Зенитка - лучшее средство от плохого самочувствия в самолете

Зенитка - лучшее средство от плохого самочувствия в самолете


В то воскресное утро над островами, покрытыми тропической зеленью, простиралось ослепительно синее гавайское небо. Лишь несколько тучек настойчиво цеплялись за горные склоны. В другом полушарии Земли гремели бои, немцы рвались к Москве. В Вашингтоне японское посольство работало над расшифровкой одного секретного документа. Вся Ост-Индия ждала японского вторжения.


Неприступная база ВМС США, затерянная посреди океанских просторов, готовилась весело провести выходной. И какая разница, что там за отметки появились на экране радара. Рядовые Локкард и Эллиот выключили радиолокационную установку и поехали на завтрак.

Так началась война на Тихом океане. Немногие из нас представляют, что происходило в Юго-Восточной Азии между Перл-Харбором и Хиросимой. Наверняка, кто-нибудь вспомнит камикадзе. Но что за канал был Гуадал, смогут ответить лишь те, кто всерьез интересуется историей.
Действительно, с точки зрения истории морских сражений, Тихоокеанский ТВД представляет немалый интерес. Огромные эскадры дрались за клочки суши посреди просторов Великого океана. Мощные линкоры бороздили моря, и сотни самолетов устремлялись навстречу друг другу с палуб авианосцев.

Самолет мой гудит,
Тяжело моему самолету.
Скорей бы Перл-Харбор.


О линкорном погроме в Жемчужной бухте написаны целые библиотеки книг. Сегодня не юбилей, потому нет смысла повторять избитые истины и утомлять читателей известными фактами. Хотя…как и любое знаковое событие, Перл-Харбор содержит немало интересных моментов: например, в 9:30 утра, когда над разоренной базой еще кружили японские самолеты, в Гонолулу (столица Гавайев) уже продавалась газета с огромным заголовком: «Японские самолеты бомбят Перл-Харбор»!

В отличии от всесильных американских репортеров, американские военные показали свою полную некомпетентность: эскадра адмирала Драмеля, отправленная на поиски врага, была обнаружена самолетами авианосца «Энтерпрайз» и принята за японские корабли. Драмелю немедленно сообщили об обнаружении противника и он начал поиски в заданном квадрате…самого себя.
Особенно «отличились» зенитчики: следующей ночью над островом Форд была сбита группа американских истребителей. По всем кораблям был передан строжайший приказ: «Не стрелять! В воздухе свои», но стоило пилотам включить бортовые огни, как по ним ударили снизу из всех стволов. Моряки ликовали: наконец-то японцы получили по заслугам.

Собственно, поводом чтобы вспомнить давно минувшие события послужил случай – очередная серия военно-морского детектива про палубную авиацию. Для меня Перл-Харбор интересен, как очередной факт успешного применения авианосцев. На первый взгляд здесь нет ничего необычного - мало ли линейных кораблей потопили палубные самолеты! Ямато, Исэ, Мусаси… 20 фанерных «Суордфишей» разнесли в клочья военно-морскую базу Таранто, потопив три линкора (несмотря на то, что «Витторио» и «Дулио» были впоследствии подняты и восстановлены, есть все основания полагать, что их повреждения были смертельными, корабли затонули у берега). Единственная торпеда повредила рулевое управление «Бисмарка», не позволив немецкому монстру уйти от справедливого возмездия.

Что касается менее защищенных кораблей, там статистика еще более впечатляющая: итальянский крейсер «Пола», легкий крейсер «Кёнигсберг», японские крейсера «Микума», «Тёкай», «Судзуя», «Тикума»… Японские летчики за считанные минуты растерзали тяжелые британские крейсера «Дорсетшир» и «Корнуэлл». Как здесь не вспомнить погром на военно-морской базе острове Трук – американские летчики потопили 10 японских боевых кораблей и более 30 транспортов, беспомощных перед массированными атаками палубной авиации.

Парадоксально, но палубные самолеты регулярно топили … авианосцы. Справедливо заметить, это были одни из самых «трудных мишеней» – прорываясь сквозь воздушные патрули противника, самолеты часто несли катастрофические потери. Тяжелые авианосцы «Акаги», «Кага», «Дзуйкаку», «Лексингтон», «Хорнет», «Йорктаун» ; более легкие авианосные корабли «Принстон», «Гермес», «Сорю», «Сёхо»… Все они стали жертвами своих «коллег».

Все на взлет!

Возвращаясь к Перл-Харбору, чем все-таки интересна эта операция? Прежде всего – это тот редкий случай, когда авианосцы продемонстрировали свои предельные возможности. По статистике, во многих военно-морских сражениях палубной авиации редко удавалось совершить большое число вылетов – самолеты слишком быстро истребляли врага. Другой причиной стала тактика применения авианосных кораблей – их сводили в большие группы, под прикрытием многочисленного эскорта из линкоров, крейсеров и эсминцев (хотя еще неизвестно, кто кого прикрывал: палубная авиация не подпускала противника на близкое расстояние). 10 авианосцев – достаточное количество для прикрытия района высадки или массированных ударов по берегу, но явно избыточно для любого морского сражения. На перехват суперлинкора «Ямато» американские авианосцы отправили четверть своих самолетов. Но даже этого оказалось слишком много – крупнейший боевой корабль на планете затонул спустя два часа.


Японские авианосцы идут громить Перл-Харбор. На переднем плане - "Дзуйкаку", впереди ведет силуэт "Кага"

В Перл-Харборе все было иначе. У японцев было немнало сил, но и цель была велика - весь гарнизон острова Оаху: крупная военно-морская база, со своей инфраструктурой, аэродромы, нефтехранилища, сотни кораблей и самолетов. Адмирал Ямамото ожидал, что его соколы разрушат на острове все, при этом погибнет половина японских летчиков.

Главная надежда Японии – шесть авианосных кораблей:
- 2 тяжелых авианосца «Акаги» и «Кага» - бывшие линейные крейсера, заложенные в 1920-1921 гг., но достроенные, как авианосцы. Несмотря на огромное водоизмещение (40 тыс. тонн) корабли не отличались рациональной компоновкой и несли малую для своих размеров авиагруппу. В момент нападения на Перл-Харбор на борту «Акаги» находилось 64 истребителя, бомбардировщика и торпедоносца, «Кага» нес 72 самолета. Также, на каждом корабле хранился десяток резервных самолетов в разобранном виде, но, разумеется, они не принимали участие в атаке.
- 2 тяжелых авианосца «Дзуйкаку» и «Сёкаку». Два самых мощных корабля эскадры, чистокровные авианосцы, гордость Императорского флота Японии. На борту каждого по 72 крылатые машины.
- 2 авианосца «Сорю» и «Хирю». Несмотря на свои скромные размеры, оба корабля действовали наравне со «старшими». Авиагруппа каждого – 54 самолета.
Также, в составе ударной группы находились 2 линкора, 3 крейсера, 9 эсминцев и 8 танкеров (все-таки цель находилась в 4000 морских миль от побережья Японии).

Грозная, на первый взгляд, эскадра на самом деле не обладала явным количественным преимуществом – американцы имели на острове более 200 самолетов армейской авиации, без учета авиагрупп авианосцев «Лексингтон» и «Энтерпрайз», а также огромное количество кораблей и подводных лодок. Японская операция была чистой авантюрой – в случае преждевременного обнаружения все планы по атаке Перл-Харбора рушились, как карточный домик. А в более тяжелом случае, это могло повлечь гибель японской эскадры.

"Сорю" на 35 узлах

Но все произошло так, как и должно было произойти: авианосцы скрытно вышли в расчетную точку и первая волна - всего 183 самолета – устремились навстречу рассвету. Это были 49 торпедоносцев, 91 бомбардировщик и 43 истребителя «Зеро» (всего к атаке готовилось 189 самолетов, но шесть - по 2 каждого типа - не смогли взлететь по техническим причинам).
Для меня это самый любопытный момент всей истории: 6 авианосцев смогли поднять в воздух за короткое время 183 самолета! Каждый тяжелый авианосец отправил в бой 35-40 машин, легкие «Сорю» и «Хирю» - по 25 самолетов.

Через час – в 7.15 утра пошли на взлет самолеты второй волны – 167 машин, среди которых 132 бомбардировщика и 34 истребителя прикрытия. Рекордсменом оказался тяжелый авианосец «Дзуйкаку» - с него взлетело 44 самолета.
Удивительно, но всего за пару часов в воздух поднялись 350 палубных самолетов! Нужно заметить, что в атаку шли подготовленные машины, с полной боевой нагрузкой и полным запасом топлива. В качестве подарков американцам, японские самолеты везли 800-кг бронебойные бомбы, 457-мм авиационные торпеды и прочие громоздкие конструкции.

Ориентировочно в 10 утра на корабли стали возвращаться самолеты первой волны. Радостные пилоты делились яркими впечатлениями и наперебой рассказывали о своих «подвигах». Самураи, свойственной им заносчивостью, снова рвались в бой. По словам Мицуо Футиды, командира первой ударной волны, техники, несмотря на отсутствие каких-либо указаний, быстро подготовили самолеты к новому вылету. На острове осталось еще много целей. Все оживленно ждали приказа и были очень разочарованы, когда в час дня авианосцы развернулись и легли на обратный курс. Позже, адмирал Ямамото, находившийся в это время в Токио, неоднократно говорил, что это было большой ошибкой – следовало довести дело до конца.

В итоге, мы имеем красноречивый факт: авиакрыло каждого тяжелого авианосца выполнило в то утро по 70-80 самолетовылетов. И это был еще не предел – японцы имели возможность повторить налет. Очевидно, 150 самолетовылетов и есть то максимальное количество вылетов в день для авианосцев периода Второй мировой. Столько же самолето-вылетов могли обеспечить тяжелые авианосцы типа «Эссекс».

Конечно, можно возразить, что японцы, со свойственной им аккуратностью, тщательно готовились к этой операции и, наверняка, не раз отрабатывали массовый взлет самолетов и их координацию в полете. Но также нужно учесть, что новые «Эссексы» были крупнее и совершеннее японских кораблей: на их палубах имелось большее количество тягачей, подъемников, сама полетная палуба была просторнее, имелась более совершенная заправочная система, многоканальная связь и радары для контроля за воздушным пространством, а главное – они несли больше авиатехники.

Легенда о метких зенитчиках

Одной из ключевых историй войны на Тихом океане было противостояние кораблей и авиации. Хотелось бы добавить несколько слов по этой теме. В прошлых статьях, читатели неоднократно возмущались качеством японской зенитной артиллерии – несмотря на наличие сотен стволов зениток, тот же одиозный линкор «Ямато» с трудом сбил 5 самолетов за два часа непрерывного боя. Действительно, как показывает практика, эффективность зенитного огня зависела не столько от числа зениток, сколько от систем управления огнем.

Множество негативных отзывов получили японские зенитные 25-мм автоматы «тип 96». Буквально несколько фактов об этом оружии, чтобы развеять домыслы. «Тип 96» часто выполнялись в виде спаренной или строенной автоматической зенитной установки, при этом, в отличии от знаменитых «Эрликонов», они все имели электрические приводы наведения. Поражает, что каждую строенную установку обслуживало аж 9 человек: командир, по два заряжающих на каждый ствол и два наводчика (по азимуту и по высоте) – и после этого японцы жаловались, что не успевают поворачивать стволы орудий!

Тип 96,спаренный вариант. Хорошо видны магазины и устройство зенитки

На этом положительные факторы заканчиваются и начинается сплошной негатив: питание осуществлялось из 15-зарядных магазинов, что, как минимум вдвое ограничивало скорострельность (технический темп стрельбы каждого ствола – 200 выстр/мин.). Японцы отмечали такой невидимый невооруженным глазом недостаток, как значительная вибрация установки во время стрельбы, снаряд имел малую начальную скорость (хотя… 900 м/с – в сравнении с аналогами выглядит вполне приемлемо).

Конечно, это было весьма несовершенное оружие со множеством недостатков, но утверждать, что «трескотня» японских зениток была полностью бесполезна, было бы несправедливо. Яркий пример: 84% потерь советской авиации в Афганистане были совсем не от «Стингеров», а от огня ДШК и мелкокалиберной артиллерии. А ведь 25 мм японская зенитка – это не пулемет калибра 12,7 мм…

«Товарищ капитан, разрешите доложить!
Учебные стрельбы завершены, мишень не поражена, но сильно испугана»


Ну вот, теперь мы знакомы с японской ситуацией, и сделали вывод, что японская система ПВО оставляла желать лучшего. Теперь давайте посмотрим, как обстояли дела с противовоздушной обороной на кораблях ВМС США, и насколько это помогло американцам. Встречается мнение, что если бы подобные системы ПВО стояли на японских кораблях – ухх, самураи бы задали жару самолетам янки!
По факту, в то время американцам удалось создать одну из самых совершенных корабельных систем ПВО, которая основывалась на трех «китах»: артиллерийской установке Mark-12 калибра 127 мм, системе управления огнем (СУО) Mark-37 и снарядах с радиовзрывателями.

Универсальная установка Mark-12 была принята на вооружение в 1934 г. и ничего особенного из себя не представляла – обычная пятидюймовка. Баллистические характеритсики пушки восторгов не вызвали, единственное положительное качество – скорострельность 15 выстр./мин, отмечены случаи, когда опытные расчеты делали по 22 выстрела за минуту – очень много для орудия такого калибра. Но главный фокус был не в этом… Все орудия Mark-12, установленные на американских кораблях, централизованно наводились на цель, получая данные от радаров системы управления огнем Mark-37 – передовой комплекс по меркам того времени.

Директор системы управления огнем Mark-37

И последнее ноу-хау – радиовзрыватель. На разработку этого радиоэлектронного девайса было потрачено сотни миллионов долларов! Идея проста: миниатюрный приемопередатчик, установленный внутри снаряда, излучает в пространство радиоволны высокой частоты и при получении сильного отраженного сигнала мгновенно срабатывает триггер – цель уничтожена. Основная проблема заключалась в создании миниатюрных радиоламп, способных выдерживать нагрузки при выстреле из ствола орудия.

Ввиду столь грандиозных работ по созданию эффективной системы ПВО, американские зенитчики тратили всего две-три сотни снарядов с радиовзрывателями на один сбитый японский самолет. Шокирует? А обычных снарядов требовалось около 1000! И это самая совершенная корабельная система ПВО тех лет! С радарами и баллистическими вычислителями!

Обычно в качестве «рекорда» приводят достижение линкора «Саут Дакота» 26 октября 1942 г. – в том бою линкор сбил 26 из 50 японских самолетов, атаковавших соединение. Феноменальный результат – обычно самолеты безнаказанно топят корабли! При внимательном рассмотрении оказывается, что 26 сбитых самолетов – это результаты работы зенитчиков всего американского соединения, включая авианосец «Энтерпрайз» и дюжину эсминцев ( и на каждом – зловещая СУО Mark-37 !). Кроме того, одно упоминание об авианосце вызывает недоверие к официальным данным – в воздухе наверняка находились воздушные патрули, внесшие свой посильный вклад в эти «26 сбитых линкором самолетов». В дальнейшем американцам ни разу не удалось повторить рекорд, показателен также другой случай: зенитная артиллерия линкора «Миссури» не смогла отразить атаку двух камикадзе в 1945 г. – один самолет прорвался через стену зенитного огня и разрушился при ударе о корпус линкора.

Подвиг лидера Ташкент

Вспомните картину Айвазовского «Бриг «Меркурий» атакован двумя турецкими кораблями»? Русский «Меркурий» тогда расстрелял обоих. 27 июня 1942 г. морская удача посетила лидер Черноморского флота «Ташкент» - несмотря на многочасовые атаки немецкой авиации и 332 сброшенные авиабомбы, корабль все-таки остался на плаву, при этом ухитрился сбить 4 из 96 атаковавших его «Юнкерсов». В «Ташкент» попала всего одна бомба и та не взорвалась! Это на самом деле редкий, удивительный, невероятный случай – обычно эскадры кораблей тонут уже через нескольких минут после начала налета. А здесь – один-единственный эсминец-переросток, лишенный всякого бронирования, выдержал все атаки, и, жестко огрызаясь, вышел из боя победителем.

Что помогло советским морякам? Случай, только случай. И еще благоприятное сочетание различных обстоятельств. Во-первых, высокая скорость – даже перегруженный, «Ташкент» развивал 33 узла (60 км/ч!). Во-вторых, скромные размеры – длина 140 м, ширина – 14 м. Для сравнения, габариты линкора «Ямато» больше в 2 раза – трудно промахнуться по такой громадине! Некоторое преимущество дала неудачная тактика немцев – «Юнкерсы» атаковали отдельными парами. А главное – четкие и слаженные действия его команды – даже с поврежденным рулевым управлением «Ташкент» продолжал уклоняться от летящей с неба смерти, выписывая на воде невиданные зигзаги.

Наконец, неожиданно эффективным оказалось ПВО корабля: одна спаренная 76 мм зенитная установка, шесть 37 мм скорострельных зениток, шесть крупнокалиберных пулеметов – на японских эсминцах к концу войны стояли десятки подобных систем, но авиация уничтожала их, как консервные банки. А тут случилось невероятное.

И все-таки чудес не бывает – корпус «Ташкента» от многочисленных близких взрывов потерял герметичность. Эсминцы Черноморского флота нашли корабль в тяжелом состоянии – лишенный хода, наполовину затопленный, с разбитыми механизмами, но с бесстрашным экипажем, который продолжал бороться за жизнь своего корабля, «Ташкент» не смел, не имел никакого права затонуть – на его борту все еще находились 2000 мирных жителей, эвакуированных из Севастополя. А из погребов лидера странным образом исчез зенитный боезапас –краснофлотцы расстреляли все, вплоть до последнего патрона.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти