Призрак казанского исламизма

Призрак казанского исламизмаОдни считают, что в Поволжье ширится и крепнет исламизм ваххабитского толка, другие начисто отрицают даже саму возможность террористического подполья где-нибудь в Казани. Кому-то кажется, что все основные силы исламистов нынче сконцентрировались на Ближнем Востоке, где их задача — во главе с союзной Америке «Аль-Каидой» взять Сирию. Чуть меньшее количество боевиков действует в Северной Африке, совсем небольшая часть — в Западной Европе с информационным центром на Балканах. Ещё немножко террористов трудится во имя аллаха на Северном Кавказе — это в России. Но — в Поволжье?

Тем не менее 24 октября в Казани был предотвращён теракт: два боевика собирались убить людей в день мусульманского праздника Курбан-байрам. Причём один из террористов оказался непосредственным исполнителем убийства заместителя муфтия Татарстана Валиуллы Якупова (19 июля 2012 г.). Также боевиков подозревают в покушении на муфтия Татарстана.


Оба бандита были приверженцами радикального ислама. Во время празднования Курбан-байрама эти люди собирались убить тех мусульман, которые считают себя «умеренными». Террористы называли себя «Моджахеды Татарстана».

На теле одного из преступников был обнаружен пояс смертника. В квартире, где готовили свои чёрные дела преступники, обнаружили несколько пистолетов, а также компоненты бомбы. В ходе штурма были ранены трое силовиков, один из них скончался.

Бой между объединёнными силами МВД, ФСБ и группой вооружённых людей произошёл на улице Химиков. Бандиты были взяты в осаду в квартире на первом этаже кирпичной пятиэтажки. В момент штурма один из преступников привёл в действие самодельное взрывное устройство.

Спасая от смерти и мирных граждан, и товарищей по группе, один из сотрудников ФСБ накрыл собою бомбу.

«Во время контртеррористической операции героически погиб сотрудник центра специального назначения ФСБ, накрывший своим телом бандита, приведшего в действие находящееся при нем взрывное устройство. Данный поступок сотрудника позволил спасти жизнь остальным участникам операции, а также находящимся в непосредственной близости мирным гражданам», — сказали в ФСБ.


Оба убитых боевика опознаны. Их фамилии — Кашапов и Валеев. Последний находился в федеральном и международном розыске.

В прессе тотчас заговорили о вооружённом террористическом подполье, которое ширится и процветает в Казани и вообще в Поволжье. Впрочем, нашлись и те, кто это отрицает.

Директор службы вещания на татарском и башкирском языках «Радио «Свобода» Рим Гильфанов считает, что в Казани вооружённого исламистского подполья не существует. По его мнению,

«…автоматически матрица событий переносится на Татарстан. Обычные люди, которые лишены более-менее подробной информации, на эмоциональном уровне проводят прямую параллель между Татарстаном и Северным Кавказом».


Сам господин Гильфанов провёл другую параллель:

«Я смотрю на события Татарстана в контексте всего того, что происходит в России. В Кремле учрежден специальный департамент по общественным проектам. Готовится стратегия национальной политики до 2025 года, где открытым текстом пишется, что русский народ является как бы «решающим» народом в Российской Федерации. Президент все время говорит, что нужно создать новую политическую нацию — российскую, как в своё время коммунисты создавали советский народ. И на этом фоне возникают подозрения: а не очередной ли это такой общественный проект реализован в Казани? Нам уже сообщают, например, на праздничную молитву пришло намного меньше людей, чем обычно, побоялись».


Вопрос, конечно, в том, чего побоялись. Не бомбы ли как раз?

Что касается боестолкновения на улице Химиков, то Гильфанов не разделяет официальную точку зрения и, кроме того, находит сообщения МВД противоречивыми.

«…Говорилось сначала, что двое погибли, идёт бой. В конце концов, оказалось, что всего участников — если не считать сотрудников спецслужб — двое. С кем, в конце концов, вёлся бой? Вот таких разночтений довольно много. Объявлено, что один из оборонявшихся взорвал себя, другой взорвал что-то ещё, когда отстреливался. А потом около них, естественно, словно в кино, по ритуалу, нашли «пояс шахида»…»


Существование вооружённого исламистского подполья в Татарстане директор службы вещания отвергает:

«…Но сказать, что это вооружённое подполье… нет для этого ни предпосылок, ни фактов. Пока есть только то, что нам говорит МВД, а МВД, судя по практике Северного Кавказа, выгодно представлять дело таким образом, что они ведут работу с множеством врагов, ведут борьбу с вооружённым подпольем. Но в Татарстане, я считаю, такого подполья нет».


Однако, двое террористов с улицы Химок называли себя «Моджахеды Татарстана». Кроме того, в тот же день, 24 октября, в той же Казани полиция задержала другую группу, перемещавшуюся по городу на автомобилях. Под чёрными исламистскими флагами «Аль-Каиды» и надписями на арабском: «Нет Бога, кроме Аллаха».

Ещё в начале октября Евгений Супер писал:

«Продолжает удивлять то, что пока российские «имаратчики» учатся закладывать фугасы и обстреливать блокпосты в Сирии, власть сохраняет мягкую позицию по отношению к исламистам Поволжья. Например… суд Казани не нашёл признаков экстремизма в недавнем митинге сепаратистов. Судья проигнорировал указание на то, что участники акции использовали символы организации «Хизбут Тахрир Аль-Ислами», признанной на территории России экстремистской. Кстати, «Хизбут» на своём сайте ведёт сбор средств в поддержку сирийских боевиков, что само по себе исчерпывающе характеризует эту организацию».


Не берёмся критиковать решение суда, но сами эпизоды, разворачивающиеся один за другим в Поволжье, наводят на некоторые размышления.

На прошлой неделе в Казани был проведён обыск на квартире имама мечети «Аль-Ихлас» 39-летнего Рустама Сафина, который ранее был осуждён, а теперь снова подозревается в участии в деятельности экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами». После обыска сподвижники радикально настроенного имама заявили о том, что судьям надо… оторвать головы.

Они записали видеоролик с угрозами, добавили туда высказываний самого Сафина и отправили запись в Интернет.

Как следует из файла, сам Сафин объявил проводимые в отношении него следственные действия как «возбуждение уголовного дела в отношении ислама и самого Аллаха». По его словам, предпринимается «попытка правоохранительных органов подавить ислам». Находившийся в кадре юрист Тауфик Васильев зачитал постановление председателя Вахитовского районного суда Казани Фаниса Мусина об обыске, а затем призвал собравшихся «отрывать головы всем тем, кто пишет такие слова». Потом господин юрист трижды назвал судью «дерьмом».

А 26 октября примерно три десятка машин проехало по Казани с развёрнутыми чёрными флагами «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами». Полиция вмешалась после того, как об акции поступили сообщения от граждан.

По словам заместителя руководителя пресс-службы МВД по Татарстану Максима Костромина, с целью проверки данной информации было задержано около 20 машин. Правоохранители задали водителям вопросы относительно цели автопробега и используемой символики. На что получили ответы: на флагах размещена шахада «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк его», а автомобильная акция есть выражение радости по поводу Курбан-байрама. Тем не менее, флаги были переданы на религиоведческое исследование.

Штука в том, что источник в правоохранительных органах сообщил ИА «REGNUM»: в машинах находились преимущественно прихожане из той самой мечети «Аль-Ихлас», которые ранее на митингах не скрывали своей цели — установление всемирного халифата. 26 октября «халифатчики» пытались привлечь внимание горожан к планируемой акции в казанском Парке Победы (на которую не было получено согласия горадминистрации).

Неназванный источник информационного агентства выразил недоумение по поводу того, почему даже после спецоперации по ликвидации боевиков-исламистов 24 октября полиция обходится полумерами.

Заместитель начальника центра по противодействию экстремизму МВД по Мордовии Олег Копылов заявил недавно в Саранске:

«Одну из проблем мы видим в проникновении религиозного экстремизма через мигрантов из Центральной Азии, которые в собственных странах находятся в розыске как фундаменталисты, но, приезжая в Поволжье, они чувствуют себя комфортнее и начинают распространять свои взгляды среди татарской молодёжи».


Получается парадоксальная ситуация, замечает обозреватель Дмитрий Ремизов: если в среднеазиатских государствах местные правоохранительные органы видят угрозу от религиозных радикалов и прямо борются с ними, то

«россияне позволяют убаюкивать себя словами о «мирных религиях» и т. п. Если среднеазиатские силовики способны отличить традиционных мусульман от экстремистских вырожденцев, то российское общество боится, преследуя религиозных радикалов, ненароком обидеть всё мусульманство…»


Есть более «конкретное» мнение по этому поводу. Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов считает, что выращивание экстремистов в Поволжье играет на руку определённым силам в российских коридорах власти. По мнению Сулейманова, власти Татарстана взяли курс на поддержку национал-сепаратистов и исламских фундаменталистов по «методике» 1990-х годов. Эксперт констатирует, что в Татарстане усиливается процесс заселения сельской местности мигрантами из Центральной Азии и Кавказа. По словам известного исламоведа, в ходе полевых экспедиций его центра были обнаружены деревни, в которых живут мигранты, исповедующие нетрадиционные для России формы радикального ислама. В качестве примера Сулейманов привёл село Шумково Рыбно-Слободского района Татарстана, где сейчас живёт семь многодетных семей таджиков (некоторые — полигамные).

Из 320 жителей деревни примерно сотня — таджики. Мигранты требуют построить в русском селе мечеть; причём против неё выступают местные татары, прямо заявляющие, что ислам у этих таджиков — нетрадиционный. Духовным же лидером таджикских поселенцев является имам, ранее 15 лет проживший в Северном Вазиристане (Пакистан). Эксперт уточняет, что после военной операции США против талибов в Афганистане в 2001 году многие из таджикских ваххабитов осели в Пакистане, а уже оттуда стали перебираться в Россию.

Можно, конечно, закрывать глаза на факт не только существования, но и укоренения исламистов-радикалов в Поволжье, или смотреть на него сквозь пальцы, но наивно не придавать ему значения. Говоря же о «подполье», следует заметить, что исламизм в том же Татарстане, если только он не вооружённый, явно предпочитает открытые формы: собрания в казанской мечети «Аль-Ихлас» и проповеди Рустама Сафина, оскорбление судьи, видеообращения, кортежи из автомобилей под исламистскими флагами, заселение русских сёл, популяризация «нетрадиционных» форм ислама через попытки строить в этих сёлах мечети, против чего возражают местные мусульмане-татары, — всё это наводит на определённые размышления…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru


Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти