Перестройка по-китайски?

Завершение XVIII съезда Компартии Китая ознаменовало начальный этап передачи высшей государственной власти в этой стране. Как известно, новым лидером Китая, представляющим новое поколение руководителей Поднебесной, стал Си Цзиньпин. В марте будущего года именно он сменит действующего Председателя КНР Ху Цзиньтао на этом посту.

О биографии нового китайского лидера написано немало, и одним из главных ее сегментов является то, что Си Цзиньпин к своим 59 годам успел пережить как грандиозные падения, так и ошеломляющие политические успехи. Если есть в Китае люди, судьба которых была столь насыщенной и одновременно противоречивой, то Си Цзиньпин относится именно к их числу. Именно эта противоречивость и дает пищу для размышления в плане того, какую роль новый китайский лидер может сыграть в судьбе своей страны. Еще не успевшего вкусить всех плодов высшей политической власти Си Цзиньпина одни называют китайским Михаилом Горбачевым, а другие склонны видеть в нем совершенно иную личность: ни больше, ни меньше - китайского Сталина, который будет готов пойти на любые шаги ради укрепления государственности.


Китайский художник Ло Цзянхой (Luo Jianhui) рисует портрет Си Цзиньпина после объявления того новым Председателем КНР, Гуанчжоу, провинция Гуандун, Китай


Такие предположения основаны именно на аспектах биографии Си Цзиньпина, ведь в ней часто оказываются переплетенными диаметрально противоположные на первый взгляд вещи. Судите сами: дочь Си Цзиньпина в 2010 году стала студенткой Гарвардского университета, для чего ей пришлось даже изменять свое имя (в КНР эта информация тщательно замалчивается); близкие родственники Си Цзиньпина (по данным агентства Bloomberg) обладают внушительным состоянием общей сложностью почти в 0,4 миллиарда долларов; сестра нового китайского лидера проживает на территории Канады; при этом сам Си Цзиньпин является сыном одного из главных китайских революционеров Си Чжуньсюня, который считался одним из главных сторонников Мао Цзэдуна. В своих выступлениях Си Цзиньпин всякий раз повторяет, что никогда не отступит от того курса, который когда определил для Китая Великий Кормчий. Кроме того, нередко лидер нового китайского высшего политического поколения не забывает в своих речах упомянуть дело марксизма-ленинизма, которое и сегодня должно быть своеобразным вектором развития страны. Эти слова как-то странно стыкуются с желанием дать своему ребенку западное образование, да и совсем они не стыкуются с тем, что в семье Си Цзиньпина, скажем так, весьма позитивно относятся к чрезмерному достатку.

Такие противоречия выглядят достаточно серьезными, если учесть, что у Си Цзиньпина есть обида на государство. Дело в том, что это самое государство в свое время репрессировало его отца, да и с ним самим обошлось весьма жестоко, отправив на длительную ссылку в деревню одного из беднейших китайских регионов. Можно сколько угодно рассуждать, что это было в далеком прошлом, но психология личности говорит о том, что такие рубцы в течение жизни не заживают. Человек, который прошел через такие испытания, рано или поздно, попытается сделать всё, чтобы найти возможность ответить своим обидчикам. Ну а если «обидчиков» Си Цзиньпина уже давно нет на этом свете… В таком случае личность с большими амбициями, согласно всё тем же законам личностной психологии, попытается перевести накопленные негативные эмоции в другое русло. И уж в этом случае вряд ли можно будет позавидовать тем людям, которые вздумают плыть против течения, определяемого сегодня новым китайским руководителем.

Си Цзиньпин занимает высшую ступень иерархического пьедестала в Китае. При этом от предыдущего поколения руководителей он получает грандиозную по своим объемам экономику и не менее грандиозные по своим масштабам социальные проблемы.

За последние годы все привыкли называть Китай мощнейшей державой, но по большому счету мощь этой державы основывается далеко не на благополучии большинства китайских граждан. Да и можно ли вообще в этом случае говорить об индивидуальном благополучии, когда при номинальном уровне ВВП в 7,5 трлн. долларов, ВВП на душу населения в КНР составляет немногим более $4,2 тыс. Это уникальная экономика мира. При всей ее внешней помпезности и всех заявлениях о скором выходе на 1-е место в мире (Китай планирует обогнать США по этому показателю к 2018-2020 году) Китай остается страной бедной. Из 2862 единиц уездного подчинения в КНР на начало текущего года только по официальным данным бедными уездами признаны 592, то есть более 20%. Если учесть уровень закрытости КНР для мировой прессы в плане освещения столь непопулярных тем, то можно весьма скептически относиться к официальной информации. Вероятно, число бедных уездов в Китае можно увеличивать минимум в 1,5-2 раза.

При этом максимальное число бедных граждан проживают в сельской местности. Расслоение общества в экономическом плане в КНР стало достаточно весомым после того, как Китай начал проводить политику индустриализации, отказываясь от аграрных приоритетов. В итоге получилось так, что по разнице в уровне доходов городского и сельского населения Китай занимает одно из первых мест в мире. Максимальный ВРП приходится на те регионы, в которых располагаются промышленные гиганты (к примеру, Шанхай), а вот ВРП в отдаленных провинциях Китая часто на порядок ниже. В этом Китай схож с Россией…

Однако по сравнению с Россией у Китая есть еще, как минимум, один недостаток. Заключается он в том, что в КНР проживают около 9% неграмотного населения, а это около 140 миллионов человек (цифра, примерно равная населению Российской Федерации). Такое количество неграмотного населения, очевидно, ударяет не просто по статусу Китая, но и ставит вопрос, как новая власть собирается столь серьезную проблему решать. Ведь при таком уровне граждан, не владеющих элементарной грамотой, сложно говорить о переходе к более внушительным темпам роста. При том уровне вовлеченности в мировую экономику, который Китай имеет на сегодняшний день, уровень образованности нации играет весьма существенную роль для развития экономики страны.

Стоить отметить, что подавляющее большинство неграмотных граждан Китая проживают в сельской местности. Суммируя выше сказанное, получается, что сельская среда в современном Китае выступает неким балластом, который мешает активно двигаться большому китайскому кораблю. Если так, то Си Цзиньпину, который не понаслышке знаком с проблемами китайского села, придется искать рычаги решения этой сложной задачи.

В этой связи можно предположить, что у китайского лидера есть два варианта для решения обозначенной проблемы.

Первый вариант заключается в том, что Си Цзиньпин будет вынужден, как принято говорить в таких случаях, встать лицом к крестьянам, отобрав существенный кусок пирога у промышленников. Это позволит поднять уровень образования на селе, подравнять уровни доходов селян и горожан, наконец, вернуть людей в села. Однако в этом случае новый лидер Поднебесной, очевидно, будет вынужден столкнуться с новыми экономическими реалиями: рост промышленности, которая выступает настоящим локомотивом Китая замедлится, что приведет к ослаблению экономики. Цифры темпов роста общекитайского ВВП пойдут вниз, зато уровень доходов среднестатистического китайца станет более существенным, нежели сегодня. Другими словами, Китай может стать перед выбором: догнать и перегнать экономику США или же ориентироваться в первую очередь на социальное государство. Принимая во внимание китайские амбиции, этот выбор может стать крайне сложным. Си Цзиньпин может пойти по пути: и одно, и второе, и всё сразу. Но в этом случае КНР напомнит знаменитого Буриданова осла, который так и нес смог выбрать одно из двух одинаково соблазнительных лакомств. Хватит ли сил и средств у Си Цзиньпина решить обе эти задачи – сейчас говорить крайне сложно, но то, что он может попытаться этой сделать – вполне возможно.

Второй вариант заключается в том, что Китай окончательно станет позиционировать себя как государство технологического прогресса, поделив приоритеты между образованными и малообразованными слоями населения. Технические интеллектуалы, квалифицированные рабочие (Китай-1) будут продолжать ковать технологическую мощь страны, а село так и останется Китаем-2, который всё дальше будет отрываться от первого. Если Си Цзиньпин пойдет по такому пути, то титул Михаила Горбачева, который в свое время шёл по направлению предоставления широких автономий регионам, не особенно вникая в особенности их развития, вполне может закрепиться за новым китайским лидером.

В общем, задача приходящего к высшей точке государственной власти в Китае человека состоит в первую очередь в выборе. Причем в выборе не из двух зол, как это часто бывает, а из двух благ. Если Си Цзиньпин человек рациональный и не привыкший пороть горячку, то четкий выбор поможет ему решить самые амбициозные задачи. Если же две противоположности его судьбы будут определять его дальнейший политический характер, то это может с новым поколением китайской власти сыграть злую шутку.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти