Провалившаяся военная реформа, модернизация и российская внешняя политика ("Wall Street Pit", США)

Провалившаяся военная реформа, модернизация и российская внешняя политика ("Wall Street Pit", США)В начале 2000-х годов Россия приступила к реализации плана по переходу от устаревшей системы массового призыва в армию к более современной системе комплектования, основанной на принципе добровольности. Отчасти это была уступка серьезным демографическим проблемам, из-за которых укомплектование вооруженных сил личным составом по старинке стало совершенно невозможно. Данным шагом власти также признавали тот факт, что традиционная армия на основе призыва плохо приспособлена к нынешним условиям ведения войны, где господствуют современные технологии. Это ярко продемонстрировали своей отвагой и успехами американские войска. Перемены были также необходимы в связи с нарушением функционирования самого организма российской армии с ее призывом, что заметнее всего проявилось в таком печально известном явлении, как дедовщина.

Сейчас почти все признают, что усилия в данном направлении закончились полным провалом. Действия российских военных в ходе грузинской войны были далеко не образцовыми. Набирать в нужных количествах контрактников не удавалось никогда, а тех, кого все-таки набирали, преследовали те же проблемы, что и призывников: широко распространенная жестокость и преступность в армейских рядах.

Но если Россия доказала неспособность к созданию жизнеспособных вооруженных сил на добровольной основе, то ее демографический дефицит никуда не делся, в связи с чем сохранять армию призывников в необходимом количестве сегодня практически невозможно. Более того, реформы, предназначенные для решения проблемы дедовщины, которые в первую очередь выражались в сокращении срока службы до года, лишь усугубили эти проблемы.


Короче говоря, Россия не в состоянии сохранить армию на основе призыва, и одновременно она не может создать армию на контрактной основе.

Так что же делать? Очевидно, она полностью отказалась от идеи комплектования на добровольной основе. Такой принцип никогда не пользовался популярностью среди военачальников, приверженных советским концепциям и мечтающим о былой советской военной славе. Итак, Россия сокращает количество контрактников. Начальник Генерального штаба Николай Макаров заявил в этом году: "Мы намерены сделать акцент на призыве". А две недели тому назад начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов заявил в комитете по обороне и безопасности Совета Федерации, что будут введены некоторые меры (часть из них Макаров опроверг) по увеличению количества призывников. Что самое примечательное, он объявил о планах увеличения призывного возраста до 30(!) лет. Военные также сократят число отсрочек от армии; количество вузов, чьи студенты могут получить освобождение от военной службы, а также введут призыв для части студентов в период их обучения.

Но все эти расчеты просто не работают. В предстоящие годы России для поддержания численного состава вооруженных сил понадобится 600 000 человек. Сокращение количества молодежи означает, что найти ее в таком количестве будет невозможно. Прежде всего, ее просто слишком мало. Далее, многие будут уклоняться от службы, другие слишком нездоровы, чтобы служить (либо страдают от злоупотребления алкоголем или наркотиками). А те, кто все-таки придет служить, не подходят для службы физически или умственно.

То, что предлагает Смирнов, похоже на жест отчаяния. Медведев пытается придать этому некий обманчивый блеск, заявляя, что проблемы с призывом существуют, но одновременно обещая, что сроки службы призывников увеличивать не будут. Одного года достаточно, чтобы обучить высококачественного специалиста, солдата или сержанта, говорит он. Последнее заявление смехотворно. Но даже если бы это была правда, какой толк от того, что такие специалисты и сержанты после года службы уходят из армии?

Здесь следует отметить неустранимое противоречие между разрекламированной медведевской модернизацией с одной стороны, и неспособностью выйти за пределы хаотичной имитации устаревшей военной системы, с другой; особенно если это достигается за счет привлечения не желающих служить молодых людей на бездумную военную службу вместо накопления ценного человеческого капитала. Редко в России сосуществовали и соседствовали столь острые противоречия: заявленное стремление выйти за рамки своей истории и войти в современный мир и полная неспособность отказаться от самых реакционных традиций прошлого.

Безусловно, Россия сталкивается с ужасной дилеммой. Ее обширная территория требует довольно крупной армии, однако сокращение численности населения делает это нереальным. Добавьте сюда стремление восстановить некое подобие империи, а также явное и непреодолимое несоответствие между целями и средствами для их достижения.

Возможно, именно это дает ключ к разгадке недавней утечки информации об одном документе российского министерства иностранных дел, в котором излагается более миролюбивая российская внешняя политика. (Наверное, факту утечки можно дать самые разные толкования. Надеюсь, у меня будет время, чтобы осветить остальные причины, но ниже я приведу только одну.) Менее драчливая внешняя политика имеет смысл для того, кто признает факт низкой боеспособности российской армии, а также то, что повысить ее в ближайшее время не удастся. Попытки увековечить прошлое, посылая группы военкоматчиков на охоту за 30-летними, лишь доказывают абсурдность ситуации, а также несопоставимость старой военной модели и стремления к модернизации. (Отправка текстовых сообщений на мобильные телефоны мужчин с объявлением о призыве их на военную службу это какое-то смехотворное извращение самой идеи модернизации – использование современных средств для сохранения отжившей свое системы.) Такая политика отражает более реалистичную попытку привести цели в соответствие с имеющимися средствами.

Но даже если такое толкование верно, вопрос о значимости данного документа это совсем другое дело. В конце концов, этот документ адресован Медведеву, и он отражает медведевское мышление. Медведев высказывает особое мнение и по другим вопросам, например, осуждая Сталина. Но мнение Медведева не решающее. Не ясно даже, имеет ли оно вообще какое-нибудь значение. В действительности важно мнение Путина. А он не проявляет особого энтузиазма в вопросах модернизации (мягко говоря), гордо отстаивая российскую агрессивность и реваншизм. Следовательно, российская головоломка в военном вопросе, а также ее соотношение с внешней политикой в более общем плане это лишь очередной акт пьесы, развязка которой наступит в 2012 году.

Делая ставки, я бы поставил на Путина (не из любви, конечно, а реально оценивая ситуацию). Но и он в конечном итоге не сможет усилием воли преодолеть то, что Советы называли объективным соотношением сил. Внутренние противоречия (если вспомнить еще одну советскую фразу) путинской политики слишком велики. А это значит, что его победа будет Пирровой – как для него, так и для России.
Автор: Крейг Пирронг (Craig Pirrong)
Первоисточник: http://inosmi.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://inosmi.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня