Советский проект танка без башни и без имени

В истории отечественного танкостроения было множество оригинальных идей. Часть из них нашла воплощение в полноценных проектах, дошедших до крупномасштабного серийного производства, а некоторые так и остались на уровне первоначальной задумки. При этом некоторые технические предложения, примененные советскими конструкторами и военными, не нашли применения в зарубежных конструкциях. Точно так же ряд зарубежных наработок не заинтересовал наших инженеров и танкистов. Один из примеров последнего стал достоянием общественности совсем недавно. Информационное агентство «Вестник Мордовии» несколько дней назад опубликовало небольшую заметку о неком неизвестном техническом предложении, которое теоретически могло изменить облик всех последующих танков Советского Союза и России.

К сожалению, об этом предложении-проекте, названном в статье «рубочным танком», известно крайне мало. Фактически, вся информация о нем ограничивается несколькими строчками текста (притом самого общего характера) и всего одним рисунком с аксонометрическим изображением гипотетического танка. Кроме того, нет никакой информации об авторах технического предложения. По этим причинам большая часть сведений, которая может быть восстановлена по рисунку и прочим данным, скорее всего, будет иметь к действительному облику предложения достаточно опосредованное отношение. Но все же рассмотрим все имеющиеся данные и попробуем понять, что представлял собой этот самый «рубочный танк» и почему он так и остался на рисунке.


История «рубочного танка», скорее всего, началась в конце шестидесятых годов прошлого века, когда советские военные и танкостроители узнали о шведском танке Strv.103. Главной особенностью этого зарубежного проекта было размещение оружия. 105-миллиметровая нарезная пушка с длиной ствола в 62 калибра жестко крепилась к корпусу танка. Наведение производилось поворотом (в горизонтальной плоскости) и наклоном (в вертикальной) корпуса. Для вертикального наклона всей конструкции танк имел специально сконструированную подвеску. Вероятно, советских командиров заинтересовала подобная схема и они затребовали от инженеров рассмотреть ее на предмет эффективности и перспектив. Однако возможны и другие предпосылки к появлению проекта «рубочного танка»: советские военные и танкостроители вполне могли независимо от шведов прийти к идее безбашенного танка с мощным вооружением.

Вне зависимости от «происхождения», советский вариант танка с рубкой вместо башни получился как похожим, так и отличающимся от шведского Strv.103. Главным общим моментом является примерная компоновка. В передней части «рубочного танка» предполагалось разместить двигатель, трансмиссию и отделение управления. Судя по рисунку, двигатель должен был располагаться справа от оси машины. Агрегаты трансмиссии передавали крутящий момент на ведущие колеса, расположенные в передней части корпуса. Для советской тяжелой бронетехники того времени это было необычным решением. Скорее всего, компоновка с передним боковым моторно-трансмиссионным отделением также должна была поспособствовать повышению уровня защиты. Во всяком случае, в современных проектах с передним расположением МТО обычно предусматривается достаточно мощное бронирование лобовой проекции. Вполне возможно, что «рубочный танк», имея боевую массу порядка сорока тонн, мог бы выдерживать попадания кумулятивных и подкалиберных снарядов. Однако такие подробности проекта нам не известны.

Советский проект танка без башни и без имениИз единственного рисунка следует, что ходовая часть «рубочного танка» имела в своем составе четыре опорных катка на борт, ведущее и направляющее колеса. Стоит отметить, что малое количество опорных катков самым прямым образом сказывается на площади опорной поверхности и, как следствие, на удельном давлении машины на грунт. Поскольку нет каких-либо точных данных относительно геометрических размерах гусеничного движителя, четыре опорных катка на борт могут быть признаны временным решением либо предварительным вариантом компоновки ходовой части нового танка. В этом контексте полезно будет вспомнить про степень проработки «рубочного танка»: фактически рисунок представляет собой одну из ранних задумок.

Судя по всему, экипаж нового танка должен был состоять из трех человек, о чем говорят люки в крыше корпуса. Два из них находятся в левой его части (механика-водителя и, возможно, командира), третий (наводчика или командира) – в правой, между МТО и боевым отделением. Из такого расположения рабочих мест экипажа следует, что новый танк предполагалось оснащать необитаемым боевым отделением с соответствующей автоматикой. По данным «Вестника Мордовии», проект «рубочного танка» подразумевал наличие автомата заряжания на, как минимум, 40 снарядов. Главным вооружением бронемашины должна была стать танковая длинноствольная пушка калибра 130 миллиметров. По состоянию на конец шестидесятых годов мощности такого орудия было бы достаточно для поражения почти всех танков мира.

Интересна система наведения пушки. Подобно самоходным артиллерийским установкам, в горизонтальной плоскости орудие должно было наводиться за счет поворота всей машины. Возможно, планировалась тонкая наводка при помощи систем подвески орудия. В отличие от шведского Strv.103, советский «рубочный танк» имел более простую систему вертикального наведения, среди прочего позволявшую увеличить углы возвышения и снижения. Для подъема или опускания ствола советские конструкторы предложили не сложную систему подвески, но простую и привычную качающуюся подвеску орудия, как на других пушечных бронемашинах. Имеются сведения о жесткой связи пушки и автомата заряжания. Такой подход в теории позволяет увеличить максимальный темп стрельбы за счет отсутствия необходимости в переводе ствола в горизонтальное положение после каждого выстрела. Связанный с пушкой автомат заряжания и его контейнер для боезапаса, качаясь вместе с ней, немного усложняют конструкцию, но упрощают процесс досылания снаряда и гильзы.

В целом, «рубочный танк» внешне больше похож на самоходную артустановку, приспособленную для борьбы с подвижными бронированными целями. Тем не менее, этот проект даже на уровне названия именовался танком. Попробуем разобраться, почему советский «рубочный танк» не только не был воплощен в металле, но и не дошел до стадии полноценного проекта. Начнем с преимуществ. У безбашенной компоновки танка есть только три заметных преимущества. Это малая высота конструкции и, как следствие, меньшая вероятность поражения противником; возможность установки серьезной защиты лобовой плоскости и определенные перспективы по улучшению вооружения: для стационарной рубки мощность пушки не так критична, как для поворотных механизмов башни. Что касается отрицательных черт конструкции «рубочного танка», то здесь на первом месте находится экономическая эффективность. Запуск производства столь новой и смелой для нашей танковой промышленности продукции обошелся бы в очень и очень круглую сумму. Более того, из-за основных особенностей эксплуатации «рубочного танка» пришлось бы значительно корректировать все нормативы и документы, регламентирующие боевое использование бронетанковой техники. Поломка какого-либо из агрегатов необитаемого боевого отделения могла привести к полной потере боеспособности. Наконец, «самоходочное» наведение очень сильно бьет по скорости разворота орудия и по боевому потенциалу. Для бронемашины, которая в основном ведет огонь прямой наводкой, такая черта вооружения была бы критичной. Очевидно, все эти минусы были признаны слишком серьезными, чтобы закрыть на них глаза и делать ставку на имеющиеся плюсы. В результате, как все знают, и через несколько десятилетий наши танковые войска располагают исключительно башенными танками, а проект «рубочного танка» так и остался на бумаге в виде первоначальных технических набросков.


По материалам сайтов:
http://vestnik-rm.ru/
http://otvaga2004.ru/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти