На войне нет черного и белого

В конце прошлого года в войсках, выполняющих задачи в Чечне, произошли перемены: были расформированы веденский и ножай-юртовский оперативные батальоны, прекратили свое существование военные комендатуры. Однако бандгруппы остались, и для борьбы с ними развернули батальонные и ротные тактические группы от полков внутренних войск из Гудермеса и Урус-Мартана.

Во время командировки довелось побывать практически на всех заставах, разбросанных в Аргунском и Веденском ущельях. Одна из них запомнилась особенно. Дело не в том, как оборудованы заставы — приходится рассчитывать только на собственные руки. Поразило другое: здесь, в Веденском районе, среди лесов и гор, где с трудом работает телефон, где нет Интернета и порой электричества, где жизнь и служба представляют собой бесконечную череду выездов на выполнение боевых задач и тяжелую физическую работу по благоустройству своего полевого быта, военнослужащие не разучились ценить прекрасное. На прикроватной тумбочке лежат сборники стихов Ахматовой и Есенина, в сейфе бережно хранится блокнот со своими стихотворениями, а в часы послеобеденного отдыха из палаток доносятся звуки фортепианных сонат Бетховена, симфоний Чайковского и вальсов Шопена…


Неужели еще встречаются сегодня такие люди, у которых, вопреки трудностям, хватает сил сохранить настоящее офицерское благородство и душевную красоту? В это трудно поверить, но действительно они есть.

На войне нет черного и белогоКомандир батальонной тактической группы майор Виктор С.:

О службе на Кавказе.

По окончании Общевойсковой академии я сам попросился на Кавказ. Прежде служил во внутренних войсках в Москве. Был взводным, ротным, заместителем командира батальона. Хотелось поменять обстановку, набраться опыта в работе с подразделениями, которые полностью укомплектованы контрактниками, попробовать свои силы в горячем регионе — не зря же меня в академии учили.

Когда приехал в Чечню, увидел, что многое, о чем я прежде много слышал, на самом деле выглядит несколько иначе. Не все тут так спокойно, как кажется. Здесь вроде нет войны, и в то же время она есть. Здесь не всегда понятно, кто твой друг, а кто враг. Здесь нет черного и белого. Всякий раз, принимая решение, нужно включать не только мозг, но и чутье, интуицию. Это интересно.

Важно находить общий язык с местными жителями, стараться оценивать обстановку с их точки зрения для того, чтобы понимать истинное положение вещей. У каждого своя правда. Одни говорят: «Русские, уходите! Не мешайте нам жить!» Другие наоборот: «Если вы уйдете, здесь начнется беспредел, как это было в 90-е годы». У меня тоже своя правда: я давал присягу и не собираюсь сворачивать с выбранного пути.

В то же время многому нам следовало бы поучиться. В отдаленных селах горцы живут очень сплоченно. Помогают не только родственникам, но и соседям. Это очень крепкие узы и очень мощная сила. У нас, особенно в Москве и других крупных городах, это давно утрачено. Люди не знают, кто живет в соседней квартире, а общаются по Интернету в социальных сетях. Здесь больше консерватизма, верности традициям и житейской мудрости, наверное, тоже больше.
Если говорить о службе, то она связана в первую очередь с определенными бытовыми неудобствами. Застава затеряна среди сопок и оторвана от цивилизации. Особенно трудно было зимой, когда батальонную тактическую группу сформировали, а быт наладить толком не успели. Сейчас уже многое сделано: укрепили наблюдательные посты, отремонтировали казармы, построили столовую. Это теперь наш дом, в котором должно быть удобно, уютно и безопасно до особого распоряжения.

О родине.
Родиной принято считать место рождения. Я родился в Ташкенте, где в ту пору служил мой отец. Но Узбекистан своей родиной я не считаю. Будучи сыном военного, я жил в разных уголках России. Сложно сказать, какое место, какой город мне ближе. Когда я поступил в Новосибирский военный институт внутренних войск, то давал присягу народу и Отечеству. Значит, моя родина там, где мой народ, где живут люди, близкие мне по духу. Веденский район — это тоже моя родина, потому что Кавказ неотделим от России. Каждый клочок земли в окрестностях моей заставы в разные периоды истории был полит кровью русских мужиков. Сегодня здесь я и мой батальон. Мы здесь не ради войны, а ради мира и спокойствия.

О войне.

Знаю людей, которые не могут без войны. Она в какой-то мере отвлекает их от проблем и сложных жизненных обстоятельств. Я придерживаюсь другого мнения и скорее соглашусь с Толстым, который говорил, что «война не любезность, а самое гадкое дело на земле». Что может быть привлекательного для человека со здоровой психикой, когда кругом грязь, кровь, голод, болезни, трупы, стоны раненых… Другое дело, что у нас такая профессия — защищать родину, а значит, воевать. Но воевать не ради войны, а ради мира. Мир, а не война — цель нашей работы.

Война имеет позитивные стороны. Она отметает все лишнее, наносное. Сразу видно, что из себя представляет человек: подлец он или настоящий друг… Но все же правы были наши дедушки и бабушки, пережившие ужасы Второй мировой, когда, рассуждая о будущем, всегда прибавляли: «Лишь бы не было войны».


О профессии.
Офицер — это не профессия. Это образ жизни, который человек выбирает для себя. Сейчас я служу на заставе. Я командую личным составом, прикладываю усилия, чтобы как-то благоустроить территорию, здесь я ем, сплю, не знаю выходных. Я этим живу, и другой жизни мне не надо. Здесь я чувствую себя на месте. У меня есть возможность принимать самостоятельные решения и нести полную ответственность за их претворение в жизнь. Когда я вижу результат своей работы, это доставляет удовольствие. При этом не всегда важно, хвалит ли тебя начальство. Иногда, честно выполняя свой воинский долг, оказываешься кому-то неугодным…

Когда я выпускался из института, были одни мысли и взгляды. Со временем к ним прибавился опыт, и теперь ко многим вещам, с которыми сталкиваешься в ходе службы, относишься уже не так однозначно. Неизменными остаются те качества, которые закладывались с детства: честность, смелость, справедливость. В моем понимании офицер должен быть не винтиком огромного механизма, а личностью, способной вдохновить подчиненных собственным примером. А еще настоящий офицер, настоящий мужчина должен многое уметь. И дом своими руками построить, и кашу сварить.

О прекрасном.
Даже в полевых условиях, среди забот и боевых задач можно находить время для общения с искусством. Классическая музыка давно вошла в повседневную жизнь нашей заставы. Это хорошая традиция. Красивая мелодия снимает стресс, дает возможность разобраться в своих чувствах и переживаниях, настроиться на рабочий лад и да и просто повышает культурный уровень.

Наши офицеры к тому же любят стихи. У моего заместителя в палатке не один сборник поэзии. У меня тоже лежит «Евгений Онегин». Когда-то в юности, тренируя память, выучил несколько глав наизусть. Уникальный роман — есть цитаты на все случаи жизни. Да и сам я иногда нет-нет да и напишу что-нибудь. Садишься вечером составлять план мероприятий на завтра, закончишь с официальными бумагами и задумаешься на пять минут о чем-нибудь сокровенном — глядишь, и рождается стихотворение…

О любви.
В этом году мне будет тридцать лет, за это время многое было пережито — были и счастливые мгновения, и разочарования. Мы осуждаем мусульман за многоженство, а не замечаем аморальности нашей современной жизни. Сейчас в моде свободные отношения без обязательств и ответственности. Меня такой подход не устраивает. Я все-таки считаю, что залог успеха и отдельного человека, и государства в целом — это крепкая семья с твердыми традициями и здоровыми ценностями. Конечно, никуда не деться от ссор и бытовых неурядиц, но взгляды мужчины и женщины по главным вопросам должны совпадать. Экзюпери писал: «Влюбленные — это не те, кто смотрит друг на друга, а те, кто смотрит в одном направлении». А еще важно понимание между людьми, взаимная надежность, верность и доверительность. В семье не должно быть никаких подводных течений. Приходя домой, человек должен знать, что рядом — близкие люди, которые его всегда поддержат. Скажу известные вещи, но без них никуда: военному человеку нужен крепкий тыл, забота и тепло, которые согреют в промозглые кавказские зимы, когда в домике холод, на плацу пластилиновая грязь, а в телефонную трубку матерится недовольный начальник. Словом, мысли о любви в последнее время у меня приобретают сугубо практический оттенок. Но и романтика еще не совсем выветрилась. В конце концов, что может быть романтичнее свадьбы на заставе в горах Веденского ущелья!
Автор:
Юлия Афанасьева
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти