«Кто выступает против предоставления русским соотечественникам гражданства России?»

«Кто выступает против предоставления русским соотечественникам гражданства России?»Ни для кого не является секретом, что зачастую российское законодательство базируется на иезуитской логике, недоговоренностях и умолчаниях. Все эти изъяны создают «мутную воду», в которой невозможно находить полноценные решения огромной массы проблем.

После распада СССР русские де-факто стали разделенным народом, который на бывших национальных окраинах, ставших в одночасье «суверенными государствами», до сих пор находится на правах второго сорта, ощущая на себе все «прелести» реализации соответствующими титульными нациями своих прав на самоопределение. Безусловно, эта картинка нуждается в десятках оговорок применительно к каждому конкретному государству постсоветского пространства. Безусловно, накал межнационального противостояния за последние 20 лет значительно снизился. Но также очевидно и то, что для любого русского человека, не по своей воле оказавшегося иностранным гражданином по отношению к своей исторической родине, Россия по-прежнему остается тем местом, куда можно будет уехать, если в стране проживания не останется вообще никаких перспектив наладить собственную жизнь и обеспечить достойное будущее детей. По последним социологическим исследованиям, около 52% русских, живущих в государствах СНГ, в той или иной степени склонны к переезду в Россию.


В отношении этих людей Российская Федерация обязана нести определенные политические и гуманитарные обязательства. Любая попытка сбросить эти обязательства или отложить их реализацию преступна, любая попытка на базе существующего законодательства эти обязательства зафиксировать – благо.

Так вот, с существующим законодательством по этой части есть большие проблемы.

В 1999 году был принят Федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», который впервые описал контуры этих обязательств России, ввел определение понятия «соотечественник за рубежом». В соответствии с этой, первой редакцией закона, под категорию соотечественников попадали в том числе и представители титульных наций новообразовавшихся государств. При этом никаких существенных обязательств России, связанных с правом соотечественников на репатриацию, этот закон не предполагал. Точнее, были некие декларации, но их воплощение в конкретных, отраслевых, законодательных актах было половинчатым или вообще отсутствовало.

Если говорить конкретнее, то, например, Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации» устанавливал (да и сейчас устанавливает) право приема в российское гражданство в упрощенном порядке лишь для определенных категорий лиц, которые могут и не являться соотечественниками.

Это к вопросу о недоговоренностях и иезуитской логике. А теперь – об умолчаниях. В 2010 году вышла новая редакция закона о соотечественниках, которая уточнила само это понятие. В соответствии с ней соотечественниками «признаются лица и их потомки, проживающие за пределами территории Российской Федерации и относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории Российской Федерации, а также сделавшие свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с Российской Федерацией лица, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории Российской Федерации» (п. 3 ст. 1).

Здесь, конечно, черт ногу сломит, потому что законодатели не осмелились дать более точного определения и не обошлись без оговорок («как правило»), которые позволяют толковать эту норму как кому нравится. Но из этой формулировки все-таки ясно, что соотечественниками «в первом приближении» считаются представители коренных народов России. К слову, само словосочетание «народы, исторически проживающие на территории Российской Федерации» – это уже большой прогресс, потому что подобная конструкция вообще впервые появилась в российском законодательстве. И она, безусловно, «отсекает» представителей титульных наций соответствующих государств.

Но что самое интересное? Редакция закона о соотечественниках образца 2010 года задекларировала право соотечественников на прием в российское гражданство в упрощенном порядке (ст. 11-1). И эта декларация должна воплотиться и обрасти конкретикой в законе о гражданстве. В противном случае право так и останется декларацией.

Но как реализовать это право на практике? Нужно учитывать некоторые особенности российского законотворчества. Во-первых, в российском законодательстве фактически запрещено использовать этническую дифференциацию, то есть нельзя записать, что право на упрощенное гражданство нужно дать только русским и никому больше.

Во-вторых, та самая «мутная вода» и те самые «недоговоренности» воплотились в том, что в российском законодательстве нет перечня «народов, исторически проживающих на территории Российской Федерации». А если бы он и был, то, в-третьих, нет никаких юридически прописанных процедур удостоверения национальной принадлежности ни российских, ни иностранных граждан, претендующих на российское гражданство.

Безусловно, и перечень народов, и документирование национальной принадлежности нужно вводить. Это не подлежит никакому сомнению. Но все же прекрасно понимают, что при существующем подходе, который применяет российская власть для решения этих вопросов, подобное просто невозможно! К сожалению, невозможно.

Поэтому мы имеем то, что имеем. У нас есть хоть и более конкретизированное, но размытое понятие «соотечественники за рубежом», в которое однозначно попадают все зарубежные русские и представители других коренных народов России и «в первом приближении» не попадают представители титульных наций зарубежных государств. И у нас есть декларация о праве этих людей на прием в российское гражданство в упрощенном порядке.

Надо полагать, что именно исходя из этих соображений и была внесена в Государственную Думу законодательная инициатива сенаторов Ильяса Умаханова, Владимира Джабарова и Вячеслава Фетисова, которая предполагает введение упрощенной процедуры приема соотечественников в российское гражданство. В соответствии с ней соотечественник вправе получить российский паспорт без соблюдения пятилетнего срока проживания в России, без подтверждения законного источника существования и без сдачи экзамена на знание русского языка.


Но что тут сразу началось! В среде «русских национал-демократов» начался грандиозный переполох. Одни заголовки чего стоят: «Замещение коренного населения», «Теперь любой среднеазиат может мгновенно получить российское гражданство», «Всем среднеазиатам предоставят гражданство и сразу повезут на выборы»... Никто не удосужился прочитать и вникнуть в суть инициативы, никто не потрудился проанализировать реальные (РЕАЛЬНЫЕ!) возможности для реализации русскими права на упрощенное гражданство в рамках действующего законодательства. Сработало «тоннельное мышление» о кознях «антирусского режима». А если бы хоть кто-то потрудился, то пришел бы к однозначному выводу: в рамках действующего законодательства других возможностей предоставить такое право русским за рубежом просто не существует. Опять-таки к сожалению.

Так вам «с шашечками или ехать»? Мы хотим решить вопрос или хотим ритуально трубить на всю Ивановскую о толпах среднеазиатов, которые тут же воспользуются этой нормой? Второе интереснее и занимательнее. Но и со вторым большие нестыковки.

Дело в том, что «толпы среднеазиатов» получают российское гражданство совершенно по другим основаниям и в обход закона о гражданстве. Как они это делают? Элементарно!

Российской Федерацией подписано несколько международных соглашений с государствами – участниками СНГ по вопросам гражданства. Есть, например, Соглашение между Российской Федерацией и Киргизской Республикой об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами Российской Федерации, прибывающими для постоянного проживания в Киргизскую Республику, гражданами Киргизской Республики, прибывающими для постоянного проживания в Российскую Федерацию, и выхода из прежнего гражданства.

Так вот, просто для иллюстрации: в соответствии с этим Соглашением с 1997 года гражданство Российской Федерации приобрели более 300 000 граждан Киргизии, из которых, по официальным данным, 60% составляют киргизы, 20% – узбеки и 20% – русские.

А еще есть Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства. И по нему те же киргизы, узбеки из Киргизии и казахи могут получать российское гражданство.

И есть еще один замечательный в своем роде международно-правовой документ – Договор между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об урегулировании вопросов двойного гражданства. В соответствии с этим Договором таджик при приобретении российского гражданства может даже не отказываться от таджикского!

Поэтому все стенания на тему наплыва среднеазиатов, если Россия в соответствии с вышеупомянутым законопроектом предоставит русским право на упрощенный прием в российское гражданство, лучше прекратить, потому что тема среднеазиатов «раскрывается» международными соглашениями Российской Федерации. И если уж ставить вопрос ребром, то нужно требовать выхода России из этих соглашений, потому что именно они создают условия для массовой легализации среднеазиатских мигрантов в нашей стране.

Но я даже больше скажу: нет никаких гарантий, что упомянутый законопроект будет принят Государственной Думой, даже несмотря на то, что он является более проходным. Дело в том, что аналогичный по смыслу законопроект, который вносил в октябре 2011 года Константин Затулин, Госдумой был отклонен. Другая инициатива на эту же тему от сенатора Михаила Капуры также в ближайшее время, судя по всему, будет отклонена.

Так что буря гневных возмущений вышла напрасной и не по теме. Зато многие ее зачинатели хорошо потренировались в риторике и красноречии.
Автор:
Михаил Синицын
Первоисточник:
http://www.km.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

75 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти