Возродить океанский флот. Для России это жизненно необходимая задача

«У России есть только два союзника: ее армия и флот», – любил повторять Александр III своим министрам. Время подтверждает правоту предпоследнего российского императора: без мощного океанского флота сегодня в мировой политике делать нечего.

Вопрос, иметь или не иметь, кажется, уже не вызывает споров и разногласий: «Иметь!». Жизненная необходимость полноценного океанского флота для России очевидна: именно в Мировом океане происходит пересечение, а зачастую и столкновение интересов всех крупных современных держав. Даже в мирное время наличие боеспособной группы кораблей, которые могут оперативно перемещаться в любую точку земного шара и осуществлять военное присутствие в течение достаточно долгого времени, нередко оказывается решающим аргументом при урегулировании тех или иных политических вопросов и разногласий.


В эту же категорию входят и демонстрация флага, и сдерживающий фактор, и что немаловажно – контроль и охрана торговых путей. Эффективность океанской группировки флота в реальных боевых действиях не только несомненна, но и была неоднократно доказана действиями американских войск в ходе множества локальных конфликтов как недавнего прошлого, так и современности.

Важные критерии

Все вышеперечисленные функции мог выполнять и выполнял флот СССР. Но как считают военно-морские эксперты, полноценным океанским флотом назвать его все же нельзя. Советская стратегия развития флота в противовес американским авианосным ударным группам (АУГ) делала упор на массовое производство подводных лодок. Это решение во многом оказалось половинчатым: задача борьбы с АУГ противника была решена, однако в конце концов советское командование признало, что без непосредственной поддержки с воздуха боевые возможности флота весьма ограниченны.

На американском примере мы можем наблюдать, что всего один авианосец предоставляет широкие возможности для получения информации и управления боем посредством палубных самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У), мощного наземного удара как крылатыми ракетами, так и силами штурмовой авиации, ведения ПВО с большей эффективностью, нежели штатными корабельными системами «земля-воздух», осуществления радиоэлектронной борьбы, противолодочной борьбы и дозаправки самолетов в воздухе. Современные условия настоятельно диктуют необходимость наличия таких кораблей в претендующем на звание океанского флоте.

В СССР к этому пришли слишком поздно, когда даже догнать остальные державы было невероятно трудно, но еще возможно. Распад Советского Союза и последовавший за этим упадок мощи российского флота не только похоронили программу строительства отечественных авианосцев, но и лишили страну ее океанского флота.

Вернемся в современность. За последние годы ВМФ России начал вновь наращивать свое присутствие в Мировом океане, хотя и весьма ограниченными силами. Вспомним и участие российских кораблей в международных учениях «ФРУКУС-2009», «Иониекс-2009», «Помор-2010», «ФРУКУС-2010», «BLACKSEAFOR-2010», «Иониекс-2011», «Балтопс-2011», «Болд Монарх-2011», «РИМПАК-2012», и многочисленные дружеские визиты в Германию, Голландию, Норвегию, Сингапур, Данию, Грецию, Францию, Ливию, Сирию, США, и антипиратские походы в Аденский залив, и, наверное, самую серьезную со времен холодной войны демонстрацию силы, когда 6 декабря 2011 года к берегам Сирии отправилась корабельная авианосная группа во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Возродить океанский флот. Для России это жизненно необходимая задача

Еще больший интерес представляют невидимые глазу походы. Совсем недавно, 7 ноября поблизости от восточного побережья США была обнаружена российская атомная подводная лодка (АПЛ) проекта 945, ранее, в 2009 году общественность встряхнула подлодка проекта 971. Моряки уверяют, что этими двумя инцидентами дело не ограничивается и походы отечественных субмарин в Атлантику проводятся регулярно.

Тем не менее даже значительно участившиеся походы российских кораблей на просторы Мирового океана не дают оснований говорить о возрождении, и работы предстоит очень много. Каким же должен стать отечественный полноценный океанский флот?

Первый и самый главный критерий, который сегодня уже практически не оспаривается, – это наличие авианосца с полноценным авиакрылом и ядерной энергетической установкой. Далее – формирование полноценной океанской группы кораблей сопровождения. В наилучшем случае ее должны составлять корабли 1-го ранга – ракетный крейсер (РКР) для поддержки ПВО и противокорабельных атак, большой противолодочный корабль (БПК), осуществляющий противолодочную оборону (ПЛО), и до четырех эскадренных миноносцев (ЭМ). Еще одним немаловажным аспектом является бесперебойное обслуживание со стороны судов обеспечения: танкеров и транспортов вооружения.

Третьим элементом должны стать твердое понимание задачи и четкая концепция применения авианосной группы. Четвертое требование – отлаженная система командования и управления флотом, специально ориентированная на дальнюю океанскую зону. Пятое – наличие профессиональных кадров, а следовательно, и комплекса центров обучения по всем требуемым специальностям.

Нужно оговориться: все вышеперечисленное является не более чем необходимым минимумом и существует множество дополнительных факторов, без которых создание океанского флота по меньшей мере затруднительно.

Что имеем и что строится


Что же у нас есть на сегодня? Разберемся по пунктам.

Единственный авианесущий крейсер в составе ВМФ, по оценке экспертов, не является океанским кораблем. Причиной этого называют прежде всего продолжающиеся проблемы с ГЭУ крейсера. Авиакрыло «Адмирала Кузнецова» составляет, по различным данным, от 10 до 18 истребителей Су-33 (впрочем, в сирийском походе на борту находилось только восемь самолетов), два штурмовика Су-25УТГ и несколько, предположительно два, вертолетов Ка-27. К 2015 году на замену самолетам Сухого предполагается поставить 24 истребителя МиГ-29К, из них четыре учебно-боевых.

Тем не менее, даже несмотря на это, очевидно, что ценность «Кузнецова» в качестве настоящей боевой единицы сегодня не отвечает запросам флота. А вот в качестве тренировочной площадки крейсер способен прослужить еще долго.

Строительство полноценных авианосцев – это вопрос только времени и возможностей. К сожалению, у командования флота до сих пор нет определенных планов. По заявлению бывшего главкома ВМФ, проектирование перспективного авианосца должно быть закончено к 2014 году, а непосредственно строительство начнется в 2020-м.

По-видимому, этот срок следует принять исключительно как отправную точку: в ГПВ-2020, напомним, средств на строительство авианесущих кораблей не выделено и какие-либо серьезные работы могут получить финансирование только в рамках следующей подобной программы. Далее, срок строительства практически ото всех высокопоставленных источников звучит одинаково – в пределах трех-четырех лет. В такие цифры верится с трудом, вспоминая совсем недавний пример – перестройку «Адмирала Горшкова» в «Викрамадитью», длившуюся с 2004 по 2012 год. Была произведена капитальная работа, однако строительство «с нуля» настолько неосвоенного нашей судопромышленностью корабля может оказаться еще более длительным и трудозатратным, тем более что в стране до сих пор не существует аналогов потерянных для нас верфей Николаева.

Но главным фактором становится даже не вопрос денег, а воля руководства. Окончательного решения строить авианосцы на высшем уровне до сих пор нет. И когда оно будет, предугадать невозможно. Но помимо собственно строительства авианосца стоит задуматься и о других аспектах. Например, первым делом необходима инфраструктура: специально оборудованное место базирования, обученный технический и обслуживающий персонал, а также своевременное финансирование как содержания, так и ремонтов и модернизаций. Еще одной проблемой является авиакрыло: до сих пор не разработаны проекты специализированных палубных самолетов, в частности самолетов ДРЛО и У, РЭБ, ПЛО, штурмовой авиации. Часть перечисленных задач может выполняться вертолетами, однако эффективность, например, отечественных Ка-31 – вертолетов ДРЛО не идет ни в какое сравнение с самолетным комплексом. Однако о ведущейся разработке авиакрыла перспективного авианосца информации нет. Возможно, будут реанимированы и усовершенствованы старые проекты, такие как Як-44 и Ан-71.

Таким образом, несмотря на активную полемику на всех уровнях, строительство авианосцев до сих пор представляет значительную проблему.

Как обстоят дела с группой сопровождения, точнее, океанскими кораблями 1-го ранга? На сегодня в составе ВМФ России их остались считаные единицы:

  • ЧФ: РКР «Москва» и БПК «Керчь»;
  • БФ: ЭМ «Настойчивый» и «Беспокойный»;
  • СФ: ТАРКР «Адмирал Нахимов» и «Петр Великий», РКР «Маршал Устинов», БПК «Вице-адмирал Кулаков», «Североморск», «Адмирал Левченко», «Адмирал
  • Харламов», «Адмирал Чабаненко» и ЭМ «Гремящий», «Адмирал Ушаков»;
  • ТОФ: РКР «Варяг», БПК «Маршал Шапошников», «Адмирал Трибуц», «Адмирал Виноградов», «Адмирал Пантелеев» и ЭМ «Быстрый», «Бурный», «Боевой» и «Безбоязненный».

    В сумме – 23 корпуса. Учтем, что не все из них на сегодня находятся в строю. К этой категории мы причислим:

  • ТАРКР «Адмирал Нахимов», который предполагается подвергнуть капитальному ремонту и модернизации;
  • ЭМ «Гремящий», «Беспокойный» и БПК «Адмирал Харламов» – выведены в резерв;
  • ЭМ «Боевой» – находится на консервации;
  • ЭМ «Бурный» – в ремонте.

    В итоге количество кораблей, потенциально способных составить группу сопровождения авианосца, уменьшается до 17 единиц. Для одной АУГ число внушительное. Однако достигается это количество фактическим обескровливанием всех остальных флотов, которые без кораблей 1-го ранга лишаются большей части своих боевых возможностей.

    Не проще будет выделить и подводную часть ударной группы. Количество боеспособных субмарин проекта 971 составляет всего три единицы из шести на ТОФе (К-263 «Барнаул», К-391 «Братск» и К-322 «Кашалот» находятся в долгосрочном ремонте), четыре из шести – на СФ (К-328 «Леопард» проходит ремонт с модернизацией, К-157 «Вепрь» выведена в резерв). Из субмарин проекта 945 в строю две, столько же из усовершенствованного 945А. Эти четыре корабля приписаны к Северному флоту. Там же проходят службу все четыре корпуса проекта 671РТМК. Два из них (Б-138 «Обнинск» и Б-448 «Тамбов») заканчивают ремонт. В итоге флот может предоставить не более 15 торпедных АПЛ. В мирное время выделение из этого количества двух лодок на сопровождение АУГ оправданно, но в ситуации полномасштабной войны 13 лодок, к тому же разделенных между двумя флотами, явно недостаточно и в таких условиях каждая боевая единица на счету.

    Все эти выкладки призваны показать только один факт: океанских кораблей в российском флоте катастрофически не хватает. Очевидно, что процесс набирания корабельной группы для перспективного авианосца не должен проходить путем обескровливания остального флота. Необходимо вводить в состав флота новые эсминцы и корветы, причем наиболее здравым решением было бы сначала вернуть в строй имеющиеся и требующие ремонта корпуса, а только затем строить новые.

    Сейчас происходит строительство кораблей исключительно 3-го ранга: корветов проектов 11661 (два в строю), 20380 (два в строю), МРК проекта 21631 и МАК 21630. Кораблей 2-го ранга – фрегатов дальней морской зоны проектов 22350 и 11356Р/М – до сих пор не спущено на воду ни одного и ранее 2014 года ожидать их в составе флота не приходится.

    Тем не менее по сравнению с девяностыми годами и первой половиной 2000-х тенденции сменились на положительные. Российский флот сейчас проходит фазу возрождения и обновления, в этих условиях необходимо поэтапное строительство небольших прибрежных кораблей с постепенным переносом силы в океан. Только обеспечив насущные потребности флота для обороны непосредственных границ государства, можно всерьез задумываться о строительстве полноценных перворанговых эсминцев и крейсеров. Отсюда следует основополагающий вывод, что на данном этапе «авианосно-центрическое» мышление по меньшей мере неприемлемо и нереализуемо.

    Однако особую остроту вопросу придает даже не это. К сожалению, на сегодня так и не выработано четкой и однозначной концепции управления и боевого применения АУГ. Строго говоря, не до конца разработана и концепция применения флота в целом, и в этом заключается основная проблема ВМФ России. В идеале схема выдачи задания кораблестроителям должна выглядеть так: доктрина – стратегия – корабль. Но в современной доктрине ВС РФ отсутствует четкое представление о противнике и стратегии ведения возможной войны. В итоге получается нелепая ситуация: корабли строятся, но для чего – неясно. Именно преодоление этого кризиса и является приоритетной задачей для руководства флота. До тех же пор даже разработка перспективных проектов не только затруднена, но и в чем-то деструктивна.

    Вопросы управления и кадров

    Теперь обратимся к системе управления флотом. К сожалению, после реформы армии неразберихи в ней не оберешься. После того как главкомат ВМФ фактически отстранили от дел, функции непосредственного управления кораблями передали в руки Объединенных стратегических командований (ОСК). Напомним, что находящийся в штате ОСК военно-морской отдел составляет буквально полтора десятка офицеров. Такого числа явно недостаточно даже для организации повседневного боевого дежурства, не говоря уже о сколько-нибудь масштабных действиях на океанских ТВД. Эта часть управления нуждается в серьезной переработке. По мнению ветеранов, командование флота должно действовать самостоятельно.

    Следующая трудность в создании океанского флота – это проблема кадров. К сожалению, после массовых сокращений в рамках той же реформы с флота были вынуждены уйти офицеры с многолетним опытом, в том числе и полноценных океанских походов. В итоге это отразилось и на управленческой сфере, и на научно-исследовательской, и на преподавательской, и непосредственно на кораблях. Восстановить эти потери почти невозможно без привлечения отправленных в отставку ветеранов. Как считают многие моряки, система военного образования в нынешнем состоянии подготовить офицеров такого же качества не может. Фактор сокращения ВС скажется и на комплектовании экипажами новых кораблей. Эта проблема столь же значима, сколь и нехватка кораблей в активном составе флота, но, к сожалению, внимания ей уделяется гораздо меньше.

    Какой же итог можно подвести? Если Россия хочет оставаться значимым игроком на мировой арене, океанский флот необходим, однако создание его сопряжено с рядом трудностей. При нынешнем состоянии экономики и производства преодолеть их – дело не годов и даже не одного десятилетия. Сейчас для флота главное – сохранить устойчивое положение и медленно наращивать мощь. При всей своей привлекательности желание во что бы то ни стало иметь авианосец может оказаться пустой тратой средств, не нашедшей практического применения, и такой же бессмысленной потерей, какой в свое время оказались авианесущие крейсеры «Новороссийск» и «Минск» – совсем молодые (немногим более 10 лет службы) корабли были проданы по цене металлолома в Южную Корею.

    Флоту, представляющему собой лишь тень былого величия, до выхода в океан надо пройти весь путь почти с самого начала, и резкие движения здесь неприемлемы – необходимо поэтапное развитие. Нужны планомерные реформы и конструирование современной системы управления, способной оперировать флотом на всем пространстве Мирового океана. Так же остро стоит и кадровый вопрос: главным элементом ВМФ остается не «железо», а люди – обученные и преданные своему делу.

    Все эти проблемы решаемы, и главным фактором здесь становится твердая политическая воля руководства. История нашей страны неоднократно являла примеры, как при должной воле подобные проекты можно осуществить за одно десятилетие. И руководству страны и флота пора эту волю проявить, иначе критическое отставание от «вероятного противника» очень быстро станет необратимым.
  • Автор:
    Андрей Самсонов
    Ctrl Enter

    Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

    89 комментариев
    Информация
    Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
    Уже зарегистрированы? Войти