Грузия и Россия: Саакашвили уже потускнел, а Иванишвили ещё не заблестел

I. Американский взгляд на грузинскую демократию и российскую «диктатуру»

В конце ноября в популярном американском сетевом издании «The Daily Beast» была опубликована статья Эли Лэйка, который считает Грузию основным союзником НАТО, но с печалью повествует о неправильной грузинской демократии, которую вот-вот сгубят многочисленные аресты.


Эли Лэйк — корреспондент «The Daily Beast» и «Newsweek», специалист в области национальной безопасности. Ранее он писал аналитические статьи для «The Washington Times». Этот человек долго жил в Каире и побывал на войнах в Судане, Ираке и секторе Газа. Он — один из тех журналистов, что рассказывают миру правду об Ираке, Иране и Северной Корее. Теперь мистер Лэйк взялся за грузинский вопрос. Тревогу он бьёт потому, что Грузия, как ему представляется, стремительно отдаляется от идеалов американской демократии.

Журналист описывает арест 7 ноября Георгия Каландадзе — начальника объединённого штаба грузинских вооружённых сил. Этот высокопоставленный офицер, по словам аналитика, собирался встретить солдат, возвращавшихся домой из Афганистана. Но вместо торжественной церемонии перед телекамерами г-на Каландадзе взяли под стражу и предъявили ему обвинения в физическом насилии над солдатами. Он провёл два дня в тюрьме. (Предварительное слушание по этому делу пройдёт, вероятно, 25 декабря. — О. Ч.).

Господин Каландадзе оказался последним звеном в длинной цепи атак на партию и соратников Михаила Саакашвили — президента Грузии, пришедшего к власти в 2003 году в результате «революции роз». Правительство Саакашвили, замечает американский журналист, было любимцем Запада и оазисом в постсоветском регионе, где напряжённость в отношениях с США выросла из-за распространившегося влияния России, которая в настоящее время ориентируется на диктатуру.

В отличие от таких стран, как Армения, Узбекистан, Украина, продолжает автор, правительство Грузии открыто выступило против расширения российского влияния в регионе, стремясь наладить оборонное и экономическое партнёрство с США и Европой. Грузия направила свой военный контингент на войны в Афганистане и Ираке. А Саакашвили назвал известного сенатора Джона Маккейна своим личным другом.

Но вот беда: в его собственной стране, говорит журналист, блеск Саакашвили начал тускнеть. А ведь в конечном счёте это потускнение может подорвать отношения Грузии с США. Ныне оппозиционеры обвиняют президента в использовании тех же тактических приёмов в советском стиле, против которых он боролся. Тут и прослушка телефонов молодых оппозиционеров, и аресты политических активистов. На фоне всего этого партия Саакашвили потеряла голоса на октябрьских выборах, а победила коалиция «Грузинская мечта», возглавляемая и финансируемая миллиардером Бидзиной Иванишвили.

Несомненно, выборы были признаны как свободные и справедливые, но ведь в итоге правительство Грузии может быть разорвано пополам. Сложилась такая ситуация, при которой Саакашвили, оставаясь президентом до конца 2013 года, по-прежнему контролирует армию и органы национальной безопасности. Между тем его главный соперник и новый премьер-министр, Иванишвили, контролирует Министерство юстиции. Это министерство занялось чисткой сторонников Саакашвили: прошла целая волна арестов, в том числе задержание Каландадзе. Всё это, разумеется, вызвало критику со стороны ЕС и Государственного департамента США, пишет автор.

Обеспокоился недемократической ситуацией в Грузии и сенатор Маккейн. Об этом он сказал в частном телефонном разговоре грузинскому президенту.

Джон Маккейн передал в недавнем интервью журналистам: «Он (Саакашвили) очень обеспокоен теми действиями, которые предпринял новый премьер-министр, и угрозами людям, которые служили ему ранее». А Саакашвили в ответ сказал, что у него вызывают тревогу «аресты, угрозы и прочие признаки отсутствия уважения к демократическим процессам».

Что касается новой власти, то Ираклий Аласания, нынешний министр обороны Грузии и член коалиции «Грузинская мечта», заявляет: «Мы стремимся к прозрачности в этом случае и во всех случаях» (имеется в виду в числе прочего и арест Каландадзе). «При всем уважении к сенатору Маккейну, — добавил Ираклий Аласания, — я думаю, что его оценка неправильна…»

Но Вано Мерабишвили, бывший премьер-министр и политический союзник Саакашвили, продолжает Эли Лэйк, утверждает, что он тоже находится под угрозой судебного преследования и что он может столкнуться с лишением свободы. «Это фундаментальная нетерпимость к оппозиции, СМИ и органам местного самоуправления», — сказал он.

А вот Аласания заявляет в ответ, что это не так, и говорит, что одной из главных причин победы его партии на выборах является то, что грузины больше не доверяют системе правосудия, сформированной при Саакашвили. Что тут можно сказать? Действительно, пишет автор, одним из первых шагов нового парламентского большинства было объявление повторного расследования ряда громких шпионских дел, по которым граждане Грузии обвинялись в шпионаже в пользу России.

(Здесь надо указать, что парламент Грузии на заседании 5 декабря утвердил список лиц, которые объявлены политзаключёнными или преследуемыми по политическим мотивам. Всего в перечень было включено 190 политзаключённых и 25 политически преследуемых. В первую категорию были включены 11 осуждённых по шпионскому делу «Энвер». Среди осуждённых — граждане Грузии и России. В список попал и россиянин Руслан Скрыльников (в 2011 г. приговорённый к 14 годам тюрьмы; как утверждали грузинские спецслужбы, Скрыльников был связным между ГРУ Генштаба российской армии и резидентурой ГРУ в Грузии). Политзаключёнными были также объявлены 20 человек, осужденных по делу о попытке мятежа на военной базе в Мухровани, произошедшей весной 2009 года. Военнослужащие объявили о неподчинении властям, но затем согласились сдаться. По официальной версии, группа офицеров планировала повести войска на столицу и совершить переворот. Оппозиция, со своей стороны, утверждала, что события в Мухровани были организованы властями, желавшими отвлечь внимание общества от проходивших в то время в Тбилиси митингов. Попали в список и некоторые другие люди. Парламент обязался «в кратчайшие сроки» обеспечить освобождение включённых в список лиц от уголовной ответственности или в крайнем случае «обеспечить механизмы, чтобы они могли воспользоваться справедливым судом»).

И всё же недавние аресты вызвали серьёзную озабоченность в Вашингтоне. Сенатор Джо Либерман сказал «The Daily Beast», что он гордится тем, как Саакашвили отреагировал на своё поражение на выборах, но беспокоится о том, как Иванишвили ведёт себя после победы. «Эти последние шаги внушают очень большое опасение, и я надеюсь, что новое парламентское большинство сдаст назад, потому что это не то, чего хочет общественность…»

Джо Либерман, конечно, не тот большой знаток общественного мнения Грузии, мнение которого надо считать ценным. Если бы он, как и мистер Маккейн, как и аналитик Лэйк, знали, чего хочет общественность Грузии, они бы всплакнули. Аналитик так прямо зарыдал бы: ибо довольно чётко проявилась бы цена всем его анализам. Кстати, последний опрос грузин проводило американское агентство.

II. Чего хотят грузины

Нестан Чарквиани («Голос Америки») рассказал об итогах опроса, проведённого Международным республиканским институтом (IRI) (американской некоммерческой организацией, направленной на развитие политических партий, гражданского общества, свободных и справедливых выборов).

Выяснилось нечто неприятное для Америки — страны демократической, и, если прислушиваться к выше приведённому мнению мистера Э. Лэйка, не приемлющей российской «диктатуры» на постсоветском пространстве, куда входит и Грузия.

Дело в том, что 83% участвовавших в опросе жителей этой самой Грузии полностью поддерживают диалог с Россией. И только какие-то мелкие, ничтожные проценты против диалога с «диктатором» возражают: 11% — частично поддерживают возобновление российско-грузинского диалога, 2% — частично против него, 2% — выступают категорически против диалога, ещё 2% затруднились ответить.

То есть категорических противников — всего два процента.

Опрос проводился с 9 по 21 ноября по всей Грузии, и в нём участвовало 1500 совершеннолетних граждан.

Больше половины респондентов — 52% — выразили уверенность, что при новом правительстве Грузия сможет улучшить отношения с Россией, а ещё 34% верят в частичное улучшение российско-грузинских отношений при правительстве Иванишвили.

Что касается излюбленного демократами вопроса об агрессии России, то 23% участников опроса заявили, что не ждут повторения агрессии со стороны России, а 19% считают, что агрессия закончилась, хотя не исключают её возобновления. 47% респондентов убеждены, что российская агрессия продолжается. 11% не смогли ответить на этот вопрос.

Михаил Саакашвили заявляет, что население Грузии никогда не захочет вновь оказаться под влиянием России. Страна пережила демократические процессы, и грузинский народ оценил преимущества демократического развития государства: «Грузия не вернётся назад — к влиянию России, потому что народ уже почувствовал вкус успехов, демократии, процесса смены власти демократическим путём, и это то, что называется европейским началом. От этого развития народ уже не откажется. Наша политика — долгосрочное развитие, мир и возможности для всех жителей региона».

Согласно исследованию IRI, 63% опрошенных считают, что Грузия идет правильным путём, 12% с этим не согласны. 25% не определились с ответом.

Что касается доверия государственным институтам, по опросу IRI, лидирующую позицию занимает Грузинская православная церковь (94% ответов). На втором месте по доверию общественности грузинская армия — 91%. Полиции доверяют 84% опрошенных, затем следует парламент (82%), правительство Грузии (81%), СМИ (77%), прокуратура (61%). Согласно ноябрьскому опросу IRI, значительно снизилась степень доверия к администрация президента — 48%, тогда как в июле по результатом аналогичного исследования, президенту доверяли 69% респондентов.

При этом большинство населения Грузии по-прежнему выступает за вступление страны в НАТО. Интеграцию Грузии в Североатлантический альянс полностью поддерживают 65% опрошенных, частично поддерживают — 17%, частично против выступают — 4%, а категорически против — 5%. 9% респондентов не определились с ответом.

Опрос IRI также показал, что 92% населения Грузии в целом настроены оптимистично, 6% — нейтрально, и только 1% опрошенных оказались пессимистами.

92% — это, вероятно, те люди, которые выступают за диалог с Россией. И те, которые выразили в опросе уверенность, что при новом правительстве Грузия сможет улучшить отношения с Россией — хотя бы частично.

III. Ожидания товарища Лаврова

О том, что Москва ожидает конкретных предложений от Тбилиси по нормализации отношения между Россией и Грузией, сказал во вторник на прошлой неделе русский министр иностранных дел Сергей Лавров.

«Новые власти заявляют, что хотят нормализовать отношения с Россией, — заявил Лавров. — Мы услышали об этом, собственно, из СМИ. Хотим понять, как конкретно они собираются это сделать».

Как видим, и власти Грузии, и власти России, в отличие от мистера Лэйка и сенатора Маккейна, правильно реагируют на общественные грузинские настроения, которые подтвердил недавний американский опрос. Вот только Грузия, как всегда, запаздывает с конкретикой.

Кроме того, в грузинской внешней политике, конструируемой по отношению к России, всегда будет слабое звено: Южная Осетия и Абхазия. Эти территории грузинское правительство продолжает объявлять своими, хотя жители их в подавляющем большинстве не хотят быть по паспортам грузинскими гражданами.

Поэтому товарищ Лавров подчеркнул, что «заявления Грузии о том, что Южная Осетия и Абхазия являются оккупированными территориями, не способствуют началу её диалога с Россией без предварительных условий». Также министр напомнил, что не Россия была инициатором разрыва дипломатических отношений: «Для нас нет никаких проблем. Главное, чтобы мы понимали контекст, в котором это (возобновление диалога) осуществляется».

Если что-то и сдвинется в отношениях двух стран, то благодаря экономическим интересам Грузии. Никто и не скрывает, насколько важна для Грузии торговля с Россией. А уж миллиардеру Бидзине это известно лучше всех.

Более месяца тому назад Иванишвили объявил о назначении эмиссаром по России дипломата Зураба Абашидзе. «Ситуация достаточно тяжёлая, была бессмысленная война, но много грузин живут и работают в России, — сказал при этом Б. Иванишвили. — Надеюсь, вскоре мы сможем вернуть в Россию продукцию нашего сельского хозяйства».

Вот здесь — ключик к диалогу. Турки прекрасно торгуют с иранцами, меняя золото на нефть, а заодно поднимая свою золотодобывающую промышленность — и не боятся окриков Вашингтона. Неужели Иванишвили не сумеет сделать так, чтобы грузины повезли в Россию апельсины?

Товарищ Лавров, кстати, на днях получил ответ от грузинской стороны. Комментируя его высказывания, с заявлением выступил госминистр Грузии Паата Закареишвили. По его словам, Грузия не ставила России никаких предварительных условий для урегулирования отношений. Он сказал: «Грузией принят закон в отношении оккупированных территорий и это политика Грузии. Может, и закон отменить? Это исключено! Я не помню, чтобы власти Грузии заявляли в связи с урегулированием отношений с Россией, что мы говорим с Россией с той позицией, что ею оккупированы территории. Россия же в лице Медведева заявила, что грузины должны учесть ту реальность, которая возникла признанием Абхазии и Южной Осетии. На это ответил Зураб Абашидзе, что выдвижение предварительных условий не является наилучшей формой для восстановления отношений. Я считаю, что грузинская сторона не ставила никаких условий, и с чего вдруг Лавров стал указывать на риторику, не знаю».

Ранее, 21 ноября, Бидзина Иванишвили заявил, что посещать Россию он не собирается — именно из-за позиции Российской Федерации по Абхазии и Южной Осетии: «Мой визит в Россию не состоится по элементарной причине — пока у России есть посольства в Абхазии и Осетии».

Так что здесь внешнеполитическая линия Саакашвили продолжается. Позиция нынешнего правительства Грузии по «оккупированным территориям» — это то, что соединяет Иванишвили и Саакашвили. И это то, что радует мистера Маккейна и других мистеров из Вашингтона.

5 декабря вице-премьер, министр обороны Грузии Ираклий Аласания дал интервью 9-му каналу телевидения, где высказался о том, что позиция России по Абхазии и Южной Осетии контрпродуктивна для неё же самой (то есть для России). Мало того, по его мнению, Россия проиграла борьбу за политику признания Абхазии и Южной Осетии. Мало и этого: Грузия сумела выработать такую внешнюю политику, при которой Россия оказалась или вот-вот окажется загнанной в угол. Грузинский министр обороны заявил: «Хотим загнать Россию в угол, чтобы та вынуждена была позитивно отвечать на наши позитивные шаги, а игнорирование их негативно отражалось бы на её же имидже». Он добавил, что «мир не согласится с положением, созданным Россией после войны 2008 года, и рано или поздно России придется выполнить обязательства на этот счёт».

Что касается нормализации отношений и диалога с Россией, то апельсины апельсинами, вина винами, а национальные интересы — впереди всего: «Наша задача — нормализовать отношения с Россией, но не за счёт наших национальных интересов. Реальность, и весь мир это признаёт, что Россия оккупировала часть территории Грузии».

В общем, а воз и ныне там.

IV. Чего боятся некоторые грузины

А) Возрождения СССР.

Да, иные грузины опасаются той самой «диктатуры», о которой напевают им просвещённые в области демократии американцы. Причём угнетать грузин русские будут совместно с украинцами. Дружба народов, братские узы, ничего не попишешь. Затащит Россия Украину в Таможенный союз — и всё, Грузии крышка.

Эксперт-международник Торнике Шарашенидзе думает именно так. В случае, если Кремлю удастся ввести Украину в Таможенный союз, возникает опасность восстановления Советского Союза. И это ещё больше усилит давление на Грузию, полагает аналитик.

«Если России удастся ввести Украину в Таможенный союз, мы можем считать, что Россия практически восстановила Советский Союз — по крайней мере, экономически. Единственными, кто не входит в сферу влияния России и не подчиняется ей, являются Грузия и Азербайджан».


Панику у Шарашенидзе вызвали недавние слова Януковича. 5 декабря президент Украины, встретившись с президентом России в Ашхабаде в рамках саммита СНГ, заявил, что Украине следует присоединиться к некоторым положениям Таможенного союза. Товарищ Янукович ратовал за ту самую экономику, о которой надлежит позаботиться и Грузии: «Мы хорошо понимаем, если мы не найдём инструментов сотрудничества с Таможенным союзом, мы много потеряем. Что сегодня это является недопустимым для экономики Украины».

Грузия же, очевидно, считает недопустимым не терять. Шарашенидзе даже распространяет свою тревогу на Азербайджан. По его словам, если Россия вернёт Грузию в сферу влияния, то за ней «автоматически последует Азербайджан. Ведь он выходит на Запад в основном через грузинскую территорию». «Так что после этого на нас придётся более сильный удар», — уверяет эксперт.

Б) Недоброй воли Москвы.

Если Тбилиси проявляет добрую волю, пишет Серги Капанадзе, экс-замглавы МИД Грузии, то «из Москвы видна только жажда получить больше». Аналитик добавляет: «Вспоминается описанный западными дипломатами русский стиль: «Что моё — то моё, о том, что твоё, можно договориться».

Сейчас, по словам Капанадзе, Москва просто ждёт, что Грузия начнёт уступать. «Кремль, в традиционном русском стиле, ждёт, что ещё можно получить за то, чтобы просто начать диалог».

«Россия непременно будет желать, чтобы Грузия изменила закон «Об оккупации», признала, что Россия не оккупант, сторонами конфликта были признаны Абхазия и Южная Осетия, Грузия прекратила активную политику непризнания, приостановила активность в поддержку беженцев в ООН и международных организациях, открыла железнодорожную линию с Россией, и вообще, сделала шаги, свидетельствующие о том, что Грузия прекращает «войну» с Россией в защиту суверенитета страны на международной арене. А эта «война», представьте себе, продолжается почти четыре года после августовской войны».


Компромисс тут, говорит автор, невозможен.

Но и этого Москве мало. Она хочет, чтобы Грузия затормозила интеграцию в НАТО и Евросоюз. Аналитик надеется, что «новая власть не сделает этого». Впрочем, если сделает, то, «предположительно, через четыре года ей придётся перебраться в оппозицию, поскольку население Грузии, вероятно, не поддержит изменения прозападного курса вместо эфемерных московских обещаний».

А ещё Россия, продолжает эксперт, желает разрешения ряда мелких вопросов:

«…изменение названия Министерства реинтеграции, восстановление российских каналов в грузинском телепространстве (что уже шаг за шагом происходит), символические шаги, в том числе ребрэндинг музея оккупации и телеканала ПИК, освобождение арестованных российских граждан (в том числе подозреваемых в шпионаже), замена чартерных рейсов регулярными полётами, и так далее. Грузинские власти, наверное, могут пойти на уступки в этих вопросах, но они не должны быть односторонними. Следует определить, что можно получить взамен, и насколько стоящим будет обмен».


Что же может выторговать Грузия у ожидающей недоброй России?

Во-первых, упразднение виз для граждан Грузии. Во-вторых, взятие обязательства неприменения силы против Грузии. В-третьих, приостановление политики признания.

На колу мочало, начинай сначала.

В) Товарища Онищенко.

Что касается экономики Грузии, то она, конечно, важна, считает Капанадзе, но он «не уверен, что этот шаг в среднесрочной перспективе будет таким выигрышным для экономики страны, как считают власти Грузии».

«Для мелких и средних предпринимателей действительно важно войти на российский рынок, а крупные экспортёры сейчас довольно хорошо чувствуют себя на европейских, и других соседних рынках, или же и без того выходят на российский рынок через Беларусь и Украину. Полная реориентация крупных экспортёров на российский рынок для экономики страны может быть и хорошо в короткий период, но, предположительно, может повлечь губительные результаты, если Онищенко вновь прикажут запретить торговлю».


Вот, стало быть, ещё один грузинский страх. Явление товарища Онищенко. Что ж, упрёк справедливый — Онищенко есть отдельно просчитываемый фактор риска в бизнесе с Россией.

«Трудно вообразимо, чтобы грузинские власти не понимали этой опасности, тем более что если нашего примера недостаточно, налицо недавняя запрещённая по политическому признаку торговля с Молдовой, Украиной и Беларусью, не говоря ничего о «запрещении» Онищенко въезда граждан из Таджикистана».


Что же делать? Аналитик не видит никакого выхода, кроме «статус-нейтрального подхода». Этот «выход» можно назвать безвыходной ситуацией. Капанадзе пишет:

«…Это означает, что Грузия продолжит действия, связанные с легитимацией оккупации, а Россия — добиваться признания. Цхинвали и Сухуми продолжат стремление к своей «независимости», а Грузия — работу с целью восстановления территориальной целостности.

Сохранение нейтральности к статусу не означает, что мы одобряем всё это и отказываемся от территориальной целостности: это означает только то, что мы «договорились, что не можем договориться». А после этого мы должны договориться с Москвой, а также с Цхинвали и Сухуми, что связанное со статусом противостояние не должно влиять на отношения между народами. Только после этого мы сможем восстановить эти отношения, образовательные и торговые связи».


Понятно, что конфликт такая «безвыходность» не урегулирует.

«Нет, не урегулируют, однако если всё это будет правильно сделано, они превратят конфликт в нерелевантный. А нерелевантный конфликт лучше, чем неурегулированный».


А ещё аналитик боится, что Россия вновь «ударит» по всему тому, чего Грузия достигла после 2008 года: «…по женевским переговорам, договору ВТО, наблюдательской миссии Евросоюза, по роли медиации Евросоюза, ОБСЕ и ООН, и вообще, по нашей международной поддержке».

В общем, Россия, которая представляется эксперту в мрачном образе товарища Онищенко, с неприятным выражением лица рассматривающего бутылку «Саперави», далека от образа идеального грузинского друга.

* * *


Таким образом, пока в Вашингтоне хмуро смотрят на новую грузинскую демократию, эта самая демократия хмуро смотрит на Россию. Пока товарищ Лавров ждёт ответов от нового правительства Грузии, некоторые грузины публично озвучивают свои страхи перед тем своим соседом, который в США известен как «диктатор». Боятся они и скорого возрождения СССР, за которое вот-вот выступят Путин и Янукович, и главного санитарного врача России, и того, что Москва только и думает о том, как бы получить побольше, ущемив небратскую Грузию и отдалив её от заветной мечты о вступлении в НАТО. Ведь там, где приближается Москва, НАТО немедленно отдаляется. Что касается вин и апельсинов, то иные грузинские эксперты намекают на то, что и напитки, и фрукты могут в любой момент оказаться гибким политическим инструментом в руках непредсказуемого русского человека по фамилии Онищенко.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти