Три «д» Китая и США: давим, дружим, достигаем



I. Не спад, а дорога к подъёму


Одни аналитики говорят, что судьба Китая — быстрый спад темпов прироста, затем просто спад и экономический крах в самом ближайшем будущем — если только это авторитарное государство не опомнится и не проведёт политические и экономические реформы (в которые, впрочем, эти аналитики не верят). Другие эксперты уверены, что КНР уже в 2012-м году обгонит экономику ЕС, а к 2016 году станет крупнейшей экономикой планеты.

Дариуш Ковальчик, старший экономист банка «Credit Agricole», говорит, что снижение темпов роста китайской экономики длится семь кварталов. Во II квартале 2012 года показатель роста экономики составлял 7,6%, а в третьем квартале — 7,4%. Промышленное производство испытывает спад — вместо прогнозируемых 9,8% рост составил 9,5%. К этим «мрачным» показателям аналитики добавляют: «…всего лишь». Как насчёт того, что в США рост ВВП в 2012 году не составит и двух процентов?

Начальник лаборатории Института количественной и технической экономики Китайской академии общественных наук Фань Минтай отмечает, что спад экономики его родной страны отнюдь не будет продолжительным. Государство стоит нынче на пороге новых реформ, и страна вот-вот вернётся на лидирующие позиции на мировом рынке. (Да она с них и не уходила, добавим от себя).

В докладе ОЭСР «Взгляд в 2060 год: долгосрочные перспективы роста» сказано, что к 2060 году удельный вес Китая и Индии в мировом ВВП превзойдёт все 34 страны, которые входят в ОЭСР, хотя сейчас он составляет чуть больше трети. Китай обгонит ЕС уже по итогам 2012 года, а четыре года спустя станет крупнейшей экономикой мира.

Он сохранит статус мирового экономического лидера до 2020 года. До этого времени КНР будет расти быстрее всех, а потом вперёд вырвутся Индия и Индонезия: ведь в Китае убывает трудоспособное население. По прогнозу ОЭСР, к 2060 году коэффициент демографической нагрузки в Китае (соотношение пожилого и трудоспособного населения) вырастет вчетверо. Сейчас Китай выигрывает благодаря сильному росту производительности труда и крупным инвестициям последних десяти лет.

К 2025 году, по мнению экспертов, совокупный ВВП Китая и Индии превысит суммарный объем экономик стран G7, а к 2060 году экономики дух стран, взятые вместе, окажутся крупнее экономик «большой семёрки» в полтора раза.

Что касается дохода Китая на душу населения, то он к 2060 году будет на 25% выше нынешнего аналогичного показателя в США.

На съезде КПК было сказано о том, что китайская экономика удержится от спада, будут приниматься меры, обеспечивающие устойчивое развитие экономики, в частности, меры по повышению внутреннего потребления, увеличению доходов населения, контролю над инфляцией и реструктуризации инвестиций. В Китае усиливается борьба с коррупцией. Появляются образцовые чиновники. На днях поддержку введению строгого контроля над действиями чиновников высказал на съезде на собрании делегации Шанхая секретарь парткома этого мегаполиса и один из вероятных кандидатов в состав будущего Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Юй Чжэншэн:

«Как я контролирую? Моя супруга ушла со всех постов, полностью ушла. То есть у неё нет никаких должностей, и она не занимает никакие должности по совместительству. Ничего у неё нет. Поэтому, похоже, я не должен её серьезно контролировать. У моего сына своё дело, он энергично и напряжённо работает. Однако я сказал ему вот что: ты не должен вести дела в Шанхае, с шанхайскими организациями, которыми я занимаюсь и которые входят в сферу моей компетенции, ты не должен общаться с шанхайскими чиновниками».


Товарищ Юй Чжэншэн готов опубликовать полную информацию о своём имуществе, если ЦК примет такое решение.

На съезде КПК Ху Цзиньтао представил амбициозный план по развитию Китая. Помимо прочего, здесь сказано о планируемом удвоении дохода на душу населения к 2020 году. Подобная цель отражает установку Китая на то, чтобы достичь высокого уровня жизни, подобного западному, и заодно снизить социальную напряжённость. При решении данных задач будут не только обеспечены более высокие доходы населения, но и вырастет внутренний спрос, чего так не хватает КНР. Вместе с тем становится очевидным, что амбициозной целью для Китая, помимо экономического подъёма, является и вызов — в финансовом, экономическом и политическом плане — западному господству на планете.

Новое поколение китайских лидеров возглавит Си Цзиньпин. Дэн Сяопин до него наметил двойственную политику: проводить экономические реформы, сохраняя коммунистический режим. В прессе часто повторяют его высказывание:


«Не имеет значения, белая кошка или чёрная: она всё равно поймает мышь».


Новый руководитель столкнётся с непростой задачей управлять китайской экономикой и делать китайскую политику — на протяжении целых десяти лет. Барак Обама открыл свои карты на предвыборных дебатах с Ромни, прямо сказав, что КНР — главная причина стратегической переориентации США на Азиатско-Тихоокеанский регион. Обама сказал, что хочет показать Китаю, что США по-прежнему — тихоокеанская держава.

Товарищ Си, как предполагают эксперты, направит локомотив китайской экономики внутрь страны: ведь «великая китайская машина» понапрасну теряет пар. В Европе резко снизилась покупательная способность, а торговые отношения с США — ухудшаются. Поэтому Китай должен сохранить гигантский рост экономики за счёт внутреннего спроса.

Кроме того, Си Цзиньпин считает, что Китаю необходимо компенсировать падение экспорта в развитые страны путём расширения торговли на азиатском континенте: ведь там по-прежнему налицо некоторая экономическая динамика.

Далее, китайская валюта юань станет частью новой региональной финансовой архитектуры, а также будут изысканы возможности для того, чтобы юань стал международной резервной валютой.

Китай надеется на дальнейшее укрепление Шанхайской организации сотрудничества.

АСЕАН китайцы превратят из долларового в юаневый блок и будут стараться перевести эту региональную группу стран с традиционного союза с Западом на союз с КНР.

Такие грандиозные планы не обойдутся без того, чтобы Китай не укрепил свои вооружённые силы, а заодно не подготовил их к любым попыткам США окружить КНР.

В общем, Си Цзиньпину некогда будет «расслабляться». Геополитическое противостояние неизбежно. Глобальные военно-стратегические вызовы Китаю тем более вероятны, если окажутся верны прогнозы ОЭСР.

II. «Злокачественная опухоль»

Иные аналитики полагают, что не столько будет противостояния, сколько сотрудничества — неизбежны не только и не столько конкуренция и даже «холодная война», сколько партнёрство. Его и вправду не избежать: экономики КНР и США взаимозависимы.

Эксперты задаются вопросом: если устойчивый экономический рост Китая со временем устранит разрыв с США, которые пока безуспешно борются с внутренним экономическим спадом и испытывают растущее давление на рынке труда, то не усилятся ли антикитайские настроения в нынешней крупнейшей экономике мира и не испортит ли это окончательно двусторонние отношения?

Действительно, сегодня отношения между Китаем и США, по-видимому, представляют собой один из самых важных вопросов в мире, поскольку определённый ответ на него будет иметь далеко идущие последствия для всего мирового порядка.

Есть мнение на этот счёт Ху Цзиньтао: поддержание здорового и стабильного развития китайско-американских отношений отвечает коренным интересам обеих народов и благоприятствует миру, стабильности и развитию в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире в целом. Товарищ Ху на днях поздравил мистера Обаму с переизбранием, заявив, что Китай готов совместно с США идти по пути дальнейшего прогресса двусторонних отношений, что будет полезно как китайскому, так и американскому народу, а также людям во всём мире.

Китайцы ждут от администрации Обамы более сбалансированной и менее конфронтационной политики по отношению к Китаю. Ведь сегодня, в глобализующемся мире, две крупнейшие мировые экономики весьма тесно связаны, что говорит о первичности партнёрских китайско-американских отношений. Да, есть торговые споры, да, есть разногласия по поводу валютных курсов, имеются проблемы в области прав интеллектуальной собственности и целый ряд других вопросов, но обе стороны могли бы решить их через совместный поиск вариантов ответов, через консультации.

Эксперты полагают, что сотрудничество между КНР и США — панацея не только против экономических потрясений, но и дорога к поддержанию мирового порядка, а также путь к преодолению таких вызовов, как терроризм, изменение климата и др.

Есть, впрочем, и несколько иное мнение. Профессор Джеффри Гаррет, декан бизнес-школы Университета Сиднея и профессор политологии Центра исследований Соединённых Штатов, уверен: Китай и США никогда не будут друзьями. И всё же… и всё же и он считает, что эти вороги

«…отчаянно нуждаются друг в друге».


Выборы в США, пишет аналитик, не изменили расстановку сил в Вашингтоне, поэтому преемственность в политике представляется сама собой разумеющейся. Стратегическим направлением Обамы за рубежом будет восстановление равновесия американской внешней политики в Азии — именно с целью повлиять на траекторию роста Китая.

Однако Обама не может не знать о взаимозависимости американской и китайской экономик. И усиление американского присутствия в Азии будет совпадать с ростом напряжённости в отношениях с Китаем, которая в один прекрасный момент может и выйти из-под контроля. Так что же делать мистеру Обаме?

Профессор Джеффри Гаррет соглашается с тем, что

«…экономическое будущее США зависит от подъёма Китая. США получают выгоду от дешёвого китайского импорта, дешёвых китайских кредитов и взрывного роста китайского рынка. Но и Китай нуждается в США в равной степени — дабы не только сбыть свои товары, но и чтобы получить технологии и ноу-хау от американских транснациональных корпораций…»


Отсюда профессор делает вывод: подобная экономическая взаимозависимость означает, что Китай и США никогда не пойдут на вторую холодную войну. И вместе с тем китайско-американские отношения, возвращается аналитик к своей основной теме, всегда будет напряжёнными — из-за очень разных мировоззрений двух сверхдержав.

Так вот где собака зарыта, добавим от себя: разные мировоззрения! Один упорно хочет быть гегемоном, и не даёт стать им второму. Ведь ценности есть только одни: американские.

При этом, добавляет эксперт, США считают, что они ещё достаточно сильны, чтобы ввязаться в такую игру.

Для примера профессор берёт Австралию, Корею и Японию. Что у них общего? А то, что Китай является их ведущим экономическим партнёром. Но есть и ещё одно: их союз с США является основой их национальной безопасности.

Отсюда и стратегия Обамы направлена на то, чтобы напомнить Китаю: да, вы, китайцы, имеете множество крупных торговых партнёров, но и у США есть много хороших партнёров, а также и союзников. Обама даёт это понять Пекину следующим образом: побольше морских пехотинцев в Дарвине, проведение совместных военно-морских учений с Японией, включение ситуации в Южно-Китайском море в повестку дня саммита в Восточной Азии, да много ещё чего.

Джеффри Гаррет заявляет: США не могут сдержать рост Китая, но и не пытаются. Они хотят продолжать сотрудничать с Китаем, но беспокоятся о своих рисках: как бы подросший Китай не оказался «злокачественной опухолью» на теле земного шара.

Скорее всего, добавим от себя, США готовы терпеть присутствие Китая позади себя, где-нибудь на втором месте, а то и на третьем. Вот таких «правил дорожного движения» готовы с радостью придерживаться в Вашингтоне.

У США сегодня 12 авианосцев, у России — 1 («Адмирал Кузнецов»), а у Китая скоро будет 7: «Варяг», купленный у Украины и модернизированный, и ещё 6, пока находящихся в планах (а планы в Китае выполняют). Это не может нравиться США, потому что очень похоже на «догнать и перегнать» и совсем не похоже на желание идти вторым или даже третьим. Вот предложил бы кто США пойти третьим — они бы согласились?

США, пишет Наталья Серова, можно поздравить с тем, что им удалось втянуть в гонку вооружений Китай. С аналитиком надо согласиться: ведь это не Америка гонится за китайцами, а китайцы за Америкой.

Американцы не имеют морального права упрекать Китай во враждебности. Большую долю военной истерии порождают сами США: ведь нарастание напряжённости в отношениях Америки и Китая связано в том числе с принятием 3 января 2012 г. в Вашингтоне стратегического документа: «Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense». В этой стратегии заявляется, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к уменьшению численности американских вооружённых сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотных самолётов. Стратегия также предполагает переориентацию ресурсов на АТР.

Обама начинает и выигрывает, — вот какой план у Белого дома. Китайцы с этим, понятно, согласиться не могут. Отступиться от планов развития они не могут тоже.

Чего ради?

Таким образом, ключевыми слагаемыми взаимной политики США и Китая останутся три «д»: давление, дружба, достижения. Давить друг на дружку продолжат обе державы, о планируемой дружбе тоже петь будут дуэтом, а вот насчёт достижений — подождём 2016 года. Если США борются за то, чтобы Китай остался на втором месте, то Пекин, поневоле приняв вызов, на съезде КПК всерьёз задумался о том, чтобы обойти гегемона на повороте.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти