Антикоррупционный инструмент нуждается в настройке, или Заповедные угодья Минобороны

«Скажите маме, пусть не волнуется, меня здесь не бьют», - цитирует The New Times одну из фигуранток нашумевшего уголовного дела, связанного с деятельность компании «Оборонсервис», представляющей интересы Министерства обороны РФ. Такие не в меру жалостливые слова по поводу своего нахождения в изоляторе временного содержания высказала Екатерина Сметанова, которая на пару со своим мужем Максимом Закутайло обвиняется по п.4 ст.159 УК РФ «Мошенничество в особо крупных размерах».




Сметанова заявила, что следствие хочет получить от неё показания на Евгению Васильеву, которая в своё время возглавляла Департамент имущественных отношений Минобороны и была её руководителем. Однако по словам Сметановой, следствие, цитата «и так про неё (Васильеву) всё знает». Такая уверенность по поводу «всезнания следствия» в отношении Евгении Васильевой у главы Центра правовой поддержки «Эксперт», работавшей в тесном контакте с ОАО «Оборонсервис», Сметановой связана с тем, что якобы следствие уже давно следило за «нехорошей» квартирой, в которой потом и обнаружили миллионы рублей, горы ювелирных украшений и картины известных живописцев.

После таких заявлений подозреваемой Сметановой прошла информация о том, что задержанная решилась на сотрудничество со следствием и уже якобы направо и налево «закладывает» всех своих начальников. Однако информация о том, что глава ЦСП «Эксперт» решила выпутаться из сложной ситуации, рассказав подробности о том, кто именно стоял за коррупционными схемами в Министерстве обороны, не подтвердилась. Мало того, госпожа Сметанова заявила, что на самом деле она вообще не понимает, за что её держат под стражей, и к чему вообще этот сыр-бор в Министерстве обороны, ведь её компания участвовала в самых обычные торговых операциях: купи-продай, где-то подешевле, где-то подороже… Исходя из этого, она вины своей не признает.

Видимо, продажа целых микрорайонов по цене в десятки раз ниже реальной цены аффилированным компаниям, которые затем реализовывали собственность по более значительным ценам – это и есть бизнес в понимании Екатерины Сметановой и ее мужа Закутайло. Только в таком случае не совсем понятно, почему львиная доля доходов от такого, простите, предпринимательства оказывалась не на счетах Министерства обороны (ведь продаваемые объекты именно этому ведомству принадлежали), а в совсем других закромах, которые еще предстоит детально изучить. А если допустить, что компания ОАО «Оборонсервис» просто неэффективно работала и из-за непродуманного менеджмента несла убытки, то для чего же тогда такую компанию вообще держали в Министерстве обороны, и почему своевременно не сменили ее руководящий штат?..

Мать Екатерины Сметановой, та самая, к которой обращалась по поводу своего нахождения в ИВС подследственная, заявляет, что все обвинения в адрес ее дочери безосновательны. По ее словам, Екатерина и Максим приехали работать в Москву в 2010 году после того, как их пригласила Евгения Васильева (сокурсница Екатерины). Якобы Васильева обещала солидные зарплаты (в районе 300 тысяч рублей), что и повлияло на семью Закутайло-Сметановых в плане переезда из Питера. А уже через год с небольшим на Сметанову завели уголовное дело, которое в августе 2012 было закрыто за отсутствием доказательств. Теперь вот новое дело, и снова в деле стоит тень Васильевой…

Если оценивать слова Ольги Пожарской (матери Сметановой), то получается, что Васильева целенаправленно решила прикрыть деятельность возглавляемого ею сектора Минообороны с помощью случайных людей. Однако было бы наивно полагать, что Сметанова, закончившая юрфак Университета в Северной столице, не понимала, что её используют для мошеннических сделок, выгораживая главных фигур на этой коррупционной шахматной доске. Всё знала, и знала, что обещанная 300-тысячная зарплата за одни только красивые глаза в структуре, связанной с освоением государственного бюджета, не дается. А ведь 300 тысяч в месяц – это только по словам представителей семьи самой госпожи Сметановой…

В такой ситуации, казалось бы, следствию остается приложить еще совсем немного усилий, и вся цепочка коррупционеров начнет появляться из мутной воды нецелевого использования бюджетных средств. И все эти звенья вполне могли бы привести к человеку, который длительное время стоял во главе Министерства, а значит, просто по определению должен был находиться в курсе всех темных дел, творившихся в «Оборонсервисом». Страна буквально застыла в ожидании: вот-вот дело дойдет до того, что Анатолий Сердюков из разряда свидетелей может перейти в разряд обвиняемых, ведь, как говорится, плох тот начальник, который не ведает, что творят его подчиненные. Но время идет, а никаких подвижек застывшая страна так и не увидела. Продолжают перечисляться обнаруженные хищения, но пока ни одна по-настоящему «крупная рыба» так и не попала на крючок оперативников. Щуки прячутся так умело, что все их отчетливо видят, но только сквозь подводные камышовые заросли подобраться никак не могут. Что же в роли этих непроходимых камышовых зарослей выступает? Негласное табу, самоограничитель, встроенный механизм безопасности системы? А, может быть, "крупную рыбу" отпустили за обещание выполнения трех желаний?..

Вероятно, российский властный организм пока явно не готов идти до конца по пути борьбы с коррупцией. Очевидно, что хищения бюджетных средств в миллиардных масштабах по определению не могут замыкаться на рядовых обитателях, скажем так, российского околобюджетного водоема. В любом случае найдется тот, кто либо упорно старается не замечать разгулявшуюся плотву, либо сам подкармливает мелкую рыбешку, чтобы потом полакомиться более изысканным кушаньем.

Есть по этому поводу и еще одно суждение. Связано оно с тем, что власть только внешне представляется достаточно однородной и идущей одним путем. На самом деле никакой однородности при ближайшем рассмотрении нет. В такой ситуации различные влиятельные группы вполне могут открывать сезон охоты на своих конкурентов, в результате которого возможны жертвы. Именно: возможны…

Начало охоты будет, как обычно, красочным: флажки, борзые, ретивые кони, водка на подносах, а вот завершением не всегда станет групповое фото на фоне добытого кабанчика. Может случиться так, что охота велась холостыми – это раз, или велась по всем правилам, но чрезмерная увлеченность заставила палить друг по другу – это два.

Перешел дорогу Анатолий Сердюков – начинается эпопея с антикоррупционной охотой в Минобороны. Перейдут дорогу те, кому перешел дорогу Сердюков – не исключено, что и здесь мы узнаем о финансовых махинациях, разоблачениях и коррупционных схемах.

Только вся проблема в том, что часто «герои»-коррупционеры в итоге оказываются безвинными жертвами... То жертвами ложных доносов, то жертвами журналистской «дезы», то слепыми котятами, которые шли неведомо куда и нечаянно набрели на падающую большими хлопьями бюджетную манну. В общем, жертвами всего, чего угодно, только не правосудия. А если так, то получается что наше законодательство действительно самое гуманное в мире. Еще бы! Можно остаться на свободе даже тогда, когда в десятках томов уголовного дела каждая третья строка посвящена схемам мошенничества и увода денег на спецсчета. Можно затаривать все шкафы кольцами с бриллиантами в треуровневой квартире в центре Москвы, имея официальную зарплату, сопоставимую с зарплатой участкового врача; и даже при этом следствие может поверить, что просто вы 120 лет не кушали ничего кроме хлебных крошек в столовой одной из армейских частей, а копили, копили, копили…

В общем, если все эти коррупционные разбирательства в Минобороны перейдут в вялотекущее русло с последующим полным штилем или посадками исключительно пешек в большой мошеннической игре, то наш антикоррупционный инструмент явно нуждается в работе опытного настройщика…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти