Информационная война – эффективность без оружия



На сегодняшний день можно часто услышать понятие «информационная война», однако далеко не все понимают, что представляет собой данное понятие. Более того, не существует точного времени появления данного словосочетания, равно как и того, когда кому-то пришло в голову использовать информацию в качестве оружия. Более того, если пытаться прояснить немного ситуацию, возникнет еще больше вопросов, без ответов на которые определить суть понятия «информационная война» будет невозможно. Так, в частности, что представляет собой информационная война, при помощи каких средств и методов она проводится, что является целью подобной войны? Можно ли считать хакерские атаки военными действиями, и в случае положительного ответа – какими методами можно ответить на них…


Если углубиться в суть вопроса, становится вполне очевидным, что информационное воздействие существовало всегда. Еще в древние времена как первые информационные атаки использовалась мифология. Так, в частности, о монголо-татарах шла слава как о жестоких беспощадных воинах, что подрывало боевой дух противников. При этом необходимо также отметить, что психологические установки на защиту и оказание сопротивления также поддерживались соответствующей идеологией. Таким образом, единственное отличие воздействий далекого прошлого от современности заключается в том, что тогда оно не называлось войнами. Объяснялось это отсутствием технических средств передачи данных.

В настоящий момент широкое распространение многочисленных информационных сетей привело к тому, что мощь информационного оружия была многократно увеличена. Усугубляет ситуацию и то обстоятельство, что современное общество представляется как максимально открытое, что создает предпосылки для увеличения объемов информационных потоков.

Нужно отметить, что любая информация основана на событиях окружающего мира. Для того чтобы превратиться в информацию, эти события должны быть каким-то образом восприняты и проанализированы.

Существует несколько концепций, которые строятся на попытках определения роли информации в жизни человека. Так, к примеру, существует концепция Уолтера Липмана, американского журналиста, которая основана на использовании социального стереотипа в пропагандистской практике. Эта концепция стала базой для пропагандистского метода стереотипизации массового мышления. Журналист проанализировал массовое сознание, а также роль средств массовой информации в ходе формирования общепринятого мнения, в результате чего сделал вывод о том, что на процесс восприятия имеют большое влияние стереотипы. Суть концепции Липмана сводится к тому, что человек воспринимает окружающий мир по упрощенной модели, потому как реальность слишком обширна и изменчива, а потому человек сначала представляет окружающий его мир, и только затем видит. Именно под влиянием данных о событиях, а не от непосредственного наблюдения за происходящим, у человека складываются стандартизованные представления о мире. Но это, по мнению журналиста, является нормой. Именно стереотипы вызывают у человека чувства симпатии или антипатии, ненависти или любви, гнева или страха по отношению к различным социальным событиям. При этом Липман утверждал, что только пресса, используя информацию, способна создать ложную картину мира, которая вовсе не соответствует действительности. Таким образом, пресса, по его мнению, обладает многочисленными манипулятивными возможностями. Воздействие на психику человека при помощи социально окрашенных моделей всегда будет эффективным, потому как создаваемое стереотипами влияние - наиболее глубокое и тонкое.

Теоретики и практики пропаганды не только взяли на вооружение идеи Липмана о воздействии иллюзорных стереотипов на человека, но и дополнили их необходимостью подобного воздействия. Поэтому большинство из них твердо уверены в том, что пропаганда должна быть обращена не к человеческому разуму, а к эмоциям.

Одним из последователей Липмана стал французский ученый, который занимался проблемами исследования пропаганды. Он считал, что в некоторой степени все предрассудки и стереотипы человека являются продуктами пропаганды. При этом, чем больше аудитория, тем больше потребность в упрощении пропаганды. В своей книге под названием «Пропаганда» ученый дает рекомендации относительно того, как более эффективно проводить пропаганду. Он отмечает, что в первую очередь нужно неплохо знать аудиторию и тот набор стереотипов, который в ней существует. Стереотипы являются основой мифов, на которых основана любая идеология. Пресса в любом обществе, используя стеретипизацию, внедряет в человеческое сознание определенные иллюзии, которые и помогают поддерживать существующий строй, воспитывать верность существующему порядку.

Не отказывался от использования пропаганды и Гитлер, который в книге «Моя борьба» определил пять принципов ведения пропагандистской кампании: апеллировать к человеческим чувствам, при этом избегая абстрактных понятий; использовать стереотипы и постоянно повторять одни и те же идеи; использовать постоянную критику врагов; применять только одну сторону аргументации; выделить одного врага и постоянно «поливать его грязью.

Для того чтобы закрепить контроль над массами, используются определенные методы. К ним относится осуществление экономического контроля через создание финансовых кризисов искусственного происхождения. Для выхода из такого кризиса необходим кредит, который дается, как правило, после выполнения ряда обязательств (которые, к слову сказать, заведомо невыполнимы). Очень часто используется и сокрытие реальной информации, монополия на подобный метод принадлежит государству. Если же возникает ситуация, когда реальную информацию полностью спрятать не удается, прибегают к использованию информационного мусора, то есть важную правдивую информацию погружают в большой объем пустой информации. Пример тому – огромное количество бессмысленных программ и шоу на телевидении. Еще один пример – ежегодное обращение главы государства к народу в Новогоднюю ночь.

Часто используется и такой метод, как смещение понятий, когда общепризнанный термин используют не по назначению, в результате чего смысл его в общественном понимании меняется. Кроме того, применяется и использование ничего не значащих понятий, которые находятся на слуху, но объяснить которые никто не может.

В то же время все прекрасно понимают, что за позитивную информацию кому-то нужно платить, а негативная сама себя продает. Поэтому зачастую негативная информация получает приоритет по сравнению с положительной. Поэтому и в прессе можно увидеть огромное количество скандальных репортажей.

Нередко используют и ссылки на несуществующие данные. Яркий тому пример – рейтинги. Еще один пример – полки бестселлеров в книжных магазинах. Создается впечатление, что если бы некоторые из представленных там изданий, были помещены на любую другую полку, их просто бы не купили, потому как читать их невозможно. Но, опять таки, человек – существо общественное, ему свойственна неуверенность в своих вкусах и интересах.

Используются и информационные табу, то есть определенная информация, о которой все знают, но которая запрещена к обсуждению. Кроме того, нередко можно услышать и прямую неприкрытую ложь, которая почему-то определяется как ложь во спасение. Например, чтобы не волновать народ данными о большом количестве заложников или пострадавших от какого-либо бедствия, называется крайне заниженная цифра.


Информационные войны могут применять в таких областях, как промышленный шпионаж, инфраструктуры жизнеобеспечения государств, взлом и дальнейшее использование личных данных людей, дезинформация, электронное вмешательство в командование и управление военными системами и объектами, выведение из строя военных коммуникаций.

Впервые понятие «информационная война» было использовано американцем Томасом Рона в отчете, названном «Системы оружия и информационная война». Тогда и было определено, что информационная инфраструктура стала одним из основных компонентов экономики США, в то же время превратившись в открытую мишень не только в военное, но также в мирное время.

Как только отчет был опубликован, это послужило началом активной кампании в прессе. Проблема, обозначенная Рона, очень заинтересовала американских военных. Это стало результатом того, что к 1980 году сложилось единое понимание того, что информация может стать не только целью, но весьма эффективным оружием.

После завершения «холодной войны» понятие «информационной войны» появился в документах американского военного ведомства. А в прессе оно начало активно использоваться после проведения в 1991 году операции «Буря в пустыне», в ходе которой впервые в качестве оружия были использованы новые информационные технологии. Однако официальнее введение термина «информационная война» в документацию состоялось лишь в конце 1992 года.

Через несколько лет, в 1996 году, военным ведомством США была введена «Доктрина борьбы с системами управления и контроля». В ней излагались основные методы борьбы с государственными системами управления и контроля, в частности, применение информационной войны в ходе военных действий. В данном документе были определены структура, планирование, обучение и управление операцией. Таким образом, впервые была определена доктрина информационной войны. В 1996 году Робертом Банкером, экспертом из Пентагона, был представлен доклад, посвященый новой военной доктрине США. В документе говорилось о том, что весь театр боевых действий делится на две составляющих – обычное пространство и киберпространство, которое имеет большее значение. Таким образом, была введена новая сфера ведения военных действий – информационная.

Немного позже, в 1998 году, американцами было дано определение информационной войны. Оно обозначалось как комплексное воздействие на систему военно-политического правления противника, на руководство, которое в условиях мирного времени способствовало бы принятию благоприятных для инициатора решений, а в военное время – являлось бы причиной полного паралича управленческой инфраструктуры противника. Информационная война включает в себя комплекс мероприятий, направленных на достижение информационного превосходства в процессе обеспечения реализации национальной военной стратегии. Проще говоря, это возможность собирать, распределять и обрабатывать информацию, не давая противнику делать то же самое. Информационное превосходство дает возможность поддерживать недопустимый для противника темп проведения операции, и таким образом обеспечивает доминирование, непредсказуемость и опережение противника.

Необходимо отметить, что если изначально Америка среди потенциальных своих киберпротивников называла Китай и Россию, то на сегодняшний день более чем в 20 государствах мира проводятся и осуществляются информационные операции, которые направлены против американцев. Более того, некоторые государства, которые находятся в оппозиции к США, включили информационную войну в свои военные доктрины.

Среди государств, которые подтвердили подготовку к информационным войнам, американские эксперты выделяют, помимо Китая и России, Кубу и Индию. Ливия, Северная Корея, Ирак, Иран и Сирия имеют большой потенциал в данном направлении, а Япония, Франция и Германия уже ведут себя весьма активно в этом направлении.

Имеет смысл немного более подробно остановиться на подходах, которые используют различные государства в области ведения информационной войны.

В России до недавнего времени не существовало определенной позиции относительно данной проблемы, что, по мнению ряда экспертов, и стало причиной поражения в «холодной войне». И только в 2000 году глава государства подписал Доктрину информационной безопасности России. Однако в ней на первое место выводилось обеспечение индивидуальной, групповой и общественной информационной безопасности. Для выполнения положений данного документа был создан специальный орган – Управление информационной безопасности в Совбезе Российской Федерации. В настоящее время разработками отечественных методов ведения информационной войны занимается несколько подразделений: ФСБ, ФАПСИ и Управление «Р» в структуре МВД, в область полномочий которого входит проведение расследований преступлений, связанных с информационными технологиями.

Что касается Китая, то понятие «информационная война» уже довольно давно введен в лексикон военных данного государства. В настоящее время страна движется к созданию единой доктрины информационной войны. Можно также утверждать, что на данный момент Китай – это государство, в котором происходит настоящая революция в киберпространстве. К слову сказать, в основе концепции информационной войны в Китае лежат представления о ведении войны вообще, которые, в свою очередь, основаны на принципах «народной войны». Кроме того, принимаются во внимание и местные представления о том, как нужно воевать на оперативном, стратегическом и тактическом уровнях. Китайское определение информационной войны звучит, как переход от механизированной войны к войне интеллекта. В стране развивается концепция Сетевых сил, суть которой сводится к формированию воинских подразделений численностью до уровня батальона, в состав которых входили бы высококвалифицированные специалисты в области компьютерной техники. Более того, в Китае уже проведено несколько масштабных военных учений, направленных на отработку концепции информационной войны.

В Соединенных Штатах Америки основное развитие концепции началось с создания президентской комиссии по защите инфраструктуры в 1996 году. Этот орган выявил определенные уязвимые места в национальной безопасности страны в сфере информации. В результате появился Национальный план защиты информационных систем, который был подписан в 2000 году, и на реализацию которого потребовалось более двух миллиардов долларов.

Американцы существенно продвинулись в сфере совершенствования методов и приемов работы с доказательствами компьютерных преступлений. В частности, в 1999 году была создана судебная компьютерная лаборатория военного ведомства, которая предназначена для обработки компьютерных доказательств по преступлениям, а также в ходе проведения разведывательных и контрразведывательных мероприятий. Лаборатория также оказывает поддержку ФБР. Специалисты лаборатории принимали участие в таких операциях, как «Солнечный восход», «Лабиринт лунного света», «Цифровой демон».

Для того чтобы увеличить возможности защиты информационных систем в США была создана оперативная объединенная группа по защите компьютерных сетей Минобороны. Также проводились работы, связанные с созданием системы сигнализации для обнаружения уязвимости информационной сети. Кроме того, был создан банк данных, который направлен на немедленное распределение информации о потенциальной угрозе каждому администратору системы с кратким описанием ответных действий, направленных на локализацию уязвимости.

Вместе с тем, если проанализировать информацию, которая доступна в Интернете, можно придти к выводу, что уровень информационной безопасности незначительно увеличился. Как отмечают сами представители американской администрации, национальная система информационной безопасности оказалась слишком неповоротливой и тяжеловесной. Очень часто процесс передачи информации тормозился из-за бюрократических проволочек. Поэтому при возникновении новых компьютерных вирусов лечение было найдено несвоевременно.

Кроме того, ощущается нехватка высокопрофессионального персонала в сфере обслуживания системы информационной безопасности, о чем свидетельствует попытка привлечь студентов в ведомства в обмен на оплату их обучения.

Нечто подобное наблюдается и в Германии. Понятие информационной войны включает в себя понятия наступательной и оборонительной информационной войны с целью достижения своих целей. В то же время, немецкое определение более систематизировано, в частности, при определении угрозы, государства рассматриваются отдельно от политических партий, средств массовой информации, хакеров и других преступных сообществ, в также отдельных индивидуумов.

В то же время, между двумя этими определениями – немецким и американским – существуют определенные различия. Так, к примеру, Германия включает в качестве элемента информационной войны контроль над средствами массовой информации. Кроме того, вводится также понятие экономической информационной войны, что объясняется пониманием потенциала возможных экономических потерь, а также тем, что на практике пришлось испытать эти потери от Франции в области промышленного шпионажа.

В Великобритании представления об информационной войне практически идентичны американским. Но при этом британцы используют и юридические законы, которые в определенной степени могут быть применены к киберпространству. Один из таких законов был принят в 2000 году. Он предполагает, что преступление в информационной сфере приравнивается к обычному уголовному преступлению. Таким образом, правительство имеет полное право на перехват и чтение чужой электронной почты, расшифровки личных данных.

В самом же НАТО существует секретное определение информационной войны, которое закрыто для печати. Поэтому на конференции по проблемам информационной войны, которая проводилась в 2000 году, все участники пользовались терминами, разработанными в их государствах. Однако есть определенные предпосылки предполагать, что натовское определение напоминает американское.

Во Франции концепция информационной войны рассматривается в единстве двух элементов: экономического и военного. В военной концепции предполагается ограниченное использование информационных операций, в частности, в миротворческих операциях. В то же время общественная концепция рассматривает более широкое применение информационных технологий. В частности, французы не оглядываются на НАТО, Америку или ООН, выходя из убеждения, что союзник может быть в то же время и противником. В стране активно функционируют структуры по контролю в киберпространстве.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что во многих государствах мира в настоящее время идет активный процесс создания систем защиты от американской информационной агрессии и экспансии, поэтому разработки подобного типа стали приоритетными в политике нацбезопасности. Но проблемы информационной безопасности вряд ли получится решить, потому как с каждым днем появляется все больше видов информационного оружия, последствия применения которого неизвестны, а средства защиты при этом не отличаются высокой эффективностью.

Использованы материалы:
http://www.agentura.ru/equipment/psih/info/war/
http://otvaga2004.ru/kaleydoskop/kaleydoskop-army/vedeniya-informacionnoj-vojny/
http://psujourn.narod.ru/lib/scu_prop.htm
http://telegraf.by/2008/09/439
Автор:
Валерий Бовал
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти