумулятивных бомб. Инспекцию осуществляли офицеры штаба армии, следившие за действиями подразделения Ил-2 из 617-го шап, ведомого командиром полка майором Ломовцевым. В результате первой атаки шестерка штурмовиков с высоты 800 -600 м сбросила ПТАБы на скопление немецких танков, во время второй был произведен залп РСов с последующим снижением до 200 - 150 м и обстрелом цели пулеметно-пушечным огнем. Всего наши офицеры отметили четыре мощных взрыва и до 15 горевших танков противника.

В бомбовую зарядку штурмовика Ил-2 входило до 192 ПТАБ в 4-х кассетах для мелких бомб или до 220 штук навалом в 4-х бомбоотсеках. При сбрасывании ПТАБ с высоты 200 м при скорости полета 340-360 км/ч одна бомба попадала в площадь в среднем 15 кв.м., при этом, в зависимости от бомбовой нагрузки, общая полоса составляла 15х(190-210) кв.м. Этого было достаточно для гарантированного поражения (в основном, безвозвратно) любого танка Вермахта, имевшего несчастье оказаться в полосе разрывов, т.к. площадь, занимаемая одним танком, составляет 20-22 кв.м.

При весе в 2,5 килограмма кумулятивная бомба ПТАБ пробивала броню в 70 мм. Для сравнения: толщина крыши «Тигра» — 28 мм, «Пантеры» — 16 мм.
Большое количество бомб, сбрасываемых с каждого штурмовика практически одновременно, позволяло наиболее эффективно поражать бронированные цели у мест заправки горючим, на исходных рубежах атаки, у переправ, при движении в колоннах, в общем в местах сосредоточения.

По немецким данным, подвергшись в течение одного дня нескольким массированным штурмовым ударам, 3-я танковая дивизия СС "Мертвая голова" в районе Большие Маячки лишилась в общей сложности 270 танков, САУ и БТР. Плотность накрытия ПТАБ была такова, что было зафиксировано свыше 2000 прямых попаданий ПТАБ-2,5-1,5.



Взятый в плен немецкий лейтенант-танкист на допросе показал: «6 июля в 5 часов утра в районе Белгорода на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла 20 танков. Одновременно другая группа атаковала отдыхавший на автомашинах мотострелковый батальон. На наши головы градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За все время войны на Восточном фронте я не видел такого результата действий русской авиации. Не хватает слов, чтобы выразить всю силу этого налета».

По немецкой статистике, в Курской битве примерно 80 процентов танков Т-VI «Тигр» были поражены кумулятивными снарядами — собственно артиллерийскими или авиабомбами. То же самое касается танка Т-V «Пантера». Основная масса «Пантер» вышла из строя из-за пожаров, а не от огня артиллерии. В первый же день боев сгорело, по разным данным, от 128 до 160 «Пантер» из 240 (по другим данным было сосредоточено порядка 440 единиц). Через пять дней в строю у немцев осталась всего 41 «Пантера».



Немецкий танк Pz.V «Пантера», уничтоженный штурмовиками в 10 км от Бутово. Попадание ПТАБ вызвало детонацию боеприпасов. Белгородское направление, июль 1943 г.

Изучение эффективности действия ПТАБ по танкам и самоходным пушкам, уничтоженным нашими штурмовиками и оставленным противником при его отступлении, показывает, что в результате прямого попадания в танк (самоходную пушку) последний уничтожается или выводится из строя. Попадание бомбы в башню или корпус вызывает воспламенение танка или взрыв его боеприпасов, приводящий, как правило, к полному уничтожению танка. При этом ПТАБ-2,5-1,5 с одинаковым успехом уничтожает лёгкие и тяжёлые танки.

Уничтоженная штурмовиками противотанковая СУ «Мардер III»


СУ «Мардер III», в отсек попала ПТАБ, верхняя часть взорвана, экипаж уничтожен


Правда, необходимо отметить один существенный нюанс: главной проблемой поражения кумулятивными боеприпасами был возникающий после пробития брони пожар в танке. Но если этот пожар возникал прямо на поле боя, то уцелевшим членам экипажа ничего не оставалось, как выскочить из танка и удирать, иначе наша пехота их перебьет. Но если этот пожар возникал после авианалета на марше или в своем тылу, то оставшиеся в живых танкисты обязаны были пожар потушить, при возникновении пожара механик обязан был закрыть жалюзи силового отделения, а весь экипаж, выскочив, захлопнуть люки и залить пеной огнетушителей щели, по которым в танк мог поступать воздух. Пожар затухал. А в «Пантерах» в силовом отделении была автоматическая система пожаротушения, которая при подъеме температуры выше 120° заливала пеной карбюраторы и топливные насосы - места, из которых мог вытекать бензин.

Но танк после такого пожара нуждался в ремонте двигателя и электропроводки, однако ходовая часть его была целой и танк можно было легко отбуксировать в места сбора поврежденной техники, благо, что в Курской битве немцы создали для этой цели специальные инженерные части, двигавшиеся за танковыми частями, собиравшими и ремонтировавшими подбитую технику. Поэтому, строго говоря, танки, подбитые ПТАБами, нашим войскам в качестве трофеев должны были доставаться в исключительным случаях, вроде случая в Первых Понырях.

Так, специальная комиссия обследовавшая боевую технику в районе севернее 1-х Понырей и высоты 238,1 установила, что «из 44 подбитых и уничтоженных [ударами советской авиации] танков только пять стали жертвами бомбардировщиков (результат прямого попадания ФАБ-100 или ФАБ-250) а остальные - штурмовиков. При осмотре танков и штурмовых орудий противника удалось определить, что ПТАБ наносят танку поражения, после которых его нельзя восстановить. В результате пожара уничтожается все оборудование, броня получает обжиг и теряет свои защитные свойства, а взрыв боеприпасов довершает уничтожение танка...»

Там же, на поле боя в районе Поныри была обнаружена немецкая самоходная пушка "Фердинанд", уничтоженная ПТАБ. Бомба попала в броневую крышку левого бензобака, прожгла 20-мм броню, взрывной волной разрушила бензиновый бак и воспламенила бензин. Пожаром было уничтожено всё оборудование и взорваны боеприпасы.

Высокая эффективность действия ПТАБ по бронетанковой технике получила и совершенно неожиданное подтверждение. В полосе наступления 380-й сд Брянского фронта в районе д. Подмаслово наша танковая рота по ошибке попала под удар своих штурмовиков Ил-2. В результате один танк Т-34 от прямого попадания ПТАБ был полностью уничтожен: оказался разбитым "на несколько частей". Работавшая на месте специальная комиссия зафиксировала "вокруг танка... семь воронок, а также...контрящие вилки от ПТАБ-2,5-1,5.

Все, что осталось от танка Т-34, уничтоженного в результате взрыва боезапаса после попадания в него ПТАБ. Район д. Подмаслово, Брянский фронт, 1943 г


В целом, боевой опыт применения ПТАБ показал, что потери танков в среднем до 15% от общего числа, подвергшихся удару, достигались в тех случаях, когда на каждые 10—20 танков выделялся наряд сил около 3—5 групп Ил-2 (по шесть машин в каждой группе), которые действовали последовательно одна за другой или по две одновременно.

Ну, и если говорить об эффективности, то необходимо отметить дешевизну и простоту производства самой ПТАБ, по сравнению со сложностью и со стоимостью уничтожаемой ее бронетехники. Цена одного танка Pz.Kpfw V "Пантера" без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок , PzIII стоил 96 163, а "Тигр"-250 800 марок. Точной стоимости ПТАБ-2,5-1,5 мне найти не удалось, но стоила она в отличие от снарядов такого же веса в десятки раз дешевле. И нужно вспомнить что, Гудериан учил, что тактическую новинку нужно применять массово, с ПТАБ так и поступили.

К сожалению, у самой ПТАБ и в применении ПТАБ были недостатки, снижающие ее эффективность.

Так, взрыватель ПТАБ оказался очень чувствительным и срабатывал при ударе о вершины и сучья деревьев и другие легкие преграды. При этом стоявшая под ними бронетанковая техника не поражалась, чем собственно и стали пользоваться немецкие танкисты в дальнейшем, располагая свои танки в густом лесу или под навесами. Уже с августа месяца в документах частей и соединений стали отмечаться случаи использования противником для защиты своих танков обычной металлической сетки, натянутой поверх танка. При попадании в сетку ПТАБ подрывалась, и кумулятивная струя формировалась на большом удалении от брони, не нанося ей никакого поражения.

Выявились недостатки кассет мелких бомб самолетов Ил-2: имелись случаи зависания ПТАБ в отсеках с последующим выпадением их при посадке и взрывом под фюзеляжем, приводившим к тяжелым последствиям. Кроме этого, при загрузке в каждую кассету 78 бомб, согласно инструкции по эксплуатации, «концы створок, смотрящие к хвосту самолета, провисают от неравномерного расположения на них груза, ...при плохом же аэродроме ...отдельные авиабомбы могут выпасть».

Принятая укладка бомб горизонтально, вперед стабилизатором приводила к тому, что до 20% бомб не взрывалось. Отмечались случаи столкновений бомб в воздухе, преждевременных взрывов из-за деформаций стабилизаторов, несвертывания ветрянок и другие конструктивные дефекты. Имелись и недочеты тактического характера, также «снижающие эффективность авиации при действии по танкам».

Выделяемый наряд сил самолетов с ПТАБ для удара по установленному разведкой скоплению танков не всегда был достаточным для надежного поражения цели. Это приводило к необходимости нанесения повторных ударов. Но танки к этому времени успевали рассредоточиться — «отсюда большой расход средств при минимальной эффективности».

Заключение
Вот таким был дебют грозного тандема, не случайно после первых дней боев немецкое командование приказало «Люфтваффе» сосредоточить все свои усилия на уничтожении наших штурмовиков, не обращая внимания на прочие цели. Если считать, что танковые войска Германии были главной ударной силой вермахта, то получается, что вклад штурмовой авиации в победу на Курской дуге тяжело переоценить.

И примерно в этот период войны у ИЛ-2 появилось свое прозвище -«Schwarzer Tod (Черная смерть)».

Но настоящий «звездный час» для советской авиации, в том числе и ИЛ-2, наступил во время проведения операции "Багратион", когда авиация работала практически безнаказанно.






В общем вспоминая знаменитый диалог «К сожалению, мы, кажется, научим вас воевать! - А мы вас отучим!», можно констатировать что наши деды оказались хорошими учениками и сначала научились воевать, а потом отучили воевать немцев, хочется надеяться, что навсегда.

На фото - министерство обороны Германии. На первом этаже ковер на полу. На ковре кадры аэрофотосъемки Берлина в мае 1945 года


http://www.veche.tver.ru
http://krieg.wallst.ru
http://ptab1943.narod.ru/
http://www.duel.ru/200642/?42_5_1
http://810-shap.org/
http://mil-history.livejournal.com/468573.html
http://dr-guillotin.livejournal.com/82649.html
http://vadimvswar.narod.ru/ALL_OUT/TiVOut0809/FlAPz/FlAPz045.htm
http://vn-parabellum.narod.ru/article/kursk_art_critics.htm
Автор:
viruskvartirus
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

151 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти