Неоднозначный облик сирийских ВВС

Почти с самого начала гражданской войны в Сирии в различных средствах массовой информации стали появляться сообщения о применении против мятежников тяжелой техники и авиации. Вне зависимости от правдивости, эти новости в свое время стали еще одним поводом для критики и обвинений в сторону администрации сирийского президента Б. Асада. Немного позже появились более достойные подтверждения того, что сирийские военные действительно используют в своих операциях боевые самолеты и вертолеты, однако это использование в большинстве случаев сводится к транспортной функции. Удары по противнику если и производятся, то достаточно редко ввиду характерных особенностей гражданской войны.




На момент начала вооруженного конфликта ВВС Сирии были одними из самых многочисленных в регионе. В то же время, количество в этом случае почти не переходит в качество. Самым новым боевым самолетом сирийской военной авиации является советский/российский истребитель МиГ-29. Согласно различным источникам, общее количество таких самолетов всех модификаций не превышает 75-80 единиц. Не так давно сирийское руководство намеревалось модернизировать имеющиеся МиГ-29, однако воплощению этих планов помешала война. В результате самым массовым типом самолетов в сирийских военно-воздушных силах остается МиГ-21. Общее число этих самолетов оценивается в 140-200 бортов. Столь большая разница в оценках вызвана строгим режимом секретности, установленным сирийским военным руководством. Однако даже секретность не может значительно повысить боевой потенциал истребителей МиГ-21 и вывести их на современный уровень. Из-за этого такие самолеты используются в основном для разведки. Вторые по численности самолеты ВВС Сирии – МиГ-23. Их насчитывается более сотни. При этом имеется информация об уничтожении, как минимум, двух таких истребителей-бомбардировщиков. Один из них сгорел на аэродроме в результате обстрела инсургентами в марте этого года, другой якобы был сбит ими же в августе. Объективного подтверждения второй удачи повстанцев нет, да и не предвидится. Наконец, в составе ВВС Сирии имеется несколько десятков фронтовых бомбардировщиков Су-24 и перехватчиков МиГ-25. Общее их количество незначительно и вряд ли может оказать серьезное влияние на ход какого-либо серьезного конфликта.




Вертолетный парк сирийских военно-воздушных сил, как это видно из его состава, скорее, приспособлен к решению транспортных задач. Большинство винтокрылых машин – более сотни – это вертолеты семейства Ми-8. Общее количество ударных вертолетов трех моделей не превышает 75-80 единиц. Это Ми-24 советского производства, французские SA-342 и доработанные соответствующим образом Ми-2. Кроме вертолетов транспортные функции в сирийских ВВС выполняют около двадцати самолетов семи типов, в основном советского производства.

Как видим, численные показатели ВВС Сирии на фоне других стран региона выглядят значительными. В то же время, большое количество старой техники нисколько не повышает боевой потенциал этого рода войск. Главной причиной таких проблем являются экономические процессы, происходившие в последние десятилетия по всему Ближнему Востоку. По состоянию на 2009 год общие сирийские ассигнования на военно-воздушные силы составляли около 3,5% от валового внутреннего продукта. Для сравнения, лет 25-30 назад эта часть бюджета превышала порог в двадцать процентов. В то же время, за последние годы значительно вырос бюджет на закупку новых вооружений и техники. В девяностых годах среднегодовые вложения в новую технику не превышали 550-600 миллионов долларов. В последние годы перед гражданской войной эти показатели увеличились до нескольких миллиардов в год. Тем не менее, в 2007 году, во время проведения Израилем операции «Фруктовый сад», боевой потенциал сирийских ВВС не позволил отразить атаку вражеских самолетов.

Помимо экономических затруднений быстрому обновлению не только ВВС, но и всех вооруженных сил Сирии мешает и внешнеполитическая ситуация. В 2003 году Дамаск подвергся международным санкциям из-за подозрений в сотрудничестве с иракскими вооруженными формированиями, появившимися после свержения С. Хусейна. Даже после смягчения отношения к Сирии почти каждый контракт на поставку вооружений и техники становился предметом скандала той или другой величины. К примеру, в 2007 году, вскоре после удачного израильского удара, появились слухи о возможной покупке Сирией российских самолетов МиГ-31 в экспортной конфигурации. Такие перехватчики могли бы прийти на смену устаревшим МиГ-25 и значительно улучшить способности сирийских ВВС по защите воздушного пространства своей страны. Однако почти сразу несколько третьих стран выразили свое беспокойство по поводу таких поставок и усомнились в предназначении самолетов. Вялые споры вокруг МиГ-31 для Сирии шли до конца весны 2009 года, когда в СМИ появились сообщения о приостановке переговоров из-за финансовых проблем Дамаска. В конце концов, в октябре 2010 года руководство «Рособоронэкспорта» успокоило всех «взволнованных» и официально заявило, что никакого контракта не было.

Еще одна история, которую можно считать примером трудностей с обновлением вооруженных сил, произошла этим летом. Самый обычный рейс самого обычного сухогруза под названием Alaed вызвал шквал критики и чуть ли не скандал. Из каких-то источников стало известно, что на борту судна перевозятся три вертолета Ми-25 сирийских ВВС, отремонтированные и модернизированные в России. Кроме того, «народная молва» приписала сухогрузу и другой груз военного назначения: некие зенитные ракетные комплексы. Несмотря на специфику применения этого вида вооружений, гипотетические поставки ЗРК тоже стали объектом критики. И все же со временем та история забылась и сторонники сирийских повстанцев переключились на другие, более актуальные темы.

В целом, состояние ВВС Сирии выглядит неоднозначным, а проблемы с обновлением парка техники только прибавляют пессимизма в оценках. Стоит отметить, что даже имеющимися силами сирийские военные летчики вполне способны решать те задачи, которые ставятся перед ними в настоящее время. Однако только при продолжении войны с инсургентами. Если же сирийская война пойдет по тому же сценарию, что и война в Ливии, то военно-воздушные силы Дамаска вряд ли смогут серьезно ответить на угрозы. Учитывая «традиционную» для стран НАТО методику ведения локальных войн, можно предположить, что в случае международной операции против Сирии главным элементов ее обороны станут войска ПВО. Именно они теоретически могут дать отпор воздушному нападению. К сожалению, сирийская ПВО тоже может не справиться с отражением атак, но в настоящее время количественный и качественный состав военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны не позволяет строить смелые планы.

В результате ВВС Сирии оказываются в специфическом положении: они не могут достойно противостоять зарубежной агрессии и в то же время имеют слишком большой ударный потенциал для большинства задач, возникающих в ходе гражданской войны. К примеру, удары истребителей-бомбардировщиков МиГ-23, по вполне понятным причинам, возможны только во время боев на больших открытых пространствах. В свою очередь, городские бои практически полностью исключают использование авиации, за исключением транспортных вертолетов для быстрой переброски подразделений в нужный район. Таким образом, к экономическим проблемам сирийских военно-воздушных сил добавляются еще и вопросы тактического характера. Обе эти проблемы «совместными усилиями» очень сильно мешают как ВВС, так и всем вооруженным силам Сирии в целом.


По материалам сайтов:
http://globalsecurity.org/
http://periscope2.ru/
http://sipri.org/
http://defense-update.com/
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти