Великий Курдистан: быть или не быть?

В последние недели произошло немало событий, которые могут показаться и малозначащими, а могут и натолкнуть на мысль о том, что на политической карте мира грядёт перекройка границ (с одобрения Вашингтона, разумеется).

Вот, к примеру, первый факт. 19 ноября министр иностранных дел Украины Константин Грищенко отправился с визитом в Ирак. Он так написал об этом в своём «Твиттере»: «Еду в машине по Багдаду. Это, кстати, первый визит главы МИД Украины в Ираке за последние 9 лет. Тот визит тоже был мой, кстати :)».


Заодно с товарищем Грищенко туда отправилась украинская бизнес-делегация. Министр, кроме Багдада, посетит Курдистан.

Вопросы установления торгово-экономических отношений с иракскими курдами интересуют и Армению. 8 ноября соответствующие вопросы обсуждались в Эрбиле в ходе встречи вице-премьера правительства Армении, сопредседателя армяно-иракской межправительственной комиссии по экономическим вопросам Армена Геворкяна с премьером иракского Курдистана Нечирваном Идрисом Барзани. Ресурс 1news.az указывает, что в ходе встречи стороны отметили наличие широких возможностей двустороннего сотрудничества, начиная с нефтегазовой сферы до поставок армянской продукции на иракский рынок. Собеседники коснулись и возможности привлечения представителей правительства иракского Курдистана к работам армяно-иракской межправительственной комиссии по экономическим вопросам.

Проявляет плотный интерес к иракскому Курдистану и американский бизнес. Крупнейшая нефтегазовая корпорация «ExxonMobil» уведомила Багдад о желании продать долю в проекте по разработке крупного месторождения «Западная Курна – 1». Американская компания решила вместо этого проекта сконцентрироваться на сотрудничестве в нефтяной сфере с автономным иракским Курдистаном. Сейчас речь идёт о том, что доля в проекте «Западная Курна – 1» достанется «ЛУКойлу» и CNPC. Скорее всего, Ирак поддержит эти предложения.

У «ExxonMobil» и правительства Ирака отношения испортились в 2011 году — из-за того, что американская компания подписала с властями автономного Курдистана несколько соглашений на разработку нефтяных месторождений. Дело в том, что официальный Багдад запрещает курдам разрабатывать и продавать нефть, обходя центральное правительство. Но свободолюбивые курды на запреты плюют, и нефть и разрабатывают, и реализуют. К тому же их сепаратизму покровительствуют США.

В конце октября власти иракского Курдистана отправили первую нефть на Запад в обход багдадского правительства. Объём поставки — более 12 тыс. тонн.

Курдская сторона сообщила, что рассчитывает ежедневно отправлять порядка 1,5 тыс. тонн чёрного золота. В перспективе курды собираются стать самостоятельным игроком на мировом рынке углеводородов. Ни для кого не секрет, что полученные деньги они смогут использовать и для поддержки движения за автономию. Багдад, считающий подобные поставки «контрабандой», высказал недовольство происходящим. Ещё бы: ведь в Курдистане добывается около 60% всей иракской нефти. Иракский Курдистан стоит на шестом месте по величине запасов углеводородов в мире (6,3 млрд. т).

Но курдов мало волнует мнение официальных властей Ирака. Их сдерживает не критика центрального правительства, а мало развитая инфраструктура. Октябрьскую поставку нефти из Курдистана в средиземноморский турецкий порт Джейхан осуществляли… грузовиками. Есть трубопровод Киркук – Джейхан, но его в последние годы не раз взрывали.

10 ноября премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани прибыл в Тегеран во главе высокопоставленной торговой делегации. Цель визита, по словам представителя Патриотического союза Иракского Курдистана в Тегеране Назема Даббага, — изучение возможностей для развития торговых отношений с Ираном. Барзани обсудил пути укрепления взаимного торгового обмена и осуществления экономического сотрудничества между Курдистаном и Ираном.

В 2012 году товарооборот между Ираном и Иракским Курдистаном превысит 4 млрд. $.

Таким образом, Иракский Курдистан вплотную подошёл к вопросу обособленного существования.

Аналитик Любовь Люлько («Правда.ру») считает, что создание Великого Курдистана как раз может стартовать с Иракского Курдистана, близкого к независимости.

В Ираке курдов — примерно 4,5 миллиона (15-20 процентов населения). Здесь курды имеют широкую автономию со своей армией, бюджетом и финансами.

«Этот статус, — пишет Л. Люлько, — курды получили в результате вторжения США. Американцы первоначально надеялись создать «многоэтническую иракскую нацию» по американскому образцу, но курдский президент Масуд Барзани отказался подписывать новую конституцию Ирака, если в ней не будут оговорены самые широкие автономные права курдов, и добился своего».


Отсюда взял начало конфликт между официальным Багдадом и Иракским Курдистаном. В первую очередь борьба идёт за нефтеносную провинцию Киркук. Барзани предупредил, что будет добиваться независимости, если разногласия с Багдадом не будут решены в его пользу.

«Курдские газеты пишут о возможном военном конфликте, который будет кровопролитным, если учесть, что у Барзани есть отлично подготовленная армия — формирования пешмерга («идущие на смерть»), насчитывающие по разным оценкам от 60 до 80 тысяч человек».


Взять под контроль курдов у премьер-министра Ирака Нури аль-Малики не получается.

Пепе Эскобар пишет, что Великий Курдистан уже виден на горизонте. Мало того, сегодня у курдов, по его мнению, — «последний шанс» для обретения собственных территорий и настоящей независимости. Эскобар не сомневается в своём видении на горизонте, а задаёт себе и читателям лишь один вопрос: кто же станет «главным в доме»? Автор даёт и ответ: Иракский Курдистан. Если премьер-министр Барзани поведёт себя правильно, то он войдёт в историю как создатель Великого Курдистана.

Да, пишет Эскобар, он видит грядущий Великий Курдистан независимым от арабов, персов и турок. Ему следует вести себя мудро — как объединителю. Он должен подумать не только о власти в Иракском Курдистане, но и суметь грамотно управлять противоречивыми стремлениями курдов в Сирии, Иране и Турции. Для этого ему потребуются дальновидность и дипломатические навыки.

«Что уже точно известно, — пишет автор, — так это то, что Вашингтон и Тель-Авив находятся с ним в одной лодке; и это означает, что и Брюссель рано или поздно последует тем же курсом. Члены БРИКС — Россия и Китай — тоже вряд ли будут против. Здесь есть две возможности. Великий Курдистан, «отлитый» как модель для Ближнего Востока — с точки зрения светского общества, динамично развивающегося и прогрессивно организованного, построенного на уважении к религиозным меньшинствам. Или — ещё одна западная марионетка».


Всего курдов в мире, как указывает Жиль Мунье, примерно 30 миллионов. И если в Ираке проблема курдов стоит настолько остро, что Иракский Курдистан самостоятельно ведёт переговоры и заключает крупные нефтяные сделки, полностью пренебрегая центральным правительством, то в Иране, Турции и Сирии картина иная.

Политика Ирана — делать вид, что курдского вопроса не существует. Станислав Иванов, эксперт-востоковед ИМЭМО РАН, говорит:

«Эта тема достаточно закрыта, нигде не фигурирует. В Иране считают, что иранские курды — это сначала граждане Ирана, а потом уже курды…»


Курдскую карту в Иране, продолжает С. Иванов, нынче разыгрывают США и «Моссад».

«…Израиль давно использует курдов как камень за пазухой, который он при любом удобном случае кидает в Иран. В Иране есть такое объединение, как «Партия свободной жизни» (PJAK). Иранская разведка установила, что финансирование PJAK идёт по линии «Моссада». Боевики PJAK в прошлом году отметились в Иране терактами и вооружёнными нападениями на иранское военные части. На их счету только в прошлом году было несколько десятков иранских военнослужащих, включая многих офицеров Корпуса стражей исламской революции. КСИР был вынужден проводить против PJAK контртеррористические операции. Часть боевиков PJAK бежала потом в Иракский Курдистан, где их преследовали иранские подразделения, из-за чего даже возникла напряжённость на границе Ирана и Иракского Курдистана».


PJAK в Иране (и в Турции) получают доходы от наркоторговли и контрабанды. Иранские курды относятся к боевикам PJAK как к бандитам.

Президент Сирии предоставил сирийским курдам автономию в защите своих территорий. Курды формируют вооружённые отряды и воюют против «повстанцев» близ турецкой границы, что не нравится Анкаре.

Турция испытывает массу проблем из-за Курдской Рабочей Партии, которая объявлена в стране террористической организацией и преследуется по закону. Между тем именно в Турции у курдов нет автономии, и национальные права их игнорируются. Ну, пожалуй, надо отметить спутниковый канал TRT 6, вещающий на курдском языке, а ещё сентябрьское заявление министра иностранных дел Турции г-на Давутоглу, который изъявил желание выучить курдский язык (если у него будет для этого достаточно времени). Ранее, в июне прошлого года, премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган заявлял, что курдский язык может быть включён в учебные планы и станет вторым дополнительным языком — при условии, если количество студентов, которые изъявят желание учить его, будет достаточным. Таким образом, в последнее время турецкое правительство предпринимает некоторые шаги по решению курдского вопроса.

Вместе с тем Эрдоган в погоне за региональной гегемонией своей родины допустил стратегический просчёт: он ополчился на Сирию, а Башар Асад, оказавшись в тяжёлом положении, ответил ему тем, что дал дополнительные права своим курдам. Боевики из Курдской Рабочей Партии в Турции тут же усилили свою деятельность. Они, пишет Л. Люлько,

«…взяли «шефство» над сирийскими курдскими городами и поселениями. Амоуда, Африн, Камышлы и другие в июле 2012 года были освобождены Свободной курдской армией под руководством PYD. Эти города образовали с турецкими курдскими поселениями единое ядро, что означает фактически начало объединения курдов Турции и Сирии (Северного и Западного Курдистана). Турецкая газета «Hurriyet» писала в конце июля: «Всего неделю назад у нас была 400-километровая граница с курдами, а теперь к ней можно спокойно прибавить ещё 800 километров».


Но первую скрипку в борьбе за независимость играют, конечно, курды Ирака. Именно с него начнётся Великий Курдистан — стремление к которому разрозненных курдов одобряют в США. Одобряют потому, что Great Kurdistan означает раскол всего Ближнего Востока и ослабление всех тех государств, которые желает развалить либо ослабить Вашингтон — Сирии, Ирана, Ирака. Да и гегемонические устремления Турции Белому дому вряд ли по душе. В мире лишь один сильный, остальные — слабые. В этом вся соль геополитики, которую конструирует Госдеп.

Заодно с Вашингтоном заинтересован в ослаблении названных стран и Тель-Авив: ведь «курдская карта» навредит «ядерному» Ирану. С Турцией Израиль тоже не в лучших отношениях.

В итоге, при заинтересованности двух таких мощных союзников, как Израиль и США, и при сегодняшнем усилении иракских курдов, Великий Курдистан, который Пепе Эскобар разглядел на горизонте, и вправду может оказаться реальностью.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти