Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"

Во время Второй мировой истребители "Кертисс" Р-40 участвовали в боях практически на всем советско-германском фронте. "Томагауки" и "Киттихауки" несущие на своих крыльях красные звезды использовались во всех решающих сражениях: битве у Сталинграда, под Москвой, обороне Ленинграда, на Курской дуге, на Кубани и далее вплоть до освобождения Восточной Пруссии. Правда, их количество везде (кроме Севера) было относительно небольшим (как правило, один-два полка на воздушную армию), поэтому на ход сражений решающего воздействия они не оказали.

Р-40 стояли на вооружении 3-х основных родов авиации Советского Союза: ВВС РККА (Военно-воздушные силы Красной Армии), ВВС ВМФ (ВВС Военно-морского флота) и авиации противовоздушной обороны. СССР фактически стал вторым (после Великобритании) импортером Р-40. В период с 1941 по 1944 год было получено 247 "Томагауков" и 2178 "Киттихауков", что выводит данный самолет на четвертое место после истребителей Р-39, "Харрикейна" и Р-63. Летом 1941 года британское правительство вместе с поставками "Харрикейнов" предложило поставить истребители "Томагаук". Динамика поступления данных самолетов в ПВО ВВС по годам выглядела следующим образом: 1941 год — 15 Р-40Е и 230 «Томагауков»; 1942 год — 487 Р-40 (модификаций Е, Е-1, К) и 17 «Томагауков»; 1943 год — 939 Р-40 (модификаций Е-1, К, М, N); 1944 год — 446 Р-40 (в основном модификаций М и N). 291 «Киттихаук» поступил в военно-воздушные силы военно-морского флота.

Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"
Советский P-40E Kittihawk, в СССР его называли "Томагаук"



Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"
«Томагауки» из 126-го ИАП. На первом справа самолете летал Герой Советского Союза ст. л-т С.Г. Ридный. Подмосковье, декабрь 1941 г. (Tomahawk IIA P-40B # AH-965 (погиб на Tomahawk IIB P-40C # AK-325)). За мужество и героизм, проявленные в борьбе с врагом, 09.08.41 г. младшему лейтенанту Степану Григорьевичу Ридному было присвоено звание Героя Советского Союза. С 12.10.41 г. 126-й ИАП начал совершать боевые вылеты на Кертисс P-40 «Томагаук». 17 февраля 1942 г. С.Г.Ридный погиб на P-40 после взлета из-за отказа матеpиальной части. («Томагаук» АК325) Степан Григорьевич Ридный лично сбил 21 и в группе 9 вражеский самолетов.


Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"
Группа черноморских Р-40К над освобожденным Крымом


В военно-воздушных силах СССР «Киттихаук» считался «средней» машиной: лучше, чем И-15, -16 и «Харрикейн», однако хуже, чем Р-39, «Лавочкины» или «Яки». Поэтому история типичного полка имеющего на оснащении на Р-40 выглядела следующим образом. Полк начинал войну на МиГ-3 или И-15, -16; потеряв к началу-середине 1942 года их в боях, получал Р-40С; в дальнейшем пополнялся Р-40Е (К), которыми заменялись выбывавшие из строя машины, полученные ранее. Затем полк мог двигаться по одному из двух путей: если он в боях себя особенно не проявил, то его переводили в ПВО и оснащали Р-40М (N); если же полк добивался значительных успехов — становился гвардейским и переоснащался Р-39, Ла-5 или Як-7, -9. Так продолжалось вплоть до конца 1943 года, когда «Киттихауки» почти исчезли из военно-воздушных сил, почти полностью перейдя в авиацию ВМФ и ПВО. В мае 1945 года только один полк (вооруженный 24 «Киттихауками») числился в Первой Воздушной армии III Белорусского фронта, при этом в ПВО было 409 «Томагауков» и «Киттихауков», 96 — в военно-воздушных силах Черноморского флота и около 50 — в военно-воздушных силах Северного флота.

Первая партия "Томагауков", включавшая 20 истребителей ранних серий, была отправлена в СССР из США в сентябре 1941 года. Данная партия была приобретена за золото, а не по "ленд-лизу", действие которого на СССР распространили только 7 ноября. В Архангельск к этому времени уже прибыли английские "Томагауки". С "пробным" конвоем PQ-0 "Дервиш" 31 августа было получено 7 "Томагауков" модели ПА и 17 – ПВ. Данные варианты отличались только крыльевым вооружением и радиооборудованием: на модели ПА устанавливались 7,69-миллиметровые пулеметы "Браунинг" и английские КВ-станции, на ПВ – 7,62-миллиметровые "Кольт-Браунинги" и американские УКВ-станции.

На спец. аэродроме, имеющем деревянное покрытие, срочно построенном заключенными ГУЛАГа и получившим название "10-й километр", самолеты под наблюдением английских авиатехников были собраны и облетаны. При помощи двух американских летчиков-инструкторов лейтенантов Хуберта Земке и Джона Алисона 10 - 29 сентября было подготовлено несколько советских пилотов, которые перегнали самолеты воздушным путем в 27-й ЗАП (запасной авиационный полк).

Также, переобучение происходило в других запасных авиаполках, включая 25 ЗАП в Азербайджане и 14 ЗАП, 22 ЗАП к востоку от Москвы.

ЗАП 27 базировался на аэродроме Кадников, расположенном по железной дороге Вологда-Архангельск в 140 километрах от Вологды. Его сформировали в августе 1941 г. специально для переучивания на "Харрикейны" и "Томагауки". В 1941-1942 годах он был основными "воротами", через которые в авиаполки ВВС РККА поступали "Томагауки". Здесь прошли подготовку истребительные авиаполки 126, 154, 159 и 964, а также десятки отдельных экипажей. Полк 2 ноября переформировали на двухэскадрильный состав со штатом 015/177. В нем на 27 декабря числилось 15 "Томагауков" модели ПВ, два УТИ-4 и четыре двухместных учебных истребителя Як-7В. Несмотря на трудности, которые появились во время зимней эксплуатации (отказы двигателей, электрогенераторов и др. агрегатов стали причиной некоторых аварий), инструкторы ЗАП 27 считали "Томагаук" простым в пилотировании и доступным летчикам средней квалификации. Высокая прочность позволяла данным истребителям выдерживать грубые посадки, неизбежные в учебном процессе, и даже аварийные посадки на фюзеляж, поэтому за 14 месяцев интенсивной эксплуатации списали всего 5 самолетов.

Первым в 27-й запасной авиаполк для переучивания 15 сентября 1941 года прибыл 126-й истребительный авиаполк, под командованием майора В. М. Найденко — одного из наиболее опытных пилота ВВС РККА, который успел повоевать в Испании, в Финляндии и на Халхин-Голе. С 22 июня этот полк воевал на МиГ-3 и И-16, получив отличный боевой опыт. Указом от 9 августа 41 года два летчика, старшие лейтенанты Ридный С.Г. и Каменщиков В.Г., были удостоены звания Героя Советского Союза.

В виду отсутствия инструкций и тех. описаний на русском языке затруднялось освоение американских самолетов. Летчики и техники были вынуждены по вечерам после работы переводить их со словарем. «Томагаук» в освоении оказался несложным, и 1 октября полк начал учебные полеты, однако уже через два дня он был вынужден срочно убыть на фронт. 126-й истребительный авиаполк в составе двух эскадрилий (20 машин) перебазировался на аэродром Чкаловская, начав боевую работу по обороне Москвы. В период с 25 октября 1941 по 25 апреля 1942 года в составе Шестого авиакорпуса противовоздушной обороны полк совершил 666 боевых вылетов для прикрытия войск Западного и Калининского фронтов и 319 вылетов — для защиты Москвы. Часть на свой счет записала 29 самолетов противника. Потери 126-го ИАП составили 2 пилота и 4 машины. С наибольшей интенсивностью данный авиаполк воевал в первый месяц пребывания под Москвой, осуществив 685 вылетов и одержав 17 побед. Затем последовали сплошные аварии поскольку «Томагауки» были совершенно не приспособленными к суровой русской зиме. От морозов, которые доходили до -38°С, разряжались аккумуляторы, трескались пневматики колес, замерзали масло, антифриз и гидросмесь, в результате чего лопались соты радиаторов (в связи с этим из строя вышло 38 самолетов), для пайки которых в соседних деревнях конфисковали все серебряные ложки. Часто происходили заклинивания двигателей и разрушения электрогенераторов.

Устранял данные дефекты инженерно-технический состав полка с помощью специалистов НИИ ВВС. Колеса и генераторы заменили на советские; масло-, гидро- и охладительная системы были оснащены специальными кранами, при помощи которых жидкости на ночь полностью сливали, также были проведены другие доработки. Однако когда с дефектами научились бороться, большая часть «Томагауков» утратила боеспособность, поскольку отсутствовали не только запасные части и новые двигатели, которых вообще не поставлялись, но даже... патроны к американским и английским пулеметам! К середине января 1942 года лишь 9 машин могли летать. Интересен тот факт, что один «Томагауков», благодаря технику Луневу А.И., к тому времени выполнил 90 вылетов без единой аварии! В январе полком было выполнено 198 вылетов (общее летное время – 334 часа), проведено 11 боев, в которых сбили 1 Не 111, 1 Ju 88 и 5 Bf 109. Тут статистика открывает весьма неожиданный факт — выяснилось, что «Томагауки» довольно успешно сражаются с «Мессершмиттами»! Это подтверждается и докладами летчиков об обстоятельствах боев. К примеру, лейтенанты Левин С.В. и Левша И.П. 18 января провели бой с 8-ю Bf 109: сбив два самолета противника, они благополучно вернулась на базу. Также потерь избежало и звено лейтенанта Е.Е. Лозового, состоящее из 3 самолетов. В бою с 13 самолетами противника 22 января звеном было сбито два Bf 109E. Всего в течение января было потеряно 2 «Томагаука», из которых один был сбит «Мессершмиттом» а второй – немецкими зенитчиками.

Однако «Томагауки» часто «получали» и от своих — незнакомый самолет обстреливался как истребителями, так и зенитками. Как правило, все обходилось пробоинами и извинениями, однако под Новый год советская противовоздушная оборона превзошла саму себя: «Томагаук» младшего лейтенанта П.Г. Маза (AN507) вначале был атакован пятью И-16, а затем обстрелян зенитчиками. В результате летчиком была совершена вынужденная посадка, во время которой мотор был разбит. Однако выяснилось, что самолет можно отремонтировать.

И все же основная доля потерь приходилась на отказы мат. части. Чаще всего подводили двигатели. В большинстве случаев пилотам удавалось посадить машину с неработающим мотором, однако порой удача от них отворачивалась. Так, например, 17 февраля 1942 года в результате отказа двигателя во время взлета разбился старший лейтенант Ридный С.Г. – один из лучших пилотов полка.

Несмотря на большое количество аварий, общее впечатление пилотов ИАП 126 от самолета было хорошим. «Томагаук» обладал именно теми качествами, которых недоставало отечественным истребителям. Если разработчики советской техники добивались, в первую очередь, высокой маневренности и скорости, а остальные качества считали второстепенными, то создателями Р-40 особое внимание было уделено мощному вооружению (секундный залп двух крупнокалиберных и четырех пулеметов винтовочного калибра в 1,5 раза превосходил даже МиГ-3), защите (лобовое бронестекло толщиной 38 мм), устойчивой радиосвязи, хорошему обзору с рабочего места пилота, в фонаре было использовано очень прозрачные стекла и надежный аварийный сброс, комфорту в просторной кабине, большей дальность полета (до 1100 км). Кроме того, планер Р-40, отличавшийся высокой прочностью, чаще всего позволял летчикам остаться невредимыми при аварийных посадках. Самолет в руках опытных воздушных бойцов оказался грозным оружием, даже несмотря на то, что обладал недостаточными маневренностью и скоростью, уступая «Якам», «ЛаГГам» и Bf 109E. Недостатки самолета компенсировались хорошей слетанностью звеньев, а также групповой тактикой, которая предусматривала эшелонирование по высоте. В связи с этим большинство побед в 126-м истребительном авиаполку были групповыми: на счету Ридного С.Г. значилось 9 личных побед и 17 групповых, Каменщикова В.Г. — 7 и 10, Найденко В.М. — 5 и 11. Асами, которые одержали 5 и более побед, стали 12 летчиков. 31 пилот был награжден медалями и орденами за отличия в битве под Москвой.

ИАП 126 в мае 1942 года был перевооружен на Р-40Е. После того как немцы отступили полк оказался в глубоком тылу и до конца августа, в спокойной обстановке, совмещал освоение «Киттихауков» и задачи противовоздушной обороны Москвы и Подмосковья. В конце лета 126-й ИАП начал заниматься эскортированием правительственных самолетов на маршруте Москва-Арзамас-Куйбышев.

Затем полк был переброшен под Сталинград – на наиболее опасный участок фронта. 28 августа истребительный авиаполк 126, сформированный по штату 015/174 (3 эскадрильи), но располагавший всего 18 самолетами и половиной положенного тех. состава, поступил в состав ИАД 268 и разместился на аэродроме Солодовка. Под Сталинградом положение было тяжелым, и хорошо подготовленный полк всего за неделю «сгорел» в этом аду. Начало складывалось достаточно хорошо. 29 августа летчиками были сбиты FW 189, Ju 88 и Bf 109F, при этом с советской стороны был потерян всего один Р-40Е; 30 августа — 5 Не 111 и 5 Bf 109F при потере трех Р-40Е; 31 августа — 1 Ju 87, 1 Не 111, 10 Bf 109F за 2 подбитых и 2 сбитых Р-40Е. Однако уже 5 сентября наступил перелом. За один Ju 88 и два «Мессершмитта» пришлось заплатить четырьмя «Киттихауками»: 2 столкнулись в воздухе, 2 были уничтожены в бою. В тот день сбили и тяжело ранили командира полка майора Найденко В.М. Четыре оставшихся в строю самолета были переведены на боевое дежурство над аэродромом.

Всего 126-й истребительный авиаполк до 13 сентября выполнил 194 вылета, причем все они сопровождались боевыми столкновениями с противником. На сопровождение Ил-2 пришлось 163 вылета. Летчиками полка было проведено 24 индивидуальных и 29 групповых воздушных боя, в которых было сбито 36 самолетов противника (по одному Bf 110, Ju 87, Hs 123, FW 189, три Ju 88, шесть Не 111 и двадцать три Bf 109F). Потери с советской стороны – 13 машин, 7 летчиков погибло, 5 получили ранения. 18 сентября полк был отведен в тыл, где его перевооружили на Ла-5. В дальнейшем полки воевал исключительно на советских самолетах.

О первом неудачном боевом применении «Киттихауков» доложили «на самый верх». В результате Сталин 7 октября 1942 года в письме Рузвельту дал самолету очень нелестную оценку: «Необходимо иметь в виду, что самолеты «Киттихаук» борьбы с нынешними истребителями Германии не выдерживают»...

Вторым в советских военно-воздушных силах в бой на «Томагауках» вступил истребительный авиационный полк 154 под командованием батальонного комиссара Матвеева А.А. После переучивания в запасном авиаполку 27 и переформирования на штат 015/284 (20 самолетов, 2 эскадрильи) он 26 ноября 1941 года убыл на Ленинградский фронт (базировался на аэродроме Подборовье). К нему в декабре присоединился 159-й истребительный авиаполк. Оба полка входили в состав Восточной оперативной группы, которая прикрывала воздушный мост в осажденный Ленинград. Транспортные ПС-84 (Ли-2) в осажденный город перебрасывали продовольствие и другие грузы. Во время обратных рейсов вывозились женщины, дети, старики, раненые. В самолеты люди садились на глазах летчиков-истребителей, надеясь, что они их защитят, поэтому бои на трассе были исключительно ожесточенными. Истребители защищали транспортники до последнего, вплоть до тарана самолетов противника. Летчики совершали настоящие чудеса. Так, например, 17 декабря над Ладожским озером пятью «Томагауками» была отбита атака на ПС-84 девяти Bf 109F, при этом ведущим капитаном Покрышевым П.А. (в будущем дважды Герой Советского Союза) был сбит один из них. Командир эскадрильи Пилютов П.А. в тот же день прикрывал девятку ПС-84 в одиночку и отразил нападение шести «Мессершмиттов», сбил два из них, хотя был подбит. 23 января 1942 года Пилютовым после 30-минутного боя был сбит Bf 109F имеющий бортовой номер «19». Немецкий пилот, взятый в плен, сообщил, что им было одержано 59 побед (вероятно, командир I./JG.54 гауптман Franz Eckerle).

В связи со сравнительно не высокой интенсивностью боевых действий зимой 1941-42 годов потери истребительных авиаполков 154 и 159 были небольшими. Поэтому перевооружение на Р-40Е, начавшееся в марте, проходило прямо на фронте, постепенно: ими просто заменялись сбитые «Томагауки». На 12 марта ИАП 154 имел по семь «Томагауков» и «Киттихауков». Еще пять «Томагауков» стояли без двигателей. Однако уже в мае картина резко изменилась — практически все самолеты к этому времени выработали свой моторесурс! Так как запасные «Аллисоны» не поступали, а самолеты требовались срочно, командиром полка майором Матвеевым А.А. было предложено устанавливать на Р-40Е ...отечественные двигатели М-105П, М-105Р. На Первой авиаремонтной базе Тринадцатой воздушной армии таким образом было переделано более 40 машин. Кроме того, несколько самолетов переоборудовали в двухместные. Естественно, установка мотора меньшей мощности стала причиной ухудшения характеристик самолета. Так, например, максимальная скорость Р-40Е оснащенного двигателем М-105П и винтом ВИШ-61П уменьшилась до 465 км/ч (с первоначальных 477 км/ч). Постепенно в истребительный авиаполк начали поступать новые Р-40, в связи с чем переделанные самолеты были переданы в другую авиационную часть — ИАП 196.

ИАП 154 на Р-40Е воевал до ноября 1942 года. С весны полк, как правило, выполнял задачи противовоздушной обороны. Летом к ним добавились полеты на бомбометание и штурмовку — обычно под фюзеляж подвешивалась одна бомба ФАБ-250. Наибольшие потери (6 «Киттихауков») 154-й истребительный авиаполк понес в сентябре. 22 ноября 1942 года за боевые успехи 154-й истребительный авиационный полк преобразовали в 29-й гвардейский авиаполк, а с декабря началось перевооружение полка на Як-7Б.

Наиболее интенсивно и широко Р-40 использовались в Заполярье. Сюда они начали поступать с января 1942 года, когда «северные ворота» для конвоев ленд-лиза пришлось из Архангельска перенести в порт Мурманск, незамерзающий на зиму. Так как переброска самолетов с советских заводов на Крайний Север была по ряду причин затруднительной, то здесь имел место уникальный случай — пополнение советских военно-воздушных сил было возложено ...на западных союзников! До 95 процентов американских и английских самолетов поступавших в мурманский порт зачислялись в действующие здесь части военно-воздушных сил, морской авиации и противовоздушной обороны. В 1942-1943 годах относительное количество иностранных истребителей составляло около 80 процентов от общего состава.

Динамика поступления истребителей Р-40 в Мурманск была следующей: 11 января 1942 года — 4 самолета (конвой PQ-7); 20 января — 15 (PQ-8); 10 февраля — 2 (PQ-9); 12 марта — 44 (PQ-12). Всего за 1942 год поступило 272 «Томагаука» и «Киттихаука». 108 истребителей Р-40 прибыло в 1943 году с конвоями SW 52,54 и 55. Последние 111 машин в мурманский порт были доставлены конвоями SW 56-58 в период с 29 февраля по 5 апреля 1944 года.

Было поставлено четыре различные модели «Томагауков»: ПА, ИВ, Р-40С и даже P-40G. P-40G были получены доработкой первой модели Р-40: 44 машины в августе 1941 года были возвращены на «Кертисс», где на самолеты установили крылья от «Томагаука» модификации ИВ с пулеметами калибра 7,62 мм и протектированными баками, а также бронирование кабины. Из Соединенных Штатов было получено 76 «Томагауков»: 10 – Р-40С, 17 – P-40G (в том числе прототип XP-40G, на котором отрабатывали этот вариант модернизации) и 49 – модели ИВ. В 1941 году из Великобритании поступили 147 – ИВ и 24 – НА.

Практически все «Томагауки» (даже те которые отгружались непосредственно из Соединенных Штатов) и часть «Китихауков» поступали «в счет английской поставки» — то есть считались английским ленд-лизом, вместе с «Спитфайрами» и «Харрикейнами». Это можно объяснить тем, что Р-40 заказали в Соединенных Штатах для Королевских военно-воздушных сил, однако массовые поставки данных самолетов пришлись на время, когда Битва за Англию уже завершилась, и RAF, располагавшие достаточным количеством более совершенных истребителей, перенаправили Р-40 в Советский Союз. Инициатором английского ленд-лиза был премьер-министр Уинстон Черчилль, причем еще до принятия американцами аналогичного решения. В одном из первых писем Сталину И.В., полученном 06.09.1941, Черчилль писал: «В первом абзаце послания Вами было использовано слово «продать». Мы на дело с данной точки зрения не смотрим и об уплате не думаем. Было бы лучше, если бы помощь, оказанная нами Вам, покоилась на базе товарищества, на какой построен закон о займе-аренде США, то есть без формального денежного расчета».

147-й истребительный авиаполк первым на Севере получил «Томагауки». Так как боевые действия здесь носили в основном позиционный характер, летчики переучивались прямо в оперативной зоне. Авиаполк продолжал использовать И-153, и осваивать «Томагаук» и «Харрикейн» в перерывах между боями. В начале декабря 1941 года в полк поступили первые «Томагауки», а к концу января следующего года переучивание завершилось. Освоение «Томагауков» проходило непросто: в декабре разбили две машины (одна загорелась в воздухе, вторая сорвалась в штопор). А первая боевая потеря на Севере произошла 1 февраля 1942 года, когда АК295 сбили во время воздушного боя.

До конца апреля данный авиаполк воевал на двух типах истребителей, причем, в первом и третьем звеньях второй эскадрильи было по два «Томагаука» и два «Харрикейна». Полк 1 апреля стал 20-м гвардейским истребительным авиаполком, был переформирован на штат 015/134. К 1 мая он сдал «Харрикейны» получив в дополнение к имевшимся «Томагаукам» ИВ Р-40Е.

Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"


Как и «Киттихауки», «Томагауки» летчикам в целом понравились, особенно дальностью полета и живучестью. Прочность 5-лонжеронного крыла стала легендарной после состоявшегося 8 апреля 1942 года воздушного боя, когда командир звена лейтенант Алексей Хлобыстов дважды таранил истребители противника! Первый «Мессершмитт» лишился хвостового оперения после того как был настигнут на догонном курсе, второй — части крыла на встречном курсе, при этом Хлобыстов оба раза таранил самолеты правой консолью. «Мессершмитты» разбились, в то время как «Томагаук» благополучно приземлился на своем аэродроме и был отремонтирован. Хлобыстова, у которого не обнаружили даже царапин, представили к званию Герой Советского Союза, а за 2 уничтоженных вражеских истребителя выплатили 2 тыс. рублей.

Третий таран, совершенный 14.05.1942 Хлобыстовым, завершился длительной госпитализацией. Свой «Киттихаук», поврежденный в бою, он направил на «Мессершмитт», пытавшийся на встречном курсе его добить. Спасла случайность — во время удара советского летчика выбросило из кабины... Хлобыстов вернувшись в строй, продолжал летать на Р-40. Он 13 декабря 1943 года на «Киттихауке» вместе с напарником лейтенантом Калегаевым преследовал немецкий разведчик. Обоих над вражеской территорией сбил стрелок немецкого разведчика и в полк они не вернулись.

Летчики 20-го гвардейского авиаполка использовали Р-40 до конца 1943 года, после чего полк был переоснащен на «Аэрокобры» P-39N. Общих итогов за 1942-1943 годы не сохранились, есть данные лишь о потерях: в 1942 году – 28 Р-40 различных моделей; в 1943 году – 26. Из потерянных самолетов 1 разбомблен на аэродроме, 3 сбиты зенитной артиллерией, 14 потеряно в катастрофах и авариях, 35 сбиты во время воздушных боев. Судя по описаниям отдельных боев, которые сохранились в советских архивах, противник понес не меньший урон.

Из материалов допросов немецких летчиков из II. и III./JG 5 сбитых в 1942 году на Севере следует, что «Томагаук» считался серьезным противником (выше оценивались «Аэрокобры» и Bf 109F), а скромные успехи советских пилотов видели в приверженности к использованию оборонительной тактики и недостаточной решительности во время атак...

Вторым «Киттихауки» в Заполярье получил 19-й гвардейский истребительный авиаполк. В начале апреля 1942 годе его отвели на аэродром Африканда, на 100 км в тыл, где с 25 апреля после сдачи ЛаГГ-3, началось освоение Р-40Е и «Аэрокобр». Сборка и изучение самолетов проходили параллельно, причем по документации только на английском языке. К 15 мая летный состав (22 пилота) овладел техникой пилотирования. После переформирования на штат 015/174 он вошел в строй без единой поломки или аварии.

Полк начал боевые действия 17 мая 1942 года с аэродрома Шонгуй, располагая 16 «Аэрокобрами» (первая и третья эскадрильи) и 10 «Киттихауками». Летчики полка отличались агрессивностью и активностью в боях, поскольку здесь уже сформировалось ядро из опытных асов капитанов Кутахова П.С. (будущий дважды Герой Советского Союза, Главный маршал авиации, командующий военно-воздушными силами СССР), Бочкова И.В. (Герой Советского Союза), Гайдаенко И.Д. и других. Правда, летали они на «Аэрокобрах», однако их пример заставлял пилотов «Киттихаукоп» действовать более активно. Обычно во время отражения налетов на Мурманск (около 60 процентов всех боевых вылетов) «Аэрокобры» связывали боем истребители сопровождения, а «Киттихауки», имеющие меньшую маневренность, занимались бомбардировщиками. Но к данной тактике пришли не сразу, потому 28 мая было потеряно сразу 2 Р-40Е. Бой с «Мессершмиттами» произошедший 1 июня при сопровождении своих бомбардировщиков СБ сложился более успешно. В данном сражении было сбито 6 немцев. С советской стороны потеряли одну «кобру» и два «китти». 14 августа командир второй эскадрильи майор Новожилов А. в паре с лейтенантом Барсуковым сбили два Bf 110 и подбили поплавковый гидросамолет.

19-й гвардейский истребительный авиаполк на Р-40, Р-39 воевал до осени 1943 года, затем его полностью перевооружили на P-39N и P-39Q. По «Киттихаукам» отдельной статистики не вели, и об успехах можно судить только по общим показателям. В период с 22.06.1941 по 31.12.1943 полк осуществил 7541 боевой вылет (общее время налета 5410 часов), сбив по одному He 111 и Fi 156, 2 Do 215, 5 Hs 126, 7 Ju 88, 9 Ju87, 15 Bf 109G, 30 Bf 110, 43 Bf 109F и 56 Bf 109E. Потери составили 86 самолетов и 46 летчиков. Было потеряно 16 «Киттихауков» из которых 1 разбился в катастрофе, 2 сбито зенитной артиллерией, 13 – в воздушных боях. Наибольшие потери Р-40 (11 ед.) полк понес в 1942 году. Всего 19-й гвардейский истребительный авиационный полк получил 128 самолетов, из которых 30 «Киттихауков». Последний Р-40К, переоборудованный в двухместный, до 2 сентября 1944 года использовался как тренировочный. Интересно, что в данной авиационной части наблюдался самый низкий в ВВС СССР процент небоевых потерь самолетов Р-40 (данный показатель был в 14 раз ниже, чем в соседнем 20-м гвардейском истребительном авиаполку).

На Р-40 на Карельском фронте также воевали истребительные авиаполки 152 и 760. Главная задача данных полков – прикрытие Кировской железной дороги с воздуха. Эта железная дорога использовалась для переброски ленд-лизовских грузов из Мурманска в центральные районы Советского Союза. Немцы дорогу активно бомбили вплоть до лета 1944 года. Так, в январе-феврале было совершено 26 налетов при участии 126 самолетов, а в марте-апреле — 95 налетов с привлечением 374 самолетов.

Летом 1943 года оба полка получили «Киттихауки». В 152-м истребительном авиаполку на 1 июня числились 7 истребителей, а также две двухместные учебные машин, в 760-м авиаполку — 4 и 2 соответственно. Продолжая вести боевые действия на ЛаГГ-3 и «Харрикейнах», полки переучивались на Р-40. «Киттихаук» к 1 января 1944 года стал основным типом: в ИАП 152 насчитывалось 23 такие машины, 5 «Томагауков», «сброшенных» гвардейскими полками, а также 13 «Харрикейнов», в ИАП 760 — 11 ЛаГГ-3 и 12 Р-40Е. Эти полки последними в ВВС СССР получили Р-40, однако и использовали их дольше всех — до 01.11.1944, то есть до момента завершения боев в Заполярье.

Эти полки громких успехов не достигли: летчики использовали оборонительную тактику и, как правило, удовлетворялись тем, что отгоняли от охраняемых объектов немецкие самолеты. Потери также были минимальны: в 152-м ИАП до ноября 1944 года потеряли 3 Р-40Е в авариях и столько же в боях, в 760-м ИАП в боях потеряли 3 «Киттихаука». Интересно, что потери ЛаГГ-3 и «Харрикейнов» за тот же период составили в вдвое больше.

760-й истребительный авиаполк с 1944 года был переключен на сопровождение Ил-2, и «Киттихауки» с этой задачей неплохо справились: большая дальность давала возможность осуществлять прикрытие штурмовиков на всем маршруте, а маневренности хватало для отражения атак. Как правило, стычки с Bf 109G и FW 190А завершались со счетом 0:0.

Подготовка летчиков для северного театра военных действий «легла на плечи» 9-ог ОУТСАП (отдельный учебно-тренировочный смешанный авиационный полк). Среди других типов самолетов здесь всегда имелось 2 или 3 двухместных учебных «Киттихаука». Каждый боевой полк также имел по два двухместных Р-40.

По документам 7-й воздушной армии Карельского фронта, в ее частях на 1 июля 1943 года находилось 9 «Томагауков» и 87 «Киттихауков» – максимальное количество Р-40. К 1 марта 1944 года таких машин осталось соответственно 5 и 64, в дальнейшем количество Р-40 уменьшалось.
После расформирования ЗАП 27 подготовку пилотов для Р-40 возложили на Шестую запасную авиабригаду, состоящую из 14-го и 22-го запасных авиаполков. Ее сформировали в мае 1942 года как центр переобучения на иностранные типы истребителей. 6-я запасная авиабригада базировалась в Иваново, приблизительно в 90 километрах от ж/д магистрали Архангельск-Москва. Сюда в ящиках доставляли самолеты из мурманского и архангельского портов, здесь проводилась их приемка (то есть проверка комплектации и состояния), тут их собирали, облетывали, после чего направляли на фронт.

В 1942 году в бригаде было собрано и облетано 190 Р-40С и Р-40Е, из которых на фронт отправили 177. За тот же период на Р-40 в 14-м запасном авиаполку переучили лишь 46-й истребительный авиационный полк (32 летчика, общий налет – 858 часов), а в 22-м запасном авиаполку – три полка: 28-й гвардейский, 10-й и 436-й истребительные авиационные полки (соответственно 20 пилотов и 240 часов общего налета, 32 пилота и 437 часов, 32 пилота и 920 часов). В бригаде также были подготовлены новые для отечественной авиации части — ПИАП (перегоночные истребительные авиаполки). Пять таких полков (1-5) работали на секретной трассе, названной американский президентом Рузвельтом АЛСИБ (Аляска-Сибирь). Данная трасса проходила от Фэрбенкса (США, Аляска) через Берингов пролив и Сибирь до советского Красноярска. По данному маршруту, общей протяженностью 6306 километров перегоняли истребители Р-40, -39, -63. В каждом перегоночном истребительном авиаполку одна эскадрилья специализировалась на «Киттихауках», для них в 14-м запасном авиаполку обучили 61 пилота.

Именно «Киттихауки» открыли движение по данной трассе. Первая группа, состоящая из 7 Р-40К-1, 7 октября 1942 года стартовала из Фэрбенкса и 16 ноября прибыла в Красноярск. Два самолета во время перелета были потеряны — лидировавший группу «Бостон» и «Киттихаук». Американские истребители в Красноярске попали в 45-й запасной авиаполк, а затем были переброшены под Сталинград.

К сожалению, Р-40К для полетов в суровых условиях Сибири оказались непригодны: «раздувались» радиаторы и замерзала маслосистема. Поэтому от их перегонки по АЛСИБу отказались — последние 5 Р-40К-10 прошли по трассе в марте 1943 года. Всего в Фэрбенксе советская приемочная комиссия приняла 49 Р-40К, из которых лишь 38 машин попали в строевые полки до конца 1943 года: 5 разбилось в катастрофах и авариях (более 10процентов!), 15 долгое время ремонтировались в Киренске а также на других промежуточных аэродромах (6 из них — вплоть до конца 1944 года).

В 6-й запасной авиабригаде обучение на Р-40 к лету 1943 года было завершено. В 14-м запасном авиаполку к этому времени был подготовлен еще один полк — ИАП 191, 32 пилота которого к 28 февраля налетали 122 часа. В 22-м ЗАП переучивание прошли еще две авиачасти — ИАП 191 (повторно к 15 марта 1943 года) и 238, а также 34 экипажа (вероятно, для новых ПИАП). Собрали и облетали еще 94 самолета Р-40К и Р-40Е, из которых на фронт в 1943 году отправили 80 машин, а в 1944 году — 6.

Шестая запасная авиабригада была одной из лучших и хорошо оснащенных баз подготовки в ВВС СССР. Там обучали не только взлету-посадке, но и тактике, ведению огня по наземным и воздушным целям, групповому и одиночному пилотажу. Поэтому большинство из частей, подготовленных в бригаде, добились на фронте успехов и стали гвардейскими. Так, например, за сражения на Северо-Западном фронте ИАП 436, 46 и 10 (оснащенные именно Р-40!) в марте 1943 года были преобразованы в ГИАП 67, 68 и 69 и перевооружены на «Аэрокобры».

В связи с прекращением перелетов Р-40 по АЛСИБу и уменьшением к 1943 году их поступлений через северные порты, центр переучивания на «Киттихауки» перенесли на юг, где начались поставки через Иран. Южная трасса ленд-лиза действовала с июня 1942 года, однако «Киттихауки» по ней стали поступать лишь с ноября. Истребители в ящиках выгружались в порту Абадан, перевозились на авиасборочный завод, специально построенный компанией «Дуглас», собирались и облетывались. Затем специально сформированный Шестой перегоночный истребительный авиаполк перегонял их в Советский Союз с промежуточной посадкой в Тегеране. Несмотря на сложность маршрута (полет через 2 горных перевала, расстояние 1450 км), в 1943 году потерь Р-40 во время перелетов не было. Все самолеты на территории СССР поступали в 25-й запасной авиаполк, расположенный в г. Аджи-Кабул (Азербайджан). Освоение «Киттихауков» здесь началось 19 ноября 1942 года, когда в полк прибыли 3 первых Р-40Е-1. 23 ноября началось обучение ИАП 45, который готовился сразу на 2 типа истребителей: «Киттихаук» и «Аэрокобру». Обучаемые и инструкторы технику осваивали практически одновременно, но при этом очень обстоятельно: в 45-м истребительном авиаполку 32 пилота в общей сложности налетали 671 час (1682 посадки), провели 155 учебных воздушных боев, 98 стрельб по воздушным и 112 – по наземным целям, 113 «слепых» и 134 маршрутных полетов.

С 16 февраля полк, располагая 10 P-39D-2, 11 Р-39К-1 и 10 Р-40Е-1, начал боевую работу с аэродрома Краснодар. Он прекрасно себя проявил в знаменитой битве над Кубанью. В течение двух месяцев на боевой счет авиационной части было записано 118 самолетов противника при относительно небольших потерях со своей стороны (8 «Аэрокобр» было повреждено, 7 – сбито в боях; 1 Р-40Е разбит в аварии, 1 – сбит). На этом театре боевых действий лучший результат! Полк уже 10 мая полк был перевооружен на новые модели «Аэрокобр» — P-39L, P-39М и P-39N, а 18 июня преобразован в 100-й гвардейский истребительный авиаполк. Малые потери «Киттихауков» объясняются их весьма ограниченным использованием, а как показал боевой опыт, они к тому времени не могли сражаться с Bf 109G, которые пилотировались ассами JG 3 и JG 52. Практически все отзывы о данных самолетах звучали пессимистично: недостаточные маневренность и скорость, большая полетная масса, слабый двигатель. Вывод был однозначным — самолет пригоден лишь для авиации противовоздушной обороны. Вначале пилоты еще предпринимали попытки выжать из самолета все возможное и во время боя подолгу использовали режим форсажа. Это получалось почти интуитивно — если двигатели советского производства на максимальном газу попросту ревели, то «Аллисон» лишь незначительно изменял тональность, и казалось что все нормально. Расплачиваться приходилось незамедлительно — двигатели стали быстро изнашиваться, а их мощность падать. Инженер полка через месяц докладывал, что максимальная скорость истребителей «Киттихаук» не превышала 400 км/ч. От них при первой же возможности избавились —4 исправных «Киттихаука» вместе с пилотами 27 апреля передали в 16-й гвардейский истребительный авиаполк. Этот полк использовал «Аэрокобы», поэтому пилоты Р-40Е были постепенно переучены на них. «Киттихауки» активно использовали только в апреле-мае, а в августе они были переданы в противовоздушную оборону, и больше истребители данного типа в военно-воздушные силы на южном фронте не применялись.

В 1943 году 25-й запасной авиаполк подготовил на «Киттихауки» 32 пилота 268-го, 10 для 45-го истребительных авиаполков, и 6 пилотов для других частей. После того, как 268-й ИАП 15 ноября убыл, 25-й запасной авиаполк прекратил обучение на Р-40, но еще около дух месяца занимался подготовкой и распределением самолетов. При этом осуществлялись следующие работы: подробный техосмотр и облет машин; при необходимости — ремонт (некоторые из самолетов были не новыми); демонтаж части радиооборудования (его частоты не совпадали с принятыми в Советском Союзе); пристрелка вооружения; иногда нанесение поверх белых американских звезд красных (обычно это делалось в Абадане). Наиболее типовым выявленным дефектом была коррозия оружия, которая появлялась на пулеметах уже использовавшихся истребителей после их перевозки по морю. В 25-м ЗАП в 1943 году в общей сложности подготовили и отправили в полки (как правило, ВВС ВМФ и ПВО) 225 самолетов.

Осенью 1943 года «Киттихауками» начал заниматься 11 -й ЗАП, расположенный в Кировабаде. Сюда с августа 1943 года поступали Р-40М-10, с ноября того же года — P-40N-1, а с октября следующего — P-40N-30, наиболее совершенный «Киттихаук» из поставлявшихся в Советский Союз.

Советские асы на истребителях ленд-лиза. Часть 2. "Томагауки" и "Киттихауки"
Kittyhawk Р-40Е (Сер. № 41-13531) Б.Ф.Сафонова. Самолет был изготовлен 17.01.42 в Буффало. С бортовым номером 10 имел однотонную, светло - синюю окраску в отличие от камуфляжа других самолетов полка.
Б.Ф. Сафонов погиб в бою при охране конвоя PQ-16 30 мая 1942 г.
Б.Ф. Сафонов был первый, кому дважды присвоено звание Героя Советского Союза за подвиги в Великой Отечественной войне. К этому высокому званию отважный лётчик-истребитель был представлен Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым не посмертно, а при жизни, 27 мая 1942 года - за три дня до своего последнего боевого вылета.


В декабре 1944 года поступление самолетов Р-40 в Советский Союз прекратилось. К тому времени поставили 2425 машин. Боевые потери (без учета авиации военно-морского флота и противовоздушной обороны) составили 224 «Киттихаука».

В качестве официального мнения о «Киттихауке» в ВВС СССР может быть приведена цитата из «Отчета о боевой работе Четвертой воздушной армии за апрель 1943 г.»: «...По летно-тактическим данным истребитель «Киттихаук» уступает Me-109F, G и «Аэрокобре». С Ме-109 успешно борется на горизонтальном маневре, однако уступает на вертикальном. Может успешно выполнять задачи разведчиков и перехватчика бомбардировщиков. Летчики считают, что «Киттихаук» может являться хорошим самолетом для прикрытия войск, ведения разведки и сопровождения бомбардировщиков».

Кроме прямого назначения в качестве истребителя, отдельные Р-40 использовались в ВВС СССР и для других целей. Например, 3 самолета в 6-й и 4 самолета в 12-й отдельной корректировочной авиаэскадрилье в качестве артиллерийских корректировщиков. На 1-й авиаремонтной базе Ленинградского фронта небольшая партия Р-40К была переоборудована в двухместные фоторазведчики. При этом вооружение было снято, а на его место установили дополнительные бензобаки. Известны попытки и усиления вооружения «Киттихауков» в случае их использования в качестве штурмовиков — на них в 1942 году часто устанавливали реактивные снаряды (под каждое крыло по два РС-82). По мере убывания истребителей Р-40 из военно-воздушных сил расширялось их применение в противовоздушной обороне. Приказами от 24.11.1941 и 22.01.1942 авиацию ПВО вывели из подчинения военно-воздушных сил, и она стала самостоятельной. По мере увеличения парка самолетов отдельные эскадрильи объединялись в полки, полки — в истребительные авиакорпуса и авиадивизии противовоздушной обороны, а в начале 1943 года даже сформировали Первую истребительную армию противовоздушной обороны. Если на 05.12.1941 в противовоздушно обороне насчитывалось 1059 самолетов, то уже к 01.06.1943 их количество увеличилось до 3043!

Первые 20 «Томагауков» в 6-м авиакорпусе противовоздушной обороны (под Москвой) появились еще в октябре 1941 года. Затем весной 1942 года их получили 104-я, прикрывавшая Архангельск, и 148-я, прикрывавшая Вологду, истребительные авиадивизии ПВО — соответственно 22 и 20 самолетов, а в 6-м и 7-м (Ленинград) авиакорпусах ПВО появились первые Р-40Е — соответственно 12 и 21 машина.

Применение «Киттихауков» и «Томагауков» в противовоздушной обороне постоянно расширялось. 768-й истребительный авиаполк (122-я истребительная авиадивизия ПВО) в апреле 1942 года приступил к патрулированию над Мурманском, 481-й ИАП в ноябре — над Баку, 102-я — над Сталинградом. Общее количество «Томагауков» составило 33 самолета,Р-40Е – 70 машин.

В ПВО к 1 июля 1943 года насчитывалось 181 «Киттихаук» и 70 «Томагауков». А еще через шесть месяцев «Киттихауки» присутствовали уже во всех корпусах противовоздушной обороны. Их количество удвоилось и составило 357 самолетов, их максимальное число было зафиксировано 1 июня 1944 года — 745 машин. Позднее по ряду причин (главным образом, из-за разочарования в данном типе) количество Р-40 начало уменьшаться, и в ПВО к концу войны осталось всего 409 самолетов.

Летчики ПВО Р-40 также оценили неоднозначно. Поначалу им нравились комфорт заокеанских истребителей, мощное вооружение, надежная радиосвязь, большая дальность, которая позволяла барражировать над охраняемыми объектами длительное время. Однако в процессе эксплуатации всплыли и недостатки машин. В первую очередь — малые скороподъемность и потолок. Затем — отсутствие оборудования для выполнения ночных перехватов: не было спец. приборов для наведения по наземной радиолокационной станции, и осветительных устройств, так как посадочная фара была убираемой, выпускать ее можно было только на минимальных скоростях.

Среди примеров наиболее успешного использования Р-40 в противовоздушной обороне необходимо отметить применение в 1944 году под Киевом «Киттихауков» из 9-го авиакорпуса в качестве осветителей. Под крыло самолета подвешивались шесть осветительных авиабомб САБ-100, сбрасывающих с превышением в 2-3 тыс. метров над строем бомбардировщиков, подсвечивая их для перехватчиков. Использование данной тактики позволило снизить активность Не 177 и Не 111. Были и другие примеры удачного использования данных самолетов. Так, именно летчиками «Киттихауков» был обнаружен и подбит над приволжскими степями четырехмоторный немецкий FW 200, на котором в Японию летела спец. комиссия, расследовавшая деятельность легендарного разведчика Рихарда Зорге. Экипаж поврежденной машины смог совершить вынужденную посадку, и несколько высокопоставленных сотрудников МИД и гестапо, находившихся на борту «Кондора», попали в плен. Всего за годы войны летчиками ПВО было сбито на «Киттихауках» 255 самолетов противника, что составляет 6,5 процентов от общего количества их побед.

Однако с истребителями данного типа было связано и несколько крупных неудач советской противовоздушной обороны. Так, например, в 1943 году они не смогли над Москвой перехватить высотные немецкие разведчики Ju 88R, а весной-осенью следующего года Не 111 из состава Fliegerkorps IV практически безнаказанно осуществляли ночные бомбежки советских ж/д узлов в Украине и Белоруссии. Однако самым большим поражением, имевшим громкий международный резонанс и сильно ударившим по престижу Советского Союза, был ночной налет 22 июня 1944 года, когда 180 Не 111 из состава KG 53 и 55 бомбили базу стратегической авиации Соединенных Штатов в районе Полтавы. Во время атаки немцы уничтожили 44 «Летающие крепости» и еще 25 повредили. Вылетевшие 6 Як-9 и 6 «Киттихауков» и из 310-й ИАД ПВО, прикрывавшей эту авиабазу, безлунной темной ночью ни одного бомбардировщика не обнаружили, и те безнаказанно улетели. После этого происшествия начался закат «Киттихауков» в ПВО СССР. Их начали вытеснять более подходящие истребители: Spitfire IX, P-47D-25, P-39Q, а также Ла-7 и Як-9, хотя последние Р-40М-10 и P-40N-30 продолжали служить до 1947-1949 годов.

Авиация военно-морского флота была третьим «потребителем» истребителей Р-40. Туда поступали лишь «Киттихауки», хотя «Томагауками» ошибочно называли первые Р-40Е. Их карьеру в военно-воздушных силах военно-морского флота можно условно разбить на 3 периода: апрель-май 1942 года – «эйфория», июнь 1942 - июль 1943 годов – «охлаждение», с осени 1943 года – «ренессанс».

Вначале повышенный интерес к истребителям Р-40 связан был с новыми для авиации военно-морского флота задачами — воздушное прикрытие союзных конвоев. Здесь дальность стала главным — чем дальше истребители встречали конвои в море, тем меньше им доставалось от торпедоносцев и бомбардировщиков противника — как правило, морские транспорты в оперативной зоне истребителей потерь не несли. А максимальная дальность в 1100 километров как раз и была козырной картой Р-40.

Второй гвардейский смешанный авиаполк считался лучшим в авиации Северного флота. Его командир — подполковник Сафонов Б.Ф., известный советский морской ас — был не только первым Героем Советского Союза на Северном флоте, но и одним из четырех пилотов, награжденных за боевые успехи Distinguished Flying Cross – высокой английской наградой. Естественно, «Киттихауки» направили именно в данный полк.

Первая пара Р-40Е поступила в апреле 1942 года, в мае прибыло еще 12 машин, и последние 10 — в июне. Боевое применение началось практически сразу, хотя вначале возникали проблемы с двигателями. Сафонов первым на Северном флоте одержал воздушную победу на «Киттихауке» — сбил 17 мая Ju 88, что подтверждается материалами Bundesarchiv-Militararchiv Koblenz. Однако уже 30 мая Сафонов Б.Ф. не вернулся из боевого вылета на прикрытие конвоя PQ-16. В пылу боя обстоятельств его гибели не заметили, и самой вероятной причиной посчитали выход двигателя из строя... Вместе с невысокими летными качествами, выявившимися в процессе эксплуатации, это подорвало доверие пилотов к «Киттихаукам», и к осени они были переведены на второстепенные задания. В августе полк был перевооружен на «Аэрокобры» Mk.l. Здесь истребители P-40E более-менее активно использовались до конца 1942 года, а затем числились в полку, простаивая без моторов на земле. Так, на 01.05.1943 во Втором гвардейском истребительном авиаполку числилось девять Р-40Е, из который лишь один — с двигателем...

Боевые потери Р-40 были небольшими: в мае 1942 года – 2 машины, до конца года - еще 3, до июля 1943 года – 4. Всего было потеряно 9 самолетов, небоевые потери составили 3 машины. Успехи «Кипихауков» были несравнимыми с достижениями коллег, которые летали на «Аэрокобрах», но все же неплохими: в период с 29.06.1942 по 15.12.1942 им засчитали 15 сбитых самолетов (6 Ju 88 и 9 Bf 109). Старшина Бокий добился наилучших результатов, с 1 июня 1942 года по 1 января 1943 года им было одержано 5 побед.

Затем «Киттихауки» практически до весны 1943 года в морскую авиацию СССР не поступали, даже несмотря на предыдущие грандиозные планы — командование ВВС военно-морского флота в сентябре 1941 года подготовило заявку на 100 Р-38 и 500 Р-40! Новые поставки «Киттихауков» на Северный флот начались в середине сентября 1943 года. Вначале 11 Р-40Е было направленно в 255-й истребительный авиаполк в дополнение к 20 «Аэрокобрам» имевшимся в их распоряжении. Однако затем приняли решение направлять данные машины только в части, которые вооружены совсем уж устаревшей техникой. Так, например, к середине октября в ИАП 78, который с 1941 года воевал на «Харрикейнах», оказались все Р-40Е из 2-го гвардейского и 255-го истребительного авиаполков. 3 ноября для поднятия боевого духа сюда были присланы 1 Р-40К-15 и 13 Р-40М-10, и полк с конца года начал боевую работу. Летчики полка до 1 ноября 1944 года (время завершения боевых действий в Заполярье) показали высокие результаты, как в воздушных боях, так и в мастерстве нанесения бомбо-штурмовых ударов. Используя Р-40М-10 (судя по всему, старые Р-40Е сразу были списаны по износу), ими было сбито 44 немецких самолета: 37 Bf 109, 4 FW 190 и по одному Ju 88, BV 138, Bf 110. В октябре 1944 года при ударах по порту Киркенес они брали бомбовую нагрузку большую, чем Ил-2: ФАБ-500 подвешивали под фюзеляж (или комбинацию — под фюзеляж ФАБ-250 плюс под крыло 2 ФАБ-100). Они же первыми на Северном флоте применили топмачтовое бомбометание, и лишь за 11 октября 1944 года группа капитана Стрельникова В.П. потопила 6 катеров и 2 баржи!

Р-40 с декабря 1943 года начал получать 27-й истребительный авиаполк, ранее летавший на И-153 и «Харрикейнах», а с октября следующего года — 53-й и 54-й авиационные полки Беломорской флотилии, которые с «Киттихауками» продолжали эксплуатировать «Каталины», МБР-2, И-15, И-153 и «Харрикейны». С сентября 1943 года для ведения разведки 3 Р-40М-10 использовались в 118-м ОРАП. Флотские авиационные мастерские в июне 1944 года один «Киттихаук» переоборудовали в легкий двухместный бомбардировщик.

На Черноморском флоте «Киттихауки» начали появляться в апреле 1943 года. Поскольку военно-воздушные силы Черноморского флота считались как бы второстепенными, то здесь авиаполки пополнялись в последнюю очередь, а парк самолетов был разнотипным, изношенным и устаревшим. Например, в 7-м и 62-м истребительных авиаполках к весне 1943 года находилось от 3 до 11 истребителей 7 различных типов: И-15, И-153, И-16, ЛаГГ-3, МиГ-3, Як-1, Як-7. Именно в данные части, а также в РАП 30, с апреля 1943 года начали распределять новейшие модели «Киттихауков» — Р-40К-10 и Р-40М-10 – поступавшие по южной трассе. 65-й истребительный авиаполк (его перевооружение началось в сентябре 1943 года) в ноябре пополнялся P-40N-1, а уже с декабря P-40N-5. Черноморские «Киттихауки» хорошо проявили себя в боях, однако в основном как истребители ПВО и штурмовики. Самыми известными операциями, в которых они участвовали — налеты на порт Констанца (Румыния), срыв в 1944 году эвакуации немцев из Крыма, охрана в феврале 1945 года Ялтинской конференции глав союзных держав.

Количество «Кигтихауков» на Черноморском флоте постоянно увеличивалась: в мае 1943 года их насчитывалось 19 а уже 1 декабря – 42. В 1943 году боевые потери были минимальными — всего 3 самолета. Наибольшее количество Р-40 на Черноморском флоте оказалось 1 января 1945 года — 103 штуки, а до 10.09.1945 оно сократилось до 89.

Р-40 в боях против Японии не участвовали — в военно-воздушных силах Тихоокеанского флота имелось лишь два тренировочных «Киттихаука», переброшенных в июне 1945 года с Северного флота.

В целом советские ВВС ВМФ в 1941-1945 годах получили 360 самолетов Р-40 всех моделей, при этом в боях потеряли 66 (18 процентов) — минимальный процент потерь среди всех типов истребителей!

В заключение можно сказать, что в Советском Союзе на «Китгихауках» воевали три дважды Героя Советского Союза из 27: Сафонов Б.Ф., Покрышев П.А. (на его счету 22 личных и 7 групповых побед) и Кузнецов М.В. (22 и 6), причем два последних на «Китгихауках» летали более года. Многие летчики на них стали Героями Советского Союза и асами, а целый ряд авиаполков на Р-40 завоевал звание Гвардейский. В целом, машина повоевала неплохо, хотя и имела характерные недостатки, значительно сужающие область ее применения.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Братец Сарыч 12 декабря 2012 08:53
    Асы они потому и асы, что летать способным на любом, что способно держаться в воздухе...
    Братец Сарыч
    1. merkel1961 12 декабря 2012 11:11
      Братец Сарыч, ....и фрицев бить!
      merkel1961
  2. slas 12 декабря 2012 11:20
    Хух еле дочитал ) Вывод: наши они и в Африке Асами будут good а вот про технику СевероПин-до-совскую то одним словом - "шкандаль" negative
    slas
  3. datur 12 декабря 2012 12:52
    slas,
    СевероПин-до-совскую то одним словом - "шкандаль" negative- не ну аэрокобры вроде были нечего так!!! feel
    1. slas 12 декабря 2012 18:57
      Цитата: datur
      не ну аэрокобры вроде были нечего так!!!

      Ну Покрышкин отзывался о них нормально так что я с ним ) и с Вами ) согласен
      slas
  4. DmitriRazumov 12 декабря 2012 13:14
    Скорее всего идеи табуреткина о закупках иностранной техники были бы не очень продуктивны в наших условиях...
    DmitriRazumov
  5. KIBL 12 декабря 2012 19:50
    наши ас и на ведре бы летали,потому как наши
  6. Чёный 12 декабря 2012 19:56
    Ну не надо о нем на ночь то... no
  7. Чёный 12 декабря 2012 20:31
    Ему и так не сладко...Сегодня его боевая подруга потребовала от суда в заключение к себе кухарку, уборщицу и его, милого.
  8. justas-914 14 декабря 2012 00:07
    Автор сравнил вооружение Р-40 с вооружением МиГ-3 - , мол, вооружение даже лучше, чем у МиГа. А почему бы не сравнить с с вооружением И-16 мод.28? У МиГа вооружение было откровенно слабым - 1 УБС 12,7 и 2 ШКАС 7,62. У И-16-28 - 2 ШВАК-20 и 2 ШКАСа, по секундному залпу не скажу (считать лень), а по эффективности ШВАК явно получше выглядит. Б. Сафонову Р-40 не понравился (есть предположение, что он и погиб из-за выхода из строя двигателя), говорил: "Верните мне мой "ишачок"!"

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня