Бахрейн: тень «третьей силы»

1 ноября генеральный секретарь Прогрессивно-демократической партии Бахрейна Абдель Наби Сальман, давая интервью «Голосу России», сказал, что правительство страны запретило оппозиции проводить любые акции протеста. Но ведь беспорядки в Бахрейне провоцируют отнюдь не оппозиционеры, а «третья сила». Сама собою напрашивается параллель с Россией и «маршами миллионов», курируемыми одним неприметным мистером из американского посольства. На самом же деле всё не так, как может показаться на первый взгляд.

В Бахрейне со свободой слова и демократией решили бесповоротно расстаться.


Об этом объявил 30 октября сам министр внутренних дел Бахрейна — шейх Рашид аль-Халифа. Он сообщил, что ранее государство «пыталось обеспечить свободу слова, разрешая митинги и собрания, но их участники регулярно злоупотребляли нашим доверием». Если бы не конфликты и правонарушения, то, вероятно, свобода слова в её лёгкой форме в Бахрейне бы прижилась.

Но генсек Прогрессивно-демократической партии Абдель Наби Сальман рассказал:

«Все выступления и демонстрации оппозиции в течение двух последних лет были совершенно мирными и спокойными. Не в интересах оппозиции устраивать беспорядки. Но, как и во всех странах мира, в Бахрейне присутствуют некие неофициальные силы, задача которых состоит в провоцировании беспорядков. Правительство Бахрейна должно бороться именно с этой «третьей силой», которая действует вопреки интересам нашего государства. В сложившейся ситуации правительству и оппозиции было бы лучше сотрудничать. Однако правительство не принимает ни наши предложения, ни предложения Центра прав человека. А эти предложения могли бы стабилизировать ситуацию в стране. За эти годы до сих пор не выработано плана по политическому урегулированию ситуации. Действия правоохранительных органов сводятся к насильственным методам. Уверен, что ситуация в стране от этого только ухудшится. Нельзя бесконечно действовать вопреки действующей Конституции и законам страны».


Ситуация, стало быть, сложная и странная. С одной стороны, хочется и свободы слова и волеизъявления, а с другой — напирает некая «третья сила». Тут бы правительству и оппозиции объединиться, но правительство отчего-то объединяться не желает.

Консолидироваться, помимо тяги правительства к сохранению самодержавия, мешают в Бахрейне и конфессии. Ведь оппозиция в Бахрейне принадлежит к мусульманам-шиитам. Они же составляют и большинство населения страны. А вот правящая династия здесь относится к суннитам. Картина, обратная сирийской.

В ноябре началось обострение противостояния оппозиции и правительства. «Третья сила» из политической полемики временно исчезла, и разборки начались между силой номер один и силой номер два.

7 ноября правительство Бахрейна распорядилось лишить подданства группу людей, которые были обвинены в антигосударственной деятельности. В «чёрный список» угодил тридцать один человек: юристы, активисты оппозиции, религиозные деятели. Всех их власти обвиняют в провоцировании беспорядков. Лишение подданства предусмотрено 10-й статьей закона о гражданстве.

Оппозиционеры из шиитской партии «Вефак» заявили, что лишение гражданства — сознательное обострение конфликта, на которое идут власти королевства. Но чего же добьются власти? Ведь от подобных мер сила протестов будет только возрастать.

Выше уже говорилось, что руководство Бахрейна запретило с 30 октября проведение массовых шествий и ограничило свободу слова. Поэтому решение о лишении подданства следует признать логичным продолжением первого шага по «закручиванию гаек».

В настоящее время шиитское большинство требует предоставления гражданских прав и формирования правительства, которое отвечало бы перед парламентом, а не перед монархом. Власти наотрез отказались провести такие реформы: они фактически означали бы ликвидацию самодержавия (кстати, династия там правит уже два века).

В итоге протесты действительно стали шириться. Раздались и взрывы. Нет, во взрывах не были обвинены члены оппозиции. Власти считают, что теракты — дело рук «Хизбаллы».

8 ноября правительство Бахрейна обвинило эту организацию в проведении терактов в Манаме, в результате которых погибло два человека.


Глава министерства общественной безопасности Бахрейна генерал-майор Тарик эль-Хасан сообщил об аресте 4 подозреваемых и об открытии охоты на других участников террористического заговора. 5 обнаруженных взрывных устройств характеризуются будто бы отличительными признаками «Хизбаллы».

Хасан заявил:

«Террористический опыт арестованных показывает, что их обучили за пределами королевства. Фирменные знаки «Хизбаллы» в этом случае кристально ясны».


Однако, «Хизбалла», участники которой имеют привычку в нужных случаях «брать на себя ответственность», с гневом отвергла бахрейнские обвинения:

«Мы отвергаем даже намек на обвинение против нас. Мы полагаем, что бомбы взорвала бахрейнская разведка, с тем, чтобы обрушиться на мирное движение протеста, выдвигающее праведные требования».


Короче говоря, «Хизбалла» отказалась сыграть роль «третьей силы», навязываемой ей властями королевства как бы в ответ на заявления оппозиции.

Сегодня бахрейнские власти окончательно распростились с демократией и всякими там свободами, а шумовые гранаты и дубинки сменили на дробовики и другое огнестрельное оружие.

В ноябре оппозиционеры, прикрывшись масками, устроили погромы в городах страны. Они жгли автомобильные покрышки, крушили фонарные столбы, поджигали пальмы и мусор, блокировали дороги. А в Ситре в Центральной провинции бунтующая молодёжь закидала «коктейлями Молотова» полицейский участок.

Некоторые оппозиционеры на этом фоне осмелились обвинить правительство в совершении терактов в Манаме. Они вели речь о том, что там действовали «некие силы, пытающиеся таким образом оправдать подавление протестов». Таким образом, «третья сила» окончательно слилась с первой. Словесные паллиативы использовались скорее от страха выразиться открыто, нежели от действительной веры оппозиции в таинственных «третьих» участников инцидентов в Бахрейне.

Но что же всепланетный страж демократии — США? Ведь, казалось бы, самое время организовать какую-нибудь гуманитарную интервенцию в королевство, а заодно устроить там бесполётные и буферные зоны. Есть там, конечно, саудовские войска и пять сотен доблестных саудовских полицейских, но они отчего-то сражаются не за демократию, а как раз против.

Вот и известный обозреватель Марк Адоманис этого не понимает:

«…Разница в отношении Америки к Бахрейну и Сирии — это настолько вопиющий пример двойных стандартов, насколько только можно себе представить. Это классический образец непоследовательной и лицемерной логики, когда к двум абсолютно идентичным кризисам совершенно разный подход.

Это настолько поразительная демонстрация американского двуличия, что мне до сих пор трудно в это поверить. Казалось бы, Госдепартамент, исходя из собственных эгоистичных интересов и своекорыстных взглядов, должен был как-то, пусть вяло и формально, осудить Бахрейн за его поведение, чтобы иметь в запасе хотя бы толику интеллектуальной добропорядочности. Но похоже на то, что когда пресс-секретарь Госдепартамента начнёт в следующий раз давать брифинг по Сирии, его смехом и издёвками прогонят со сцены».


Нет, Викторию Нуланд не прогонят: за неё вступится босс — Хиллари. Первейшая геополитическая задача США — сохранять влияние в регионе. Демократии мало и в Катаре, и в Саудовской Аравии, и в Бахрейне. Но правительства всех этих государств — верные вассалы США. Кроме того, нефтедоллар — их общее дело, уходящее корнями в семидесятые годы прошлого века. Главная американская ценность — гегемония. И если товарищ Адоманис удивляется «разнице в отношении», то он знает, что Сирия — не союзник США, а вот Бахрейн — союзник.

«Конечно, Бахрейн — это близкий союзник Америки, размещающий у себя Пятый флот США, который является основной составляющей американской военной мощи в Персидском заливе, одним из сильнейших в мире военных формирований, и главным участником любого потенциального вооружённого конфликта с Ираном. Соединённые Штаты давно уже сквозь пальцы смотрят на злобную и никому не подотчетную бахрейнскую монархию правящего меньшинства, потому что она их устраивает и соответствует американским интересам безопасности».


Вот и всё. Путём внедрения «демократии» США разваливают те страны, чьи правительства не лояльны и не полезны Вашингтону. Но тот же Вашингтон сквозь пальцы глядит на внутренние грешки тех королей, которые привечают, скажем, американских моряков. А то, что популярность лживой Америки на Ближнем Востоке снижается, как замечает Адоманис, и из-за двойных стандартов почти опустилась до нуля, для Белого дома — не новость.

Будь это новостью, Хиллари и Барак задумались бы: а не прекратить ли нам помощь сирийским «повстанцам»? Или не объявить ли демократизацию Эр-Рияда, Манамы или Дохи? И не сказать ли Тель-Авиву: в Иран мы никогда не пойдём, это решено раз и навсегда? А почему бы Америке не обратиться к турецкому премьеру Эрдогану и не сказать бы ему: больше не задерживай ни российские, ни армянские самолёты, летящие в Сирию? И почему бы не позвонить товарищу Путину и не сказать, что Америка присоединяется к российско-китайскому вето по Сирии?

А раз низкая популярность США на Ближнем Востоке — не новость, Барак и Хиллари будут продолжать делать то, что делали раньше. Быть может, по инерции; быть может, потому, что они всё ещё верят в скорое усиление США.

Таким образом, противостояние оппозиции и королевской власти в Бахрейне будет продолжаться. Гласа ущемляемых демонстрантов «мировое сообщество» не услышит. О нём могут рассказать на «Голосе России» или «Раша Тудэй», но промолчат в «Вашингтон Пост» или «Нью-Йорк Таймс».

Обозревал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти