Не то президент, не то фараон

Египетский президент Мухаммед Мурси почувствовал себя фараоном. И не только почувствовал, но и провозгласил. Нет, он не вышел на площадь Тахрир и не разослал глашатаев по городам и весям, чтобы оповестить свой народ об этом. Теперь, во втором десятилетии XXI века, такие вещи делаются намного проще.

Не то президент, не то фараон


22 ноября господин Мурси обнародовал новую Конституционную декларацию (это документ, который в Египте временно заменяет основной закон страны). В ней он, не мудрствуя лукаво, закрепил за собой исключительные полномочия. То ли президент решил, что его выдающейся политической фигуре, только что наладившей мир между Израилем и Газой (о чём восторженно отозвались в США), всё позволено, то ли решил, что его акт на фоне удачно завершённого палестино-израильского конфликта, где обе стороны считают себя победительницами, попросту проскочит незамеченным.


Но за что же боролись в 20011 году египтяне? Разве за то, чтобы на президентском троне восстал призрак товарища Мубарака?

В тот же день Конституционный суд Египта засел за изучение вопроса о том, как правильно вынести импичмент президенту страны — с формулировкой: за нарушение присяги и подрыв конституционных основ. После импичмента, который наверняка нашёл бы поддержку у бывших революционеров, господина Мурси можно было бы даже засадить в одну камеру с Мубараком. Вне сомнения, они бы нашли подходящие темы для долгих разговоров…

Процедура отстранения главы государства от должности, согласно нормам международного конституционного права, может быть запущена конституционным судом по специальным основаниям: например, за государственную измену и другие тяжкие уголовные преступления, а также за нарушение конституции. Ну, казалось бы, Мурси нарушил — что тут сложного? Пора инициировать — и судить.

Но в недодемократическом Египте не всё так просто. Сложность местной ситуации заключается в том, что основной закон страны не действует с марта 2011 года: после революции и отставки Хосни Мубарака Высший совет Вооружённых сил приостановил действие прежней конституции, а новая до сих пор не выработана. Этим-то и воспользовался М. Мурси.

Египетские оппозиционеры (к примеру, такие известные фигуры, как Амр Муса, Мухаммед аль-Барадеи, Хамдин Саббахи) после известий о нвоациях президента провели экстренное совещание, а затем потребовали от Мурси отменить его поправки к Конституционной декларации. Также оппозиционеры призвали к национальному диалогу, целью которого стало бы формирование новой конституционной комиссии: от этого Мурси ранее упорно отказывался. В той комиссии, что действует сейчас, — сплошь исламисты. Напомним, что и сам Мурси — выходец из «Братьев-мусульман», и это движение он покинул лишь формально, после победы на выборах.

Что же делать? Египетские оппозиционеры сегодня изучают несколько сценариев: в стране может быть организована всеобщая акция гражданского неповиновения. Другой вариант — бессрочные забастовки на Тахрире и других центральных площадях в провинциях. Третьим вариантом является вынесение вотума недоверия президенту.

Экстренное заседание провела в Египте и Коллегия судей. Судьи назвали последние указы Мурси «посягательством на верховенство закона и судебную власть».

Однако президент так легко не сдастся. Дело в том, что бывшие революционеры, ныне снова вспомнившие старое, ведут себя нелогично. Ведь своими поправками в Конституционную декларацию Мурси будет бороться с врагами и побеждать таковых как раз ради сохранения завоеваний революции.

Изменения дают президенту исключительные полномочия именно для «защиты революции», лишают судебные органы права распускать верхнюю палату парламента и Конституционную комиссию, занимающуюся разработкой нового основного закона страны. Также в Конституционную декларацию внесено положение, согласно которому любые законы и указы, подписанные Мурси с момента его вступления на пост президента, не могут быть ни обжалованы, ни отменены. Заодно был введён и новый порядок назначения генпрокурора Египта: теперь он назначается указом президента на 4 года. Мурси уже реализовал новое своё самопровозглашённое право. Генпрокурором стал Талгат Ибрахим.

Два известных советника президента Мурси были поражены: ведь их демократический президент внезапно стал фараоном. Оба они немедленно отказались от своих постов. Логично: кто ж советует фараону? Это всё равно что советовать Солнцу.

Первым оставил свой пост писатель и представитель коптской церкви Самир Моркус, а за ним последовала публицистка Сакина Фуад. Оба объяснили своё демарш нежеланием участвовать в нарушении основного закона страны. С. Фуад подчеркнула:

«Судя по принимаемым решениям, президент не нуждается в чьих-либо советах».


А один из представителей оппозиции Мохаммед эль-Барадеи написал в микроблоге:

«Сегодня М. Мурси узурпировал все властные полномочия и сам себя назначил новым фараоном Египта».


Оппозиционеров поддерживает бывший высокопоставленный участник организации «Братья-мусульмане» Тарват аль-Кербави:

«Недопустимо для М. Мурси вести себя так, будто он бог».


В Александрии вспыхнули драки и прошли столкновения между противниками и сторонниками Мурси. Не менее 25 человек было ранено. В Каире открытых столкновений удалось избежать, и ситуация пока под контролем властей. Но оппозиция уже заявила, что она обязательно проведёт «марш миллионов», аналогичный тем, что проходили во время революции весной 2011 года.

Может ли революция в Египте получить продолжение?

Мурси, видимо, полагает, что нет.

25 ноября президент Египта сделал официальное заявление. Он сказал, что указы о расширении его полномочий — временные. (Мурси много не надо, лет 30, как Мубараку, добавим от себя). Президент призвал своих противников к диалогу ради возвращения политической стабильности.

В опубликованном заявлении сообщается, что наделение президентом самого себя новыми полномочиями «не направлено на концентрацию власти» в руках главы государства, а предусмотрено с целью обеспечить их последующую передачу демократически избранному парламенту. Ещё Мурси таким способом желал бы добиться аполитичности судейской системы.

Ещё бы — когда большую часть полномочий этой системы присвоил суперпрезидент, которого в прессе уже окрестили и «новым Мубараком», и «Мурсалини», и «фараоном», — откуда взяться «политичности», коли всё может решить один человек?

«Президент подчёркивает временный характер этих мер, направленных не на концентрацию власти, а на предотвращение попыток подрыва демократически избранных органов власти и сохранения беспристрастности правосудия», — говорится в коммюнике.


Итак, весь этот авторитаризм служит исключительно интересам демократии. Ну, а что? Действует же в Америке и продляется каждый год NDAA (Закон о национальной обороне), позволяющий без суда и следствия задерживать врагов страны — достаточно только назвать тех или иных представителей рода человеческого террористами и шпионами. National Defense Authorization Act разрешает правительству бессрочно содержать граждан США под стражей. NDAA прямо нарушает американскую Конституцию (поправку VI).

Также в демократической Америке действует Оборонный уполномочивающий акт Джона Уорнера от 2007 года. Он позволяет президенту США объявить «чрезвычайное положение», отправить войска в любую точку страны и взять под свой контроль государство при помощи Национальной гвардии, без согласия губернатора или местных органов власти — с тою целью, дабы «подавить нарушение общественного порядка».

Наконец, в Соединённых Штатах в любой момент может быть задействовано Распоряжение о продовольственных ресурсах, продлённое 16 марта 2012 г. Этот закон обновил властные полномочия президента. При вступлении распоряжения в силу президент получает право взять под контроль все государственные источники энергии, в том числе нефть и природный газ, получить контроль над всеми гражданскими перевозками и даже предоставляет возможность повторного введения призыва в целях достижения как военных, так и невоенных целей страны.

Рядом с этими указами и актами поправки г-на Мурси — просто младенческий лепет. В любом случае надо заметить, что ему было у кого поучиться. Мурси просто решил скопировать немного демократии у эталонной Америки.

Во многих египетских городах из-за законодательной инициативы Мурси оппозиция объявила о начале акций протеста. На площади Тахрир египтяне выкрикивали старые революционные лозунги:

«Люди хотят сломать режим!»


Противники Мурси обвинили президента в том, что он хочет стать новым Мубараком и пытается осуществить государственный переворот, отказавшись от идей египетской революции. Противники характеризуют Мурси как

«фараона-автократа, желающего применить в Египте исламские порядки».


Вечером 25 ноября стало известно о первой жертве: к югу от Александрии, в Даманхуре, в стычке между сторонниками и противниками Мурси погиб выступавший за президента 15-летний подросток. По словам очевидцев, трагедия произошла у местного отделения исламистской организации. Смерть подростка, как заявил представитель местного Минздрава, произошла «от ударов тупым предметом по голове». В рядах «Братьев-мусульман» тотчас зазвучали призывы «к мести».

Георгий Мирский, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, говорит:

«Буквально несколько дней назад Мурси одержал очередную важную победу. Это ведь он в первую очередь, а не Обама, помирил Израиль с ХАМАС. Его авторитет поднялся невероятно. Очевидно, что после такого успеха он переоценил те карты, которые у него на руках, и сделал неправильный ход. Хотя он ещё может выиграть это противостояние. Но я думаю, что он не рассчитывал, что против него выступит так много сил одновременно…»


Представительница Госдепа Виктория Нуланд сказала, что народ Египта боролся против режима Хосни Мубарака ради того, чтобы «не было чрезмерной концентрации власти в руках одного лица». Вслед за президентской администрацией выступил мистер Маккейн, которого поддержал коллега-демократ Карл Левин. Несколько дней назад эти же люди, американские законодатели, хвалили выдающегося посредника, способствовавшего заключению перемирия между Израилем и ХАМАСом, но теперь сенатор-республиканец Джон Маккейн и демократ Карл Левин заявили: действия египетского лидера, направленные на расширение его полномочий и вызвавшие массовые протесты в стране, — неприемлемы.

Мистер Маккейн дал интервью телеканалу «Фокс», где намекнул на возможность замораживания финансовой и военной помощи Египту. Он сказал, что США должны осудить действия президента АРЕ и заставить его отказаться от своих намерений. «Мы не хотим, чтобы демократически избранный автократ превратился в недемократически избранного диктатора, как это случалось раньше», — сказал его коллега Левин в программе телекомпании «Эн-би-си».

Однако, тот же Левин подчеркнул, что США должны проявлять «чрезвычайную осторожность» в отношениях с руководством Египта, дабы не нарушить хрупкое перемирие между Израилем и ХАМАСом.

Ещё бы! Мурси обеспечил себе надёжные тылы. Да и критика даётся Вашингтону с каждым днём всё труднее. Каждый раз, критикуя, американцы будто в зеркало глядятся.

Таким образом, египетский президент и вправду умело использовал палестино-израильский конфликт, дабы обозначить и закрепить собственные властные интересы, а также интересы тех, кто за ним стоит, — а именно «Братьев-мусульман».

Согласно заявлению Ясира Али, представителя М. Мурси, пока решено никого не отстранять от работы над основным законом. Президент назначил конечный срок: дал два месяца на то, чтобы представители всех политических течений пришли к согласию. Но комиссию уже покинули христиане-копты: ведь в качестве «единственного источника права» в проекте указан… шариат.

Помимо того, что революционеры в Египте возжаждали новой революции, своими конституционными поправками Мурси подорвал экономику страны.

В воскресенье, в первый день торгов после издания Мурси его декрета, акции египетских компаний потеряли почти 10% стоимости. После открытия биржи ценные бумаги египетских компаний начали падать так стремительно, что торги пришлось на полчаса прервать. Но и после их возобновления акции продолжили падать в цене.

Тем временем «Братья-мусульмане» призвали всех сторонников президента провести массовые акции в его поддержку. Ближайшая демонстрация исламистов запланирована на вторник. Место её проведения — на площади Абдин в Каире. Предполагается, что туда явится миллион человек. Ну, а их оппоненты соберутся, как обычно, на площади Тахрир.

Акции акциями, а Мурси теперь, как ни крути, одновременно и составитель законов, и их верховный исполнитель, и контролёр за их соблюдением. Чтобы устроить ему импичмент, нужна конституция, а её нет — и вместо неё есть как раз та декларация, которую Мурси скроил по себе и «Братьям».

Давайте снова перенесёмся из Египта в Америку. Обозреватель Стив Клеманс сравнивает Мурси с Эйбом Линкольном и заодно с Джорджем Вашингтоном. Быть может, Мурси — тот, кто мощно надавит, а затем, подобно Линкольну или Вашингтону, устроит тотальную либерализацию? Журналист не уверен, что будет именно так. Но зато он смеётся над Госдепом: ведь лишь наивные, по его мнению, могли бы допустить мысль, что здоровая и сбалансированная демократия моментально придёт на смену мубараковскому самодержавию.

В условиях политической культуры Египта, говорит Клеманс, которая турбулентна и шатка, смешно и думать, что египетский лидер — будь он религиозный или светский, будь он мужчина или женщина, — автоматически и успешно начнёт продвигаться к политической архитектуре, которая будет строиться на основе сдержек и противовесов государственной власти.

Если нестабильна даже выверенная американская система демократии, то что говорить об египетской?

После выборов лидеры государства стремятся заполучить максимум власти. Это реальность, пишет Клеманс, так ведут себя руководители правительств во всём мире. Их работа заключается не в том, чтобы сбалансировать различные ветви власти. Нет, не это их цель.

«Они, как правило, желают быть монархами, хотят, чтобы сбылись их мечты, чтобы пришло то будущее, которое они видят «в интересах нации» — а скорее, для себя лично или для кланов, которые они представляют».


Поэтому те, к то хочет возвести так называемое здание демократии в своей стране, должны предварительно заручиться поддержкой соседних ветвей власти. Надо поладить с судьями, убедить в своей правоте законодателей, а заодно договориться с военными. Вот в этом и будет, добавим от себя, равновесие той системы, которую с большой натяжкой можно назвать демократической — хотя бы потому, что роль народа в ней начинается и заканчивается на выборах.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. Engrim 27 ноября 2012 08:10
    Ну и чего добились? Теперь будет не только политическая, но и религиозная диктатура под флагами братьев мусульман. Времена Мубарака будут еще как расцвет демократии вспоминать.
  2. ИльяКув 27 ноября 2012 11:08
    Да всегда так было ,хотели жить лучше,доверились фанатикам революции вот и результат,а сейчас еще не дай бог война гражданская начнется.
    ИльяКув
  3. IRBIS 27 ноября 2012 11:28
    Да, египтяне явно не изучали классиков теории революции и чужой опыт тоже пропустили. Кто в итоге пользуется плодами революции? Это им надо было сразу изучить. Теперь, если Мурси еще и с армией договорится, будут они периодически кровью умываться, пока не поймут своего "счастья" - жить по законам шариата в религиозном государстве. Как альтернатива, учитывая количество сторонников нового фараона, - гражданская война. Эх, ну ничему не учит история неразумных арабов...
  4. homosum20 27 ноября 2012 19:34
    Дураки - это диагноз. А все остальное - течение болезни.
  5. APASUS 27 ноября 2012 21:06
    Практически классика!
    Хотели как лучше,получилось как обычно!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня