Военное обозрение

Тяжелое поражение казаков Острянина и Гуни в Жовнинской битве и у Старца

4
Тяжелое поражение казаков Острянина и Гуни в Жовнинской битве и у Старца
Юзеф Брандт. «Запорожцы»



Ординация Войска Запорожского


После подавления восстания Павлюка (Поражение войска Павлюка в Кумейковской битве), польские власти и магнаты устроили очередную волну террора на Малой Руси. А сейм утвердил документ, который вошёл в историю казачества как одна из самых чёрных её страниц. Это так называемая «Ординация Войска Запорожского реестрового, состоящего на службе Речи Посполитой».

Король Владислав IV отмечал, что для подавления казацкого своеволия пришлось двинуть войска Речи Посполитой и вести войну. Победив казаков,

«мы отнимаем на вечные времена все их древние юрисдикции, прерогативы, доходы и прочие блага, которыми они пользовались за услуги, оказанные нашим предкам, и которых они лишаются вследствие своего бунта».

Подтверждался реестр в 6 тыс. казаков, прочие казаки обращались в хлопов (крепостные крестьяне). Отменялась выборность гетманов и полковников, теперь король назначал комиссара, полковников и даже есаулов из представителей благонадежной шляхты.

Войско Запорожское не мог возглавлять казак по происхождению. Сотники и атаманы назначались из числа представителей казаков, которые имели заслуги перед Польшей. Полковники со своими полками по очереди несли сторожевую службу на Запорожье против крымских татар и должны были мешать сборищам нереестровых казаков на островах и речках, не давать им устраивать морские набеги на Крым и Турцию.

Ни один казак под страхом смертной казни не мог покинуть Запорожье без паспорта, выданного комиссаром. Мещанам запрещалось записываться в казаки. Казаки должны были селиться только в Черкассах, Чигирине, Корсуне и других пограничных городах, не имея права перемещаться в другие города.

Для подавления возможных казацких мятежей при комиссаре и полковниках формировали гвардию из наемников, которые имели большее жалованье, чем реестровцы. Также заново отстраивалась крепость в Кодаке, чтобы контролировать Днепр, мешая казакам выходить в море и вести другую «незаконную» деятельность. Гарнизон крепости увеличивался до 700 солдат.

Нереестровое казачество вообще не признавалось, оно было вне закона.

Таким образом, это был приговор казацкому сословию, приговор вольности и Малой Руси, которая оставалась без военной касты.

В феврале в Чигирине собралась реестровая старшина. Казаки послали в Варшаву послов, просили оставить их привилегии и вольности. Казацкое посольство не добилось успеха, и на все дальнейшие просьбы был получен категорический отказ.

Восстание Искры


Тем временем Запорожская Сечь снова бурлила. В низовье собирали казаков выжившие соратники Павлюка – Карп Скидан, Дмитрий Гуня и Яков Искра по прозвищу Острянин.

В Малороссию прибыли польские комиссары, готовые огнем и мечом подавить любое своеволие. Польские солдаты вовсю бесчинствовали, всюду, где они проходили, возникали виселицы с трупами и колья с насаженными на них головами. Православные церкви подвергались поруганию. Люди бежали в Запорожье и в Русское царство.

Ротмистр Мелецкий с отрядом прибыл в Запорожье и потребовал выдачи Острянина, Скидана и других зачинщиков восстания. Казаки ответили письмом «неутешительного содержания». Часть реестровцев перешла на сторону запорожцев. Польский отряд был разбит. Мелецкий направил полковнику Станиславу Потоцкому (брату польского гетмана) рапорт, в котором отмечалось:

«Казаков трудно использовать против их народа – это всё равно, что волком пахать землю».

Весной 1638 года гетман Искра выступил с войском, чтобы для

«освобождения православного народа от ярма порабощения и мучительства тиранского ляховского и для отмщения починённых обид, разорений и мучительных ругательств... всему поспольству рода Русского, по обеим сторонам Днепра мешкаючого»,

и призвал народ к восстанию.

Людей призывали тайно готовиться к приходу повстанцев и остерегаться «отродков и отщепенцев наших», из-за личного благополучия предающих интересы народа. Листовки с универсалом-призывом разошлись по всей Малой Руси. Их разносили старики-бандуристы, их ученики и монахи.

Запорожцы шли тремя отрядами. Острянин шёл по Левобережью Днепра и занял Кременчуг, Хорол и Омельник, затем Голтву, и там закрепился. К казакам присоединилось много мещан и крестьян. Запорожская флотилия, которую возглавлял Гуня, поднялась по Днепру и перехватила переправы в Кременчуге, Максимовке, Бужине и Чигирине. Скидан со своим отрядом пошёл по Правобережью на Чигирин.


Битвы под Голтвой, Лубнами и Слепородами


Запорожцы сначала планировали разгромить войска подольского воеводы Станислава Потоцкого на Левобережье. Однако Потоцкого не удалось застать врасплох, он собрал войско, подтянул реестровцев полковника Караимовича. Войска Потоцкого вышли к Голтве, где укрепились восставшие.

25 апреля (5 мая) 1638 года реестровцы Караимовича, подкреплённые двумя полками наемной пехоты, попытались взять городской замок, который был на другой стороне реки. Однако войска Потоцкого были встречены сильным огнем и понесли большие потери. Сам Караимович был ранен.

Польский отряд попытался вернуться на левый берег. Но повстанцы уже заняли переправу. Вражеский отряд бежал и был почти целиком уничтожен.

По свидетельству современника,

«тех де немец и листровых казаков запорозские черкасы побили всех наголову, только ушло немец в ляцской табур 18 человек».

На следующий день основные силы Потоцкого пошли на штурм лагеря повстанцев, но успеха не добились и понесли заметные потери. Запорожцы сами пошли в обход противника и контратаковали. Потоцкий отступил в Лубны и послал к коронному гетману за помощью в Бар. Также на помощь должны были прийти отряды польного гетмана коронного Николая Потоцкого и крупнейшего левобережного магната князя Иеремия (Ярема) Вишневецкого.

Острянин начал наступление с целью разгрома Потоцкого до подхода польских подкреплений. Его войско выросло до 12 тыс. человек. У Потоцкого было около 6 тыс. солдат.

6 мая под Лубнами состоялся ожесточенный бой.

«Поле, – пишет современник событий, католический священник Окольский, – уже обильно оросилось кровью, время перешло далеко за полдень, уже миновала вечерня, а битва все еще продолжается, оставаясь нерешенною».

К вечеру полякам пришлось отступить. Поляки и реестровцы уходили через мост, который вёл к Лубнам. Переправа рухнула, многие погибли. Потоцкий заперся в Лубнах.

Битва не стала решающей. Обе стороны понесли большие потери, но полной победы казаки не добились. Поэтому Острянин увёл войска к Миргороду, где пополнил войско, получил запас провианта и пороха. Узнав о приближении войск Н. Потоцкого и князя Вишневецкого, казаки покинули Миргород и пошли через Лукомль к Слепороду.

Когда Искра подходил к Слепороду, на него обрушились войска С. Потоцкого и Вишневецкого. Упорный бой длился целый день. Ночью запорожцы отошли к Лукомлю, а оттуда вдоль Сулы к её устью на Жовнин. Там восставшие разбили хорошо укреплённый стан.

Жовнинская битва и осада у Старца


В начале июня 1638 года войска Потоцкого и Вишневецкого атаковали лагерь Искры. Они смогли в нескольких местах прорвать оборону казаков и захватили несколько пушек. Не надеясь на успешный исход битвы, Остянин с частью казаков и их семьями форсировал Сулу, и ушёл в пределы Русского царства. Казаки поселились в Чугуевском городке, где восстановили крепость.

Оставшиеся казаки избрали гетманом Гуню и продолжили борьбу. Они смогли отбить атаки поляков. Построили новые укрепления. Узнав, что на помощь полякам идут войска гетмана Н. Потоцкого, казаки форсировал Сулу и ушли к урочищу Старец, ближе к Днепру. Построили новый хорошо укрепленный лагерь. Началась длительная осада русского лагеря.

Зная стойкость запорожцев в обороне, гетман Потоцкий решил истощить их силы в осаде. Одновременно польские карательные отряды «зачищали» русские земли, истребляя беззащитное население. Запорожский гетман требовал от поляков прекратить истребление мирного населения.

«Уж пусть бы, – писал он Потоцкому, – вы вели войну с нами, с войском Запорожским… лишь бы оставили в покое бедных и невинных и угнетенных людей, которых голоса и безвинно пролитая кровь взывают к богу об отмщении».

Казаки сделали несколько попыток прорыва, но их атаки отбили. На помощь Гуне попытался прорваться отряд Скидана, но не смог пробиться. Сам Скидан был ранен, попал в плен и казнен.

Лишь в конце июля, когда кончилось продовольствие и боеприпасы, казаки под давлением части реестровой старшины, примкнувшей к восстанию, пошли на переговоры и сложили оружие. Гуня и полковник Филоненко, понимая, что их ждёт жестокая казнь, с частью запорожцев смогли прорваться в Запорожье, а затем в пределы России. В 1640 году он возглавил морской поход донцов и запорожцев против османов.

Над сдавшимися в плен казаками Потоцкий учинил кровавую расправу, когда они малыми группами стали расходиться по домам. Казачий флот сожгли. Жалобы реестровых казаков в Варшаве не приняли.

В конце августа 1638 года Потоцкий в Киеве на раде реестровых казаков провозгласил «Ординацию». На Южной Руси начался жесточайший террор. Паны истребляли любой «дух недовольства» у русских людей. С этого времени в залитой кровью Малой Руси вплоть до 1648 года установились 10 лет «золотого покоя».


Крупный польский магнат, государственный и военный деятель Николай Потоцкий по прозванию Медвежья Лапа (1595–1651)
Автор:
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
4 комментария
Объявление

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, регулярно дополнительные сведения о спецоперации на Украине, большое количество информации, видеоролики, то что не попадает на сайт: https://t.me/topwar_official

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Старый электрик
    Старый электрик 22 декабря 2022 11:35
    +4
    Из статьи в статью Самсонов пытается сделать казаков символом борьбы за «русский мир». Как конкретно казаки «боролись» против поляков, рассказывает русский летописец:
    Беспрестанно ездя по городам из подмосковных таборов, казаки грабят, разбивают и невинную кровь христианскую проливают; боярынь и простых жен и девиц насилуют, церкви Божьи разоряют, святые иконы обдирают и ругаются над ними так, что и писать о том страшно. А когда Ивашка Заруцкий с товарищами взяли Новодевичий монастырь, они также разорили церковь и ободрали образа, и таких черниц, как бывшую королеву Ливонскую, дочь Владимира Андреевича, и Ольгу, дочь царя Бориса, на которых прежде и глядеть не смели, ограбили донага, а иных бедных черниц грабили и насиловали, а как пошли из монастыря, то его выжгли. Они считаются христианами, а сами хуже жи[евреев]
    .
    В действительности казаков интересовали исключительно шкурные интересы. Ради этих шкурных интересов они были готовы служить крымскому хану, турецкому султану, польскому королю, русскому царю, чёрту, дьяволу, лишь бы иметь с этого навар. Любопытно, что, начиная с 19 века, началась героизация казачества. Столь нагло врать, как в настоящее время, историкам при царе батюшке было стыдно. Поэтому они поделили казаков на литовских или украинских и запорожских. Когда казаки гадили России и русским их называли литовскими или украинскими. Ну а когда в редких случаях они выступали на стороне России, тех же самых казаков с гордостью называли запорожскими. Осмелюсь напомнить, чем закончилась история Запорожской Сечи.
    По приказу Петра I 11 мая 1709 года Сечь была взята войсками Меншикова, сожжена и полностью разрушена. Отмечу, что первый штурм запорожцы сумели отбить, при этом русские потеряли до трёхсот солдат и офицеров. Запорожцам даже удалось захватить какое-то количество пленных, которых они
    срамно и тирански
    убили. Совсем как на современной Украине – фамильная черта характера.
    Царь Пётр I вплоть до его смерти не разрешал восстанавливать Сечь, хотя такие попытки были. На территории, подконтрольной Османской империи, казаки попытались основать Каменскую Сечь (1709−1711 годы).
    Однако в 1711 году русские войска и полки гетмана И. Скоропадского напали на крепость и разрушили её. После этого была основана Алешковская Сечь (1711−1734 годы) на этот раз под протекторатом крымского хана, но и она просуществовала недолго. И т.д., и т.п.
    Запорожское, пардон литовское казачество изначально было создано как инструмент войны с Россией. Оно было организовано королём Сигизмундом на Украине и стало известно истории около 1517 года. Непосредственным организатором литовского казачества был православный Евстафий Дашкович, житель Волыни. О нем нужно сказать особо. Карамзин характеризует его так:
    имея воинские достоинства, смелость, мужество, Дашкович прославился в истории днепровских казаков, заслужив имя их Ромула

    Посмотрим, чем же прославился, сей достойный муж.
    Впервые он упоминается как литовский, т.е. польский воевода во время русско-литовской войны 1501-1503 годов, вызванной гонениями в Литве на православную веру.
    После заключения перемирия с Литвой в 1503 году, уже будучи знатным королевским чиновником, Евстафий Дашкович бежал из Польши в Москву с великим богатством и многими дворянами. Польский король Александр, настаивая на условиях заключённого перемирия, потребовал его выдачи. Великий князь московский Иван III (правил с 1462 по 1505 год) ответил, что грамотою определено выдавать татей, беглецов, холопей, должников и злодеев, а Дашкович был у короля воеводою, не уличён ни в каком преступлении и добровольно вошёл к нам в службу, как-то и в старину делалось невозбранно. Беглец же, коего милостиво принял Иоанн и который служил несколько лет сначала ему, а затем его сыну Василию III (правил с 1505 по 1533 год), в конце концов, в благодарность за всё ушел в Польшу к Сигизмунду. За сей подвиг, он получил от короля во владение Канев и Черкассы.
    В 1515 сын Менгли-Гирея, Магмет, узнав о крупной победе литовского войска над русскими в Оршанской (Днепровской) битве 1514 года, решил воспользоваться случаем, чтобы опустошить южные владения российские. Дашкович вместе с киевским воеводою, Андреем Немировичем, присоединился к толпам Магмет-Гиреевым, думая взять Чернигов, Новгород Северский, Стародуб, где не было ни князей, ни московской рати. Неприятели сверх многочисленной конницы имели тяжёлый снаряд огнестрельный. Но воеводы северские отстояли города: ибо Магмет-Гирей боялся тратить людей на приступах; не слушался литовских предводителей и закончил свой поход бегством.
    Вскоре после этого польский король Сигизмунд I принял казаков под своё покровительство. Для привлечения казачества на свою сторону, Сигизмунд дал им много земель по берегам Днепра и даровал многие гражданские вольности. Взамен Сигизмунд поставил казаков под начало Евстафия Дашковича, которому дал титул атамана литовских казаков. Дашкович образовал, устроил лёгкое ополчение, избрал вождей, ввёл строгую подчиненность, дал каждому казаку меч и ружье (принцип, просуществовавший до 20 века: сабля, конь и ружье), наладил разведку и связь. Атаманов назначал король. До воссоединения Украины и России практически все казачьи атаманы и гетманы были польскими или литовскими дворянами.
    В 1519 году сын Магмет-Гирея калга (татарский воевода) Богатырь, вступив в Литву, огнем и мечом опустошил Сигизмундовы владения едва не до самого Кракова. Он на голову разбил гетмана Константина Острожского. Только в плен было уведено 60 тыс. жителей, а убито ещё более. Калга Богатырь безнаказанно возвратился назад с торжеством победителя. Если рассмотреть географическое положение Крыма и Кракова, то станет очевидно, что в своём абсолютном большинстве плененные и убитые жители были украинцами, а разорённые населённые пункты украинскими местечками. Имя атамана Дашковича и его храбрых казаков в этом набеге не упоминается вовсе, т.е. они ни как ему не препятствовали, не смотря на стратегическую выгодность своего положения. С точки зрения защиты единоверцев и единоплеменников — это прямая измена. Но Сигизмунд не ставил это в вину Дашковичу - казаки создавались не для этого. С такой же храбростью действовали казаки под командой Дашковича и при набегах Сайдет-Гирея на Литву в 1527-1529 годах. В набегах страдали все те же беззащитные украинцы, а казаки отсиживались в своих норах. Ну а где отличились казаки?
    В 1521 году крымский хан Магмет-Гирей вооружил всех крымцев, объединил ногайцев, соединился с днепровскими казаками во главе с атаманом литовским Евстафием Дашковым, и пошёл набегом на Москву. Навстречу ему от берегов Волги двинулся Саип-Гирей Казанский. Объединившись под Коломной, они учинили на Руси разорение, знакомое нам по временам Батыя и Тохтомыша. Предав огню селения от Нижнего Новгорода и Воронежа до берегов Москвы-реки, они пленили несметное число жителей, многих знатных жён и девиц, бросая грудных младенцев на землю. Невольников продавали толпами в Кафе (бывшей генуэзской крепости в Крыму вблизи от нынешней Феодосии, с 1475 года принадлежавшей Турции) и Астрахани. Слабых и престарелых морили голодом, дети крымцев учились на них искусству пыток и убийства. Советником Магмета-Гирея в этом походе был атаман литовский Евстафий Дашкович - большой знаток России. Немного погодя, после восстания ногайцев, убивших Магмет-Гирея, Евстафий Дашков «со товарищи», бывший до того его союзником и советником, сжёг укрепления Очакова и все истребил, что мог в Тавриде. Как говорится не по злобе - просто момент подвернулся удачный. За всю историю днепровского казачества это был их самый удачный набег на Крымское ханство.
    В 1535 году Сигизмунд I готовил свои войска к походу на Смоленск, русские, соответственно, собирали силы для отражения этой агрессии. А в это время князь Булгак (вельможа Саип-Гирея - крымского хана) и, разумеется, днепровские казаки, во главе с атаманом литовским Дашковичем разорили оставшуюся без русских войск Севскую область.
    Немного погодя военные действия между Литвой и Россией на длительное время прекратились и дальнейшие следы Дашковича теряются в истории. Вот такой истинный «лыцарь» был первый атаман литовских казаков Евстафий Дашкович и так запорожская казачья республика начала борьбу против польско-литовско-украинских феодалов и турецко-татарской агрессии.
    1. неприкаянный
      неприкаянный 22 декабря 2022 13:53
      +4
      Как были жлобами , так и остались, будут любую задницу лизать лишь бы деньги получить, как и сейчас за англомириканский кошт своих же мучают и убивают, чума на их головы...
    2. п-к
      п-к 22 декабря 2022 20:48
      0
      Замечательный комментарий! Показана вся сущность украинского казачества.
  2. неприкаянный
    неприкаянный 22 декабря 2022 16:12
    0
    Была поговорка: С Дона выдачи нет", но тем не менее Степу Разина взяли свои казаки и сдали Москве, где его и реально казнили, даже его деньги не помогли, вывод: надо было оставаться за кордоном...