Споры вокруг новых поправок в УК РФ о понятиях шпионажа и госизмены

После длительных обсуждений в первом чтении депутатами Государственной Думы приняты поправки в статьи Уголовного кодекса РФ о государственной измене и шпионаже. Поправки были разработаны в ФСБ и внесены Правительством еще 4 года назад, и в определенный период работа над их принятием приостанавливалась с формулировкой «необходимо тщательнее продумать». Приостановка была инициирована, как принято говорить, сверху – президентом Дмитрием Медведевым.

После появления информации о принятии парламентариями новой версии статей УК РФ в первом чтении, как водится, забурлило нешуточное обсуждение в прессе и блогосфере. Что интересно, несмотря на то, что «Российская газета» представила полную версию отредактированных депутатами статей, суждения по поводу внесенных поправок оглашаются самые разные, в том числе, и абсолютно противоположные друг другу. Причем если навскидку взять и прочитать несколько даже достаточно авторитетных федеральных изданий, то окажется, что мнения аналитиков по поводу внесенных поправок в статьи о шпионаже и госизмене существенным образом разняться.


Итак, что же претерпело существенные изменения в указанных статьях Уголовного кодекса?

Появилось обновленное определение термина «государственная измена»:

Государственная измена, то есть деяние, совершенное гражданином Российской Федерации в ущерб безопасности Российской Федерации: шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе или учебе, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности.


Уже в самом определении содержатся ключевые пункты изменений.

Одной из, скажем так, радикальных перемен можно считать появление дополнительной статьи (ст.283.1), которая носит название «Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну». Наказание за такие противозаконные деяния выглядит достаточно мягким и составляет либо лишение свободы сроком до 4 лет, либо штрафные санкции в размере от 200 тыс. до 500 тыс. рублей. Мягкость наказания в этом случае, по словам авторов внесенной статьи, обусловлена тем, что статья будет касаться тех лиц, которые старались незаконно получить секретные сведения, не ставя перед собой задачу использования этих сведений в шпионских целях. Однако есть вариант, при котором лицо, совершающее деяние, направленное на незаконное получение сведений, составляющих гостайну, может получить до 8 лет лишения свободы. Такой прецедент возникнет, если получение сведений состоялось при участии группы лиц, с применением насильственных действий, или же технических средств. В последнем случае речь может идти о так называемом кибер-варианте получения секретных данных.

Одни называют появившуюся статью сущим антидемократическим кошмаром, ущемляющим права человека, другие, наоборот, склонны утверждать, что внесенные изменения в этом случае достаточно мягки. В общем, сколько людей, столько, как известно, и мнений… Сама статья отнюдь не выглядит лишней, но в то же время есть у неё свои слабые места. Сформулирую их ниже, а если опытные юристы найдут пробелы в рассуждениях, то буду рад изучить их в комментариях.

Если внимательно взглянуть на представленные изменения, то статья не вполне однозначно раскрывает то, каким образом вообще можно определить, собирались ли лица, насильственно добывающие секретные сведения, использовать их для деяний, подпадающих под статус государственной измены или шпионажа, или не собирались. В этом случае весь груз ложиться на плечи правоохранителей, собирающих улики по распутываемому делу. Если некая группа лиц (или отдельное лицо) ведет наблюдение за сотрудником некого секретного предприятия, а затем в тёмном переулке на него нападает и отбирает сумку с секретными документами, то есть ли шанс у гособвинителей доказать, что нападавшие делали это исключительно в целях шпионажа? Очевидно, что при наличии опытного адвоката всё может быть представлено совершенно в ином виде. Злоумышленники напали на сотрудника секретного центра, не зная, что он является сотрудником такого центра, а сумку вырвали из рук только для того, чтобы потом вытащить из неё мобильный телефон и кошелёк. Бумаги же, о секретности которых, естественно, ничего не подозревали, к примеру, сожгли по дороге или использовали по нужде…

И вообще не вполне ясно, может ли понадобиться насильственное завладение секретными данными без использования этих данных в шпионских целях. На этот вопрос отвечают представители ФСБ, о чём будет поведано чуть ниже. А пока есть пара вариантов, которые можно в этом случае предварительно озвучить. Вариант первый: некое третье лицо использовало банальных грабителей для кражи секретных документов у некоего сотрудника закрытого исследовательского центра (или некой подобной структуры). Грабителей поймали, но они заявили, что к бумагам, которые они добыли насильственным путем, им вообще нет никакого дела, а украли они их исключительно в целях получения прибыли от заказчика, имени и данных которого могут и не знать. Вариант второй: банальное любопытство (и такое случается). Ситуация следующего плана: «А ну-ка, дай глянуть, что у тебя в дипломате… Ах, не дашь! Тогда силой заберу! О, да тут какие-то чертежи... Возьму домой, пусть дети раскрашивают…» Как-то так. Ну, если статья используется для двух последних вариантов, то штраф в 200 тысяч, в принципе понятен, а вот всё остальное как-то вряд ли укладывается в такое мягкое наказание для тех, кто сознательно шел на завладение секретными сведениями, зная, что они секретные.

А теперь непосредственно о том, для чего в ФСБ разработали эту статью. Как говорится, официальная информация без каких-либо авторских домыслов.

В пресс-службе Федеральной службы безопасности высказываются следующим образом: внедрение новой статьи направлено на то, чтобы поставить заслон лицам, собирающимся присвоить государственной тайне статус объекта, который можно продавать или покупать. В общем, как не трудно понять, работает первый сценарий – сценарий с наличием третьих лиц.

Есть и другие изменения в той части Уголовного кодекса, которая касается госизмены и шпионажа. Эти изменения уже вполне однозначны. К примеру, в законопроекте, который был принят в первом чтении, указано, что выдать секретные сведения, которые так или иначе соотносятся с понятием государственной тайны, может только тот человек, который с такими сведениями имеет дело по долгу службы (учебы). Другими словами, осудить человека, который на улице нашел флэшку, содержащую секретные файлы, а потом выложил эти файлы на своей страничке в социальных сетях, чтобы обсудить с друзьями «интересные картинки», не получится, если этот человек никакого отношения к такого рода файлам вообще не имел. Это весьма продуманная часть законопроекта, которая отсекает многочисленные кривотолки по поводу того, что теперь за госизмену могут осудить любого бомжа с улицы, спящего на секретных бумагах, случайно вылетевших из окна воинской части.

Своевременной новинкой статей УК о шпионаже и госизмене можно считать и появление в Уголовном кодексе такого дополнения, которое касается не только деятельности, скажем так, во благо иностранных разведок, но и во благо международных организаций, ведущих сбор определенного рода информации. Это дополнение позволит пресечь желание граждан передавать секретные сведения в некие созданные под иностранным патронатом фонды, комитеты, службы и прочие некоммерческие организации. Ведь, не секрет, что и разведка со временем модернизируется и видоизменяется, а потому на территории Российской Федерации в течение ряда последних лет открываются некие учреждения с весьма сомнительными задачами. К примеру, ничто не мешает открыть некий гипотетический фонд содействия российским физикам-ядерщикам, главный офис которого находится где-нибудь в штате Мичиган, а филиалы – в российских городах… А уж какое там содействие физикам-ядерщикам оказывается, и почему именно физикам-ядерщикам решили такое содействие оказать – большой вопрос. Так вот, чтобы возникало меньше вопросов, статья и пресекает любое желание излить свою душу перед разного рода иностранными структурами, прикрывающимися правозащитной деятельностью.


Следует отметить, что к шпионской деятельности теперь относятся услуги консультационного характера, материально-техническая и финансовая помощь организациям, которые уличены в сборе секретных сведений.

По понятным причинам, такое изменение в УК РФ заставило самые демократизированные слои общества говорить о том, что вот, мол, снова российская власть старается оказать давление на НКО. Ну, а что ж российской власти еще остается делать, если через эти самые НКО за последние годы прошло куда больше сведений, содержащих государственную тайну, чем через все разведки мира, работающие против России, вместе взятые… Тут уж, как говорится, «неча на зеркало пенять».

Похожи ли принятые изменения на открытие дороги для охотников на ведьм? – Вряд ли. Скорее, наоборот, принятие поправок связано с защитой прав и свобод тех лиц, которые привыкли жить по закону и не использовать псевдодемократические лозунги для информационных махинаций, направленных на подрыв безопасности страны.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти