18 ноября 1699 года Петр I издал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей»

18 ноября 1699 года Петр I издал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей»

18 ноября 1699 г. Петр I издал указ «О приеме на Великую Государеву службу в солдаты изо всяких вольных людей» и первом рекрутском наборе. Первоначально армию попытались построить на смешанной основе (добровольной и принудительной), в нее стали записывать свободных людей, годных к воинской службе. Пожелавшим стать солдатами обещали годовое жалованье в 11 рублей и «хлебные и кормовые запасы». Первоначально запись в армию шла в съезжей солдатской избе в селе Преображенском и руководил ею Автоном Головин. Затем набор в армию стал производиться, не только в столице, но и в Пскове, Новгороде, Смоленске, Белгороде и поволжских городах. Результатом этого указа стало формирование трех пехотных дивизий, командирами которых были назначены генералы Головин, Вейде и Репнин. Одновременно шел процесс формирование регулярной кавалерии — драгунских полков. Рекруты армии вооружались и содержались за счет государства. Набор 1699 года стал первым этапом на пути к регулярной системе комплектования армии. Сама же реформа была завершена уже в ходе Северной войны.

Царь Петр считал делом своей жизни возвышение Российского государства и усиление его военной мощи. С самого начала своей государственной деятельности он огромное внимание уделял военному делу. Исследователи отмечают, что воинственность была несомненно врожденной склонностью Петра Алексеевича. В годы ранней юности царевича интересовали только игрушки военного характера. В царских мастерских для царевича изготовляли всевозможное детское оружие, которым тешился маленький Пётр и вооружал детей, «потешных ребяток». Надо сказать, что такое воспитание было традиционным для русских княжичей, с древнейших времен правители Руси были воинами. Первым военным руководителем царевича был командир одного из иноземных солдатских полков — Менезиус (полки «иноземного строя» начал формировать во время Смутного времени Михаил Скопин-Шуйский, вторая организация началась в 1630 году).

После Стрелецкого бунта в мае 1682 г., перехода правления в руки царевны Софьи, были созданы новые условия жизни малолетнего царевича. Удаленный от большого двора, устраненный от всякого участия в государственных делах, освобожденный от придворного этикета Петр получил полнейшую свободу. Живя в пригородных селах Воробьеве и Преображенском, царевич предался практически исключительно военным играм. Вокруг Петра собираются «потешные» - дети бояр, дворян, окружавших царицу Наталью Кирилловну, дети дворовых людей. Пётр вместе с ними предавался «потехам Марсовым». Постепенно «потешные» стали приобретать облик воинской части.


В 1684 г. на реке Яузе строят крепость, с башнями, стенами и рвом. «Пресбург» станет сборным пунктом для «потешных». Вокруг неё возникает целый городок. В это время царевич прошёл настоящую военную школу: в любую погоду отстаивал в караулах, строил со всеми вместе полевые укрепления, был в первых рядах в стрельбе из лука, мушкета, метании копья, ознакомился с барабанным искусством и т. д.

Отсутствие придворных правил позволило Петру Алексеевичу сблизиться с иностранцами, что способствовало его военному образованию. Среди иностранцев особое влияние на царя оказал командир Бутырского солдатского полка генерал Патрик Гордон. Шотландец Гордон долго искал счастья в различных европейских странах, прошёл отличную военную школу в шведской армии, служил в Речи Посполитой. Принял участие в борьбе с русскими, но вскоре принял предложение русского дипломатического агента Леонтьева и поступил на русскую службу – майором. Он отличился в Чигиринских походах, за военные умения и доблесть был отмечен чином генерал-майора и назначен командиром Бутырского полка. Пройдя практическую боевую школу, Гордон имел большие познания и в теории – артиллерийском деле, фортификации, устройстве вооруженных сил стран Европы. Умудренный большим боевым опытом Гордон являлся для молодого царя очень полезным советником и руководителем. Между ними установились дружеские отношения.

Кроме того, большое влияние на военную подготовку Петра оказал женевец Франц Лефорт. Он с 14 лет служил во французской армии, получил боевой опыт в войнах с голландцами. Лефорт прибыл в Россию ещё по предложению царя Алексея Михайловича и быстро овладел русским языком, ознакомился с нравами России. Всесторонне образованный, жизнерадостный, общительный Лефорт не мог не обратить на себя внимания царя. Он быстро занял место среди соратников царя. Молодой царь внимательно слушал рассказы Лефорта о жизни и нравах стран Европы, учился фехтованию, танцам, верховой езде, получал уроки голландского языка. Были и другие иностранные офицеры, которые оказали на Петра значительно влияние, но Гордон и Лефорт были наиболее яркими фигурами.

Вскоре Пётр от потех и забав стал переходить к более серьёзным делам. К «потешным» Преображенскому и Семеновскому полкам, примыкают московские полки Гордона и Лефорта. Пётр под руководством Гордона приобретает знания из истории военного искусства, одновременно проходит практическую школу, участвуя в полевых занятиях своего отряда. Беседы и уроки сочетаются с полевыми учениями и маневрами. Полевые маневры проводились каждый год, начиная с 1691 по 1694 гг., и в них участвовала не только пехота, но и кавалерия, артиллерия. Учения завершались примерными сражениями. Одно из таких учений – это Кожуховский поход 1694 года (проходил в окрестностях села Кожухова). Отряд обороняющихся состоял из войск старого строя – стрельцов, а отряд атакующих – был смешанным, из новых войск и поместной конницы. Атакующие переправились через Москву-реку и стали штурмовать укрепление, которую построили стрельцы. Учение чуть не превратилось в настоящий бой, настолько все были увлечены этим действием.

Во время Азовских походов Петр получил большую военную практику. После первого неудачного похода царь энергично приступил к строительству речной и морской флотилии. На спешно устроенных воронежских верфях под руководством государя кипела работа. К весне 1696 года было построено тридцать крупных судов и около 1000 малых, для перевозки войск, оружия и боеприпасов, были готовы к походу. В мае сухопутные войска и флотилия двинулись вниз по Дону. В результате блокированная с моря и суши турецкая крепость продержалась только в течение двух месяцев. 19 июля 1696 г. Азов капитулировал. Азовские походы стали первым личным боевым опытом для Петра. Они стали лучшим свидетельством, что для борьбы с Османской империей на Черном море или Швецией на Балтийском море, России необходим флот. Пётр также понял, что стрелецкие полки и поместная конница уже не были первоклассным инструментом для реализации широких замыслов в области внешней политике.

Путешествие Петра в составе «великого посольства» (в чужие края царь отправился под скромным именем «Преображенского полка урядника Петра Михайлова») имело большое значение в смысле личного усовершенствования его в различных науках. Во время путешествия царь особо пристальное внимание обратил на военное и морское дело. Польско-литовские войска в Курляндии его не впечатлили. В Кенигсберге «Пётр Михайлов» изучал артиллерийское дело, в голландских верфях – судостроительную практику, в Англии – теорию постройки судов, в Австрии – организацию имперских войск. По пути назад государь изучил организацию саксонской армии.

По возвращению в Российское государство царь немедленно приступает к реорганизации вооруженных сил. Деятельным помощником Петра в строительстве регулярной армии стал генерал Адам Вейде. Пётр начинает уничтожать стрелецкое войско, начиная с массовых казней участников Стрелецкого бунта 1698 года, и перевода части стрельцов на «житье» в уездные города. Часть стрельцов была переведена на положение солдат, другие направлялись в отдалённые города для несения гарнизонной службы (городовые стрельцы кое-где сохранялись почти до конца столетия). У государя возникает намерение сформировать на содержании государства 60 тыс. пехотное войско.

8 (18) ноября 1699 года был обнародован царский указ о добровольной записи в регулярные солдатские полки «изо всяких вольных людей» и первом рекрутском наборе. «Охочие» люди (добровольцы) принимались с жалованьем по 11 руб. в год на полном государственном содержании. «Даточных» людей (рекрутов) набирали с определённого числа дворов: один ратник со 100 сох. В селе Преображенском была учреждена Главная комиссия по набору рекрутов, формированию полков, их снабжению и подготовке. Её руководителем был Головин. Репнин получил задание набирать людей в низовых городах по Волге. Набор людей начался в декабре 1699 года. За время первого набора было принято 32 тыс. человек, они были направлены на формирование 27 пехотных и 2 драгунских полков.

Русская армия, до поражения под Нарвой, получила следующую организацию. Пехотный полк состоял из десяти фузилерных рот (от «фузеи» - ружья). В некоторых полках одна рота была гренадерской. Состав пехотного полка: три штаб-офицера, 35 обер-офицеров и 1200 строевых нижних чинов. Пехотинец был вооружен 14-фунтовым ружьем, багинетом (кинжал с плоским, реже граненым клинком, применявшийся в качестве штыка) и шпагой. Часть пехоты была вооружена пиками – пикинеры. Кроме того, пиками и алебардами были вооружены капралы, сержанты, ефрейторы и нестроевые нижние чины. В составе драгунских полков было около 1 тыс. человек. Кавалерийский полк также делился на 10 рот. Вооружены драгуны были 12-фунтовыми ружьями без штыков, двумя пистолетами и палашом.

Ещё в 1698 году генералом Вейде по немецкому образцу был составлен первый устав - артикул. Основным для пехоты был строй из шести развёрнутых шеренг. Допускалось сдваивание рядов и шеренг. Были установлены ружейные приёмы для заряжания, стрельбы, отдания чести, ношения ружья во время похода и т. д. Для кавалерии первоначально своего устава не было, драгуны руководствовались при обучении пехотным уставом. Основным строем для кавалерии был развёрнутый строй в три шеренги.

Все сформированные полки свели три высшие тактические единицы – генеральства (дивизии). Во главе них были поставлены: Автоном Головин, Адам Вейде и Аникита Репнин. Командирами соединений первоначально были иностранцы, которые раньше командовали полками «иноземного строя». Среди офицерского состава также преобладали иностранцы. Это было ошибкой, так как часто иностранцы спешили занять хлебное место, не имея ни соответствующего опыта, ни желания воевать и при необходимости умирать за Россию. Поэтому начальники старались обучать русских, чтобы быстрее заменить иностранцев.

Вновь сформированные войсковые части спешно обучали и уже через три месяца они показывали положительные результаты в боевой подготовке. Однако процесс создания новой армии только набирал обороты. Настоящая армия, готовая сдерживать и наносить мощные удары, будет сформирована уже в ходе Северной войны. В течение нескольких лет русская армия окрепнет, будет закалена и превзойдёт первоклассную шведскую армию по всем основным параметрам.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. Волхов 19 ноября 2012 10:57
    С Петра 1 пошла традиция замены русских руководителей на иностранцев (Андропов - Глен Миллер), соответственно нужны наёмники и иностранные порядки. Именно этот (комиссарский командировочный) стиль управления Россией отмечает 100 метровый памятник "Петру 1" в Москве.
    Волхов
  2. omsbon 19 ноября 2012 10:59
    иностранцы спешили занять хлебное место, не имея ни соответствующего опыта, ни желания воевать и при необходимости умирать за Россию.

    В этой фразе вся суть иностранной помощи России. Так было, так и есть.
    Рассчитывать Россия может только на себя, на своих людей и на свои ресурсы.
  3. kvm 19 ноября 2012 13:55
    Самое главное в том, что Пётр ввёл д..бильный принцип: всё заграничное - лучшее. И старательно насаждал его.
    Как в том фильме: начинается всё с колки дров, а заканчивается таким буреломом. или что-то в этом смысле.
    kvm
  4. vladimirZ 19 ноября 2012 17:09
    Пётр правильно делал . что брал у Запада все лучшее. Зачем изобретать велосипед, если он уже изобретен у соседа.
    Правильность действий Петра ещё раз подтвердила сталинская индустриализация, когда на Западе покупали тысячи заводов с западной технологией и через 10 лет у СССР была своя промышленность, выдержавшая тяжелейшую войну.
    Аналогично последние десятилетия действуют и весьма успешно Китай, уже вышедший на 2 место по объему промышленного производства в мире и стремительно догоняющий США.
    1. Нагайбак 20 ноября 2012 18:29
      Японцы тоже отгараживались. И чего? Американцы монитор прислали, тот пару раз бахнул и привет!!! Дошло до них, перебили взбунтовавшихся самураев. И основали вполне боеспособную армию. Даже очень!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня