Сколько колоний у США?

Планета застыла в томительном ожидании. Все обращают свои взоры в сторону Соединенных Штатов Америки, ожидая, кто же займет кресло в Белом Доме. Хотя, даже не совсем так… По большому счету, планете абсолютно наплевать, кто станет новым американским президентом, но не наплевать на то, какую этот человек будет продвигать внешнюю политику. Есть еще в этом мире наивные люди, полагающие, что от смены президентов США внешняя политика этого государства каким-то образом меняется... Однако все события, которые произошли со времени окончания Второй мировой войны, говорят о том, что курс у Соединенных Штатов, как и у любого государства, ассоциирующего себя с империей, один – достичь тотального мирового господства, используя все имеющиеся ресурсы. Любой человек может подвергнуть эти слова критике и сравнить с бредом записного американофоба, но в словах нет никакой предвзятости, для осознания чего достаточно взглянуть на карту мира. Есть ли на ней регионы, в которых не наследили или не пытались наследить наши «партнеры»? Можно долго искать…

На сегодняшний день нужно признаться себе в том, что политическая карта мира не отвечает реалиям. Под политической картой мира понимается документ, который показывает границы независимых государств. Согласно энциклопедическим данным, на сегодняшний день в мире насчитывает 194 независимых государства и около 20 территориальных единиц с неустоявшимся политическим статусом. Но это – данные, скажем так, из разряда де-юре. Де-факто, после окончания Второй мировой мир приобрел новую форму колониального мирового устройства, при которой реально независимых государств на плане осталось столько, что их можно было пересчитать по пальцам одной руки.


То, что называлось двуполярным миром, на самом деле представляло собой мир, фактически поделенный между двумя метрополиями – США и СССР. Политические полюсы конфликтовали друг с другом, однако сама устойчивость мира при этом оставалась незыблемой. Наличие ядерного оружия и здравого смысла не давало возможности одному из полюсов решить вопрос с помощью открытого военного удара по своему противнику. Исходя из этого, противостояние было подковёрным, и иногда проявлялось на «третьих» территориях, которые по стечению обстоятельств оказывались либо вне действия силы полюсов (Афганистан), либо были разделены между этими полюсами (Вьетнам, Корея).

Но время шло. Картина менялась. Противостояние переходило в новые фазы, и год 1991-й просигнализировал миру о том, что двуполярный мир приказал долго жить. Полюс остался одним единственным, что фактически противоречило законам матушки-природы. Еще со школьной скамьи мы знаем о том, что в природе не существует магнитов, имеющих только один полюс. Но если уж в физике встречаются странные исключения из законов, то в мире политическом о законах говорить вообще не приходится: каждый старается выбраться на поверхность, расталкивая локтями своих ближайших конкурентов.

Вот и получилось, что колониальная стадия послевоенного мира, начиная с 1991 года, стала проявляться все в большей степени. Государства, которые грели себя мыслью о том, что оказались безмерно независимыми, стали присягать на верность Вашингтону, говоря о том, насколько близки демократические идеалы их правителям и народам. Как во время монголо-татарского ига на Руси князья были вынуждены получать от ордынских ханов ярлык, который являлся своеобразным разрешением на княжение, так и лидеры новоиспеченных «независимых» государств должны были отправляться в Вашингтон, чтобы там их похлопали по плечу и высказали свои «одобрямсы» новой политикой. При этом чем больше президенты, премьеры и прочие псевдолидеры высказывали слов о том, что они окончательно и бесповоротно порвали с коммунистическим прошлым, тем многословнее была похвала в их адрес, и тем больше обещания дружбы и опеки они получали от метрополии.

По такому принципу «на княжение» восходили лидеры всех без исключения бывших стран соцлагеря, объему иллюзии которых о свободе и суверенитете не было предела. В Соединенных Штатах, очевидно, упивались своей победой, едва успевая расставлять галочки в списке новых колоний, которыми теперь можно было управлять через своих ставленников и пользоваться новыми и новыми ресурсами.

Но, как и в случае с любой империей, у которой нет равных по силе оппонентов, с Соединенными Штатами произошла следующая история. В этом стране стали заигрываться в тотальную власть над миром. Это похоже на то, как ребенок, который слишком долго играл в солдатики, неожиданно для себя решил перенести свои подвиги и в реальный мир.

Жажда обладания новыми и новыми колониями поглотила умы американских руководителей и тех сил, которые за ними стоят. Игра пошла по тому пути, когда эти люди сами себя начали убеждать, что именно так и нужно было поступать. Американские лидеры на 100% уверены, что если они вводят войска в Ирак, Афганистан и далее – везде, то этим они помогают народам этих стран. Они совершенно забывают о том, что это лишь очередное проявление колонизаторской активности, которая, судя по всему, превращается в болезнь.

Такую ситуацию можно назвать хроническим синдромом американских политических элит. Синдром легко диагностируется, но вот вылечить его, к большому сожалению, в мире пока не способна ни одна политическая сила. Этот странный синдром, как и любое хроническое заболевание, проявляется в строго определенные периоды времени: в промежутках между президентскими выборами, которые носят название 4-летних президентских сроков. Симптомы проявляются в течение этих лет, но затем угасают в ходе гонки кандидатов. Кандидаты даже могут представать этакими пацифистами, которые готовы предложить миру самостоятельное развитие, но потом хворь берет своё, и высказанные слова растворяются в воздухе, и новые американские базы вырастают как грибы после дождя.

Если говорить начистоту, то сегодняшний мир – это большая политическая и экономическая американская колония, части которой в той или иной степени зависимы от метрополии. И если горькая правда лучше сладкой лжи, то придется быть до конца честными с самим собой: к великому сожалению, и мы пока ходим в статусе части большой колонии. Нет – конечно, наши руководители давно не выпрашивают ярлыки, но в то же время имеет место быть тотальная экономическая зависимость. При всем уважении к развитости нашей финансовой системы пока всё выглядит примерно так: нью-йоркский банкир громко чихнул – банкирам нашего «посола» нужно срочно сказать «Будьте здоровы!», иначе, не дай Бог, Большой Брат обидится, и накликает беду на российский рубль…

Готовы ли мы и дальше ходить под плотной опекой «сверху»? Если да, то внешне всё будет выглядеть очень даже пристойно – вроде как большое демократическое братство с истинно демократическими ценностями. Нам и флаг, и герб, и гимн оставят – пользуйтесь, но только на заднем фоне о звездной полосатости не забывайте… И как только допускаем любой шаг вне границы этого братства нам всегда будут давать по голове. Воспротивились порывам наведения «конституционного порядка» в Грузии в 2008-м – получите информационную войну и большое планетарное «ф-ф-ф-у!» Захотели предотвратить вторжение в Сирию – ловите новый информационный удар с упором на то, что это «грязные антидемократические» поползновения от «недалекой» России. Решили заговорить о Евразийском союзе – стоп-стоп-стоп! Какой еще союз, Большой Брат против наших союзов с кем бы то ни было, кроме колониального союза с самим собой.

В общем, было у нас уже как-то иго – захаживали «господа» на определенное время. Да на реке Угре, как известно, всё закончилось… Так, может быть, стоит напомнить новой и единственной метрополии об истории империй, а то в тамошних учебниках ее явно неполно освещают…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

74 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти