Колонизаторы не смирились с потерей колонии

Колонизаторы не смирились с потерей колонии


Сирийцы нашли и распространили в соцсетях фотографию, сделанную в далеком 1941 году, когда Сирия еще находилась под властью французских колонизаторов. На черно-белом потертом снимке - французский генерал Джорж Катро идет рядом со старикашкой с хитрыми глазками – Нур-Эддином Аль-Хатыбом. Прошло более 70 лет – и внук этого Нур-Эддина - Муаз Аль-Хатыб, бывший проповедник в мечети Омейядов в Дамаске, ныне дезертир и беглец с Родины – избран главой "катарской коалиции", созданной 11 ноября на заседании в Дохе. Да уж, нечего сказать, семейка со старыми традициями!


И Франция, впереди планеты всей, отблагодарила потомственного коллаборациониста Аль-Хатиба, дед которого сотрудничал с колонизаторами, за верную службу. Именно бывшая метрополия первой признала «катарскую коалицию» легитимным представителем сирийского народа. Такие у нас ныне «тираноборцы»! Ну, а ежели еще и на флаг этой «оппозиции» посмотреть – зелено-бело-черный с тремя звездами – это флаг того периода, когда Сирия находилась под мандатом Франции.

Между последними французскими президентами (как и американскими) есть одна общая черта – каждый из них хочет поучаствовать в какой-либо «демократической» агрессии. При Миттеране бомбили боснийских сербов, и Франция, будучи постоянным членом СБ ООН, поддержала это решение. При Шираке бомбили Югославию, и Франция принимала активное участие в операции под названием «Милосердный ангел», унесшей жизни сотен детей и тысяч взрослых. Пришел к власти Саркози – и громче всех призывал к вторжению в Ливию, и именно французские самолеты первыми нанесли удары по этой стране. Теперь и Олланду неймется «отдемократизировать» Сирию.

Еще летом французский премьер-министр Жан-Марк Эйро, не стесняясь, говорил о том, что Франция поставляет сирийским боевикам оборудование связи и другую технику. Он говорил, будто бы это оборудование не предназначено для убийства. Но все равно – разве это не пособничество убийцам?

А теперь псевдосоциалист Франсуа Олланд провел встречу с внуком старого коллаборациониста - Муазом аль-Хатыбом. После этой встречи в Париже появился посол от сирийских террористов - некий Мунзир Макхус, который вместе со своим шефом был в составе делегации, посетившей Елисейский дворец. Но этим «борцам за права сирийцев» французской милости в виде назначения нелегального посла было мало – они умоляли Олланда поставить тяжелое оружие. Тот обещал вынести этот вопрос на рассмотрение стран ЕС.

Ранее Олланд заявлял о планах создания в Сирии «буферной» и «бесполетной» зоны. Правда, тогда его же собственный министр иностранных дел охладил пыл шефа, заявив о том, что такие зоны могут быть созданы только по решению Совета Безопасности ООН. А позиция СБ ООН ясна – Россия и Китай не дают добро на очередную авантюру, подобную той, которая уже сгубила Ливию. Но Олланд, зная это, пытается поднять моральный дух террористов, действующих на территории Сирии. Ради этого он и обещает создание «бесполетной зоны», то есть, беспощадных бомбардировок Сирии. А только этого террористы и хотят. Они же всякий раз рискуют, устанавливая самодельные взрывные устройства около школ, больниц, торговых центров, мечетей. Конечно же, они желают такой поддержки с воздуха, чтобы им не пришлось больше рисковать – раз – и с французского или американского самолета падает огромная бомба и разрушает здание, на взрыв которого террористам пришлось бы затратить много усилий. Зато видно, как «оппозиции» дорога Сирия, если они желают ее городам такой участи!

Кроме того, министр иностранных дел Франции Фабиус внаглую признавался, что французские спецслужбы помогали некоторым перебежчикам бежать из Сирии. Он не уточнил, кому именно, но было ясно, что речь идет о генерале-изменнике Манафе Тласе и бывшем премьер-министре Сирии Рияде Хиджабе.

Оба предателя, не стыдясь, подтвердили, что бежали из страны с помощью французских спецслужб. В нормальном мире на этом их политическая карьера окончательно завершилась бы, ведь ни один народ в мире не смог бы простить такое и признать беглецов своими представителями. Но в мире, где такие иуды пользуются покровительством некоторых богатых государств – эти беглецы, находящиеся под мощной «крышей», еще на что-то смеют рассчитывать. Эти типы питают надежды, что их включат в какое-нибудь «теневое правительство» и признают его легитимность!

Еще предшественник Олланда, палач Ливийской Джамахирии Саркози и находившийся при нем министр иностранных дел Ален Жюппе любили повторять, как испорченная граммофонная пластинка: «Асад должен уйти». Народу Франции не понравился , пыл вояки Николя Кровавого, и он избрал другого президента. Но и новый президент начал крутить все ту же изрядно заезженную пластинку.

Прошло 70 лет с тех пор, как Франция потеряла Сирию в качестве своей колонии и вынуждена была признать ее независимость. Но, как показывают последние события и все эти признания «оппозиции», колониальный зуд не дает ей покоя. Она делает все для того, чтобы вернуть свое владычество, правда, на этот раз, даже в случае победы над Сирией, оно уже не было бы полным, ей пришлось бы делить его с США, Турцией и другими партнерами по НАТО. Но это не смущает Олланда, поддерживающего любого негодяя в Сирии, если только позиция этого негодяя входит в рамки неоколонизаторских планов французского лжесоциалиста.

Едва получив свободу от турецкого владычества, в 1920 году Сирия тут же попала под власть французов, и Лига наций выдала Франции мандат на управление страной. Французской оккупационной армии во главе с генералом Анри Гуно противостояла слабо вооруженная армия Сирии, только-только зародившаяся, у которой не было ничего, кроме винтовок и пулеметов. У французов же имелись тяжелая артиллерия, авиация. Противостояние было неравным. Министр обороны Сирии Юсеф Аль-Азме принял бой, зная, что выиграть его невозможно. Но истинный патриот своей Родины, он не мог допустить, чтобы французы взяли Дамаск совсем без боя. Сражение состоялось в 23 километрах от Дамаска, в горном ущелье Мейсалун. Юсеф Аль-Азме лично участвовал в неравной схватке. Бойцы сражались целый день, но превосходство французов было слишком большим. Только когда они все полегли, Франция смогла продвинуться к Дамаску.

В 1925 году против французской оккупации восстали сирийцы и друзы, им даже почти удалось освободить Дамаск, но Франция своей военной мощью в 1927 году задавила восстание. Первый выстрел в этом восстании был сделан 7 июня 1925 года – герой восстания Хусейн Муршид Радван ранил французского офицера, когда он приказал разогнать мирную антифранцузскую демонстрацию.

Сирия чтит своих героев. И Хусейну Муршиду Радвану в начале ноября был возведен величественный памятник в городе Сувейда. Скульптор Фуад Наим особое внимание уделил огромному мечу героя, который он сжимает в мощной руке, зовя сирийцев на битву.


Вот это были настоящие повстанцы, которые боролись за Родину. А теперь слово «повстанцы» испоганено донельзя, теперь так называют шваль, набранную со всех уголков мира, одурманенную наркотиками и за деньги убивающую сирийцев.

А в центре Дамаска стоит памятник министру обороны Сирии Юсефу Аль-Азме, герою битвы в ущелье Мейсалун. Совсем недавно еще один памятник Аль-Азме стоял около здания Генштаба. Но 3 сентября этого года, атакуя Генштаб, террористы не пощадили памятник национальному герою. Вандалы разрушили его. Разве может быть дорога история Сирии этим наемникам? Или потомкам тех, кто сотрудничал с оккупантами?

Пока сирийское государство и народ страны ставит памятники героям – так называемые «оппозиционеры» сотрудничают с неоколонизаторами, носятся с колонизаторскими флагами, убивая солдат и мирных граждан. Франция признает этих убийц и террористов «легитимными представителями сирийского народа». Вот только нужны ли народу такие «представители»?
Автор:
Елена Громова, Дамаск
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти