Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный комплекс "Тор"

Работы по созданию зенитного ракетного комплекса "Тор" (9К330) были начаты в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 04.02.1975 в кооперации, которая сложилась при разработке зенитного ракетного комплекса "Оса". Работы были закончены в 1983 году. Как и при разработке комплексов "Оса" и "Оса-М", параллельно с разработкой комплекса для Сухопутных войск развернули работы по корабельному комплексу "Кинжал", частично унифицированному с ним.

За полтора десятилетия, которые прошли от начала разработки ЗРК "Оса", изменились не только задачи, стоящие перед войсковыми зенитными ракетными комплексами, но и возможности их решения.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"



Кроме решения традиционной задачи по борьбе с пилотируемой авиацией, войсковые зенитные ракетные комплексы должны были обеспечить уничтожение авиационных средств поражения – планирующих авиабомб типа "Уоллай", ракет класса "воздух-земля", крылатых ракет типа ALCM и ASALM, ДПЛА (дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов) типа BGM-34. Для эффективного решения данных задач требовалась автоматизация всего процесса боевой работы, использования более совершенных РЛС.

Изменившиеся воззрения на характер вероятных боевых действий стали причиной того что требования по возможности преодоления войсковыми ЗРК водных преград вплавь были сняты, однако была определена потребность в обеспечении для всех составляющих данных зенитных ракетных комплексов одинаковой скорости и степени проходимости с БМП и танками прикрываемых частей. Учитывая данные требования и необходимость увеличения боекомплекта зенитных управляемых ракет, осуществлялся переход дивизионного комплекса с колесного шасси на более тяжелое гусеничное.

Схема вертикального запуска ракет отработанная при разработке ЗРС С-300 позволила реализовать аналогичное тех. решение в зенитном ракетном комплексе "Тор", вертикально разместив 8 управляемых ракет по оси башни БМ, защитив их от поражения осколками бомб и снарядов, а также неблагоприятных погодных воздействий.

Головным разработчиком зенитного ракетного комплекса "Тор" определили НИЭМИ МРП (ранее НИИ-20 ГКРЭ). Ефремов В.П. был назначен главным конструктором комплекса в целом, а Дризе И.М. – боевой машины 9А330 данного комплекса. Разработкой зенитной управляемой ракеты 9М330 для "Тор" занималось МКБ "Факел" МАП (ранее ОКБ-2 ГКАТ). Руководил данной работой Грушин П.Д. К разработке ЗУР и боевых машин, средств тех. обеспечения и обслуживания привлекались и другие организации промышленности.

В состав боевой машины 9А330 входили:
- станция обнаружения целей (СОЦ) с системами стабилизации основания антенны и опознавания государственной принадлежности;
- станция наведения (СН), с каналом координатора захвата зенитной управляемой ракеты, двумя ракетными каналами и одним целевым каналом;
- специальная ЭВМ;
- пусковое устройство, которое обеспечивает вертикальный поочередный старт 8 управляемых ракет, размещенных на боевой машине, и аппаратура различных систем (стартовой автоматики, топопривязки и навигации, документирования процесса боевой работы, функционального контроля боевой машины, жизнеобеспечения, автономного электропитания в которой использован газотурбинный электрогенератор).

Все указанные тех. средства размещались на самоходном гусеничном шасси имеющем высокую проходимость. Шасси было разработано Минским тракторным заводом ГМ-355, и было унифицированным с шасси зенитного пушечно-ракетного комплекса "Тунгуска". Вес боевой машины, включая восемь управляемых ракет и боевой расчет из 4 человек, составлял 32 тонны.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"
Боевая машина 9А331-1 на репетиции парада победы в Москве


Станция обнаружения целей (СОЦ) – когерентно-импульсная радиолокационная станция кругового обзора сантиметрового диапазона, имеющая по углу места частотное управление лучом. Парциал (луч) шириной 1,5 градуса по азимуту и 4 градуса по углу места мог занимать в угломестной плоскости восемь положений, перекрывая таким образом сектор в 32 градуса. По углу места мог производиться одновременный обзор в трех парциалах. Для установки очередности обзора по парциалам служила специальная программа ЭВМ. Основным режимом работы предусматривался темп обзора зоны обнаружения в течение 3 секунд, причем нижнюю часть зоны просматривали два раза. При необходимости мог обеспечиваться обзор пространства в трех парциалах со скоростью 1 секунда. Отметки с координатами 24-х обнаруженных целей были завязаны в трассы (до 10 трасс одновременно). На индикатор командира выводились цели в виде точек с векторами, характеризующими направление и величину скорости ее движения. Около них отображались формуляры, которые содержали номер трассы, номер по степени опасности (определялась минимальным временем вхождения в зону поражения), № парциала, в котором находится цель, а также признак производимой в данный момент операции (поиск, сопровождение и так далее). Во время работы в сильных пассивных помехах для СОЦ предусматривалась возможность бланкирования сигналов из направления забитого помехами и участка расстояния до целей. При необходимости существовала возможность введения в ЭВМ координаты цели находящейся в секторе бланкирования для выработки целеуказания за счет ручной накладки маркера на цель прикрытую помехами и ручного "скалывания" отметки.

Разрешающая способность станции обнаружения по азимуту была не хуже 1,5-2 градуса, по углу места – 4 градуса и 200 м – по дальности. Максимальная ошибка определения координат цели составляла не более половины величин разрешающей способности.

Станция обнаружения целей при коэффициенте шума приемника 2-3 и мощности передатчика 1,5 кВт обеспечивала обнаружение летящих на высотах 30-6000 метров самолетов F-15, на дальностях до 27 км с вероятностью минимум 0,8. Беспилотные средства воздушного нападения на дальностях 9000-15000 м обнаруживались с вероятностью 0,7. Вертолет с вращавшимся винтом, находящийся на земле, обнаруживался на дальности 7 км с вероятностью от 0,4 до 0,7, зависавший в воздухе на дальности 13-20 километров с вероятностью от 0,6 до 0,8, а осуществлявший подскок на высоту 20 метров с земли на дальности в 12 тыс. м с вероятностью минимум 0,6.

Коэффициент подавления сигналов отраженных от местных предметов в аналоговых каналах приемной системы СОЦ 40 дБ, в цифровом канале – 44 дБ.

Защиту от противорадиолокационных ракет обеспечивало их обнаружение и поражение собственными зенитными управляемыми ракетами.

Станция наведения - когерентно-импульсная радиолокационная станция сантиметрового диапазона с малоэлементной ФАР (фазированная антенная решетка), формировавшей по углу места и по азимуту луч шириной 1 градус и обеспечивавшей электронное сканирование в соответствующих плоскостях. Станцией обеспечивался поиск цели по азимуту в секторе 3 градуса и по углу места 7 градусов, автосопровождение по трем координатам одной цели моноимпульсным методом, запуск одной или двух зенитных управляемых ракет (с интервалом 4 секунды) и их наведение.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"


Передача на борт управляемой ракеты команд осуществлялась за счет единого передатчика станции через фазированную антенную решетку. Этой же антенной за счет электронного сканирования луча обеспечивалось одновременное измерение координат цели и 2 управляемых ракет наводимых на нее. Частота обращения луча к объектами – 40 Гц.

Разрешающая способность станции наведения по углу места и по азимуту не хуже - 1 градус, по дальности - 100 метров. Среднеквадратические ошибки автосопровождения истребителя по углу места и по азимуту составляли не более 0,3 д. у., по дальности – 7 м и по скорости – 30 м/с. Среднеквадратические ошибки сопровождения управляемых ракет по углу места и по азимуту были того же порядка, по дальности – од 2,5 метров.

Станция наведения при чувствительности приемника 4 x 10-13 Вт и средней мощности передатчика 0,6 кВт обеспечивала дальность перехода на автоматическое сопровождение истребителя, равную 20 километров с вероятностью 0,8 и 23 километрам с вероятностью 0,5.

Ракеты в ПУ боевой машины находились без транспортных контейнеров и запускались при помощи пороховых катапульт вертикально. Конструктивно антенное и пусковое устройства боевой машины объединялись в антенно-пусковое устройство, которое вращалось относительно вертикальной оси.

Твердотопливная зенитная управляемая ракета 9М330 выполнялась по схеме "утка" и оснащалась устройством, которое обеспечивало газодинамическое склонение. В ЗУР применялись складные крылья, раскрывающиеся и фиксирующиеся в полетные положения после запуска ракеты. В транспортном положении правые и левые консоли были сложены навстречу друг другу. 9М330 оборудовалась активным радиовзрывателем, радиоблоком, автопилотом с приводами рулей, осколочно-фугасной боевой частью с предохранительно-исполнительным механизмом, имела систему электропитания, систему газодинамических рулей на стартовом участке и газопитания рулевых приводов на маршевом участке полета. На внешней поверхности ракетного корпуса размещались антенны радиоблока и радиовзрывателя, а также монтировалось пороховое катапультирующее устройство. В боевую машину ракеты загружались при помощи транспортно-заряжающей машины ЗРК.

Ракета при старте выбрасывалась со скоростью 25 м/с катапультой вертикально. Склонение управляемой ракеты на заданный угол, направление и величина которого вводилась со станции наведения в автопилот перед стартом, осуществлялось до пуска ракетного двигателя в результате истечения продуктов сгорания спец. газогенератора через 4 двухсопловых блока газораспределителя, смонтированного у основания аэродинамического руля. В зависимости от углов поворота руля перекрываются газоходы, ведущие к соплам направленным противоположно. Объединение газораспределителя и аэродинамического руля в единый блок дало возможность исключить использование спец. привода для системы склонения. Газодинамическим устройством ракета заклоняется в нужном направлении, а потом приостанавливает ее поворот перед включением твердотопливного двигателя.

Запуск двигателя управляемой ракеты осуществлялся на высоте от 16 до 21 метра (или по истечении заданной задержки в одну секунду от старта, или по достижении 50 градусов угла отклонения ракеты от вертикали). Таким образом, весь импульс твердотопливного ракетного двигателя расходуется на придание ЗРУ скорости в направлении цели. Набор скорости ракеты начинался после запуска. На дальности 1500 м скорость составляла 700-800 метров в секунду. С дальности 250 метров начинался процесс командного наведения. В связи с широким разбросом параметров движения целей (по высоте – 10-6000 м и по скорости – 0-700 м/с) и линейных размеров (от 3 до 30 метров) для оптимального накрытия осколками боевой части высоколетящих целей на борт управляемой ракеты со станции наведения выдавались параметры задержки срабатывания радиовзрывателя, которые зависят от скорости сближения ракеты и цели. На малых высотах обеспечивалась селекция подстилающей поверхности, а также срабатывание радиоврывателя исключительно от цели.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"


Стартовый вес зенитной управляемой ракеты 9М330 – 165 кг (включая массу боевой части – 14,8 кг), диаметр корпуса -235 мм, длина ракеты - 2898 мм, размах крыла - 650 мм.

Разработка комплекса несколько задержалась в связи с трудностями в разработке гусеничного шасси. Совместные испытания зенитного ракетного комплекса "Тор" проходили на Эмбенском полигоне (руководитель Унучко В.Р.) в период с декабря 1983 по декабрь 1984 года под руководством комиссии, возглавляемой Асадулиным Р.С. ЗРК приняли на вооружение постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 19.03.1986.

Комплекс "Кинжал" частично унифицированный с комплексом "Тор" поступил на вооружение спустя еще 3 года. К этому времени на протяжении почти десяти лет в море корабли, для которых был предназначен данный комплекс, выходили практически безоружными.

Серийное производство БМ 9А330 организовали на Ижевском электромеханическом заводе МРП, зенитной управляемой ракеты 9М330 - на Кировском машзаводе им. XX съезда партии МАП, гусеничных шасси – на Минском тракторном заводе МСХМ.

Комплексом обеспечивалось поражение цели, летящей на высотах 0,01-6 км, со скоростью 300 метров в секунду, в диапазоне дальностей 1,5..12 километров при параметре до 6000 м. Максимальная дальность поражения при скорости цели 700 м/с уменьшалась до 5000 м, диапазон высот поражения сужался 0,05-4 км, а параметр до 4000 м. Эффективность поражения самолетов одной зенитной управляемой ракетой составляла 0,3-0,77, вертолетов - 0,5-0,88, дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов – 0,85-0,955.

Время перевода из походного в боеготовое положение – 3 минуты, реакции комплекса составляло от 8 до 12 с, заряжания боевой машины при помощи транспортно-заряжающей машины – до 18 минут.

Организационно зенитные ракетные комплексы "Тор" сводили в зенитные ракетные полки дивизий. В состав полков входили командный пункт полка, четыре зенитных ракетных батарей (состоящих из 4 боевых машины 9А330, батарейного командирского пункта), подразделений обслуживания и обеспечения.

Батарейным командирским пунктом временно служили пункты управления ПУ-12М, в качестве командного пункта полка – ПУ-12М или машина боевого управления МП22 и машина сбора и обработки информации МП25 разработанные в составе средств АСУВ (автоматизированная система управления войсками) фронта и также входившие в комплект средств автоматизированного ПУ начальника противовоздушной обороны дивизии. С командным аунктом полка сопрягалась радиолокационная станция обнаружения П-19 или 9С18 ("Купол") входящая в состав радиолокационной роты полка.

Основной вид боевой работы зенитного ракетного комплекса "Тор" – автономная работа батарей, однако не исключалось централизованное или смешанное управление данными батареями командиром зенитно-ракетного полка и начальником ПВО дивизии.

Одновременно с принятием зенитного ракетного комплекса "Тор" на вооружение начались работы по модернизации ЗРК.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"


Доработкой существовавших и разработкой новых средств зенитного ракетного комплекса, получившего инд. "Тор-М1" (9К331) занимались:
- Научно-исследовательский электромеханический институт Минрадиопрома (ведущее предприятие научно-производственного объединения "Антей") - головной по зенитному ракетному комплексу "Тор-М1" в целом (Ефремов В.П. – главный конструктор) и боевой машине 9А331 (мод. 9А330) – зам. главного конструктора комплекса и главный конструктор БМ 9А331 – Дризе И.М.;
- ПО "Ижевский электромеханический завод" Минрадиопрома - по конструктивной доработке БМ;
- Кировское машиностроительное ПО им. XX съезда партии Минавиапрома – по проектированию четырехракетного модуля 9М334, используемого в БМ 9А331 (Жарый О.Н. – главный конструктор модуля);
- НИИ средств автоматизации Минрадиопрома (ведущие предприятие научно-производственного объединения "Агат") - по разработке в рамках отдельной опытно-конструкторской работы унифицированного батарейного КП "Ранжир" 9С737 (Шершнев А.В. – главный конструктор), а также МКБ "Факел" Минавиапрома и другие организации.

В результате модернизации в зенитный ракетный комплекс ввели второй целевой канал, в зенитной управляемой ракете использована боевая часть из материала, имеющего повышенные поражающие характеристики, реализовано модульное сопряжение зенитной управляемой ракеты с БМ, увеличение вероятности и зоны поражения низколетящих целей, обеспечено сопряжение БМ с унифицированным батарейным КП "Ранжир" для обеспечения управления входящими в состав батареи боевыми машинами.

Боевые средства зенитного ракетного комплекса "Тор-М1":
- боевая машина 9А331;
- батарейный командирский пункт 9С737;
- ракетный модуль 9М334 с четырьмя управляемыми ракетами 9М331 (в боевой машине два модуля).

В состав средств тех. обеспечения и обслуживания данного зенитного ракетного комплекса входили средства, используемые в ЗРК "Тор", с доработкой транспортной машины 9Т245 и транспортно-заряжающей машины 9Т231 в связи с применением в комплексе "Тор-М1" ракетного модуля 9М334.

Боевая машина 9А331 по сравнению с 9А330 имела следующие отличия:
- использовалась новая двухпроцессорная вычислительная система, имеющая повышенную производительность, реализующая защиту от ложных трасс, двухканальную работу, расширенный функциональный контроль;
- в станцию обнаружения целей ввели: трехканальную цифровую систему обработки сигналов, обеспечивающую улучшенное подавление пассивных помех без дополнительного анализа помеховой обстановки; во входных устройствах приемника избирательный фильтр, переключаемый автоматически, обеспечивавший более эффективные помехозащищенность и электромагнитную совместимость станции за счет частотной селекции парциала; усилитель для повышения чувствительности заменен во входных устройствах приемника; введена автоматическая регулировка мощности, поступавшей при работе станции в каждый парциал; изменен порядок обзора, что уменьшало время завязки трасс целей; ввели алгоритм защиты от ложных отметок;
- в станцию наведения ввели новый тип зондирующего сигнала, который обеспечивает обнаружение и автоматическое сопровождение зависающего вертолета, в телевизионно-оптический визир введен автомат сопровождения по углу места (повышает точность ее сопровождения), ввели улучшенный индикатор командира, ввели аппаратуру сопряжения с унифицированным батарейным КП "Ранжир" (аппаратура передачи данных и радиостанции).

Впервые в практике создания зенитного ракетного комплекса вместо пусковой установки использован четырехместный транспортно-пусковой контейнер 9Я281 для управляемых ракет 9М331 (9М330) с корпусом который изготавливался из алюминиевых сплавов. Транспортно-пусковой контейнер в совокупности с данными управляемыми ракетами составил ракетный модуль 9М334.

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"


Вес модуля с 4 управляемыми ракетами с катапультами и транспортно-пусковыми контейнерами составлял 936 кг. Корпус транспортно-пускового контейнера разделялся на четыре полости диафрагмами. Под передней крышкой (снималась перед загрузкой в БМ) размещалось четыре пенопластовых защитных крышки, герметизировавших каждую полость транспортно-пускового контейнера и разрушавшихся ходом ракеты во время ее старта. В нижней части корпуса устанавливались механизмы электроразъемов служащих для соединения электроцепей ТПК и ЗУР. Транспортно-пусковой контейнер с электроцепями боевой машины соединялся через бортовые электрические разъемы, расположенные с каждой стороны контейнера. Рядом с крышками данных разъемов имелись закрываемые пробками люки для переключения частотных литеров управляемых ракет при их установке на БМ. Ракетные модули для хранения и транспортировки собирались в пакеты при помощи балок – в пакете до шести модулей.

Транспортная машина 9Т244 могла перевозить два пакета состоящих из четырех модулей, ТЗМ – два пакета состоящая из двух модулей.

Зенитная управляемая ракета 9М331 была полностью унифицирована с ракетами 9М330 (кроме материала поражающих элементов боевой части) и могла использоваться в зенитных ракетных комплексах "Тор", "Тор-М1", а также в корабельном комплексе "Кинжал".

Значительным отличием зенитного ракетного комплекса "Тор-М1" от "Тор" было наличие унифицированного батарейного КП "Ранжир" в составе его боевых средств. В частности "Ранжир" предназначался для автоматизированного управления боевыми действиями зенитного ракетного комплекса "Тор-М1" в составе ракетного полка, вооруженного данным комплексом. В состав зенитного ракетного полка входили пункт боевого управления (командный пункт), четыре зенитных ракетных батарей (в каждой по унифицированному батарейному КП и четыре боевых машины 9А331), подразделения обеспечения и обслуживания.

Основным предназначением унифицированного батарейного КП "Ранжир" применительно к зенитному комплексу "Тор-М1" являлось управление автономными боевыми действиями батарей (с постановкой, контролем выполнения боевым машинами боевых задач, целераспределением, выдачей целеуказаний). Централизованное управление осуществлялся через унифицированный батарейный командирский пункт батареями с командного пункта полка. Предполагалось, что на командном пункте полка будет использоваться командно-штабная машина МП22-Р и специальная машина МП25-Р, разработанные в составе автоматизированной системы управления войсками фронта. С командного пункта полка в свою очередь должен был сопрягаться вышестоящий КП – пункт управления начальника противовоздушной обороны дивизии, состоящий из указанных машин. С этим командным пунктом сопрягались радиолокационная станция обнаружения "Каста-2-2" или "Купол".

На индикаторе унифицированного батарейного КП 9С737 отображалось до 24 целей по информации от вышестоящего КП (командного пункта полка или пункта управления начальника противовоздушной обороны дивизии), а также до 16 целей по информации от БМ своей батареи. Также отображалось минимум 15 наземных объектов, с которыми КП вел обмен данными. Темп обмена составлял 1 секунда с вероятностью доведения донесений и команд не менее 0,95. Работное время унифицированного батарейного КП по одной цели в полуавтоматическом режиме составляло менее 5 секунд. На пункте обеспечивалась возможность работ с топографической картой и неавтоматизированным планшетом воздушной обстановки.

Информация, которая принималась от БМ и других источников, выводилась на индикатор в масштабе 12-100 километров в виде точек и формуляров целей. В состав формуляров целей входили признак гос. принадлежности цели и ее номер. Также на экран индикатора выводилось положение реперной точки, вышестоящего командного пункта, радиолокационной станции и зоны поражения БМ.

Унифицированный батарейный КП осуществлял целераспределение между БМ, выдачу целеуказаний им и при необходимости команд запрета открытия огня. Время развертывания и подготовки батарейного командирского пункта к работе составляло менее 6 минут. Вся аппаратура (и источник питания) устанавливалась на шасси легкого гусеничного бронированного многоцелевого плавающего тягача МТ-ЛБу. Расчет командного пункта состоял из 4 человек.

Гос. испытания зенитного ракетного комплекса "Тор-М1" проводились в марте-декабре 1989 года на Эмбенском полигоне (руководитель полигона Унучко В.Р.). Зенитный ракетный комплекс приняли на вооружение в 1991 г.

По сравнению с зенитным ракетным комплексом "Тор" вероятность поражения типовых целей с помощью одной управляемой ракеты была увеличена и составляла: при стрельбе по крылатым ракетам ALCM – 0,56-0,99 (в ЗРК «Тор» 0,45-0,95); по дистанционно-пилотируемым летательным аппаратам типа BGM – 0,93-0,97 (0,86-0,95); по самолетам типа F-15 – 0,45-0,80 (0,26-0,75); по вертолетам типа "Хью Кобра" – 0,62-0,75 (0,50-0,98).

Зона поражения ракетного комплекса "Тор-М1" при одновременной стрельбе по двум целям оставалась практически такой же, как у ЗРК "Тор" при стрельбе по одной цели. Это обеспечивалось благодаря сокращению времени реакции "Тор-М1" при стрельбе с позиции до 7,4 секунд (с 8,7) и при стрельбе с коротких остановок до 9,7 секунд (с 10,7).

Дивизионный автономный самоходный зенитный ракетный  комплекс "Тор"


Время заряжания БМ 9А331 двумя ракетными модулями – 25 минут. Это превышало время раздельного заряжания БМ 9А330 боекомплектом из 8 зенитных управляемых ракет.

Серийное производство технических и боевых средств зенитного ракетного комплекса "Тор-М1" организовали на предприятиях, производящих средства комплекса "Тор". Новые средства – унифицированный батарейный КП 9С737 и четырехместный ТПК для управляемых ракет 9А331 производились соответственно на Пензенском радиозаводе Минрадиопрома и в Производственном объединении "Кировский машиностроительный завод им. XX съезда партии" Минавиапрома.

Зенитные ракетные комплексы "Тор" и "Тор-М1", не имеющие в мире аналогов и способные поражать воздушные объекты высокоточного оружия, множество раз демонстрировали свои высокие боевые возможности на войсковых учениях, учебно-боевых стрельбах и выставках современного оружия в различных странах. На мировом рынке вооружений данные комплексы обладали отличной конкурентоспособностью.

Комплексы и сегодня продолжают совершенствоваться. Например, проводятся работы по замене гусеничных шасси ГМ-355 на шасси ГМ-5955, разработанное в подмосковных Мытищах.

Также проводятся работы по вариантам ЗРК с размещением элементов на колесной базе – в самоходном варианте "Тор-М1ТА" с размещением на автомобиле "Урал-5323" аппаратной кабины, а на прицепе ЧМЗАП8335 – антенно-пускового поста, и в буксируемом варианте "Тор-М1Б" (с размещением на двух прицепах). Благодаря отказу от проходимости по бездорожью и увеличению времени свертывания/ развертывания до 8-15 минут достигается уменьшение стоимости комплекса. Кроме того ведутся работы по стационарному варианту ЗРК – комплексу "Тор-М1ТС".

Основные характеристики зенитного ракетного комплекса типа "Тор":
Наименование – "Тор"/"Top-M1"
1. Зона поражения:
- по дальности – от 1,5 до 12 км;
- по высоте – от 0,01 до 6 км;
- по параметру – 6 км;
2. Вероятность поражения истребителя с использованием одной управляемой ракетой – 0,26..0,75/0,45..0,8;
3. Максимальная скорость поражаемых целей – 700 м/с;
4. Время реакции
- с позиции – 8,7 с/7,4 с;
- с короткой остановки – 10,7 с/9,7 с;
5. Скорость полета зенитной управляемой ракеты – 700..800 м/с;
6. Масса ракеты – 165 кг;
7. Масса боевой части – 14,5 кг;
8. Время развертывания (свертывания) – 3 минут;
9. Число целевых каналов – 1/2;
10. Число управляемых ракет на боевой машине – 8;
11. Год принятия на вооружение – 1986/1991.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 21
  1. callofstar 17 октября 2012 08:12
    Страшная сила это машина!!!
    callofstar
    1. ShturmKGB 17 октября 2012 11:40
      Внушает уважение! good
      1. Везучий 18 октября 2012 13:14
        это аргумент!!!)
        Везучий
    2. Comrade1945 17 октября 2012 19:32
      =) Показалось сначала, что Ваш комментарий я написал, хоть статью только открыл laughing
    3. nnz226 18 октября 2012 18:31
      Не совсем: америкосовский "Апач" может нести до 12 противотанковых ракет, и лупить ими с 10 км по танкам, выпрыгивая из-за укрытия на несколько секунд. См. http://topwar.ru/19830-luchshie-v-svoem-klasse-mi-28n-i-ah-64d-apache-longbow.ht
      ml поэтому , чтоб сбить все ракеты "Апача" одного "Тора" не хватит. А лучше, чтоб он сбивал сам "Апач"
  2. gregor6549 17 октября 2012 09:17
    ЗРК Тор получился весьма неплохим ЗРК. В частности, вертикальный пуск ЗУР, реализованный в комплексе устранил необходимость в использовании громоздких систем силового синхронно следящего привода (ССП), используемого в предшественниках ТОРа, а модульное размещение ЗУР намного повысило безопасность экипажа ПУ при перезаряжании ломплекта ЗУР и упростило их ТО.
    С другой стороны наличие на ПУ двух радаров (обзорного и наведения) делает эту ПУ достаточно хорошей целью для противорадиолокационных ракет и снарядов, хотя и обеспечивает определенную степень ее независимости от внешних источников информации, а, следовательно, и определенное повышение боевой устойчивость системы ПВО СВ при нарушении централизации управления в системе.
    И еще. Несколько смущают цифры вероятности поражения целей, приведенные в статье. При значениях вероятности поражения ниже 0.8 это уже не поражение, а скорее промах. Неизвестно также для каких уровней помех (активных и пассивных) и режимов защиты от ПРС эти вероятности определены, учитывая тот факт, что для защиты от ПРС время работы передатчиков РЛС стараются минимизировать, что, в свою очередь, приводит к снижению вероятности обнаружения и сопровождения целей. Это, кстати, старая болезнь ВПК стараться публиковать показатели эффективности своих иделий в условиях ничего не имеющих общего с реальными, а затем оправдывать очередные провалы этих изделий в локальных конфликтах на коварство "супостата", который применил ну абсолютно новый вид средств РЭБ, своевременно не вскрытых разведкой.
    1. olp 17 октября 2012 11:54
      реализованный в комплексе устранил необходимость в использовании громоздких систем силового синхронно следящего привода (ССП),

      вообще-то следящий привод там есть, иначе что наводит РЛС ССЦ на цель?

      С другой стороны наличие на ПУ двух радаров (обзорного и наведения) делает эту ПУ достаточно хорошей целью для противорадиолокационных ракет и снарядов

      ну тут дело не кол-ве радаров, а в мощности излучения


      И еще. Несколько смущают цифры вероятности поражения целей, приведенные в статье. При значениях вероятности поражения ниже 0.8 это уже не поражение, а скорее промах.

      ну чисто для радиокомандного наведения ракеты это вполне нормальные цифры, а с учётом того что на обстрел типовой цели тратится обычно 2 ракеты, то вероятность поражения больше 0.95, ну а про реальную возможность преодоления помех вам никто и никогда не расскажет
      olp
      1. gregor6549 17 октября 2012 15:08
        Уважаемый Олег,
        Речь не идет о ликвидации ССП как класса, а о том что в Торе эти системы значительно проще и менее мощные, чем, скажем, в Буке, где необходимо управлять положением направляющих с ЗУР и по азимуту и по углу места. Более того , наличие плоской ФАР у Тора позволяет перекрывать солидный сектор пространства за счет электронного сканирования луча радара наведения в угломестной и азимутальной плоскостях без излишнего "дерганья" всей поворотной части ПУ Тора.
        Теперь по поводу ПРС и мощности излучения. Поскольку ПРС ловит излучаемый, а не отраженный сигнал РЛС то ПРС может легко обнаружить излучение обоих радаров Тора задолго до того как они обнаружат сам ПРС или его носитель какая бы мощность излучения этих радаров не была.
        И последнее. Даже при выделении двух ракетах на цель вероятность поражения цели в 95% в реальной помеховой обстановке и большой вероятности обстрела Тора ПРСами более чем сомнительна. В начале войны во Вьетнаме средний расход ракет на одну воздушную цель при отсутствии помех тоже был порядка двух, а когда американцы спохватились и стали применять помехи и Шрайки расход ракет на одну цель увеличился до 8 10. Конечно техника ПВО с тех пор "скакнула" вперед. Но "скакнули" вперед и средства РЭБ. И кто из них "скакнул" дальше большой вопрос. Пока же весь опыт локальных конфликтов показывает что средства РЭБ все же опережают в своем развитии средства ПВО.
        Могу добавить что вопросами повышения боевой устойчивости ЗРК типа Тор и С300 в условиях воздействия активных и пассивных помех а также ПРС серьезно занимались в НПО Агат который являлся головным разработчиком КП ПВО СВ бригадного (Поляна Д4) и батарейного (Ранжир) уровня. Было предложено множество способов повышения такой устойчивости при различных уровнях централизации боевого управления в системе, но....тут случилась перестройка и весь тот "пар" ушел в свисток
        1. olp 17 октября 2012 15:50
          приветствую, Григорий
          Теперь по поводу ПРС и мощности излучения. Поскольку ПРС ловит излучаемый, а не отраженный сигнал РЛС то ПРС может легко обнаружить излучение обоих радаров Тора задолго до того как они обнаружат сам ПРС или его носитель какая бы мощность излучения этих радаров не была.

          в дежурном режиме работает всегда только РЛС СОЦ, а для РЛС ССЦ могут быть варианты включена/выключена и в какую сторону наведена,
          кроме того как раз для поражения ПРР и прочих управляемых ракет и предназначены эти комплексы


          И последнее. Даже при выделении двух ракетах на цель вероятность поражения цели в 95% в реальной помеховой обстановке и большой вероятности обстрела Тора ПРСами более чем сомнительна. В начале войны во Вьетнаме средний расход ракет на одну воздушную цель при отсутствии помех тоже был порядка двух, а когда американцы спохватились и стали применять помехи и Шрайки расход ракет на одну цель увеличился до 8 10. Конечно техника ПВО с тех пор "скакнула" вперед. Но "скакнули" вперед и средства РЭБ. И кто из них "скакнул" дальше большой вопрос. Пока же весь опыт локальных конфликтов показывает что средства РЭБ все же опережают в своем развитии средства ПВО.

          это всего лишь размышления и догадки, никаких реальных цифр или результатов за ними не стоит, хотя я не утверждаю что это не может быть в какой-то степени правдой
          olp
          1. gregor6549 17 октября 2012 16:28
            Олег, речь идет не о дежурном, а о боевом режиме когда и супостата уесть хочется и свою головку сберечь. В дежурном режиме Торам вполе хватит информации сверху от той же Поляны у которой своих обзорных РЛС вполне достаточно. Т.е. уменьшишь время излучения радаров уменьшишь шанс уесть, увеличишь время увеличишь шанс поймать ПРС. Это аксиома. И когда человек принимающий это решение сидит внутри ПУ на которой стоят эти радары то неизвестно какое из двух зол он выберет. Насчет догадок. Да нет не догадки, т.к. сам в свое время занимался вплотную разработкой тех же Полян и Ранжиров и кое с какими цифрами был знаком. Да и сейчас слежу за прогрессом в данной области по всему миру не токмо корысти ради, а любопытства для, хотя занимаюсь уже исключительно мирными делами. Ну а то что Тор предназначен помимо прочего для борьбы с ПРС и прочими ракетами, то тут он по отношении к ним в не совсем выгодном положении. Они его видят издаля а он их еще пусть попробует увидеть . И ракурс для обнаружения самый невыгодный (в лоб) , и помех вокруг них более чем, и отражающая поверхность "налетчиков " очень малая тем более при таком ракурсе. Разве что сосед поможет. Но надежда на соседа в бою тоже весьма призрачная. Ему бы со своими целями, за которые он головой отвечает, разобраться.
            1. olp 17 октября 2012 18:15
              возможно так и есть, но я всё равно не согласен что надо рассматривать такую систему в вакууме, ПВО по правилам должна быть эшелонированной и носитель ПРР должны засечь другие более дальнобойные системы Бук и С-300В, кроме того если я не ошибаюсь зрдн бригады оснащаются более дальней РЛС 9с18 или подобной для дежурного освещения воздушной обстановки, всё это даёт возможность вовремя увидеть носитель и выработать эффективное огневое решение

              кстати говорят уже достаточно давно испытывают Барнаул-Т эдакий мини-иджис бригадного уровня для создания единого информационного поля от для всех систем ПВО
              olp
              1. gregor6549 18 октября 2012 02:58
                Олег, вся эта централизация управления и эшелонирование хорошо смотрятся на бумаге а как доходит до дела то картина уже совсем не маслом. В качестве примера приведу демонстрацию подсистемы ПВО АСУВ Маневр т. Устинову, министрам обороны стран Варшавского Договора и прочим товарищам с оч большими звездами на учениях Запад 81. Согнали на эти учения массу объектов систем управления ПВО и ВВС в том числе РЛС, РЛП, КП ИАП и ИАД из состава системы Воздух 1М, а также комплексы средств автоматизации новейшей на то время АСУВ Маневр. Готовили все эти железяки к учениям месяца два после развертывания на местности в районе учений. Разница была в том что объекты системы Воздух 1М обслуживали воен спецы и они же ими управляли, а объекты системы Маневр обслуживались и управлялись представителями промышленности. Центральным местом показа стал выстроенный в лесу амфитеатр с выносными рабочими местами КП Фронта АСУВ Маневр. Подготовка шла круглосуточно а число спецов из промышленности там исчислялось сотнями. И вот настал день Х когда в воздух подняли сотни самолетов одни из которых изображали СВН противника а другие должны были обеспечивать перехват этих СВН. На земле с этой же целью была задействована не одна бригада войск ПВО СВ. И вот буквально за пару часов до начала налета вся эта громоздкая и эшелонированная система "легла" т.е. информация собранная десятками РЛС, РЛП просто перестала доходить до верхнего уровня по каким то причинам. Проблему решили просто и по советски. К комплексу средств автоматизации фронтового уровня системы Маневр подогнали ПОРИ П2 и гражданские спецы сидя за его рабочими местами сымитировали и сам налет, и его отражение, пользуясь подсказками офицеров стоящих за спинами этих спецов. Вот это была картина маслом. Прошла на ура. Но такая картина хороша только для маски шоу, А что бы было в реале? А было бы повторение 22 Июня 41го только с более катастрофическими последствиями. Так что надежда на Барнаулы с букой Т и без нее тоже весьма призрачная. Тем более что Барнаулу до Маневра пока еще далеко. Как бы не пришлось все эти ракеты, пушки и самолеты наводить на супостата "по стволу" и совсем не централизованно, что вероятнее всего.
  3. NAV-STAR 17 октября 2012 10:15
    Комплекс впечатляющий, особенно невероятна работа газодинамических рулей ракеты.
  4. Wolland 17 октября 2012 12:28
    Еще одно русское великое достижение СССР-России.
    Wolland
  5. яхонт 17 октября 2012 15:33
    А про «Тор-М2» - тоже подобный обзор был бы желателен, он в принципе есть на сайте, но очень скромный.
    яхонт
  6. ded 17 октября 2012 16:50
    1. Зона поражения:
    - по дальности – от 1,5 до 12 км;


    Простите меня дилетанта, я разбираюсь в ракетах как свинья в помидорах, но всё же НО:

    НАТО разрабатывает или уже разработало ракету запускаемую с вертолётов с расстояния 18 км. Не кажется ли Вам что зона поражения по дальности в 12 км - делает данный комплекс обычной мишенью?
    ded
    1. gregor6549 17 октября 2012 17:07
      В арсенале НАТО уже полно не только авиационных ракет но и артиллерийских боеприпасов самонаводящихся по излучению радаров РЛС. Есть у них и боеприпасы доставляющие в район расположения радиоизлучающих средств противника (РЛС радиостанций) одноразовых радиопеленгатторов которые определяют координаты передатчиков РЛС и радиостанций и передают их на свои КП. Т.е. против лома нет приема, если нет другого лома
    2. olp 17 октября 2012 17:59
      надо просто понять что любая система работает не в вакууме и она не обязана быть устойчивой абсолютно ко всему, тот же Тор-М2У оснастят ракетой 9М338 с дальностью в 20км и ИК ГСН(испытания уже проходили но пока без ИК ГСН), но сама возможность обнаружения цели и ЦУ птрк тоже является вопросом к обсуждению
      olp
      1. gregor6549 18 октября 2012 12:29
        Олег, я этой тематике отдал более 30 лет жизни и прекрасно понимаю предмет обсуждения. А вот в том, что вы поняли все, о чем я писал, я не вполне уверен, Вы уж простите. Причем, если вы заметили, я писал о том, что есть и о том, что было. А о том, что будет поговорим тогда, когда оно будет. Успех в будущих сражениях может быть достигнут только на основе трезвых и критических оценок места и возможностей каждого вида вооружения в общей системе ВС страны, а не на сплошном "уряя" по поводу и без повода или восторгов по поводу эстетических достоинств и внешних форм, что, к сожалению, преобладает на данном сайте.
  7. studentmati 17 октября 2012 20:24
    olp,
    Совершенно согласен. "Тор" замечательная машина в своём классе и должна применяться в соответствии со своими ТТХ. Зачем забивать гвозди например "планшетником"?
  8. mehanik27 21 октября 2012 09:05
    Все таки не смотря ни на что машина все равно еще довольно таки сыровата,до ума до конца не довели ее.А так да,машина полуробот,вмешательство человека в боевую работу минимально
  9. Silman1985 16 октября 2015 08:10
    Служил в 1143 ЗРП, Эта машина достойна лишь похвалы!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня