Подводные минные заградители типа "Ёрш"

Минные постановки, осуществленные черноморской подводной лодкой "Краб" в кампаниях 1915-1916 годов, доказали успешность решения проблемы скрытой постановки минных заграждений. Первая мировая показала высокую эффективность мин, которые были поставлены с минных заградителей. В связи с этим российский МГШ (Морской генштаб) и отдел подводного плавания ГУК (Главное управление кораблестроения) уделили особое внимание разработке тех. заданий для подводных минных заградителей. Вступить в строй новые суда данного класса могли лишь через два – три года. Учитывая желание офицеров-подводников Балтийского флота в кратчайшие сроки получить хотя бы один подводный минный заградитель, ГУК в августе 1916 года предложил Балтийскому заводу разработать проект переоборудования строящейся подводной лодки "Форель" в заградитель.

Согласно техзаданию отдела подводного плавания ГУК, "аппарат для выбрасывания мин" должен был быть максимально приближенным к минному постановщику заградителя "Краб". Аппаратом должна была обеспечиваться автоматическая постановка мин с интервалом 30,5 метров при подводной скорости от четырех узлов до максимальной скорости подлодки. Все минное устройство проектировали для использования существующего образца мин "ПЛ", имеющих нулевую плавучесть. Данными минами был вооружен подводный минный заградитель "Краб".

Подводные минные заградители типа "Ёрш"



Над проектом переоборудования подводной лодки "Форель" работали: морской инженер поручик Руберовский К.И., заведующий тех. бюро Отдела подводного плавания Балтийского завода; корабельный инженер поручик Токмаков Е.М.; Васильев В.И., конструктор. Во время работ использовали проектные чертежи подводной лодки "Краб" и рабочие чертежи данного судна, имевшиеся в подводной бригаде Черноморского флота и на заводе ОНЗиВ (Общество Николаевских заводов и верфей). В октябре 1916 года – на заключительном этапе – Руберовский К.И. и его коллеги занимались изучением подводной лодки "Краб" в Севастополе, а для консультаций в Петроград с чертежами прибыл минный кондуктор подводного заградителя Танцура Семен. В проекте было учтено мнение командира подлодки "Краб" старшего лейтенанта Паруцкого М.В., который рекомендовал добавить указатель открытия крышек, увеличить толщину нижних направляющих погонов минного аппарата, а также повысить надежность спецприспособлений на минах типа "ПЛ".

Первоначальный проект переоборудования подводной лодки "Форель" в конце октября 1916 года одобрили МГШ и отдел подводного плавания ГУК. При этом "для сохранения остойчивости и лучшей противосетевой защиты" решили отказаться от решетчатых минных аппаратов Джевецкого, разместив в носу два запасные мины Уайтхеда, и смонтировав перед рубкой орудие калибра 57 мм. Главное управление кораблестроения 26 октября 1916 года выдало Балтийскому заводу наряд на переоборудование подводной лодки "Форель" в заградитель. 1 мая 1917 года было установлено сроком готовности.
К этому времени кроме балтийского завода разработкой аналогичных проектов также занимались ОНЗиВ и ревельский завод "Ноблесснер". Привлечение завода "Ноблесснер" можно объяснить ходатайством вице-адмирала, командующего Балтийским флотом, Непенина А.И. о достройке подлодки "Тур", строившейся на данном заводе, минным заградителем. Проект переоборудования "Тур" на заводе "Ноблесснер" исполнили в сентябре-октябре 1916 года под наблюдением, и вероятно, под общим руководством штабс-капитана корабельного инженера Юркевича В.И. (в дальнейшем – главный конструктор французского лайнера "Норманди"). Но завод "Ноблесснер" 5 ноября 1916 года от выполнения заказа отказался, поскольку не мог гарантировать его выполнения к весне 1917 года.

Капитан первого ранга Быков Б.А., начальник отдела подводного плавания, проект завода "Ноблесснер" не одобрил, поскольку в нем предлагалось совершенно новое по исполнению устройство постановщика мин. Справедливо полагая невозможным его использование без всесторонних испытаний (как на это было сделано на подлодке "Краб"), Быков Б.А. указывал на преимущества варианта предложенного Балтийским заводом.
Мнение отдела подводного плавания стало решающим при заказе второго минного заградителя для Балтийского флота, на котором настаивал вице-адмирал Непенин А.И.

Балтийскому заводу 11.11.1916 был выдан наряд на переоборудование согласно одобренного проекта подводной лодки "Форель" еще одной подлодки – "Ёрш" – с тем же сроком готовности. Проект заградителя, составленный в октябре-декабре 1916 года ОНВиЗ, реализован не был в связи с отказом черноморских подводников от переоборудования уже строящихся подлодок типа "Барс" ("Лебедь") в минные заградители. Командир бригады подводных лодок капитан первого ранга Клочковский В.Е. при этом пояснил, что на Черноморском флоте не хватает подлодок обычного типа, а для постановки мин достаточно одной подводной лодки "Краб". Осенью 1915 года подлодки "Ёрш" и "Форель", первоначально строившиеся заводом "Ноблесснер", передали Балтийскому заводу. Корпус подводной лодки "Ёрш" к этому времени собрали приблизительно на 60 процентов, а стапельные работы на подводной лодке "Форель" не проводились "из-за отдаленности сроков сдачи". Во время передачи заказа в Петроград с завода "Ноблесснер" по железной дороге было доставлено 80 тонн обработанной стали для подлодки "Ёрш" и 94,5 тонны – для подлодки "Форель". На балтийском заводе строителем подводных лодок назначили корабельного инженера Янькова П.А. К 01.01.1916 ему удалось довести общую готовность подлодки "Форель" до 14,36 процентов (начало постройки 09.11.1915), а подлодки "Ёрш" (начало постройки 11.10.1915) - до 20,4 процентов от полной готовности.

Корпуса обеих подводных лодок были окончены в октябре 1916 года, поэтому размещение "аппарата для постановки мин" потребовало серьезных переделок в кормовой части. Данное обстоятельство и технические трудности исполнения минного устройства, а также низкая дисциплина поставок контрагентами сделали неизбежным срыв установленных сроков готовности.

Забастовки в начале 1917 года задержали постройку приблизительно на месяц. Компенсировать данное отставание возможным не представлялось "вследствие временной отмены сверхшабашных работ, 8-часового рабочего дня, убыли администрации и мастеров". В результате подводную лодку "Ёрш", спущенную на воду летом, только осенью удалось предъявить в Ревеле к испытаниям.

Отставшая от нее подводная лодка "Форель", с которой во время постройки временно снимали детали для ремонта подлодки "Гепард", на воду была спущена в ноябре и зимой оставалась у стенки завода. В ноябре-декабре 1917 года проводились испытания подводного минного заградителя "Ёрш" комиссией под председательством Левицкого П.П. по сокращенной программе. Штаб дивизии подводных лодок на основании результатов испытаний ходатайствовал перед Военным отделом Цетробалта о зачислении подводной лодки "Ёрш" в список флота с 28.12.1917.

Принципиальные отличия подводного минного заградителя "Ёрш" от прототипа – подводной лодки "Барс" – заключались в типе главных дизелей и составе минного вооружения. В кормовой части легкой надстройки (шпангоуты 140-218) в шахматном порядке в два ряда размещались 42 мины "ПЛ". Мины "ПЛ" передвигались по рельсам при помощи червячного вала, который вращался электромотором, частота вращения которого изменялась в диапазоне от 600 до 1000 оборотов в минуту в зависимости от скорости подводной лодки. Таким образом, обеспечивалась постановка мин с интервалом 30,5 метров в диапазоне скоростей подводной лодки от 4 до 12 узлов. Для перемещения и фиксации мин на путях служили ведущие ролики якорей и направляющие аппарата. Общий вес "аппарата для выбрасывания мин" (без массы рельсов и надстройки) составляла 2,5 тонны.

Подводные минные заградители типа "Ёрш"


Первоначальный проект, который был утвержден еще для подводной лодки "Форель", предусматривал установку пары кормовых и пары носовых трубчатых торпедных аппаратов для мин Уайтхеда калибра 457 мм с двумя запасными торпедами, размещенными в носу. Мины "ПЛ" принимались в перегрузку, в связи с чем при "перевесе кормы" в надводном положении подводная лодка имела дифферент около 40". Угроза потери продольной остойчивости во время погружения послужила причиной отказа от кормовых торпедных аппаратов, а также изменению объема цистерн главного балласта. Также отказались от запасных торпед Уайтхеда. Надводное водоизмещение подводной лодки "Ёрш" в действительности составило 655 тонн, подводное – 750 тонн. Артиллерийское вооружение также изменилось: одно 57-миллиметровое орудие заменили орудием калибра 75 мм (скорострельность - 10 выстр. в мин., угол возвышения 20 град.), установили пулемет и зенитное орудие калибра 37 мм. Для улучшения "противосетевой защиты" ограждения винтов и рулей делались обтекаемыми, а корпус – без выступающих частей, гладким.

Важным усовершенствованием подводной лодки "Ёрш" по сравнению с "Барсом" было устройство нижнего рубочного люка, исключающего возможность гибели подлодки при затоплении рубки, а также перевод управления в центральный пост. В центральный пост были перенесены управление перископами, вертикальным рулем, продуванием и вентиляцией палубных и средней цистерн. Для того чтобы увеличить объем центрального поста была уменьшена высота уравнительной цистерны. На подводных минных заградителях "Ёрш" и "Форель" установили главные 420-сильные дизели американской формы "Нью Лондон". На испытаниях скорость подлодки "Ёрш" в надводном положении составила 10,75 узлов. Запас топлива составляющий 32 тонны обеспечивал дальность плавания 1000 миль полным ходом, и 1400 миль экономическим ходом. Подлодка "Ёрш" не участвовала в боевых действиях. Она в феврале 1918 года вместе с другими подлодками дивизиона совершила переход в Гельсингфорс из Ревеля, а в апреле 1918 года принимала участие в ледовом походе кораблей Балтийского флота. Осенью 1918 года подлодку "Ёрш" на долговременное хранение поставили в порт.

Подлодку "Форель" так и не удалось ввести в строй. В начале 1918 года ее достройку приостановили при 90 процентах готовности. На подлодке к этому времени удалось установить лишь аккумуляторную батарею, камбуз и электромоторы рулевых приводов. Проект сметы Морского ведомства, который выделял 425 тысяч рублей на достройку подлодок "Язь" и "Форель" в июле-декабре 1918 года остался на бумаге.

Исходя из ожидаемой к лету 1919 года оперативной обстановки на Балтике, Альтфатер В.М., командующий Морскими Силами Республики, распорядился в декабре 1918 года выдать срочный наряд на ремонт подлодки "Ёрш" и достройку подлодки "Форель". В Кронштадтском порту находилось 80 мин "ПЛ" (из которых 38 - сданы со второй подлодкой), 56 якорей и 237 корпусов таких мин, которые были доставлены ранее с "Г.А.Лесснера". Проведенные в 1918 году командой подлодки "Ёрш" учебные постановки мин показали ненадежное отделение от якорей мин. Недостаток надеялись устранить весной следующего года, однако состояние промышленности выполнить намеченное не позволило. В 1919 году действующий отряд Балтийского моря остался без подводных минных заградителей.

Подлодку "Ёрш" в октябре 1919 года перевели на Ладожское озеро, а оттуда она вернулась на Балтику лишь в июле 1921 года, войдя в состав Второго дивизиона бригады подводных лодок Морских Сил балтийского моря. Недостроенную подлодку "Форель" осенью того же года обследовала спец. комиссия под председательством корабельного инженера Шершова А.П. Было принято решение достроить заградитель на балтийском заводе к навигации 1922 года. Для сохранения корпуса подлодки на зиму 1921-1922 годов рекомендовалось осмотреть и зачистить днище от ржавчины и грязи, окрасить и покрыть его нефтью. Во избежание разрыва трубопроводов комиссией рекомендовалось "завалить подводные отверстия навозом, подогревать камельками".

В связи с отсутствием некоторых механизмов подлодка "Форель" до 1925 года оставалась в списке "кораблей, предназначавшихся к достройке". Во время подготовки новой кораблестроительной программы (в 1926 году) от устаревшей подлодки отказались окончательно, с 1929 года ее корпус использовали в качестве пособия для учебных подъемов спасательным судном "Коммуна", впоследствии она была разобрана на металл.

Подводные минные заградители типа "Ёрш"


Подлодка "Ёрш" в 1922-1924 годах прошла капремонт. 31 декабря 1922 года заградителю дали новое название "Рабочий" (бортовой номер 9), состоял в бригаде подводных лодок Морских Сил балтийского моря. Подлодки "№ 9" и "№ 4" ("Леопард", в дальнейшем "Красноармеец") 21 мая 1931 года под общим командованием командира подводной лодки "Рабочий" Царевского Н.А. (он же - командир дивизиона) вышли в западную часть Финского залива в учебный поход для отработки совместного надводного плавания. В районе маяка Эренсгрунд ночью 22 мая подводная лодка "№ 4" в штормовую погоду во время поворота на курс 200 градусов нарушила правила маневрирования, ударив форштевнем в корму подлодки "№ 9". "№ 9" с большим дифферентом ушла за 3-5 минут под воду.

Возможно, после столкновения командир подводной лодки Царевский Н.А. рассчитывал сохранить судно на плаву за счет откачки поступавшей воды. Вся верхняя вахта спустилась вниз, закрыв рубочный люк, однако справиться с пробоиной не получилось – командир и все 45 подводников погибли.

Комиссия признала виновниками катастрофы Тиманова И.В., вахтенный начальник подлодки "№ 4" (был назначен на подлодку за три дня до выхода), командира подлодки Атавина А.Д. (назначен 17.02.1931), военкома Толкачева В.Н. Всех троих арестовали и осудили. Наркомвоенмор Ворошилов К.Е. прибывший в Кронштадт ругал подводников за низкую дисциплину. Лихорадка, вызванная аварией, послужила причиной очередной кадровой перетасовки и прохождения боевой подготовки экипажей "с азов", не сходя с причала. При этом Реввоенсовет отмечал: "реагирование личного состава на гибель подводной лодки № 9 …здоровое", что выражалось в росте партийных рядов, энтузиазме и сборе денег на постройку новой подлодки.

По мнению адмирала Платонова В.Н., который в то время служил в бригаде подлодок, главными причинами аварии были "устарелость" заградителя, ветхость корпуса и оборудования, отсутствие поперечных переборок, а также низкий уровень подготовки подводников. Сразу после катастрофы начались поиски погибших, однако та находилась на глубинах до 80 метров, что не позволило сразу добиться результатов.

ЭПРОН 21 июля 1933 года при помощи спасательного судна "Коммуна" (ранее "Волхов") подняли затонувший подводный минный заградитель; затем он был сдан на слом.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. AK-47 14 декабря 2012 11:28
    Во избежание разрыва трубопроводов комиссией рекомендовалось "завалить подводные отверстия навозом, подогревать камельками"

    Это, как?
    Но несмотря ни на что плавали, строили, учились.
    Фото моряка подводника 30-х годов.
    AK-47
  2. evgenm55 14 декабря 2012 14:25
    Интересно,почему минзаги всё-таки не получили своего дальнейшего развития?По моему ,постановка мин под носом у противника эффективна.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня