Проект подводной лодки Черновского

Одним из оригинальных отечественных проектов подлодок начала XIX века был проект узника Шлиссельбурга Казимира Черновского.

6 мая 1829 года мелкопоместного дворянина из минской губернии К. Черновского арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Через пять месяцев он был переведен в Шлиссельбургскую крепость, находящуюся в ведении Третьего отделения собственной Его Величества канцелярии. До сих пор обстоятельства заключения Черновского остаются невыясненными. Но можно не сомневаться, что Черновский являлся «политическим преступником», которых Николай I наказывал со всей присущей ему жестокостью.

Казимир Черновский находясь в заключении составил чертежи и описание подлодки. 19 июня 1829 года проект представили царю вместе с письмом в котором говорилось:


«Первый опыт моих трудов... дерзаю представить Вашему императорскому величеству. В 1825 г. мной было изобретено подводное судно и по сей день, я старался его усовершенствовать, надеясь, что мое изобретение будет иметь успех....

Оно в военном искусстве будет полезным, так как позволит подплыть под водою под неприятельские корабли и истреблять оные, или делать вылазку в неожиданных неприятелем местах.

Могу построить подводное судно, с установкой в нем нескольких пушек...»

Черновский свои соображения о пользе подлодок излагал подробно и указывал на возможность подробной разработки проекта. В своем письме Черновский писал:

«Ежили мое описание подводных судов будет в чем-то недокладное, то прошу меня извинить о том, так как мне не позволено иметь инструментов для сделания плана...

Проект подводной лодки Черновского
Подводная лодка 'Черновского (разрез)


Проект подводной лодки Черновского
Расположение весел на подводной лодке Черновского


Ежели же мне будет позволено сделать подводные суда то, что неясным показывается теперь в описании, будет лучшим образом изъяснено самым в деле... поскольку чувствую себя способным сделать подводные судна разных видов... в противном случае, если б мне дали работников и материалы, а я не сделал бы подводного судна, то жертвую жизнью своей».

Предложение Черновского Николай I направил на экспертизу инженеру генералу Базену. При этом он дал коменданту крепости указание о том, чтобы К. Черновский разработку проекта продолжала. Однако комендант условий для работы изобретателю не создал и даже не разрешил пользоваться перочинным ножом и циркулем, хотя Черновский и доказывал необходимость данных инструментов для работы над проектом. Об этом доложили царю, который дал указание снабдить Черновского нужными для черчения инструментами, однако в данном указании имелась приписка: «всякое могущее произойти приключение с ним отнести на ответственность коменданта».

Естественно, комендант крепости от такого узника постарался избавиться: Черновский до 1834 года числился в списках заключенных, однако после этого неизвестно куда выбыл. Проект Черновского осуществлен не был.

Сохранившиеся до наших дней два чертежа, выполненные с большой тщательностью Черновским в тюрьме, не дают о его замысле полного представления, однако о нем можно судить по описаниям конструктора, а также по отзыву Базена. Последний к проекту вначале отнесся объективно и даже указывал улучшения, которые необходимо было бы осуществить при постройке судно, однако позднее, узнав, что судьба Черновского уже предрешена, к проекту отнесся по-иному, признав его «неудобоисполнимым». Базен в своем заключении писал:

«Ныне рассматриваемая записка, доказывает, что ее сочинитель имеет больше усердия, а также воображения, нежели познаний в науках. Многие его предложения не представляет той благонадежности и простоты, которые должны составить главнейшие свойства подводных кораблей, и поэтому приведение их в исполнение требовало бы значительных изменений или разных дополнений.

По моему мнению, сие происходит, во-первых, потому, что сочинителю неизвестны исследования уже сделанные по сему предмету и во-вторых, потому что он принял употребление подводных лодок в пространном смысле. В столь затруднительном и важном предприятии нужно поступить постепенно и осторожно. Правила об устройстве подлодок не дошли пока до такого совершенства, чтобы можно было заниматься приложением данных правил к созданию военных подводных судов больших размеров. До начала такого обширного приложения нужно усовершенствовать небольшие подводные суда до возможной степени, а лодка, описанная в настоящей записке, в этом отношении всего желаемого не только не исполняет, но даже отстает от подобных изобретений уже известных».

Базен в последней фразе, вероятно, имел в виду проекты подлодок братьев Коэссин и Фультона во Франции. Базен, заканчивая свой отзыв на проект Черновского, сделал следующее заключение:

«Впрочем, я признаю что, несмотря на то, что описанная лодка всем желаемым условиям не удовлетворяет, но, ее изобретение делает честь Черновскому и должно полагать, что практические познания и усердие сочинителя могут 6ыть полезными при исследованиях в производстве практических опытов для введения в усовершенствования в Российской империи подводного судоходства».

Проект Черновского и отзыв Базена попали в Военное министерство, которое зная, кто является автором данного изобретения, решило проект похоронить. В письме Министерства от 30 сентября 1832 года, адресованном в Главный Штаб, говорилось:

«Изобретение сочинителя подлодки, с одной стороны, не имеет нужного свойства опускаться по произволу до определенной глубины, а с другой стороны не дает постоянной возможности возобновлять внутренний воздух для свободного дыхания находящихся в ней людей. Поэтому через невыполнение этих условий, а также по многим другим недостаткам, генерал-лейтенант Базен, устройство по данному проекту лодки почитает неудобоисполнимым. Впрочем, Базен считает, что у сочинителя хорошее воображения, а также достаточно сведений, приобретенных им чтением книг или практикою, но его проект служит доказательством, что воображение, которое не подкрепляется основательными познаниями в науках, не может произвести полезного изобретения».

Архивные документы дают возможность восстановить замыслы Черновского, предполагаемые для осуществления на его подлодке.

Для изготовления корпуса лодки предлагалось использовать железо «потому, что по своей протяжности, упругости и крепости металлы, весьма способны к постройке лодок и к тому же они в изобилии находятся в России».

Черновским предлагалась цилиндрическая форма корпуса с тупой кормовой и заостренной носовой оконечностями. Обшивка должна была крепиться к решетчатому набору клепкой; внутреннюю поверхность для теплоизоляции необходимо было покрыть сыромятными кожами. По проекту длина лодки составляла около 10 метров, наибольшая ширина – 3 метра.

В систему погружения входило 28 кожаных мехов, расположенных по бортам равномерно. Меха для приема воды сообщались с забортным пространством. Для всплытия вода из мехов вытеснялась с помощью рычагов.

В верхней части корпуса предусматривалась выдвижная рубка: объем лодки при выдвижении рубки увеличивался и она поднималась на поверхность, а при опускании объем судна уменьшался и оно погружалось. Таким образом, осуществлялась регулировка глубину погружения. Верхняя часть рубки оборудовалась иллюминаторами. Через рубку можно было осуществлять стрельбу и высаживать вооруженный десант.

Черновский для движения судна предлагал использовать четырнадцать пар весел (с каждого борта по семь пар). Весла располагались в два ряда, в каждом по семь штук. Весла – гладкие точеные штоки, которые проходят через кожаные манжеты в бортах. На наружных концах штоков устанавливались упорные части в виде зонтов, складывающиеся при втягивании штоков внутрь судна, выталкивании они раскрывались, создавая упор. Прямолинейно-возвратные движения данных оригинальных весел должны были двигать подлодку вперед.

Черновский кроме огнестрельного оружия, предлагал снабдить лодку миной, которая подводилась под днище вражеского судна. Черновский предполагал использовать запал, который, по замыслу изобретателя, должен был автоматически действовать после отхода судна на безопасное расстояние от подрываемого корабля.

В запале в качестве воспламеняющего вещества предусматривалась смесь нескольких химических веществ. Вероятно, запал изготавливался из фосфористого кальция, обладающего свойством воспламенения при соприкосновении с морской водой. Запал Черновского состоял из трубки, которая вставлялась в корпус мины. Наружный конец трубки закрывала пробка из квасцов, которые спустя некоторое время растворялись; после того как вода соприкасалась с горючей смеси запала, происходила детонация мины.

В описании устройства подводной лодки Черновского остается много непонятного; например, устройство вертикального руля остается невыясненным. Рассматривая чертеж размещения весел видно, что в кормовой части судна имеются четыре весла аналогичные бортовым веслам. Очевидно, что данными кормовыми веслами можно двигать судно вперед, как и бортовыми. Однако если работать не всеми кормовыми веслами одновременно, а только двумя или одним крайним, то можно изменять направление подлодки в горизонтальной плоскости, что равносильно работе обычного вертикального руля.

Вероятно, что именно расположение кормовых весел вынудило Черновского сделать кормовую часть тупой, хотя и он писал, что корпус судна должен иметь обтекаемую форму с минимальным количеством выступающих частей.

В описании Черновского говорится, что для замены воздуха в подводной лодке должны иметься кожаные мешки, заблаговременно накаченные свежим воздухом при помощи воздушного насоса. Свежий воздух по мере надобности должен был стравливаться из мешков в подлодку, улучшая, таким образом, условия дыхания. Для удаления испорченного воздуха предлагалось иметь другой комплект мешков, из которых воздух выпускался за борт судна.

Данная система вентиляции была неэффективной, поэтому в отзыве Базена не случайно отмечалась необеспеченность дыхания людей при подводном плавании. В то же время можно предположить, что это был только один из вариантов устройства вентиляционной системы, которую предлагал Черновский.

Черновский в своем проекте предусматривал установку перископа на подлодке. Данную идею подал Базен, который в замечаниях к проекту указывал на неудобство наблюдения при помощи иллюминатора за горизонтом. По мнению Базена, в рубке возможна установка оптических приборов, известных по работам Ломоносова. По мнению Черновского, носить неподвижный перископ на рубке как мачту было неудобно, поэтому он высказал мысль о применении выдвижного перископа оснащенного механизмом подъема/опускания, а также имеющего возможность поворачивания при наблюдении. На замечание Базена о трудностях удержания глубины без наличия бортовых крыльев, без которых «подводная лодка своей цели соответствовать не может», Черновский отвечал, что против устройства горизонтальных рулей не возражает.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что с помощью Базен имеющего большой опыт проект Черновского мог быть в значительной мере усовершенствован. Однако, повторяем, что Базен, зная, что автора является политическим преступником, уклонился от помощи, заявив в окончательном заключении о «неудобоисполнимости» проекта.

Проект Черновского являлся новым шагом в развитии техники подводного плавания. Применение самовоспламеняющейся мины и перископа, изобретение нового рода движителя – важные отличительные черты этого проекта.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. Алекс 25 декабря 2013 14:40
    Проект привлекает больше своей наивностью и верой в силу науки, чем конструктивной проработкой и практической ценностью. Авторам (и статьи, и лодки) однозначно "+"! Спасибо за публикацию.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня