Боевая Часть - 5. Скромные герои и их подвиги

Боевая Часть - 5. Скромные герои и их подвиги

Многие судомоделисты или просто те люди, кто интересуется военно-морской тематикой, наверняка знают о существовании эскадренных миноносцев типа «Инженер-механик Зверев». Построенные (кто бы мог подумать!) в Германии, десять кораблей этого типа четверть века несли службу сначала в составе русского императорского, а затем Красного Балтийского флота, участвовали в Первой мировой и Гражданской войнах. С технической точки зрения эсминцы «Инженер-механик Зверев» ничем особенным не отличались – обычные 400-тонные посудины с экипажем 70 человек, вооруженные торпедами и 75 мм орудиями. Рабочие лошадки флота. Но что за человек был инженер-механик Зверев, чьим именем нарекли целую серию кораблей?

Сто лет назад должность судового механика была совсем не в почете – в жаркой тьме котельных и машинных отделений трудились исключительно лица «недворянских кровей». Даже несмотря на присвоенние механикам офицерских званий* и хорошего образования, полученного в стенах военно-инженерных училищ, им долгое время не позволялось носить кортик с парадной униформой. Строевики, штурманы и артиллеристы с некоторым презрением относились к своим коллегам – ведь еще совсем недавно самым сложным корабельным механизмом был брашпиль для якорной цепи.


*впрочем, звания механиков царского флота также отличались от офицерских и звучали совсем не по военному: младший инженер-механик, старший инженер-механик, флагманский инженер-механик, главный инспектор механической части.

К началу ХХ века, с появлением паровых машин и электрических приводов, механики стали незаменимы – теперь от исправности механической части зависел исход морского боя, а в итоге, сохранность корабля и жизнь всего экипажа. Одним из ярких случаев, который заставил командование флота пересмотреть свое отношение к корабельным механикам, стал подвиг Василия Васильевича Зверева.

В ночь на 14 марта 1904 года японский флот предпринял попытку диверсии на внутреннем рейде крепости Порт-Артур. Четыре парохода-заградителя под прикрытием шести эсминцев должны были в самоубийственной атаке прорваться на внутренний рейд и затопиться, заблокировав вход в базу.
Крадущегося в темноте противника обнаружил патрульный миноносец «Сильный» под командованием лейтенанта Криницкого – русские моряки без колебаний бросились в атаку, превратив головной из японских кораблей в пылающий факел. В тот же момент японцы обнаружили «Сильный», чей силуэт ярко высветило пламя пожара на японском пароходе.

А дальше вступили в действие законы драматургии: один против шести. Чудес не бывает – шальной японский снаряд пробил обшивку в районе машинного отделения, осколками посекло паропровод. Миноносец «Сильный» превратился в неподвижную мишень.

Сквозь обжигающий пар к месту повреждения паропровода первым подбежал старший инженер-механик Зверев. Схватив попавшийся под руку пробковый матрас, он попытался набросить его на рваную трубу, из которой била смертельная струя перегретого пара. Тщетно – матрас отбросило в сторону. Мгновение на раздумье, чем можно надежно зафиксировать заплатку? – инженер-механик Зверев поднял матрас и бросился на раскаленный паропровод, плотно прижавшись к нему своим телом.

На следующий день весь Порт-Артур вышел хоронить Василия Зверева, история о подвиге моряка получила отклик за рубежом, французские газеты назвали инженера-механика Зверева гордостью России.

В.В. Зверев родился в 1865 году в городе Муроме,выпускник Кронштадского морского училища. В 1903 году был назначен на миноносец «Сильный», где ему присвоено звание старший инженер-механик. За свой подвиг посмертно награжден орденом Святого Георгия IV степени.


Работа корабельных механиков была опасна и трудна. Трюмная команда под управлением инженеров-механиков до последнего боролась за живучесть корабля – часто не оставалось времени, чтобы выбраться на верхнюю палубу и занять место в шлюпках. Перевернувшийся во время Цусимского сражения броненосец «Ослябя» унес в своём чреве на дно 200 человек машинной команды.

Страшно представить, что испытали эти люди в последние минуты своей жизни – при опрокидывании корабля машинное отделение превратилось в адкую давилку, наполненную воплями ужаса. В кромешной тьме на кочегаров и машинистов обрушился град незакрепленных предметов, а продолжавшие вращатся механизмы затягивали и рвали моряков на куски. И в этот момент в машинные отделения хлынула вода…

Офицеры остались до конца со своими подчиненными – среди спасшихся членов команды «Осляби» не было ни одного инженера-механика. Вот имена тех, кто до конца оставался на своих постах: старший судовой механик полковник Н.А. Тиханов, пом. судового механика поручик Г.Г. Даниленко, младший инженер-механик поручик Л.А. Быков, трюмный механик поручик П.Ф.Успенский, младшие инженер-механики прапорщики С.А. Майструк и В.И. Медведчук, машинные кондукторы Евдоким Курбашнев и Иван Кобылов.

Продольный разрез броненосца "Ослябя". Хорошо видно расположение котельных и машинных отделений - в случае быстрой гибели корабля спастись оттуда невозможно.



БЧ-5 - сердце корабля

В наши дни машинно-котельньная команда называется «Электромеханическая боевая часть» или кратко БЧ-5.** Трудно описать заслуги этих моряков, учитывая количество силового и вспомогательного оборудования на современных кораблях ВМФ, десятки километров кабелей и трубопроводов, сотни клапанов и электрощитов.

Служба стала еще опаснее и ответственнее с появлением на кораблях ядерных силовых установок – сколько раз рискуя своей жизнью турбинисты, механики, специалисты КИП ликвидировали серьезные аварии и ЧП. 3 июля 1961 года произошла разгерметизация реактора на АПЛ К-19. Добровольцы из экипажа лодки смонтировали из подручных средств трубопровод для аварийного охлаждения реактора. Уже через несколько минут, проведенных рядом с пышащим жаром реактором, у людей распухало лицо и шла пена из рта, но они продолжали работать сварочным аппаратом. Аварию удалось ликвидировать ценой жизни 8 подводников, в том числе командира дивизиона движения Ю.Н. Повстьева.

Матрос Сережа Перминин

Или подвиг 20-летнего матроса спецтрюмной группы Сергея Преминина с подлодки К-219, погасившего вручную адское ядерное пламя. Опустив все четыре решетки, моряку уже не хватило сил открыть люк реакторного отсека, деформированный от высокой температуры. Он ушел вместе с лодкой на дно Атлантического океана в точке с координатами 31°28′01″ с. ш. 54°41′03″ з. д.

В октябре 2010 года произошла авария на эскадренном миноносце «Быстрый» Тихоокеанского флота - в машинном отделении прорвало топливную магистраль. Жарко заполыхал трюм, возникла угроза детонации топливных цистерн – 300 человек оказалась в шаге от гибели. 19-летний машинист котельной команды Алдар Цыденжапов стремглав бросился в самое пекло, чтобы перекрыть топливопровод. Сгорая заживо он сумел закрутить вентиль. Позже врачи установили: Алдар получил 100% ожег тела. Трудно найти слова утешения родным отважного моряка – они ждали из армии сына, а не звезду Героя.

**Корабельный устав Военно-морских сил РККА от 1932 года устанавливал следующий порядок организации экипажей кораблей:
БЧ-1 – штурманская,
БЧ-2 – артиллерийская (ракетная),
БЧ-3 – минно-торпедная,
БЧ-4 – связь,
БЧ-5 – электромеханическая.



[i]
На берегу залива Стрелок, у пирса эскадренного миноносца «Быстрый», открыт знак памяти Героя России, матроса Алдара Цыденжапова
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти