Министр и его армия: приоритетные задачи Минобороны и Генштаба ВС России

Итак, верхушка Министерства обороны Российской Федерации претерпела кардинальные изменения. Пост главы оборонного ведомства занял бывший губернатор Московской области Сергей Шойгу. По его представлению начальником Генерального штаба был назначен генерал-полковник Валерий Герасимов, занимавший должность заместителя НГШ ВС РФ. Кроме того, заместителями министра обороны стали Аркадий Бахин (до этого - командующий Западным Военным округом) и Олег Остапенко (бывший командующий Военно-космическими силами России).

При этом генералы Герасимов и Бахин являются еще и боевыми генералами, которые в свое время успели, что называется, понюхать пороха.


Аркадий Бахин во время Первой чеченской кампании выполнял задачи в должности командира 74 мотострелковой бригады. Получил ранение во время штурма Грозного. Во время Второй чеченской участвовал в формировании и командовал 42-й мотострелковой дивизией.

Валерий Герасимов тоже далеко не «свадебный» генерал. В свое время он командовал 58-й армией на территории Северо-Кавказского военного округа, и он не понаслышке знает о том, что такое проведение боевых операций в ходе масштабных военных кампаний.

Очевидно, что в руководство Министерством после людей, которые откровенно выполняли роль менеджеров, достигающих чисто экономических целей, приходят люди, которые непосредственно связаны не только с теорией военного дела и управления, но и с очевидной практикой. Перед новым руководством МО РФ стоят весьма непростые задачи, одна из которых представляет собой необходимость, скажем так, большей консолидации военно-технических и кадровых потенциалов страны. Ведь нельзя назвать секретом то, что за последние годы в ходе реформирования Российской армии, произошла очевидная разбалансировка между отдельными элементами Вооруженных Сил, авиации и флота. Складывалось ощущение, что высшее командование жило по одним законам, а сама армия оставалось то ли брошенной, то ли выступающей в роли некоторой разрозненной подопытной массы, над которой проводились бесконечные эксперименты. Причем эксперимент над армией не был точечным, он представлял собой тотальную лабораторию, в которой все кипело, горело, источая порой далеко не самые приятные запахи.

И ведь нельзя говорить, что такая разбалансировка произошла исключительно в годы нахождения на своем посту министра Анатолия Сердюкова. Такая «армейская лаборатория», которая приводила к снижению боеспособности армейских подразделений России, начала формироваться сразу же после развала Советского Союза. Министры и начальники Генштаба менялись, но это не приводило ни к повышению престижа армейской службы, ни к моральному удовлетворению от состояния российской оборонной системы.

В последние годы «лаборатория» начала эксперименты по деятельности в плане Гособоронзаказа. Причем эти эксперименты у многих вызывали откровенное недоумение. 2011 и 2012 годы продемонстрировали, что Министерство обороны либо не справляется с возложенными на него обязанностями по координации мероприятий в рамках ГОЗ, либо старается переложить ответственность на другие ведомства и структуры сознательно. В итоге сложилась ситуация, когда российская оборонная промышленность, если и получала заказы, то сразу же после подписания контрактов проследить за 100%-ным выполнением плана по их реализации было практически невозможно. Вместо того чтобы проводить жесткий мониторинг выполнения условий контракта по Гособоронзаказу, в оборонном ведомстве нередко заявляли, что лучше бы от услуг российских предприятий, производящих военную технику и вооружения, в определенной мере отказаться, и переориентироваться на закупки готовой техники за рубежом. Пусть, мол, даже эта техника в чем-то уступает российским образцам, но зато нам ее преподнесут на блюдечке…Такие заявления вызывали бурю отрицательных эмоций не только среди военнослужащих, но и среди других неравнодушных к ходу реформирования армии россиян. Однако часто высказывания о необходимости вернуться к поддержке российского производителя в плане ГОЗ переиначивались либо как непонимание коррупционной составляющей, либо как откровенная поддержка коррупционных схем. В итоге, Министерство само погорело на неисчислимой череде коррупционных скандалов, обнажив весьма нелицеприятные стороны своей работы.

Новая верхушка Министерства обороны, очевидно, находится в ситуации, при которой нужно не просто разгрести завалы предыдущих руководителей, но и не забыть непосредственно о войсках – раз; об отстаивании российских интересов в плане большой геополитики – два; ну, и повышении, собственно говоря, престижа и боеспособности армии России – три.

В связи с тем, что в последнее время в качестве одного из приоритетных регионов для отстаивания интересов России все активнее проявляется Арктика, перед Министерством стоит задача, в том числе, и проведения активной политики в плане увеличения численности личного состава в арктических и субарктических регионах страны. В частности, депутат Госдумы, представляющий фракцию КПРФ, Владимир Комоедов (председатель Комитета по обороне) напрямую говорит о том, что Генеральному штабу уже в ближайшее время придется переодеваться в полушубки и валенки, чтобы заниматься эффективной подготовкой российских войск в Арктике. Эти слова не лишены логики по той причине, что сегодня Россия ведет самую настоящую международную битву за признание своей собственностью огромного участка шельфа в Северном Ледовитом океане.

Можно говорить, что арктическое усиление боеспособности – это частный случай, но именно из таких частных случаев и складывается общий оборонный потенциал страны, который позволит отстаивать свои интересы в независимости от международной политической конъюнктуры.

Безусловно, другой важной составляющей деятельности нового руководства Министерства обороны во главе с Сергеем Шойгу является повышение привлекательности военной службы. Как мы все знаем, привлекательность для молодых людей службы в МЧС была и остается достаточно высокой, а потому можно надеяться на то, что Сергей Кужугетович найдет средства и методы для улучшения микроклимата именно в самих войсках, которые и должны решать непосредственные задачи по улучшению обороноспособности России. Ведь можно много говорить о необходимости укрепления рубежей, закупках новых систем вооружений, но при этом нельзя забывать, что именно моральный дух армии есть основа ее эффективности. Можно переодеть всех в новую форму, присвоить очередное звание и повысить уровень денежного довольствия, однако далеко не всегда это будет способствовать стимуляции формирования позитивного морального облика армии. Именно поэтому задача нового министра и его непосредственных подчиненных, которые отлично знакомы с воинскими традициями, есть в первую очередь обеспечение возрождения таких понятий как «почетная обязанность», «офицерская честь», «боевое братство». Пусть кому-то эти термины покажутся заезженными и излишне пафосными, но от этого своей актуальности они не теряют и позволяют дать армии новый импульс для развития.

Одной из приоритетных задач военного ведомства является и усиление роли разведки, совершенствование ее методов и модернизация средств. Если сегодня обходить эту тему стороной, то по меткому выражению одного небезызвестного политика, в лучшем случае армия будет «бить по хвостам». Другими словами, мы будем реагировать на то, что уже произошло, и не всегда будем иметь возможность предотвратить негативное развитие событий. Развитие средств и методов разведки позволит опережать потенциальных противников и переводить ситуацию в благоприятное для страны русло. Быть на шаг впереди своих оппонентов в оценке стратегической обстановки – это огромная фора, которая явно играет на повышение обороноспособности страны.

Безусловно, одной из сфер развития систем разведки является военно-космическая отрасль. Получается, что среди замов Сергея Шойгу совершенно не зря оказался человек, которые командовал Военно-космическими войсками – Олег Остапенко. Это назначение говорит о том, что современная армия должна опираться не только на, если можно так выразиться, оборонную классику, но и на применение новых технологий при реализации боевых задач. Эффект от космического наблюдения за определенным регионом позволяет вести эффективную координацию действий армейских соединений, частей и подразделений на земле (в воздухе и на море).

В общем, задач и планов у Минобороны и Генштаба – громадьё. Главное, не начинать рубить с плеча и в то же время окончательно не увязнуть в реформенном болоте, оставленном от предыдущих руководителей главного военного ведомства.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти