«Виктория» на случай поражения

Подробности создания запасного пункта управления Ставки Верховного главнокомандующего

19 октября 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление о введении в Москве осадного положения. Около десятка бомб упало на территорию передающего радиоцентра узла связи Генерального штаба в Сокольниках. Особую опасность налеты авиации противника представляли для воздушных линий связи. Необходимо было срочно приступить к созданию запасного узла связи Генштаба, получившего название объект «Виктория». Район для строительства обозначил лично Сталин: город Арзамас – место Ставки Ивана Грозного.

Еще в сентябре нарком связи, заместитель наркома обороны по связи и начальник Главного управления связи Красной армии (ГУСКА) полковник И. Т. Пересыпкин поставил перед начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза Б. М. Шапошниковым вопрос о необходимости определения места размещения запасного пункта управления и узла связи. Начальник Генерального штаба не вынес этот вопрос на рассмотрение Ставки Верховного главнокомандования, но предпринял меры по развертыванию подготовительных работ для оборудования пункта управления и узла связи Ставки в Горьком. Работы проводились оперативным управлением Генштаба и ГУСКА.


Одновременно по указанию Пересыпкина Наркомат связи и ГУСКА предприняли ряд мер по оборудованию нескольких узлов связи восточнее Волги: в районах Казани, Куйбышева, Саратова, а также по строительству рокадной линии связи по восточному берегу Волги. Это было необходимо для разгрузки Московского узла.

В конце сентября Пересыпкин снова поставил вопрос перед начальником Генштаба о выборе места сооружения запасного ПУ Ставки и во второй раз не получил положительного ответа. Понимая, что «добро» может дать только Сталин, Пересыпкин решил добиваться приема у Верховного.

Сомнительный выбор вождя

Нарком принял его с 19.00 до 19.50 14 октября, при этом присутствовали Шапошников и Василевский. «Обратившись к Сталину, – вспоминал Пересыпкин, – я попросил его рассмотреть вопрос о выборе запасного пункта управления Ставки Верховного главнокомандования и выслушать мои соображения по этому вопросу... Тов. Сталин подошел к стене, на которой висела самая обычная географическая карта европейской части СССР, снял и положил ее на длинный, стоявший в кабинете рабочий стол, за которым обычно проводились заседания, и спросил: «Что вы предлагаете?». Я ответил, что с точки зрения удобства организации связи, а также меньшей затраты сил, средств и времени для оборудования узла связи и установления связи с фронтами наиболее подходящим для организации запасного пункта управления Ставки является район Куйбышева. С этим предложением он сразу же не согласился и, подумав некоторое время, сказал, что в Куйбышеве теперь много людей и, в частности, иностранцев.

«А еще какой пункт подходит для этой цели?» – спросил он вновь. На этот раз я назвал Казань, хотя и оговорился, что она в отношении связи будет значительно хуже Куйбышева, так как оттуда значительно труднее организовать и обеспечить связь с фронтами, а также потребуется значительно больше времени и усилий.

Сталин внимательно посмотрел еще раз на карту, подумал и сказал: «Давайте Арзамас! Там когда-то была Ставка Ивана Грозного» (перед взятием Казани. – В.Х.).

Это было для меня настолько неожиданным, что я не сумел даже как-то объяснить ему, что из Арзамаса крайне трудно будет решать такую сложную задачу, как организация и обеспечение в короткое время связи со всеми фронтами и важнейшими центрами в тылу страны».

Предварительные расчеты показывали, что на выполнение задания потребуется минимум несколько недель. Сталин, выслушав обоснования наркома, сказал: «Надо уложиться в шесть-семь дней».

«Откровенно говоря, – писал в 1960 году Пересыпкин, – я в тот момент подумал, что этого сделать вообще не удастся... В районе этого пункта средства связи были развиты крайне слабо, он находился вдали от магистральных линий. Однако решение было принято, и его надо было исполнять».

И полетели телеграммы

Этим же вечером Пересыпкину позвонил Сталин с приказом возглавить все работы по развертыванию запасного узла. «Отдав все необходимые распоряжения о немедленном сосредоточении в районе предполагаемого места расположения узла связи, – пишет Пересыпкин, – мы вместе с Г. А. Омельченко и генералом А. М. Стрелковым, взяв с собой нескольких сотрудников из наркомата и Главного управления связи, поздно ночью отправились к месту назначения. Через день мы были уже на месте и приступили к работе.

«Виктория» на случай поражения

Основой запасного узла связи Ставки послужили два поезда, принадлежавшие Наркомату обороны и Наркомату связи, ранее эвакуированные из Москвы на восток. Мы сумели перехватить их в пути... Недостающие телеграфно-телефонное оборудование, радиостанции, монтажные и линейные материалы в спешном порядке были направлены из московских складов и соседних областей. К монтажным и линейным работам на создаваемом узле связи были привлечены личный состав обоих поездов связи, один из ремонтно-восстановительных батальонов связи, случайно оказавшийся в этом районе, и работники местной конторы связи».

Из Москвы в соседние с Арзамасом области полетели телеграммы с указанием об отгрузке телефонно-телеграфного оборудования, радиостанций, монтажных и линейных материалов, о выделении ремонтно-восстановительных подразделений для строительно-монтажных работ. Пересыпкин дал указание в срочном порядке отправить из Москвы запасную телеграфную станцию в поезде, состоящем из 13 вагонов. Поезд стоял в тупике станции метро «Белорусская». В Арзамасе с него сняли аппаратуру и установили на стационарный узел связи.

Нарком связи направил в Горьковское, Владимирское, Рязанское, Пензенское и Куйбышевское областные управления связи и управление связи Республики Мордовия военных представителей Главного управления связи Красной армии. Их задачей являлась подготовка узлов связи этих областей к обеспечению военно-оперативных связей по схеме, утвержденной наркомом. Содержание этой схемы сообщал военный представитель ГУСКА только начальнику управления.

За несколько дней по городу были проложены и зарыты в землю десятки километров телефонного кабеля. В здании районного узла связи по улице Космонавтов, дом 2, на втором этаже смонтирована АТС на 300 номеров с ручными коммутаторами. На разъезде Соловейка в лесу построен железнодорожный тупик, в котором стоял военный поезд связи. От поезда до пункта управления Ставки и до АТС проложен подземный кабель, по которому должна была осуществляться связь запасного узла с фронтами Красной армии.

Работы велись круглосуточно

Вдали от проводной части узла специалисты смонтировали небольшой радиоузел, включающий радиобюро со стационарными радиоприемниками. Радиопередатчики находились в автомашинах. Всего узел имел в составе:

20 радиостанций и отдельных радиопередатчиков различных типов (ДРК-15, ДРК-1, PAT, РАФ, РСБ);
более 20 радиоприемников;
военно-телеграфную станцию – 26 аппаратов Бодо, 32 – СТ-35 и 24 – Морзе;
станцию высокочастотной связи;
центральную городскую телефонную станцию на 1000 номеров (АТС – на 400, РТС ЦБ – на 600);
мощную дизельную электростанцию.


Вокруг города построена кольцевая воздушная линия длиной 33,5 километра с общим протяжением подвешенных проводов: стальных – 189 километров, а медных – 13,5 километра. Одновременно с монтажными работами на узле связи в районе железнодорожной станции протянулась специальная пятикилометровая железнодорожная ветка, на которой установили поезда связи и специальный поезд оперативной группы Генерального штаба Красной армии (объект «Лес»). Все усиленно охранялось. Прямо к вагонам под маскировочные сети подходили и грузовики, и легковые машины.

К объекту «Лес» от городской конторы связи и самого узла связи построена соединительная линия протяженностью 8,5 километра с подвешиванием 96 километров стального провода и 17 километров медного и шлейф (цепочка) телефонно-телеграфных проводов Горьковского направления длиной 0,5 километра с подвеской восьми километров стальных и одного километра медных проводов. На самом объекте построили столбовую линию длиной 1,4 километра с подвеской 12,6 километра стальных проводов и 2,8 километра медных.

Для соединительных линий МТС со станцией Арзамас пришиты траверсы (железные перекладины с крючьями на деревянных столбах). На них было подвешено пять пар соединительных линий протяженностью 56 километров стальных и 14 километров медных проводов. Для Сталина выбрали двухэтажный дом, первый этаж которого отдали для ВЧ-станции. При монтаже предусмотрели возможность выхода связи на фронт, минуя Москву. Наиболее сложной оказалась задача установить прямую проводную связь со всеми штабами фронтов и военных округов. Пункт, где располагался узел связи, не имел выходов на магистрали.

Самоотверженная работа всех связистов, инженеров и строителей, принявших участие в сооружении совершенно секретного объекта, не останавливалась ни на час, работы велись круглосуточно. Так в результате напряженного труда был создан мощный узел для обеспечения связи со всеми фронтами и важнейшими центрами страны из такого малоприспособленного для этого места, каким был в то время Арзамас.

Беспрецедентные масштабы и темпы

21 октября был закончен монтаж запасного узла связи Ставки ВГК. 31 октября заместитель наркома связи Г. А. Омельченко назначил комиссию для определения объема работ, выполненных по монтажу телефонно-телеграфных узлов и АТС в Арзамасе и проверке готовности узлов к эксплуатации. 2 ноября составлен акт. В нем отражен объем проведенных и незавершенных работ на автоматической телефонной станции, по каблированию городской телефонной сети, вводов междугородных цепей и т. д.

Для устойчивой телеграфной и телефонной связи со всеми штабами фронтов, отдельных армий, военных округов и стратегическими объектами предстояло в кратчайший срок выполнить большой объем работ по строительству рокадных линий, связывающих узел в Арзамасе с основными магистральными линиями страны.

Эти работы проводились во время функционирования узла. 3 ноября начальник 1-го управления ГУСКА генерал-майор А. М. Стрелков потребовал от начальника узла доклада о перерыве связи в течение 4 часов 10 минут в направлении Куйбышева из-за повреждения участка Арзамас – Ардатов. Он также вменял дежурному по связи: ежедневно к 21.30 получать сводку связи узла Арзамас, узла связи ВВС и местной конторы от дежурного по кроссу и пересылать нарочным в 1-е управление ГУСКА для оформления и передачи в Москву заместителю народного комиссара обороны Пересыпкину к 22.00. А враг по-прежнему предпринимал попытки прорваться к Москве, готовилось контрнаступление наших войск, продолжались ожесточенные бои на других фронтах и эвакуация предприятий связи в глубь страны.

12 ноября в 22.00 Пересыпкин общался по телеграфу с генералом Стрелковым и поставил ему задачу развития узлов и линий, расположенных южнее Арзамаса: Арзамас – Ардатов, Ардатов – Дивеево, Краснослободск – Саранск, Кочкурово – Вьясс, Мокшан – Царевщина.

14 ноября начальник управления генерал-майор Стрелков и военком управления полковой комиссар Степанов представили схему имеющихся и проектируемых к подводке проводов на участках Арзамас, Саранск, Пенза. Начальник управления заверил, что при наличии рабочей силы и линейного материала на местах работы будут выполнены на участке Арзамас – Краснослободск в 10 рабочих дней, Краснослободск – Саранск – в 7 дней, Саранск – Лунино – в 10 дней, Пенза – Мокшан – в 6 дней, Рузаевка – Исса – в 3 рабочих дня.

15 ноября заместитель наркома утвердил схему и расчет линейных материалов.

Заготовка телеграфных столбов, необходимых для замены и укрепления линий, проводилась в местных лесах по согласованию с местными органами власти. Повешенные стальные цепи в связи с включением кабелей снимали и использовали для соединительных линий на других участках. Таковы масштабы строительства магистральных линий только южнее Арзамаса.

В случае выхода из строя Московского радиоузла

Каковы же были функции этого таинственного узла? В случае выхода из строя радиоузла в Москве ГУСКА был разработан вариант схемы радиосвязи Генштаба РККА со штабами фронтов, армиями и военными округами через узлы связи в Куйбышеве, Горьком и Арзамасе. Согласно этому варианту радиосвязи Генштаба со штабами фронтов и отдельных армий как наиболее ответственные радиосвязи объединены в отдельные сети № 1, 2 и 3, что обеспечивает прямую радиосвязь с основными штабами. В случае нахождения Генштаба в Арзамасе работа в сетях № 1, 2 и 3 происходит непосредственно из узла связи Арзамаса, путем дистанционного управления передатчиками узла связи в Горьком, используя для этой цели телеграфные каналы многократной системы, установленной между Арзамасом и Горьким. Прием передатчиков указанных сетей производится непосредственно в Арзамасе.

В случае нахождения Генштаба в Горьком работа в сетях № 1, 2 и 3 производится непосредственно из Горького. В случае нахождения Генштаба в Куйбышеве сети № 1, 2 и 3 передаются Куйбышевскому узлу связи. Во всех указанных случаях обеспечивалась прямая радиосвязь ГШ КА с основными штабами фронтов и отдельных армий, сохранялась необходимая оперативность и исключалась необходимость переприема радиограмм. Запасный узел связи Ставки ВГК с позывным «Виктория» находился в Арзамасе два месяца. «К счастью, он так и не понадобился, – пишет Пересыпкин. – Обстановка не потребовала, чтобы Ставка выехала из Москвы. Советские воины отстояли столицу нашей Родины и разгромили немецко-фашистские полчища на ее подступах.
Автор: Владимир Хохлов
Первоисточник: http://vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. igordok 17 ноября 2012 10:33
    Готовься к худшему, надейся на лучшее . -А.В. Суворов
  2. vladimirZ 17 ноября 2012 14:47
    Главнокомандующий Сталин И.В. вникал в самые подробнейшие мелочи военной, да и не только военной техники.
    Почитаешь воспоминания Главных Конструкторов вооружения, наркомов различных отраслей промышленности, неоднократно бывавших на приеме у Сталина по вопросам вооружения и производства военной техники, удивляешься его Сталина, компетентности, предвидению, широте кругозора.
    Вот один пример, рядовой малоизвестный конструктор (извините не помню фамилии) 1,5 кг куммулятивной авиабомбы напрямую обратился к Сталину со своим предложением буквально за полгода до Курской битвы.
    Сталин принял его, рассмотрел предложение и дал задание промышленности срочно запустить их в производство и не применять их до начала Курской битвы.
    Впервые эти мелкие куммулятивные бомбы, сбрасывемые за один раз с самолета десятками, внезапно для немцев были применены в ходе Курской битвы, уничтожив сотни немецких танков. Фактически была применина ковровая бомбордировка для немецкой бронетехники.
    1. aviator46 18 ноября 2012 14:36
      Настолько "..вникал в самые подробнейшие мелочи военной...", что просрал начало войны, допустил, что враг дошёл до Москвы, потом настоял на наступление на Харьков.., что позволило нацистам оказаться у стен Сталинграда и выйти на Сев. Кавказ...и т.д.
      Просто "гений" стратегии.

      Воистино - вынужденные подвиг одних, это часто результат преступления других...
      aviator46
  3. Serjant 17 ноября 2012 19:45
    Хорошая статья!
    К ней только хочется добавить, что в Горьком реально был построен "Особый объект №74" - комплекс бункеров, в который могла быть переведена Ставка.
    http://www.museum.nnov.ru/unn/managfs/index.phtml?id=8003_01
  4. Алекс60 18 ноября 2012 09:33
    Сколько работы. Вдумчивой кропотливой. И все в эти ужасные дни. Когда у многих опустились руки. Да классик прав- Богатыри не ВЫ. Вот так и ковалось ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ. А связь это наше все.
    Алекс60
    1. kvm 19 ноября 2012 13:10
      вернее сказать связь решает всё. Наличие хорошей связи у немцев в начале войны давало им огромное преимущество. наши части часто напоминали силачей с завязанными глазами, которых лупит стая мелких, но хорошо координируемых шакалов.
      kvm
  5. borisst64 19 ноября 2012 10:31
    Еще чуток про Арзамас.

    Мы сели в усовскую электричку. Я достал «свежий» номер «Комсомолки» – интервью с Г.К. Жуковым. Корреспондент В. Песков задает вопрос: «Не было ли опасным держать управление решающим сражением так близко от фронта?» Речь идет о штабе Западного фронта в деревне Перхушково во время Московской битвы. Жуков отвечает: «Риск был. Ставка мне говорила об этом. Да и сам я разве не понимал? Но я хорошо понимал и другое: оттяни штаб фронта – вслед за ним оттянутся штабы армейские, дивизионные. А этого допустить было нельзя…»
    – Врет! – резко сказал Голованов и отбросил газету на скамейку электрички. – [Это] Он ставил перед Сталиным вопрос о том, чтобы перенести штаб Западного фронта из Перхушково за восточную окраину Москвы, в район Арзамаса. Это означало сдачу Москвы противнику. Я был свидетелем телефонного разговора Сталина с членом военного совета ВВС Западного фронта генералом Степановым – тот поставил этот вопрос перед Сталиным по поручению командования фронтом. (Т.е. Жукова – К.О.) Сталин ответил: «Возьмите лопаты и копайте себе могилы. Штаб Западного фронта останется в Перхушково, а я останусь в Москве. До свидания». Кроме Степанова об этом знают Василевский и Штеменко. Жуков есть Жуков, но факт есть факт. А при встрече скажет, что либо такого не было, либо корреспондент не так написал, – усмехнулся Голованов.»
    borisst64

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня