Бронемашины Stryker. Планы и проблемы

Во время реформирования вооруженных сил США в девяностых годах перед военными встал вопрос оснащения бронетехникой. Согласно новой концепции, сухопутные войска должны были делиться на три типа подразделений, в зависимости от их оснащения. Тяжелые дивизии и бригады предлагалось оснащать танками, легкие пехотные – бронетранспортерами семейства M113 и легкобронированной техникой. При этом вопрос оснащения средних (они также часто именуются промежуточными) дивизий/бригад оставался открытым. Звучали различные предложения, но в итоге оптимальной техникой для средних подразделений признали перспективную бронемашину на колесном ходу. Кроме того, требовалась машина-платформа, на базе которой можно создать технику различного назначения. Возможно, идею такой бронетехники Армия США подсмотрела у Корпуса морской пехоты, который к тому времени уже более десяти лет эксплуатировал семейство бронемашин LAV, созданное на базе броневика MOWAG Piranha 8x8.




История и конструкция

Для осуществления глубокой модернизации швейцарско-канадской машины было привлечено два крупнейших оборонных концерна США: General Dynamics и General Motors. На разных этапах в проекте, получившем название IAV (Interim Armored Vehicle – «Промежуточный бронированный транспорт»), участвовали различные подразделения этих компаний. При этом основная работа была возложена на канадское отделение General Dynamics Land Systems, которое раньше было самостоятельной фирмой GMC и разработало бронемашины семейства LAV. Техническое задание на новые машины было выдано в самом начале 2000 года. Примерно в это же время программа IAV получила еще одно название – Stryker. Согласно американской традиции обозначения бронированных машин, новую платформу назвали в честь прославившихся военных. Причем на этот раз в честь сразу двоих. Это рядовой первого класса Стюарт С. Страйкер, погибший в марте 1945-го, и специалист четвертого ранга Роберт Ф. Страйкер, не вернувшийся из Вьетнама. За проявленный героизм оба Страйкера были посмертно награждены Медалью Почета – высшей военной наградой США.

При создании бронеплатформы Stryker было использовано максимально возможное количество имевшихся у бывшей GMC наработок. По этой причине, к примеру, общая компоновка и обводы корпуса нового защищенного транспортного средства остались почти такими же, как у LAV. В передней правой части бронированного корпуса размещен дизельный двигатель Caterpillar C7 мощностью 350 лошадиных сил. Через трансмиссию Allison 3200SP крутящий момент двигателя передается на все восемь колес. При этом специальный пневматический механизм по команде водителя может отключать передние четыре колеса. Такой режим работы с колесной формулой 8х4 применяется для скоростного движения по шоссе. В случае с базовой моделью бронетранспортера (боевая масса порядка 16,5 тонны) 350-сильный двигатель обеспечивает скорость до ста километров в час по шоссе. Прочие варианты «Страйкера», имея большую боевую массу, не способны разгоняться до таких скоростей и немного проигрывают по этому параметру базовому БТР. Запаса топлива хватает на марш длиной до 500 километров. Система подвески колес заимствована у LAV без значительных изменений. Передние четыре колеса получили пружинную подвеску, задние – торсионную. Ввиду предполагавшегося большого веса машин семейства элементы подвески были незначительно усилены. Как потом оказалось, усиление было недостаточным.




Бронированный корпус машин Stryker также является дальнейшим развитием проекта LAV, однако имеет ряд значительных отличий. Прежде всего стоит отметить большую высоту корпуса. Для обеспечения удобства размещения экипажа, десанта, боекомплекта и т.д., а также для защиты от взрывов мин пришлось переработать профиль днища и, как следствие, увеличить высоту корпуса. Последнее было сделано для компенсации «украденного» V-образным днищем объема. В результате общая высота базового бронетранспортера (по крыше) оказалась на 25-30 сантиметров больше, чем у машины LAV. Увеличение высоты корпуса сказалось на его обводах. Верхняя его часть внешне ощутимо отличается от канадского бронетранспортера – верхняя лобовая деталь длиннее и стыкуется с крышей дальше, почти перед второй осью. Бронированный корпус «Страйкера» сваривается из панелей толщиной до 12 миллиметров. За счет использования разных сортов стали достигается защита, соответствующая четвертому уровню стандарта STANAG 4569 в лобовой проекции и второму-третьему со всех остальных направлений. Иными словами, «родные» лобовые плиты машины Stryker выдерживают попадание бронебойных пуль калибра 14,5 миллиметров и осколков 155-мм снаряда, взорвавшегося на расстоянии около 30 метров. Борта и корма, в свою очередь, защищают экипаж, десант и внутренние агрегаты только от бронебойных пуль калибра 7,62 миллиметра. В целом, такие показатели защиты не являются чем-то особенным, однако их посчитали достаточными и оптимальными в отношении веса конструкции. Еще на стадии начального проектирования была предусмотрена возможность установки дополнительного бронирования. На все машины семейства Stryker может быть навешена защита системы MEXAS производства немецкой фирмы IBD Deisenroth. При установке метало-керамических панелей значительно улучшается уровень защиты. Борта и корма машины в таком случае выдерживают попадание пуль калибра 14,5 мм, а лобовые детали – попадание 30-миллиметровых снарядов.





Модификации

Вооружение машин «Страйкер» зависит от конкретной модели, его спектр достаточно разнообразен. Комплексы вооружения стоит рассматривать в свете имеющейся бронетехники семейства.



- M1126 ICV. Infantry Combat Vehicle – базовая машина-бронетранспортер. Перевозит экипаж из двух человек и имеет девять посадочных мест для десанта. В корме располагается откидывающаяся вниз аппарель для посадки и высадки. На легкой башне ICV может быть установлен крупнокалиберный пулемет M2HB или автоматический гранатомет Mk.19. Кроме того, имеются приспособления для установки пулемета винтовочного калибра, например, M240;




- M1127 RV. Reconnaissance Vehicle – бронированная разведывательная машина. Комплекс вооружения аналогичен базовому бронетранспортеру. При этом для передачи сведений о ходе разведывательного рейда M1127 имеет экипаж из трех человек (введен радист), а количество мест для десанта сокращено до четырех;



- M1128 MGS. Mobile Gun System – «Мобильная пушечная установка». Бронеплатформа с установленной на ней автоматической башней для 105-мм пушки M68A1. Нарезное орудие располагается в необитаемой башне относительно малого размера и оснащено автоматом заряжания. Основной боекомплект MGS, готовый к стрельбе, состоит из 18 снарядов. В боевом отделении может разместиться дополнительное количество боеприпасов, но в таком случае экипажу придется вручную загружать их в автомат заряжания. Вспомогательное оружие – спаренный с пушкой пулемет M2HB и дымовые гранатометы. Особый интерес представляет прицельный комплекс машины M1128. В распоряжении экипажа из трех человек имеются приборы ночного видения и всепогодные прицелы. Кроме того, все действия по управлению огнем осуществляются при помощи дистанционных систем, что повышает живучесть машины и экипажа. По своей огневой мощи M1128 MGS сравнима с танком M60 Patton;

Бронемашины Stryker. Планы и проблемы


- M1129 MC. Mortar Carrier – самоходный миномет. В десантном отделении установлены поворотное платформа и 120-мм миномет M6 (он же Soltam K6) израильской разработки. Тут же размещаются ящики с боезапасом. Экипаж машины M1129 MC состоит из пяти человек. При этом непосредственно с минометом работают только трое. При скорострельности до пяти выстрелов в минуту самоходный миномет M1129 MC способен поражать цели обычными минами на дальности до 7200 метров и активно-реактивными на дистанциях до 10,5 км.



- M1130 CV. Command Vehicle – командно-штабная машина. В десантном отделении размещена аппаратура связи и рабочие места командиров. Каждой роте полагается две КШМ M1130;



- M1131 FSV. Fire Support Vehicle – машина разведки и целеуказания. Отличается от базового бронетранспортера M1126 только наличием дополнительного оборудования связи, совместимого со всеми стандартами, применяемым в НАТО, а также набором аппаратуры для проведения визуальной разведки, в том числе и ночью;



- M1132 ESV. Engineer Squad Vehicle – инженерная машина. На шасси базового «Страйкера» установлено оборудование для установки и обезвреживания мин. Главное внешнее отличие от прочих машин семейства – бульдозерный отвал. При его помощи можно выкапывать мины или производить расчистку завалов;



- M1133 MEV. Medical Evacuation Vehicle – Санитарная эвакуационная машина. В задней части корпуса броневик оснащается специальным бронированным агрегатом прямоугольной формы. Внутри него размещаются места для раненых. Внутренние объемы санитарной M1133 позволяют разместить до двух медиков и до шести сидячих больных. При необходимости есть возможность перевозки двух лежачих раненых. Собственное оборудование машины позволяет оказывать первую помощь и проводит ряд реанимационных мероприятий. Комплект медицинской аппаратуры подбирался с таким расчетом, чтобы экипаж M1133 мог довезти до госпиталя бойцов даже с тяжелыми ранениями и травмами;



- M1134 ATGM. Anti-Tang Guilded Missile – противотанковая машина с управляемыми ракетами. В этом варианте на стандартное шасси устанавливается башня Emerson TUA с двумя пусковыми установками для ракет BGM-71 TOW поздних модификаций. Максимальный боекомплект машины AGTM достигает пятнадцати ракет;



- M1135 NBCRV. Nuclear, Biological, Chemical Reconnaissance Vehicle – машина радиационной, биологической и химической разведки. Машина лишена каких-либо систем вооружения, кроме личного оружия экипажа. Сам экипаж из четырех человек работает в полностью загерметизированном корпусе и располагает оборудованием, необходимым для определения признаков радиационного, химического или биологического заражения. Кроме того, NBCRV оснащается средствами связи для быстрой передачи данных о заражении.

Результаты эксплуатации

За счет использования наработок по предыдущему проекту LAV фирма General Dynamics Land Systems смогла быстро провести все конструкторские и испытательные работы. Уже осенью 2002 года первые бронемашины семейства Stryker были приняты на вооружение, а в ноябре того же года General Motors и General Dynamics Land Systems получили заказ на поставку 2131 единиц новой техники. Общая стоимость поставок превысила четыре миллиарда долларов. Первые экземпляры машин поступили в войска в самом начале следующего 2003 года. В количественном отношении заказ вооруженных сил был достаточно разнородным. Большая часть заказанных машин должна была быть построена в конфигурации бронетранспортеров. Вторые по количеству – командно-штабные машины. Самоходные минометы, разведывательные, САУ и противотанковые «Страйкеры» планировалось купить в заметно меньших количествах.

Всего через пару месяцев после начала поставок новой бронетехники США начали войну против Ирака. Уже после окончания основных боевых действий, в октябре 2003 года, началась переброска в Ирак подразделений, вооруженных бронемашинами Stryker. Первыми на Ближний Восток поехали бойцы и техника 3-й бригады (2-я пехотная дивизия) из Форт-Льюиса. Начиная с ноября того же года, они активно участвовали в поддержании порядка и патрулировании различных районов Ирака. Через год 3-ю бригаду сменила 1-я бригада 25-й дивизии. Далее смена «промежуточных» подразделений происходила регулярно, причем со временем срок службы сократили: вместо года солдаты стали находиться в Ираке вдвое меньше. К моменту прибытия 3-й бригады 2-й пехотной дивизии основная часть войны завершилась, а противники сил НАТО перешли к партизанской тактике. На этом этапе, ввиду его характерных признаков, проявился ряд недостатков конструкции и тактики применения «Страйкеров». Еще до конца работы 3-й бригады стали появляться негативные отзывы о новой технике. К концу 2004 года специальная комиссия Пентагона подготовила объемистый доклад о результатах применения бронетранспортеров и других машин семейства Stryker в условиях реальных боевых действий.





Этот доклад вызвал массу споров, едва не приведших к закрытию всей программы. Критике специалистов подверглись практически все элементы проекта, от двигателя до ремней безопасности. Силовая установка и ходовая часть «Страйкеров» была удобна и полностью пригодна для поездок по шоссе, однако при движении по бездорожью возникали большие проблемы. Из-за не совсем большой удельной мощности (порядка 18-20 л.с. на тонну веса) даже базовый БТР порой вяз в песке и требовал сторонней помощи. При определенных условиях приходилось «гонять» двигатель на максимальных режимах, что плохо сказывалось на его ресурсе. Кроме того, часто возникали проблемы с колесами и подвеской. Как оказалось, проделанное усиление амортизации и подвески было недостаточным. Ресурс подвески оказался заметно меньше расчетного. Еще одна неприятность с ходовой частью была вызвана сравнительно большой боевой массой. Из-за нее колеса, взятые с LAV, требовали регулярной и частой подкачки, что не совсем приемлемо для эксплуатации в боевых условиях. Наконец, были зафиксированы случаи, когда после пары дней активного использования машины в не самых сложных условиях возникала необходимость в замене шин. Все это послужило причиной для рекомендации усилить конструкцию ходовой части.

Вторая серьезная претензия касалась уровня защиты. Бронированный корпус «Страйкера» рассчитывался для защиты от пуль стрелкового оружия. При необходимости можно было использовать навесную броню. Однако в реальных условиях противник предпочитал обстреливать бронетранспортеры не из автоматов и пулеметов, а из противотанковых гранатометов. Несмотря на солидный возраст советских РПГ-7, они активно использовались иракскими вооруженными формированиями. Вполне очевидно, что даже дополнительные металло-керамические панели не обеспечивали защиту от таких угроз. Еще до окончания подготовки доклада несколько машин 3-й бригады были оборудованы противокумулятивными решетками. Решетчатые панели навешивались на крепления для брони MEXAS. При использовании решеток уровень защиты от кумулятивных боеприпасов ощутимо вырос, хотя они и не стали панацеей. Количество повреждений корпуса сократилось, однако полностью избавиться от них не удалось. Тем не менее, противокумулятивные решетки имели один неприятные побочный эффект – защитная конструкция получилась достаточно тяжелой, что ухудшало ходовые качества. То же самое в докладе говорилось и о дополнительных панелях MEXAS. Что касается V-образного противоминного днища, то к нему претензий почти не было. Оно хорошо справлялось со своими задачами и отводило в сторону взрывную волну. При этом отмечалось, что противоминная защита справляется только с теми взрывными устройствами, для которых она рассчитана: до десяти килограмм в тротиловом эквиваленте.

Другой вопрос безопасности был комплексным и касался сразу нескольких сторон конструкции. «Страйкеры» имели относительно высокий центр тяжести. При определенных условиях это могло привести к перевороту машины. Всего за годы эксплуатации бронетехники этого семейства было зафиксировано несколько десятков подобных случаев, как по причине взрыва под днищем или колесом, так и из-за сложных дорожных условий. В целом, повышенная вероятность падения на бок не была чем-то особо опасным, что требовало особого внимания, помимо соответствующих пунктов в руководстве по вождению машины. Однако за первые несколько месяцев использования БТР Stryker в Ираке при переворачивании техники погибло трое солдат. Причиной этих инцидентов признали неправильную конструкцию ремней безопасности экипажа и десанта. Как оказалось, они крепко удерживали человека только при небольших толчках. При серьезной перегрузке использованные ремни были бесполезны, что в итоге привело к человеческим жертвам.





Комплекс вооружений, в целом, особых претензий не вызвал. Единственное требование касалось добавления ограничителя для автоматического гранатомета. При определенном положении ствола случайный выстрел мог привести к попаданию гранаты в люк командира или механика-водителя. К счастью, таких инцидентов не было, но предосторожность с ограничителем посчитали важной и нужной. Что касается плохой точности и кучности гранатомета Mk.19 при стрельбе в движении, то они давно уже не являются новостью и в докладе были упомянуты лишь вскользь, как неизбежное зло. В состав оборудования «Страйкеров» входит несколько приборов ночного видения, в том числе и сопряженных с прицелом оружия. Однако эти приборы изначально выдавали черно-белую картинку. В ряде условий такое изображение бывает недостаточным для определения цели, в частности, во время проведения операций полицейского характера, когда, к примеру, требуется точное опознание транспортных средств, в том числе и по цвету. Комиссия Пентагона рекомендовала заменить приборы ночного видения на более удобные и эффективные.

После публикации доклада применение бронетранспортеров и других машин семейства Stryker было ограничено. После нескольких месяцев ожесточенных споров решели продолжить эксплуатацию этих машин, но в скорейшие сроки переоснастить имеющуюся технику в соответствии с результатами эксплуатации, а все новые машины сразу строить по обновленному проекту. К счастью для финансистов Пентагона, ко времени публикации доклада General Dynamics Land Systems и General Motors успели построить только небольшую часть от заказанных машин. В связи с этим последующие партии бронетранспортеров, самоходок и т.д. изготовлялись с учетом выявленных проблем. При этом значительных изменений не последовало. Бронемашины получили новую электронику, штатные противокумулятивные решетки и ряд других исправлений. В 2008 году Пентагон заказал еще 600 с лишним машин различной конфигурации. Они изначально строились по обновленному проекту.

«Врожденные» недостатки конструкции и оснащения, которые пришлось исправлять по ходу производства, привели к ощутимому удорожанию программы. В случае полного перевода промежуточных бригад и дивизий на машины Stryker общая стоимость заказов техники может перевалить через отметку в 15 миллиардов долларов. Первоначально на оснащение шести бригад и строительство сопутствующей инфраструктуры планировалось потратить около 12 миллиардов. Стоит отметить, что цифра в 15 миллиардов долларов пока вписывается в планы Пентагона и Конгресса: с самого начала программы IAV Stryker предусматривалось резервирование двух-трех миллиардов на случай непредвиденного увеличения расходов.





Перспективы проекта

Несмотря на значительные усилия, предпринятые для устранения выявленных недостатков, облик бронетехники семейства Stryker продолжает оставаться неоднозначным. С одной стороны, боевые качества машин заметно улучшились, но с другой, они стали дороже и менее удобны в перевозке. С последним вопросом дело обстоит следующим образом: характеристики основного американского военно-транспортного самолета C-130 позволяют перевозить большинство машин семейства «Страйкер». Кроме того, раньше в ряде случаев на борт самолета могут быть помещены и модули дополнительного бронирования. Таким образом, для перевозки подразделения требовалось столько же самолетов, сколько бронемашин в роте, батальоне и т.д. С добавлением штатных противокумулятивных решеток ситуация усложнилась. Габариты и вес этой защиты таковы, что список модификаций «Страйкера», которые можно перевозить со всей дополнительной защитой, сократился до пары машин. Таким образом, для переброски подразделения необходимо выделять дополнительные самолеты-транспортники для перевозки модулей брони и навесных решеток. Все это самым прямым образом влияет на стоимость эксплуатации бронетехники.

Дальнейшее совершенствование «Страйкера» идет в направлении улучшения электроники, обновления вооружения и установки новых средств защиты. В частности, планируется создать и запустить в серию модули динамической защиты, однако ввиду ряда особенностей конструкции это будет весьма не просто. В принципе, американцы могли бы попытаться сделать совершенно новую бронеплатформу. Однако все или почти все пути для такого «отступления» были перекрыты еще десять лет назад, когда Пентагон, не учтя возможные проблемы, заказал сразу более двух тысяч бронетранспортеров и других машин семейства. Как результат, очень много денег было потрачено на строительство не вполне готовых для войны машин, а создание новой техники и крупномасштабное ее производство будет стоить еще больше. Таким образом, американской армии остается только модернизация Stryker, по крайней мере, в ближайшие годы. Но с такими темпами улучшения «Страйкеров» необходимость в совершенно новой бронированной платформе может назреть гораздо раньше, чем планируется.

Одной из причин всех неудач программы IAV Stryker считается ошибочность самой концепции. Один из авторов идеи промежуточных бригад – генерал Эрик Шинсеки, в свое время возглавлявший штаб сухопутных войск США – планомерно продвигал свое предложение по быстрому созданию новой структуры и столь же быстрому ее оснащению техникой. Генерал Шинсеки неоднократно заявлял, что состояние армии лет пятнадцать назад не удовлетворяло требованиям времени. Танковые подразделения были слишком «неповоротливы», а мотопехота – слишком слаба в плане вооружения. Решением проблемы должно было стать новое семейство техники, объединяющее в себе мобильность легких бронемашин и огневую мощь тяжелых. Как видим, выбранный путь оказался не совсем правильным и сухопутные войска Соединенных Штатов получили боевые машины, не полностью подходящие для реальных боевых условий.


По материалам сайтов:
http://army-guide.com/
http://army.mil/
http://gdlscanada.com/
http://globalsecurity.org/
http://military-informer.narod.ru/
http://armytimes.com/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти