"Булава" доказывает, что российский ОПК скорее жив, чем мертв

Конец минувшей недели ознаменовался беспрецедентными пусками сразу четырех отечественных стратегических ракет. Сначала с архангельского полигона Плесецк в сторону полуострова Камчатка была запущена ракета РС-12М «Тополь», или SS-25 Sickle («Серп») по западной классификации, простоявшая на боевом дежурстве двадцать с лишним лет.

"Булава" доказывает, что российский ОПК скорее жив, чем мертв


После нее с атомной подводной лодки проекта 667БДР из глубины Охотского моря ушла в сторону полигона Чижа на полуострове Канин Нос другая морская стратегическая ракета Р-29Р (РСМ-50), или SS-N-18 Stingray («Электрический скат»), с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. И вскоре навстречу «Скату» с атомного подводного крейсера проекта 667БДРМ, но уже из-под воды Белого моря на полигон Кура полуострова Камчатка была запущена другая стратегическая ракета – Р-29РМУ2 «Синева», или SS-N-23 Skiff, тоже способная нести разделяющиеся головные части индивидуального наведения. А завершился этот «ракетный фейерверк» пятничным испытательным пуском с подводного крейсера «Дмитрий Донской», тоже с акватории Белого моря и тоже на полуостров Камчатка, 14-й по счету «Булавы», Р-30 или SS-N-30.


Все пуски признаны успешными. И если от первых трех ракет никто не ожидал другого результата, то попадание головных частей многострадальной «Булавы» в цель, второй успех за нынешний год при семи неудачах в прошлые испытания, можно признать знаковым. И хотя даже две ласточки не делают весны, если переделать народную поговорку, и предстоит еще один пуск в этом году с борта «родного» для Р-30 крейсера «Юрий Долгорукий», а в будущем году, как сообщил вице-премьер Сергей Иванов, еще 5–6 пусков, прежде чем ее примут на вооружение, последние результаты испытаний «Булавы» все-таки требуют определенных осмыслений и выводов.

Первый из них. Он в том, что конструкция «Булавы», кто бы и что бы по этому поводу ни говорил, получилась достаточно приемлемой. И коллектив Московского института теплотехники (МИТ) вместе со своим генеральным конструктором Юрием Соломоновым, которым в конце минувшего столетия правительством поручено было ее разработать, с поставленной задачей справились. 50% более или менее успешных пусков из четырнадцати проведенных это доказывают. Если половина ракет долетела до цели, значит, с конструкцией все в порядке. Если другая половина не долетела, и каждый раз по разным причинам, то конструкция тут ни при чем. МИТ все-таки сумел решить все свои проблемы, несмотря ни на что – на утерянные за годы развала отечественного ОПК технологии, отсутствие необходимых материалов (в том числе и беленой целлюлозы, которую выпускал, а затем прекратил выпускать Байкальский ЦБК, графитового волокна, который выпускал Тверской химкомбинат и другие композиты) и резкое снижение качества работ на предприятиях, поставляющих комплектующие третьего, четвертого и пятого уровней…

И второе, что немаловажно. История с «Булавой» продемонстрировала полный провал реформы службы военных представителей, затеянный в Министерстве обороны два года назад. Попытки сократить ее чуть ли не под ноль. Оказалось, что даже наши отечественные высококвалифицированные специалисты – сборщики, монтажники и настройщики такой высокотехнологичной продукции, как стратегические ракеты – не могут работать без придирчиво-въедливого и принципиального контроля со стороны военной приемки. Причем на всех этапах, на входе и выходе продукции. И только после того, как контроль за действиями сборщиков ракеты на каждом этапе работ стал тотальным (говорят, над каждым рабочим местом повесили даже видеокамеры, которые пошагово снимали весь процесс сборки, а затем военпреды тщательно анализировали его), брак и халтура стали слегка отступать.

Правда, тут надо сделать оговорку. Они, как видим, отступили в процессе производства последних двух-трех ракет, к которым было предъявлено повышенное внимание. Как будет идти серия, а для каждого подводного крейсера проекта 955/955А и 955В класса «Борей» потребуется 12, 16, 20 ракет, можно будет судить только по прошествии нескольких лет и определенного количества уже не испытательных, а учебно-боевых пусков.

Тем не менее уже сегодня, после 14-го пуска, можно сделать осторожный предварительный вывод – «Булава» состоялась. Конечно, мы еще услышим много критики в ее адрес. Те люди и их «болельщики», кто проиграл конкурс на оснащение атомных подводных крейсеров нового поколения новой стратегической ракетой и которые слегка приуныли после двух последних успешных пусков Р-30, не перестанут ревновать ее, по-своему завидовать МИТу и его коллективу и пытаться добиться реванша, хотя бы в создании новой тяжелой жидкостной ракеты для наземного пуска. Бог им в помощь. Надо понимать, что такая острейшая конкуренция между двумя направлениями развития стратегических ядерных сил (жидкостниками и твердотопливниками), которая не бывает без взаимных обид и претензий, только на руку нашей стране. Она – залог того, что с ядерным щитом у России, несмотря на все постсоветские сложности, все будет в порядке.

А еще история с «Булавой» показывает, что, несмотря на переживаемые сложности и неимоверные трудности переходного периода, отечественный оборонно-промышленный комплекс скорее жив, чем мертв. И это главный вывод, который можно сделать из прошедшего ракетного уик-энда.
Автор: Виктор Литовкин
Первоисточник: http://www.ng.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.ng.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. dred 28 ноября 2011 18:10
    Жив но в плачевном состоянии.
    dred
  2. Gonoriy 21 июля 2012 15:49
    Ну что же поживем-увидим.Хотя все-таки плюс.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня