Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну

Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну

К началу Первой мировой войны на Северном морском театре находилось, не считая гидрографических судов, лишь одно русское военное судно (посыльное судно «Бакан»), которое несло службу по охране рыбных промыслов. Появление в 1915 г. в Белом море германских мин, на которых подрывались торговые суда, заставило Морское министерство приступить к организации «Партии траления Белого моря». Помощь со стороны Англии, к которой неоднократно обращалась Россия, была эпизодической и крайне слабой.

Итоги кампании 1915 г. показали, что траление, охрану коммуникаций и оборону побережья Северного Ледовитого океана и Белого моря необходимо обеспечивать силами русского флота, не полагаясь на англичан. Между тем возможности пополнения флота на Севере судами были крайне ограничены, так как наиболее крупные флоты царской России (Балтийский и Черноморский) в период войны были изолированы от Севера. Относительно свободное сообщение Север имел лишь с Владивостоком, но базировавшаяся на него Сибирская флотилия была немногочисленна. При сложившейся обстановке царское правительство было вынуждено пойти на покупку хотя бы устаревших судов. Поэтому были начаты переговоры о покупке у Японии трех бывших русских кораблей: броненосцев «Полтава» и «Пересвет» и крейсера «Варяг», затопленных в 1904 г., а затем поднятых и восстановленных японцами. Приобретение этих кораблей, а также перевод некоторых военных судов из Сибирской флотилии на Север позволили Морскому министерству в феврале 1916 г. принять решение об организации флотилии Северного Ледовитого океана (СЛО).

В марте 1916 г. оба броненосца и «Варяг» прибыли во Владивосток. «Полтава» была зачислена в класс линейных кораблей, переименована в «Чесму» и направлена в Средиземное море для замены находившегося там крейсера «Аскольд», который предназначался к переводу на Север. Крейсер «Варяг» в ноябре 1916 г. прибыл в Кольский залив, куда в январе 1917 г. пришел и линейный корабль «Чесма», так как надобность в нем на Средиземном море миновала. «Пересвет» же, следуя на Север, в декабре 1916 г. по выходе из Порт-Саида, подорвался на мине и затонул.. Наконец, крейсер «Аскольд», пройдя ремонт во Франции, прибыл в Кольский залив в июне 1917 г.


Из Сибирской флотилии во флотилию СЛО были переведены: минный заградитель «Уссури» (прибыл в декабре 1915 г.), миноносцы «Властный» и «Грозовой» (прибыли с транспортом «Ксения» в 1916 г.), эскадренные миноносцы «Капитан Юрасовский», «Лейтенант Сергеев». «Бесшумный» и «Бесстрашный» (прибыли в 1917 г.) и устаревшая подводная лодка «Дельфин» (прибыла в 1916 г.).

Из числа новых военных судов, которые удалось заказать за границей, в Англии было построено 12 тральщиков и в Италии — подводная лодка «Св. Георгий» (прибыла в Архангельск в сентябре 1917 г.).

Не имея возможности производить новые заказы или покупку готовых военных судов за границей, царское правительство было вынуждено покупать там траулеры, китобои, яхты и пароходы и переоборудовать их в военные суда. Так, еще в 1915 г. было приобретено шесть норвежских и английских траулеров. Позже было куплено еще пять траулеров в Испании, И аргентинских траулеров, один французский и два норвежских китобоя и, наконец, три американских траулера. Было также приобретено 14 яхт и пароходов, переоборудованных в посыльные суда.

Пополнение флотилии СЛО шло крайне медленно. Купленные яхты, пароходы и траулеры, предназначавшиеся в качестве посыльных судов и тральщиков, проходили, как правило, переоборудование и ремонт за границей, так как собственные ремонтные средства флотилии были крайне ограничены. Боевые суда флотилии также простаивали в ремонте. Так, задержались с ремонтом в Англии в 1917 г. миноносцы «Властный» и «Грозовой», крейсер «Варят».

На 7 октября 1917 г. во флотилии СЛО числилось 89 боевых и вспомогательных судов 1.

линейных кораблей 1 («Чесма»)
крейсеров 2 («Аскольд» и «Варяг»)
эскадренных миноносцев 4
миноносцев 2
подводных лодок 1 («Св. Георгий»)
посыльных судов 18
минных заградителей 1 («Уссури»)
тральщиков 43
гидрографических судов 4
транспортов 3
портовых судов 8
ледоколов 2 («Святогор» и «Микула Селянинович»)


Из них за границей находились в ремонте один крейсер и два миноносца и на переоборудовании — шесть посыльных судов и три тральщика.

Установление Советской власти на Севере и выход республики из войны повлекли за собой сокращение флотилии СЛО. Приказом военно-морского отдела Центрального комитета флотилии СЛО (Целедфлота) от 26 февраля 1918 г. был объявлен следующий предполагаемый состав флотилии на кампанию 1918 г.:

1. Дивизия траления — 16 тральщиков.

2. Посыльные суда для охраны промыслов («Горислава», «Ярославна», «Купава», «Таймыр» и «Вайгач»).

3. Транспорт-мастерская «Ксения».

4. Служба связи — два посыльных судна («Иней» и «Орлик») и два тральщика.

5. Дирекция маяков и лоций — «Соломбала», «Полярный», «Уссури» и два тральщика.

6. Гидрографическая экспедиция Белого моря — два гидрографических судна («Мурман» и «Лейтенант Овцын») и три тральщика.

7. Морские ледоколы («Святогор» и «Микула Селянинович»).

8. Подводная лодка — «Св. Георгий» (до отправки на Балтику).

9. Мурманская съемка — гидрографическое судно «Пахтусов».

10. Два эскадренных миноносца (наиболее исправных).

«Суда и учреждения,— говорилось в приказе,— не вошедшие в данный список, подлежат или ликвидации, или сокращению...».

24 мая на основании директивы коллегии Народного комиссариата по морским делам последовал новый приказ, по которому состав флотилии был еще более сокращен, а некоторые суда (тральщики) заменены. Вместо дивизии был оставлен отряд тральщиков из 12 единиц, из гидрографической экспедиции исключены все тральщики, подводная лодка «Св. Георгий» сдавалась в порт для долговременного хранения 2.

Однако «мирный период» на Севере продолжался недолго. Англичане, прочно обосновавшиеся на Севере в период войны, не собирались эвакуироваться. Они рассматривали Север как одну из важных баз при осуществлении своего плана военной интервенции против Советской России. В Мурманске англичане нашли поддержку контрреволюционных элементов во главе с заместителем председателя Мурманского краевого Совета Юрьевым. Большинство морских офицеров было настроено враждебно к Советской власти и тесно связано с офицерами англо-французских кораблей, стоявших в Мурманском порту.

В марте 1918 г. белофинны перешли в наступление с целью захвата Карелии и Мурмана, но красноармейские отряды отбросили их назад. В район Кеми был послан из Архангельска ледокол «Микула Селянинович», который 6 апреля подошел к о. Ромбак, высадил на лед партизанский отряд, направившийся к Кеми, а на следующий день выгрузил оружие. Затем «Микула Селянинович» открыл огонь по противнику, заставив его отступить 3.

Однако наступлением белофиннов воспользовались «союзники». Под предлогом «помощи» в обороне Мурманского края от немцев и белофиннов англо-французские войска заняли всю линию железной дороги от Мурманска до Кеми. В марте 1918 г. к стоявшей в Мурманском порту английской эскадре (линейный корабль «Глори», крейсер «Ифиджения» и др.) присоединился английский крейсер «Кокрен», а несколько позже — французский крейсер «Амираль Об». В мае в Мурманск пришел американский крейсер «Олимпия».

Юрьев и его сообщники, прикрываясь приказом Целедфлота о сокращении флотилии СЛО, спешно проводили демобилизацию личного состава Мурманского отряда судов флотилии, стремясь избавиться от революционно настроенных матросов. В ответ на требование Советского правительства об удалении интервентов с Мурмана Краевой совет 30 июня официально объявил о разрыве с Советским правительством и затем заключил с представителями Англии, США и Франции соглашение «в целях совместных действий... в деле обороны Мурманского края от держав германской коалиции» 4. В период со 2 по 12 июля «союзники» перешли к открытой оккупации края от Мурманска до Сороки включительно. К августу в Мурманском крае находилось свыше 10 тыс.. солдат и офицеров интервентов.

1 августа английские крейсеры «Кокрен» и «Аттентив» и транспорт с гидропланами подошли к о. Мудьюг. Крейсеры открыли артиллерийский огонь по батареям острова, а гидропланы обстреляли их из пулеметов. Несмотря на удачный ответный огонь батареи о. Мудьюг были подавлены, и англичане получили свободный доступ в Северную Двину. Чтобы не допустить корабли противника к Архангельску, в устье реки были затоплены ледоколы «Святогор» и «Микула Селянинович», а затем и минный заградитель «Уссури». Однако, несмотря на это, советским властям пришлось эвакуировать Архангельск.

2 августа в Архангельске было образовано «временное правительство» Северной области во главе с Чайковским. В дальнейшем боевые действия между Красной Армией и белогвардейцами и интервентами развернулись на сухопутном фронте, а также на Северной Двине и Онежском озере. Суда флотилии СЛО, оказавшиеся в руках белых, за небольшим исключением 5, непосредственного участия в гражданской войне не принимали.

Весь период власти белых на Севере характеризуется полным упадком флотилии СЛО.

Еще 20 июня соглашательский Центромур (Центральный комитет Мурманского отряда судов), прикрываясь «обстоятельствами военного времени», дал согласие на «временное занятие» англичанами под жилье посыльного судна «Соколица» 6. 12 июля в Мурманске англичанам был «временно» передан крейсер «Аскольд», который после контрреволюционного переворота пришел в Архангельск под русским флагом, но с английской командой. Через несколько дней на крейсере был поднят английский флаг. Позже «Аскольд» ушел в Англию и «русскому командованию» передан не был. Уже 5 августа «правительство» Чайковского удовлетворив просьбу «союзного командования» в лице английского адмирала Кемпа, передало англичанам во «временное пользование» посыльное судно «Горислава», ледоколы «Святогор» и «Микула Селянинович» и восемь тральщиков. Формально суда флотилии СЛО передавались на том основании, что «временное правительство», признавая себя в состоянии войны с Германией, предоставляет свои суда англичанам в порядке «союзной помощи». Условия передачи судов предусматривали, что суда «остаются русской собственностью» и «будут плавать под русским флагом» 7. Но англичане совершенно не соблюдали эти условия.

«Генерал-губернатор Северной области» генерал Миллер в своей телеграмме русскому «послу» в Париже в сентябре 1919 г. писал: «С наступлением зимы... Архангельск с тяготеющими к нему местностями, чтобы не быть отрезанным от остального мира, должен обслуживаться целой флотилией ледоколов... Между тем из общего числа имевшихся 12 ледоколов и ледокольных пароходов в нашем распоряжении находится всего один. Один ледокол погиб. Два ледокола взяты французами и один англичанами без всяких условий вскоре по прибытии союзников в Северную область и до сего времени не возвращены, несмотря на прекращение военных действий с Германией... Что касается остальных семи, то они были сданы в эксплуатацию британскому адмиралтейству по чартеру, срок которого ныне истек» 8.

Однако англичане не считались с просьбами белых о возврате ледоколов, объясняя захват последних необходимостью «защиты» этих ледоколов от большевиков «ввиду непрочного положения Архангельска». Когда в марте 1919 г. начальнику охраны водного района Архангельска понадобился ледокол, чтобы провести в море гидрографическое судно «Полярный», старший английский офицер коммодор Хейд на просьбу о предоставлении ледокола ответил: «С сожалением сообщаю, что нет свободного ледокола...» 9.

Благодаря поспешной демобилизации личного состава судов Мурманского отряда, проведенной в начале 1918 г., четыре эскадренных миноносца типа «Капитан Юрасовский» с марта по июнь 1918 г. находились в ведении Мурманского порта без команд. В начале июня после гибели парохода «Федор Чижов» и промыслового судна «Харитон Лаптев», потопленных в мае германской подводной лодкой U-22, белые обратились к адмиралу Кемпу с просьбой помочь привести в боевую готовность миноносцы для борьбы с подводными лодками. Адмирал Кемп, зная, что у белых нет ни средств для ремонта, ни команд для укомплектования этих миноносцев, предложил их отремонтировать и укомплектовать «союзными» командами, передав миноносцы в ведение английского командования и подняв на них английские флаги.

В результате переговоров белого командования с англичанами миноносцы «Бесстрашный» и «Лейтенант Сергеев» были переданы для ремонта: первый — французскому крейсеру «Амираль Об», а второй — английскому линейному кораблю «Глори». Миноносец «Капитан Юрасовский» был передан для ремонта американскому крейсеру «Олимпия». И лишь миноносец «Бесшумный» ремонтировался русской плавучей мастерской «Ксения». Осенью 1918 г. миноносцы «Капитан Юрасовский», «Лейтенант Сергеев» и «Бесстрашный» плавали под русскими флагами под командованием русских командиров, но с иностранными командами. На миноносце «Лейтенант Сергеев» была английская команда, на «Капитане Юрасовском» — американская, а на «Бесшумном» — французская, переведенная с «Бесстрашного» после его аварии. Между тем, согласно соглашению, на миноносцах приблизительно 1/5 часть команды должна была быть русской 10.

Несмотря на неоднократные попытки белого командования в конце 1918 и в течение всего 1919 г. получить захваченные суда обратно, значительная часть последних возвращена так и не была. Остались у англичан и плавали под английскими флагами тральщики: Т6, Т12, Т13, Т14, Т16, Т17, Т19, Т31, T36 и Т41. Во время контрреволюционного переворота в Архангельске французы захватили тральщики Т20 и Т22 и подняли на них французские флаги, считая эти тральщики «военными трофеями» 11.

Уход ледоколов на ремонт в Англию часто кончался тем, что они уже больше не возвращались. Так, «Микула Селянинович» осенью 1918 г. ушел на ремонт в Англию под русским флагом. К осени же 1919 г. он вместе с ледоколом «Илья Муромец» был передан англичанами французам, которые укомплектовали ледоколы своими командами и подняли на них французские флаги. Последний из строившихся в Англии по заказу царского правительства ледоколов — «Св. Александр Невский», законченный постройкой в конце 1917 г., был захвачен англичанами и на нем был поднят английский флаг. Под названием «Александер» этот ледокол приходил в 1918 г. в Архангельск. Под английским флагом плавал также ледокол «Святогор».

Те немногие суда, которые возвращались англичанами, часто оказывались в таком состоянии, что вставал вопрос об их дальнейшей службе. Комиссия, назначенная для приемки посыльного судна «Горислава» после оставления его англичанами (последние даже не потрудились сдать судно), в своем акте от 25 апреля 1919 г. отмечала, что «запущенность и загрязненность корабля в момент оставления его британским экипажем не поддается описанию» 12.

После контрреволюционного переворота «правительство» Чайковского поспешило отменить советский декрет о национализации торгового флота. Уже в августе 1918 г. Архангельско-Мурманскому пароходству были возвращены все его суда.

Частновладельческие пароходы, находившиеся в составе флотилии во время войны по военно-судовой повинности, также были возвращены их старым владельцам. Так, в 1918—1919 гг. возвращены судовладельцам: тральщик Т7 («Вельможа») — рыбопромышленнику Могучему, тральщик Т9 («Эмма») и плавучая мастерская «Антоний» — Антуфьеву, транспорт «Савватий» — Буркову и т. д. Пароход «Монета» в ноябре 1918 г. продавался с торгов. Тральщики Т26, Т28, Т30, Т40 и Т42 были переданы торговому дому «Беззубиков и сыновья». В феврале 1919 г. 12 тральщиков сдавались с торгов в аренду на пять лет 13.

В результате состав флотилии СЛО к февралю 1919 г. сократился до 12 посыльных и гидрографических судов, четырех миноносцев и девяти тральщиков, не считая старого линейного корабля «Чесма» 14. В сентябре 1919 г. командующий флотилией доносил в Омск морскому «министру» колчаковского «правительства», что миноносцы «„Бесстрашный” и „Капитан Юрасовский” за ненадежностью корпуса упраздняются» и что, за исключением четырех тральщиков, лишь «посыльные суда „Ярославна” и „Горислава” держатся готовыми к плаванию со штабами» 15. Предполагалось даже ликвидировать военно-морскую базу в Мурманске.

Белое «правительство», стремясь облегчить тяжелое экономическое положение, в августе 1919 г. отправило за продовольствием в Сибирь морскую экспедицию в составе трех гидрографических судов, трех пароходов и одной баржи. После 1 декабря было также решено отправить четыре парохода для рейсов за границу, с тем чтобы заработать столь необходимую для белых иностранную валюту. В том же 1919 г. делались попытки продать за границу некоторые суда флотилии. 4 апреля русский «посол» в Париже телеграфировал генералу Миллеру в Архангельск: «Чайковский просит передать: Веду переговоры о продаже „Ярославны”». 5 мая «временное правительство» постановило «признать желательной» продажу посыльных судов, «Горислава» и «Соколица». 28 ноября генерал Миллер телеграфировал русским «послам» в Париже и Лондоне относительно «Ярославны», «Гориславы» и «Соколицы»: «Благоволите выяснить, отнюдь не давая огласки, можно ли хорошо продать одну из них» 16. Однако продать эти суда не удалось.

Власть белых близилась к концу. Войска интервентов покинули Север. В начале февраля 1920 г. Красная Армия перешла в наступление на Архангельск. Белые стали поспешно готовиться к эвакуации Архангельска. 17 февраля командование флотилии запросило о наличии пассажирских мест на ледоколах и ледокольных пароходах, а также на других судах, в том числе и военных 17. Но было уже поздно. 19 февраля генерал Миллер, бросив свою армию на произвол судьбы, бежал на ледоколе «Козьма Минин». Белые пытались увести лучшее посыльное судно флотилии — «Ярославну», но из-за неблагоприятной ледовой обстановки вынуждены были его бросить. Ледокол «Канада», команда которого перешла на сторону Советской власти, бросился в погоню за «Козьмой Мининым», настиг его в горле Белого моря и имел с ним артиллерийскую перестрелку, но задержать белогвардейский ледокол «Канаде» не удалось.

20 февраля Архангельск был освобожден войсками Красной Армии. Одновременно в Мурманске произошло восстание рабочих, матросов и солдат, руководимое подпольной организацией большевиков, и 22 февраля здесь была восстановлена Советская власть. Белые власти Мурманска бежали на пароходе «Ломоносов». В марте 1920 г. освобождение Севера было завершено.

Таким образом, белым не удалось увести за границу оставшиеся суда флотилии СЛО. Однако, как уже говорилось выше, значительная часть судов флотилии оказалась в силу различных причин за границей. Эти суда, за исключением ледоколов «Святогор» (ныне «Красин») и «Св. Александр Невский» (ныне «Владимир Ильич»), не были возвращены Советскому правительству. В Англии остались: захваченный еще в 1918 г. англичанами крейсер «Аскольд»; крейсер «Варяг», ожидавший в Англии ремонта с 1917 г. и проданный после гражданской войны бывшим русским военно-морским атташе в Лондоне на слом; миноносцы «Властный» и «Грозовой»; посыльные суда «Млада», «Рассвет» и «Порыв», шедшие перед Октябрьской революцией в Россию после переоборудования и ремонта, первое — из Италии, а два последних — из США. При этом «Млада» уже в 1920 г. числилась в составе английского флота под названием «Элекрити» и служила яхтой и посыльным судном командующего английским флотом в китайских водах, а «Рассвет» под названием «Сэпрайз» — яхтой и посыльным судном командующего английским флотом в Средиземном море. Из числа тральщиков, захваченных англичанами во время гражданской войны, четыре тральщика (Т13, Т14, Т16 и Т17) находились в составе английского флота вплоть до второй мировой войны. Ледокол «Микула Селянинович» был продан в Шербурге Канаде за 3228 тыс. франков. Два ледокола — «Козьма Минин» и «Илья Муромец» — были в 1928—1929 гг. переоборудованы в минные заградители и вошли в состав французского флота под названиями «Кастор» и «Поллукс». Посыльное судно «Злата» осталось во Франции, где оно проходило переоборудование, а посыльные суда «Восход» и «Рогдай» (б. ледокольный пароход) и тральщики Т43, Т44 и Т45 — в Америке. Судьба их неизвестна.

Состояние судов флотилии СЛО после освобождения советского Севера оставляло желать много лучшего. Мировая, а затем гражданская война при почти полном отсутствии серьезных ремонтных средств у флотилии, а также варварское хозяйничанье белогвардейцев и «союзников» привели суда флотилии к полному упадку. Советскому командованию пришлось создавать морские силы на Севере из судов, оставшихся после бегства белогвардейцев. При этом были использованы как наиболее пригодные военные суда, так и имевшиеся ледоколы.

Приказом от 26 июня 1920 г. был определен следующий состав «Морских сил Северного моря»:

1. Морской отряд.

2. Речная флотилия.

3. Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана.

4. Гидрографическая экспедиция Белого моря.

5. Дирекция маяков и лоции Белого моря.

6. Суда береговой обороны Мурманского района.

7. Водолазно-спасательная партия.

В морской отряд вошли: линейный корабль «Чесма», вспомогательные крейсеры «Лейтенант Дрейер» (б. ледокол «Иван Сусанин»), «Лейтенант Шмидт» (б. ледокол «Князь Пожарский»), «III Интернационал» (б. ледокол «Канада»), крейсеры-заградители (б. посыльные суда): «Ярославна», «Горислава» и «Соколица», эскадренные миноносцы «Капитан Юрасовский» и «Лейтенант Сергеев», подводная лодка «Коммунар» (б. «Св. Георгий»), восемь сторожевых катеров, два катера (Р5 и Р8), два тральщика (Т15 и Т24) и моторная яхта «Светлана».

В «Береговую оборону Мурманского района» входили семь сторожевых катеров, четыре тральщика и два парохода, а в гидрографические экспедиции и «Дирекцию маяков и лоции Белого моря» — гидрографические суда, пароходы, катера и несколько бывших тральщиков.

С окончанием гражданской войны непригодные к службе и устаревшие суда были исключены из строя, а остались главным образом гидрографические суда. Ледоколы же были переданы торговым портам.


Примечания

1 ЦГАВФ, ф. 129р, д. 64. л. 47. Сюда не вошли вспомогательные суда, приписанные к военным портам Северного Ледовитого океана и Белого моря а также сторожевые катера.
2 ЦГАВМФ, ф. 129р, д. 89, л. 20; д. 84, л. 128.
3 Статья «Об участии морского ледокола „Микула Селянинович” в бою на Кемском фронте».— «Известия Архангельского Совета», 30 апреля 1918 г.
4 ЦГАВМФ, ф. 418. оп. 3, д. 71. л. 9.
5 Например для формирования флотилии белых на Онежском озере было отправлено семь сторожевых катеров.
6 ЦГАВМФ, ф. 429р, д. 64, л. 60.
7 «Интервенция на Севере в документах», М., 1933, стр. 38.
8 ЦГАОР СС, ф. 17, д. 13, лл. 208—209.
9 ЦГАВМФ, ф. 164с, д. 98, л. 74.
10 ЦГАВМФ, ф. 129р, д. 64, лл. 107—108.
11 ЦГАВМФ, ф. 164с, д. 98, л. 355
12 ЦГАВМФ, ф. 164с, д. 98, л. 7.
13 ЦГАВМФ, ф. 129р. д. 64, лл. 60, 349; ф. 164 с, д. 7, лл. 134—135; д. 94, л. 38:. д. 98, л. 31.
14 ЦГАВМФ, ф. 129р. д. 64, л. 64.
15 ЦГАВМФ, ф. 164с, д. 153, л. 192.
16 ЦГАОР; ф. 130, оп. 12, д. 7. л. 12.
17 ЦГАВМФ, ф. 164с, д. 7, л. 154.
Автор: Н. А. Залесский
Первоисточник: http://wunderwaffe.narod.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. Banshee 29 ноября 2012 08:25
    Ломать - не строить. К сожалению, так было по всей стране. Дорвавшиеся до власти люмпены плохо представляли себе ценность некоторых вещей. "Упразднить за ненадобностью"... Правильно, ледокол или миноносец - это не какое-нибудь дворянское гнездо, которое можно разорить, а ценное отобрать и поделить. Ледокол не поделишь.
    Жаль, что в отличие от тогдашних русских это прекрасно понимали англичане.
    Однако же советский народ восстановил и Северную флотилию, и превратил ее в боевой флот.
  2. Братец Сарыч 29 ноября 2012 10:16
    Интересно, а какого года эта статья?
    Любопытный материал, сегодня прямо какое-то изобилие интересных материалов - праздник вкуса, как говорится...
    Братец Сарыч
  3. Кэптен45 29 ноября 2012 17:07
    На тему революции и интервенции на Мурмане очень интересный роман В.Пикуля "Из тупика",конечно не архивный документ ,но написан на основании архивов. И ещё лет пять тому назад,кажется в ежемесячнике "Сов.секретно" была большая статья про подводную лодку "Св.Георгий". Россия заказала её в Италии, но после постройки и получения оплаты заказа,итальянцы начали мутить с передачей и тогда командир лодки,не помню фамилию серб по национальности угнал лодку с завода и 17 году провёл её из Средиземного моря в Мурманск.
  4. knn54 11 декабря 2012 15:53
    Ребята лихо отвадили норвежских браконьеров (и охранявших их сторжевиков) в 20-е годы.А подвиги североморцев во время ВОВ не забудут никогда!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня