Сталинградский десант

Сталинградский десантИюль 1942 года.Авангарды 6-й немецкой армии завязали ожесточенные бои с передовыми отрядами Сталинградского фронта в излучине Дона. Ранним утром 20 июля передовой отряд 33-й гвардейской стрелковой дивизии, усиленный танками, атаковал станицу Чернышевскую, занятую немецкой 16-й танковой дивизией. И хотя бой продлился с пяти утра до семи вечера, советский передовой отряд вынужден был отступить, потеряв 10 танков Т-34.Так воздушно-десантным частям выпало одними из первых вступить в Сталинградскую битву. Всего лишь два месяца назад гвардейцы сменили авиационные петлицы на пехотные. Они именовались 3-м воздушно-десантным корпусом и находились в резерве Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии…

Реорганизация ВДВ


Пройдя сквозь горнило тяжелых сражений 1941 года, советские ВДВ, состоявшие из остатков пяти воздушно-десантных корпусов, подверглись значительному укрупнению. Советское командование хотело иметь в своих руках мощную воздушно-десантную группировку. В августе 1941 года была введена должность командующего ВДВ (им был назначен А. Глазунов) и создан аппарат управления ВДВ РККА. В сентябре по приказу «О развертывании ВДВ Красной Армии» началось формирование пяти новых корпусов, пяти отдельных маневренных бригад и десяти запасных полков. Формировались части ВДВ из добровольцев сухопутных войск и ВВС, а также призывников 1922 года рождения.Комплектованию новых корпусов уделялось серьезное внимание.Так, постановлением Государственного комитета обороны от 10 сентября 1941 г. ЦК ВЛКСМ был обязан провести отбор 50000 комсомольцев-добровольцев от 18 до 26 лет в воздушно-десантные войска к 5 октября 1941 г. Отбирались лучшие из лучших. Кроме хороших физических данных, кандидаты в десантники должны были иметь навыки парашютной и стрелковой подготовки, успешно сдать нормы ГТО и Осоавиахима. Молодое пополнение отличалось высоким боевым духом. Пополненные ветеранами-десантниками части ВДВ проходили боевую подготовку всю зиму и весну 1942 года.

Ставка ВГК в январе 1942 года создала крупную группировку ВДВ вокруг Москвы. В нее вошли 1-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й, 10-й воздушно-десантные корпуса (вдк), 1-я, 2-я, 3-я отдельные маневренные воздушно-десантные бригады (омвдбр). Значительные силы ВДВ были сосредоточены и на Северном Кавказе: 2, 3 вдк, 4 и 5 омвдбр.

В мае 1942 года после поражения советских войск под Керчью 2-й и 3-й воздушно-десантные корпуса, находившиеся в оперативном подчинении Северо-Кавказского фронта, по постановлению ГКО были переформированы в 32-ю и 33-ю гвардейские стрелковые дивизии под командованием полковников М. Ф. Тихонова и А. И. Утвенко. Впервые гвардейское звание присваивалось частям не за конкретные заслуги, а «авансом», в счет будущих побед. Обе дивизии были направлены на Таманский полуостров, где прикрывали отход советских войск из Крыма.Дивизии не позволили врагу переправиться через Керченский пролив и успешно боролись с парашютными десантами противника.Впоследствии 32-я дивизия достойно проявила себя в битве за Кавказ в боях у Туапсе, а 33-я — в Сталинградской битве.

Жарким было то трагическое для Красной Армии лето 1942 года. Поражение под Харьковом и Керчью, падение Севастополя и Ростова-на-Дону привели к крушению южного фланга советского фронта. Из-за стремительно ухудшавшейся обстановки на Кавказе в конце июля 1942 года в состав Северо-Кавказского фронта из ВДВ были переданы 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я отдельные воздушно-десантные бригады, преобразованные в 5-ю, 6-ю,7-ю, 8-ю, 9-ю, 10-ю гвардейские стрелковые бригады в составе 10-го и 11-го гвардейских стрелковых корпусов. 4 сентября 1942 года именно гвардейцам удалось остановить наступление немецкой 1-й танковой армии под станицей Ищерской в Чечне.

Обстановка на юге требовала мобилизации всех сил и средств.Особенно фронт нуждался в хорошо подготовленных и обученных резервах.2 августа 1942 года в ставке ВГК было принято решение о переформировании восьми воздушно-десантных корпусов в гвардейские стрелковые дивизии и переброске их на южное направление.

6 августа 1942 года директивой Ставки ВГК была сформирована 1-я гвардейская армия, непосредственно подчинявшаяся Ставке. В ее состав вошли 37-я, 38-я, 39-я, 40-я, 41-я гвардейские стрелковые дивизии. Первым ее командующим был назначен генерал-лейтенант Ф.И Голиков. Первоначально планировалось направить в начале августа ее, а также 35-ю и 36-ю дивизии в составе 57-й армии на Юго-Восточный фронт, южнее Сталинграда, но стремительное наступление немецких войск опрокинуло планы советского командования…

Из нашего досье
Переформирование воздушно-десантных корпусов в стрелковые дивизии летом 1942 года:
1 вдк — в 37 гв.сд (генерал-майор В. Г. Желудев),
4 вдк – в 38 гв. сд (генерал-майор А. А. Онуфриев),
5 вдк – в 39 гв. сд (генерал-майор С. С. Гурьев),
6 вдк – в 40 гв. сд (генерал-майор А. И. Пастревич),
7 вдк – в 34 гв. сд (генерал-майор И. И. Губаревич),
8 вдк – в 35 гв. сд (генерал-майор В. А. Глазков),
9 вдк – в 36 гв. сд (полковник М. И. Денисенко),
10 вдк – в 41 гв. сд (полковник Н. П. Иванов).

На подступах к Сталинграду

…На рассвете 23 июля северная группировка 6-й немецкой армии превосходящими силами нанесла удар по правому флангу 62-й армии. На участке обороны 84-го гвардейского стрелкового полка 33-й гвардейской дивизии враг имел преимущество в людях в 4–5 раз, в орудиях и минометах — в 10 раз, а в танках его превосходство было абсолютным. Но гвардейцы дрались стойко.

Гвардии младший сержант П. О. Болото, первый номер расчета противотанкового ружья (ПТР), вместе со своими бойцами расположился с двумя противотанковыми ружьями у дороги в стыке района обороны 3-го и 2-го батальонов полка на высоте у станицы Клетская. 23 июля 30 немецких танков, отделившись от общей группы в 250 машин, ворвались в расположение 2-го батальона и начали заходить во фланг и в тыл 3-му батальону. Попавшие в окружение два расчета меткими выстрелами уничтожили 15 вражеских танков, а остальных вынудили повернуть назад. В этом бою Болото лично подбил 8 танков. Героической обороной своих позиций он вместе со своими товарищами предотвратил прорыв немецкой бронегруппы к Сталинграду. За проявленный героизм П. О. Болото был удостоен звания Героя Советского Союза.

Но численный перевес, более эффективная тактическая подготовка и господство в воздухе были тогда на стороне противника. 8 августа в немецкие танковые клещи попала крупная группировка 62-й армии в составе 28000 человек, а 33-я стрелковая дивизия оказалась рассечена. Позднее командир дивизии А. И. Утвенко в своем письме к писателю Константину Симонову так вспоминал события тех дней: «К моменту приказа о прорыве на восток у меня было до трех тысяч людей, семнадцать орудий, тринадцать легких танков. Двинулись двумя колоннами напролом через овраги. Пушки на руках. Прорвались на узком фронте, потеряв около трехсот человек. Немцы за ночь и утро перекинули полк пехоты еще восточнее нас и опять закрыли кольцо… Сопротивлялись до конца. Я сам пять раз перезарядил маузер. Секли из автоматов. Несколько командиров застрелились. Было убито до тысячи человек, но жизнь продали дорого». Впоследствии черты характера Утвенко нашли свое отражение в образе генерала Проценко из повести Симонова «Дни и ночи». Вышедшие из окружения части 33-й дивизии были выведены в резерв 62-й армии.

Немецким войскам к 15 августа удалось приблизиться к Сталинграду на севере — на 60–70 км, на юге — на 20–30 км. Создав ударную группировку из десяти дивизий, противник сумел к 22 августа захватить плацдарм на левом берегу Дона в районе Песковатки шириной 45 км. В сложившейся обстановке советское командование вынуждено было ввести в сражение севернее Сталинграда 1-ю гвардейскую армию, а 35-ю стрелковую дивизию передать в 62-ю армию,36-ю стрелковую дивизию — в 64-ю армию, 34-ю стрелковую дивизию — в 28-ю армию для прикрытия астраханского направления.
Командующий фронтом перед 1-й гвардейской армией поставил боевую задачу удержать плацдарм в малой излучине Дона.

К. С. Москаленко, назначенный новым командующим армией, вспоминал что вначале вступила в сражение на плацдарме в малой излучине Дона 40-я гвардейская дивизия под командованием генерал-майора А. И. Пастревича.

Тяжелые бои разгорелись в районе высоты 180,9 близ поселка Дубовый к северо-западу от станицы Сиротинской.

17 августа в жестоком бою совершили подвиг 16 гвардейцев под командованием младшего лейтенанта В. Д. Кочетова. Защищая эту высоту, гвардейцы отразили атаку передового отряда противника. Не смогла взять высоту и рота гитлеровцев. Тогда в атаку был брошен батальон немецкой пехоты, усиленный 12 танками. Только ценой больших потерь враг овладел ею. Все ее защитники-гвардейцы погибли, но не отступили. Склоны высоты были усеяны трупами немецких солдат и офицеров, горели шесть вражеских танков…

Командованием полка командиру 1-го батальона гвардии капитану А. А. Кузнецову была поставлена боевая задача — уничтожить немцев, укрепившихся на высоте 180,9 у Дубового. В ночь с 20 на 21 августа стремительной атакой батальон, в котором в основном были десантники, под командованием капитана Кузнецова, овладел истерзанной высотой. Утром 21 августа противник бросил в бой 16 танков.Десантники мужественно защищались в неравном бою. Закрепившись на высоте, они в течение дня отразили 17 танковых атак, подбили 11 танков и уничтожили до батальона солдат. Лично Кузнецов подбил 3 танка, был ранен, но не оставил поле боя. Выстрелом из танка он был смертельно ранен и от полученных ран скончался… Но гвардейцы-десантники выполнили приказ и удержали высоту до прибытия подкрепления. Бесстрашный комбат был удостоен звания Героя Советского Союза.

23 августа немецкая группировка при мощной поддержке авиации прорвала фронт на стыке 4-й танковой и 62-й армий, и передовым частям немецкого 14-го танкового корпуса удалось выйти к Волге в районе рынка, расчленив войска Сталинградского фронта узким 8-километровым коридором. В течение 23–28 августа советские войска наносили удары с севера по вражеской группировке.В ходе кровопролитных боев обе стороны несли большие потери. 24 и 26 августа наши части дважды отрезали немцев от основных сил, но противник оба раза восстанавливал положение. В этих боях приняли участие части 35-й, 38-й, 39-й, 41-й гвардейских дивизий, причем гвардейцы 35-й дивизии сумели прорваться в полосу обороны 62-й армии.

Прорвавшиеся немецкие танки угрожали отрезать Сталинград от наших основных войск. Для ликвидации этой угрозы 23 августа в район поселка Котлубань был направлен передовой отряд 35-й гвардейской стрелковой дивизии, в состав которого входила пулеметная рота под командованием Рубена Ибаррури (сына лидера испанских коммунистов Долорес Ибаррури). Отважными действиями передового отряда и мощным огнем пулеметной роты продвижение противника было остановлено. В этом бою погиб командир передового отряда, и Ибаррури принял командование на себя. Фашисты превосходящими силами продолжали непрерывные атаки, только за одну ночь было отражено шесть таких атак, более сотни офицеров были убиты. В этом бою Ибаррури был смертельно ранен и 3 сентября 1942 года умер, посмертно он был удостоен звания Героя Советского Союза.

И. П. Герасимов, военком роты противотанковых ружей 101-го гвардейского стрелкового полка 35-й гвардейской стрелковой дивизии 62-й армии, 22 августа у станции Воропоново возглавил группу из 10 бронебойщиков и взвода автоматчиков. Горстка людей противостояла 20 вражеским танкам. Герасимов с противотанковым ружьем вместе с бойцами отражал одну за другой вражеские атаки. Ими было сожжено 5 немецких танков. Но гитлеровцы не хотели мириться с таким положением: опорный пункт был подвергнут массированным ударам авиации и артиллерии противника. Политрук обратился с призывом к своим товарищам: «Ни шагу назад! Гвардейцы обязаны доказать, что им не страшны ни танки, ни авиация».Сам политрук был тяжело ранен, но его бойцы, отразив очередную атаку, сожгли еще 7 танков. Герасимов также был удостоен звания Героя Советского Союза.

Но все это были бои на подступах к Сталинграду. 6-я немецкая армия готовилась к штурму города и нуждалась в подкреплении. Гитлеровское командование не смогло перебросить для усиления 6-й армии ни одного соединения, поскольку в результате наступательных боев 63-я, 21-я и 1-я гвардейские армии не только захватили плацдармы на правом берегу Дона, но и расширили их, сковав тем самым значительные силы противника.

Штурм Сталинграда

13 сентября противник бросил в бой большие массы пехоты и танков и начал теснить наши части в районах центрального вокзала и Мамаева кургана.Этот был удар исключительной силы. Несмотря на громадные потери в своих рядах захватчики лезли напролом. Советские снайперы, бронебойщики, артиллеристы, притаившись в домах, в подвалах и дзотах наблюдали, «как пьяные гитлеровцы соскакивали с машин, играли на губных гармошках, бешено орали и плясали на тротуарах. Захватчики гибли сотнями, но свежие волны резервов все больше наводняли улицы». Восточнее железной дороги, к вокзалу, к домам специалистов просочились автоматчики. Вспыхнул бой в 800 метрах от командного пункта штаба армии. Создалась угроза захвата противником вокзала, расчленения армии и выхода к центральной переправе.В этой обстановке в Ставке ВГК было принято решение перебросить в Сталинград 13-ю гвардейскую дивизию генерал-майора А. И. Родимцева, насчитывающую около 10000 чел. Эта дивизия также имела «десантное» происхождение, свою историю она вела от 3-го воздушно-десантного корпуса первого формирования, в котором Родимцев командовал бригадой. 6 ноября 1941 года корпус был переформирован в 87-ю стрелковую дивизию (второго формирования). В январе 1942 года она была преобразована в 13-ю гвардейскую дивизию.

Под прикрытием передового отряда дивизия за две ночи 15 и 16 сентября переправилась в Сталинград. В яростной рукопашной схватке был отбит Мамаев курган. В течение 17 сентября здание вокзала четыре раза переходило из рук в руки. Командир роты 1-го батальона 42-го гвардейского стрелкового полка лейтенант Коллеганов докладывал комбату: «Пока я живой, ни одна сволочь не пройдет! Сам лично я на слух оглох, падаю с ног, но погибнем, а не отступим!». В ночь на 27 сентября, выполняя приказ командира роты 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии старшего лейтенанта И. И. Наумова, разведывательная группа, возглавляемая командиром пулеметного отделения сержантом Я. Ф. Павловым, захватила в центре города чудом уцелевший четырехэтажный жилой дом, чтобы закрепиться в нем и не допустить в этом месте прорыв немецких войск к Волге.

На командный пункт 42-го гвардейского стрелкового полка, находившийся напротив в разрушенной мельнице, Павлов отправил донесение: «Немцев выбил, закрепился. Прошу подкрепления. Павлов». После этого его группа удерживала дом, вошедший в историю Сталинградской битвы как «Дом Павлова» в течение почти трех суток. На третьи сутки в «Дом Павлова» прибыло подкрепление: пулеметный взвод гвардии лейтенанта И. Ф. Афанасьева из 3-й пулеметной роты, группа бронебойщиков и автоматчиков. Гарнизон дома увеличился до 24 человек. Гвардейцы при помощи саперов усовершенствовали оборону дома, заминировав все подходы к нему, прорыли небольшую траншею, по которой поддерживалась связь с командованием, доставлялись продовольствие, боеприпасы. Позднее в подвале дома был установлен полевой телефон с позывным «Маяк». Дом стал неприступной крепостью. Героическая оборона «Дома Павлова» продолжалась до дня ликвидации группировки немецких войск в районе Сталинграда. В течение 58 дней (с 27 сентября 1942 года по 2 февраля 1943 года) легендарный гарнизон советских воинов-гвардейцев, удерживал «Дом Павлова» и не отдал его врагу. А когда гитлеровцам все же удалось разрушить одну из стен дома, бойцы шуткой отвечали: «У нас есть еще три стены. Дом как дом, только с небольшой вентиляцией». В 1945 году Я. Ф. Павлову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Высадка 13-й дивизии способствовала стабилизации положения в городе, хотя соединение и понесло тяжелые потери. Несмотря на стойкость, проявленную советскими войсками, немцам все же удалось прорваться к Волге на стыке 62-й и 64-й армий. Именно здесь самоотверженно оборонялись остатки 33-й и 35-й дивизий, имевшие в своем составе 864 и 454 бойца. В. И. Чуйков вспоминал: «На южной окраине города стоит до сих пор громадное здание элеватора. С 17 по 20 сентября там круглые сутки шли бои. Не только элеватор в целом, но и отдельные его этажи и хранилища по нескольку раз переходили из рук в руки. Командир 35-й гвардейской стрелковой дивизии полковник Дубянский докладывал мне по телефону: «Обстановка изменилась. Раньше мы находились наверху элеватора, а немцы внизу. Сейчас мы выбили немцев снизу, но зато они проникли наверх, и там, в верхней части элеватора, идет бой».

Батальон 35-й дивизии был усилен морскими пехотинцами 92-й стрелковой бригады. Вот свидетельство немецкого офицера В. Хоффмана о событиях тех дней: «В ротах осталось по 30–40 человек. В элеваторе сражаются не люди, а дьяволы, их не берет ни пуля, ни огонь… в элеваторе нашли лишь 40 убитых русских и только одного тяжелораненого, не способного говорить». В результате этих боев 33-я и 35-я дивизии были фактически уничтожены и выведены на формирование.

27 сентября начался второй штурм Сталинграда. Противник, изменяя направление главного удара севернее Мамаева кургана на поселок Красный Октябрь и вдоль улицы Карусельной на завод «Красный Октябрь», рассчитывал на внезапность и быстрый успех в этом направлении.26–28 сентября на всем протяжении фронта обороны армии шли ожесточенные бои. Трудно сказать, сколько раз улица или квартал переходили из рук в руки. В эти дни в сражение были втянуты почти все войска 62-й армии на всем протяжении фронта.

В ночь на 1 октября с левого берега Волги начала переправу 39-я гвардейская стрелковая дивизия. Ее полки, насчитывающие 4082 человека, были укомплектованы лишь наполовину, в ротах насчитывалось по 40–50 человек.Во главе дивизии стоял генерал-майор С. С. Гурьев. Эта дивизия ранее, 18–20 сентября, в составе войск 1-й гвардейской армии принимала участие в боях севернее Сталинграда, где и понесла значительные потери. Однако все роты были боеспособными, большинство в них составляли десантники–коммунисты и комсомольцы. 39-я дивизия в течение многих дней обороняла завод «Красный Октябрь», сам Гурьев не уходил со своего командно-наблюдательного пункта даже тогда, когда у самого входа рвались гранаты фашистских автоматчиков.
В ночь на 4 октября в Сталинград переправилась 37-я гвардейская дивизия генерал-майора В. Г. Жолудева, о решительных действиях которой позднее вспоминал В. И. Чуйков: «Это действительно гвардия. Люди все молодые, рослые, здоровые, многие из них были одеты в форму десантников, с кинжалами и финками на поясах. Дрались они геройски. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой. Штурмовали группами. Ворвавшись в дома и подвалы, они пускали в ход кинжалы и финки. Отступления не знали, в окружении дрались до последних сил и умирали с песней и возгласами: «За Родину!», «Не уйдем и не сдадимся!».

И снова ввод новых резервов помог стабилизировать ситуацию. Во многом этому способствовала новая, более эффективная тактика штурмовых групп.
14 октября начался очередной штурм Сталинграда. К этому сроку в боях за Сталинградский тракторный завод 4–14 октября 37-я дивизия целиком погибла, а после боев за завод «Красный Октябрь» 19–24 октября в полках 39-й дивизии оставалось по 30–40 человек.

На этом участие в Сталинградской битве бывших десантных частей завершилось. На заключительном этапе в операции «Кольцо» приняли участие 36-я и 34-я гвардейские стрелковые дивизии. Следует отметить, что соединения, понесшие в ходе кровопролитных боев значительные потери, восполнялись обычным личным составом и постепенно утрачивали свой десантный костяк.

Безусловно, участие бывших десантных частей было лишь небольшим, но очень важным эпизодом грандиозной Сталинградской битвы. Получив авансом звание гвардейских, они с честью оправдали его. В тяжелейший момент Великой Отечественной войны десантники, остановив врага и позволив выиграть время для организации наступления, выполнили возложенную на них миссию стратегического резерва. Вынужденный опыт по использованию десантных частей в качестве стрелковых был в дальнейшем неоднократно востребован. Восстановленные уже 16 августа 1942 года десантные части воевали в марте 1943 года на Северо-Западном фронте, в июле 1943-го — под Курском, в июне 1944-го — в Карелии. В октябре 1944 года была сформирована Отдельная гвардейская воздушно-десантная армия, в феврале 1945-го переформированная в 9-ю гвардейскую армию. В полном составе она была направлена на фронт. Ей предстояло участвовать в освобождении Венгрии, Чехословакии, Австрии.
Автор:
Евгений Музруков
Первоисточник:
http://www.bratishka.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

10 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти