Израиль и иранский ядерный вопрос: пауза или отступление?

В конце сентября на Генассамблее ООН в Нью-Йорке израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в очередной раз продемонстрировал публике свою стратегию «красных линий». Он объяснил мировому сообществу, а в основном, конечно, администрации Обамы, где находится та страшная линия, по пересечении каковой Ираном международное сообщество должно будет «жёстко прореагировать».

«Линия должна проходить здесь», — заявил он, проведя красным маркером полоску на плакате с изображением взрывающейся бомбы.



«Здесь» — это у метки 90-процентного завершения Ираном работ по созданию ядерного оружия.



Нетаньяху обстоятельно подготовился к тому выступлению. Он почитал аналитику, поискал статьи в Интернете — и в Нью-Йорке поделился находками со слушателями:

«К следующему лету при нынешней степени обогащения (урана) Иран достигнет среднего уровня обогащения. А потом всего потребуется всего несколько месяцев или недель, чтобы Иран получил достаточно урана для первой бомбы».


Единственный мирный способ для предотвращения получения Ираном бомбы — это и есть соблюдение красной линии, считает Нетаньяху.

Как представляется, в переводе с дипломатического языка это значит: к миру ведёт лишь одна дорога — военные угрозы. Тот, у кого есть ядерное оружие, говорит на языке угроз с тем, у кого пока ещё нет ядерного оружия. И после таких резких предупреждений предполагаемый создатель ядерного оружия должен немедленно отказаться от любых своих атомных поползновений и выступить за безъядерный мир во всём мире. Немножко односторонняя позиция, как кажется, — но когда дипломаты, тем паче столь высокого ранга и столь большого опыта, как господин Нетаньяху, думали о второй стороне? Да и не к лицу государственному деятелю думать о благе того, кого он считает противником. Если только, считая его противником, он и впрямь заботится о благе родной страны… А то ведь как знать — а вдруг товарищ Ахмадинежад из Ирана, как о том давно твердят американские, да и британские, спецслужбы, вовсе не собирается делать атомную бомбу? Тогда забота Нетаньяху о благе родины может родине лишь навредить…

На той же Генассамблее ООН выяснилось, что Белый дом не только не настроен начинать какие-то военные действия против Ирана, но вообще относится к «ядерной проблеме» так, будто её практически не существует.

Представители Белого дома, Госдепартамента и Пентагона, вслед за Нетаньяху выступившие в Нью-Йорке, заявили о необходимости дать шанс международной дипломатии, а идею «дедлайнов и красных линий» отвергли. Договорились до того, что израильского премьера заставили публично отвергать обвинения во вмешательстве в избирательную кампанию в США.

В итоге агрессивные намерения израильского премьера, какими бы миролюбивыми целями он не прикрывался и какие бы наглядные плакаты с бомбами не выставлял близ трибуны ООН, оставили Нетаньяху в одиночестве. Да что Америка? Ведь и в самом Израиле, как давно известно, многие политики и военные не поддерживают идеи бомбежёк иранских ядерных объектов, в особенности без участия в операции США (таково, к примеру, мнение президента Израиля Шимона Переса).

На днях господин Нетаньяху подтвердил свою позицию в иранском вопросе. Причём премьер нашёл и новые доводы.

Давая интервью французскому журналу «Пари матч», он заявил, что удар Израиля по Ирану отвечает интересам арабских стран. Нетаньяху сказал:

«Спустя пять минут после удара, вопреки мнениям скептиков, регион вздохнёт с облегчением». И добавил: «Иран отнюдь не пользуется популярностью в арабском мире, и некоторые правительства в странах региона, а также местные жители поняли, что вооружённый ядерным оружием Иран будет представлять опасность не только для Израиля, но и для арабов».



Премьер-министру, конечно, виднее, но пока в реальности существует тройственный союз Ирана, Ирака и Сирии. И с экономической блокадой Ирана и Сирии при недовольстве Америкой независимой политикой аль-Малики в Ираке (ходят слухи, что его уже собираются «заменить»), этот союз будет только крепнуть. Таким образом, имея в виду «арабов», господин Нетаньяху вещает, вероятно, о Катаре с Саудовской Аравии. Может быть, ещё об Иордании в придачу. Но сейчас в регионе создаётся коалиция, к которой зовёт арабов ОАЭ — для противостояния исламистским опасным тенденциям (особенно деятельности «Братьев»), и до медицинской ядерной программы Ирана никому дела нет. К тому же влияние США, которые, как подозревают многие, всё же поддержат своего местного союзника, т. е. Израиль, в регионе упало.

Сама же Америка в очередной раз на днях принялась отговаривать Израиль лезть в Иран.

Военное командование США не просто предупредило израильских коллег, но разъяснило, что любые действия против Ирана могут серьёзно ограничить способность американских сил в регионе вести собственные операции по противодействию иранской ядерной программе.

Ведь военно-морские, военно-воздушные и наземные силы США зависимы от правителей государств Персидского залива. Судите сами: база ВМФ США расположена в Бахрейне, а основные базы ВВС — в Катаре, Кувейте, Бахрейне, ОАЭ и Омане. Военное руководство США вряд ли сможет полностью рассчитывать на эти базы, если Израиль начнёт действовать первым. И правда: кто знает, каков будет ответ? Одно ясно точно: он будет быстрым. Скорее даже, аятоллы Ирана нанесут удар на упреждение, так называемый «превентивный», о котором бывало не раз заявлено.

Что касается ограниченного удара по объектам Ирана, то такового недостаточно: он не уничтожит программу, а лишь разозлит Тегеран.

«Удар может создать серьёзные проблемы для стран Залива в политической области. Риск региональной войны для них слишком велик», — считает сотрудник Международного института стратегических исследований в Бахрейне Эмиль Хокайем.


Таким образом, в регионе вовсе не поддерживают Израиль. Скорее, наоборот.

И если господин Нетаньяху, премьер-министр, продолжает носиться со своими «красными линиями» и неубедительной риторикой, то министр обороны Израиля Эхуд Барак, который всецело разделял прежде идеи премьера, похоже, стал в последнее время сдаваться.

30 октября он был проинтервьюирован популярной британской газетой «Дейли телеграф» и прямо сообщил, что Иран, дескать, отступил от своих ядерных амбиций. Правда, временно. Оговорка эта, вероятно, понадобилась товарищу Бараку для того, чтобы смягчить горечь осознания от того, что Тель-Авив таки остался без вашингтонской поддержки. Конечно, есть надежда на Митта Ромни — ведь знаменитый канадский медиум недавно предсказал, что президентом станет он, — но инаугурация произойдёт лишь 20 января. Не поэтому ли и зашла речь о «временно»?

Глава израильского военного ведомства сказал в интервью британской газете, что санкции и дипломатические усилия вряд ли приведут к разрешению противостояния, и добавил, что поэтому Израиль (конечно, вместе с его долгожданными союзниками), вероятно, придёт к необходимости принимать решение о военном ударе по ядерным объектам Ирана, но «в следующем году».

Эхуд Барак отметил, что в августе Тегеран отправил 38% запасов урана, обогащённого до 20%, из общего имеющегося у него количества в 189 кг, на переработку в топливо для исследовательского реактора. И это иранское решение «позволяет рассматривать откладывание критического момента на период от 8 до 10 месяцев». По его словам, если бы подобное решение не было принято, эскалация могла бы произойти в период до президентских выборов в США.

Тут журналисты попросили объяснения происходящему. С чего это вдруг упрямый Ахмадинежад отступил? Как-то не похоже на него.

Министр обороны Израиля подготовил на сей счёт аж три объяснения.

«Первое — широкое обсуждение возможной израильской или американской операции удержало их (Тегеран) от попытки приблизиться (к созданию ядерного оружия). Это также, наверное, мог быть целенаправленный дипломатический манёвр, который они предприняли во избежание кульминации этой проблемы до выборов в США, чтобы просто выиграть время. Это мог также быть способ донести до МАГАТЭ, что, мол, «мы соблюдаем свои обязательства». Может быть, это комбинация всех трёх элементов».


Ага, первой причиной явилось, конечно же, «широкое обсуждение». Барак, очевидно, считает, что он и Нетаньяху здорово напугали Ахмадинежада «красными линиями».

Чтобы не походить на того, кто затеял отступление от военных планов, Эхуд Барак заявил, что «иранцы решительно настроены превратиться в военную ядерную державу». Только теперь это произойдёт, вероятно, «следующей весной или в начале лета следующего года».

Министр обороны Израиля также указал:

«Честно говоря, исходя из моего длительного опыта на Ближнем Востоке, я крайне скептически отношусь к вероятности, что (санкции) заставят аятолл собраться вместе на каком-либо этапе в обозримом будущем и принять решение об отказе от своего намерения идти по стопам Пакистана и Северной Кореи и превратиться в военную ядерную державу».


Короче говоря, министр обороны Израиля дал Америке последний шанс исправиться. А пока — подождём результатов выборов. Как говорили раньше в рекламе: «Сделай пазу, скушай «Твикс».

А пока «Твикс» запивается чаем, к власти в США может прийти мистер Ромни. А этот воинственный человек в конце октября дал понять всем на свете, что никакие последствия войны с Ираном его не пугают и напугать не могут. Он смело заявил на дебатах:

«Если я стану президентом США, то поддержу Израиль. Если Израиль будет атакован, мы его защитим. Не только дипломатическими мерами, но и военной силой. Во-вторых, конечно же, не может быть и речи о том, чтобы Иран был ядерным государством. Это неприемлемо для Америки. Я бы также сделал так, чтобы Ахмадинежад был осужден согласно конвенции ООН о геноциде. Я бы его обвинил в этом».


И кто только внушил этому любителю военных игрушек, что кем-то планируется атака на Израиль?

Что касается Ирана, то ни от чего там Ахмадинежад не собирается и не собирался отказываться. Мало того, своей программой — впрочем, мирной, — президент Ирана даже бравирует.

На прошлой неделе Иран официально признал (впервые признал), что сейчас находится на завершающей стадии установки центрифуг на подземном объекте Фордо. Эту информацию, ранее мелькнувшую в прессе, подтвердил сам глава иранского атомного агентства Ферейдун Аббаси-Давани.

«Иран завершает начатый ядерный проект, невзирая на спекуляции и негативные сообщения западных СМИ», — сообщил товарищ Аббаси-Давани по окончании заседания правительства.

Иран завершил установку последних 640 урановых центрифуг на подземном заводе в Фордо, построенном внутри горы. Всего их там 2.800, но работать они пока не начали.

Наконец, надо сказать и о том, что за отношения сейчас у Израиля и США.

Профессор университета Бар-Илан Эйтан Гильбоа, считает, что союз США и Израиля выгоден всем. Он верит в это так же твёрдо, как Нетаньяху верит в то, что атака Ирана на руку всем арабским государствам.

Давая интервью корреспонденту «Голоса России», профессор сказал:

«Соединённые Штаты являются важнейшим партнёром Израиля как в военном, так и дипломатическом плане. У двух стран очень тесные интересы во всём, что касается устранения общих внешних угроз, таких как ядерный Иран. Отсюда и столь пристальное внимание в Израиле к выборам американского президента».


Конечно, пристальное. Нетаньяху и Барак ждут не дождутся, когда на трон в Белом доме сядет Митт Ромни. Впрочем, там не трон; в США есть ещё Конгресс. Можно ещё сказать про «мировую закулису», но уже надоело.

Профессор несколько в обиде на Обаму: ведь тот ни разу не побывал в Иерусалиме. Короче говоря, Обама отодвинул Израиль куда-то — не то на второй план, не то даже на третий.

Ну да, то ли дело Ромни, который не только слетал в Иерусалим, но и назвал его столицей Израиля. Вот это дело.

Но профессор — человек умный. Сославшись на неких аналитиков, он заявил, что в случае переизбрания мы увидим у руля Америки нового Обаму. Это будет умудрённый предыдущим сроком президент, который «кардинальным образом пересмотрит свою внешнюю политику».

Впрочем, профессор тут же добавил, что большинство израильтян надеется на победу Ромни.

О чём же тут речь? Всё понятно. Обама, снова став президентом, вдруг проявит себя как клон предвыборного Ромни. И вот тогда-то сбудутся все агрессивные надежды и военные чаяния господина Нетаньяху и заодно Эйтана Гильбоа.

Но как-то сомнительно, чтобы товарищ Обама — если его выберет американский народ, — вдруг начал реализовывать предвыборную программу мистера Ромни.

К тому же на выборах 2008 года из 4 миллионов американских евреев, имеющих право голоса, 78% проголосовало за Барака Обаму. Последние опросы показывают, что и сегодня евреи Америки останутся верны демократам.

Неплохо было бы, чтобы в мире стало немножко больше мира и немножко меньше войны. Это, так сказать, программа-минимум.

Пока же и Израиль, и США готовятся к возможной войне.

Сейчас идут крупнейшие в истории двустороннего военного сотрудничества Вашингтона и Тель-Авива трёхнедельные учения сил ПРО и ПВО под названием «Суровый вызов — 2012». Утверждается, что эти учения не связаны с иранской ядерной проблемой. Командующий американским контингентом генерал-лейтенант ВВС США Крейг Франклин говорит:

«Всё в этих учениях подчинено совершенствованию совместных американо-израильских возможностей. Это командная армейская работа. Она не связана ни с выборами, ни с напряжённостью на Ближнем Востоке. Мы военные профессионалы, которые вместе тренируются для решения оборонительных задач».


В дополнение к израильской обороне американцы привезли систему ультрасовременных радаров GCS и систему «Patriot».

Манёвры проходят в секретном режиме. Как отмечают израильские СМИ, учения обойдутся американской стороне в 30 миллионов, а израильтянам — в 8 миллионов долларов.

Параллельно по всему Израилю идут учения службы тыла. По сценарию, в Израиле произошло землетрясение. Аналитики не допускают двусмысленных толкований причин этого самого «землетрясения». Речь ведётся о возможных ударах со стороны Ирана и ливанской «Хизбаллы».

Джон Рэй, аналитик «NBC News», сообщает, что в учениях задействовано около 3500 американских военнослужащих и ещё около 1000 военнослужащих Израиля.

«Нравится нам это или нет, — пишет журналист, — но эти учения проходят в разгар двух избирательных кампаний и, безусловно, в то время, когда в действиях в отношении Ирана наступило подозрительное затишье».


Мартин Демпси, начальник командования Объединённых штабов, правда, заметил, что военные бы не хотели, чтобы Америка рассматривалась как «соучастник» израильской атаки. Да и вторая сторона, то есть Израиль, тоже выразила бурное несогласие с подобной оценкой учений.

Но аналитик полагает, что затяжного конфликта с Ираном ни США, ни Израилю не избежать.

Для Нетаньяху, который стоит перед выборами, выгодны эти учения, поскольку они подчёркивают, что да, США до сих пор израильский союзник. Этим Нетаньяху может успокоить своих избирателей.

Бараку Обаме это тоже на руку, потому что опровергает некоторые слишком пылкие заявления Митта Ромни, говорившего ранее, что предотвращение иранской угрозы для Израиля есть американский «священный долг».

Таким образом, как бы ни хотели журналисты «сенсации», но игра сейчас идёт вокруг выборов, а вовсе не вокруг иранской «ядерной проблемы». Кандидаты делают заявления, избиратели мотают на ус, социологи проводят опросы и рисуют рейтинги, Ахмадинежад рапортует об успехах мирного иранского атома. Всё идёт своим чередом.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти