Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Ракетные средства ПВО всегда были и остаются в числе лидеров наиболее передовых интеллектуальных, высокотехнологичных и, соответственно, дорогостоящих видов боевой техники. Поэтому возможность их создания и производства, а также владение на промышленном уровне передовыми технологиями, наличие соответствующих научных и конструкторских школ считаются одними из важнейших показателей уровня развития оборонной промышленности страны.

Современный этап их развития связан с целым рядом особенностей. Прежде всего, следует отметить, что интенсификация разработок и закупок ЗРК коррелируется с характерным для современных войн и конфликтов непрерывным усилением роли авиации и средств воздушного нападения, а также лавинообразным ростом спроса на средства, предназначенные для защиты от ударов тактических баллистических ракет (ТБР) и оперативно-тактических баллистических ракет (ОТБР). Происходит замена систем и комплексов ПВО предыдущих поколений ввиду их массового и полного устаревания. Одновременно расширяется круг разработчиков и изготовителей средств ПВО. Ведутся довольно интенсивные работы по оружию ПВО, в котором используются новые средства поражения воздушных целей, в первую очередь, лазерные.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития


Испытательный пуск ракеты комплекса THAAD

Для существующих и перспективных средств ПВО сохраняется деление на комплексы большой, средней и малой дальности, а также ближнего действия, которые различаются между собой не только по решаемым задачам и характеристикам, но и по сложности и стоимости (как правило, на порядок). В результате, за рубежом полноценную разработку систем ПВО большой и средней дальности способны самостоятельно выполнять лишь США. Для стран Западной Европы характерны кооперационные программы, а ряд государств ведет эти работы при содействии американских (Израиль, Япония, Тайвань) или российских (Республика Корея, Индия, Китай) разработчиков.

Одной из центральных задач, которые стоят сегодня перед системами большой и средней дальности, является их использование для борьбы с баллистическими и крылатыми ракетами. А их совершенствование ведется в направлении наращивания возможностей по поражению максимально большого количества таких целей.

Подобные требования привели к резкому увеличению числа систем ПВО, обладающих ярко выраженным противоракетным потенциалом. Наиболее характерным примером такой разработки является американский мобильный комплекс THAAD фирмы Lockheed Martin, предназначенный для поражения на высотах 40-150 км и дальностях до 200 км баллистических ракет, обладающих дальностью стрельбы до 3500 км.

Достижение столь высоких характеристик стало для его создателей, приступивших к работе в 1992 г., серьезным экзаменом и потребовало длительной отработки использованных для THAAD перспективных технических решений. В результате, лишь в августе 2000 г. Lockheed Martin получила контракт на $4 млрд., в соответствии с которым была развернута полномасштабная разработка и подготовка THAAD к производству. Испытания опытного образца комплекса состоялись в 2005 г., а 28 мая 2008 г. была введена в эксплуатацию первая батарея.

В целях дальнейшего совершенствования комплекса THAAD для него создается новое программное обеспечение, что позволит утроить размеры защищаемой им области. Еще одним направлением повышения его характеристик должна стать установка на ракете новых двигателей, что еще более чем в три раза увеличит размеры зоны поражения.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Старт корабельной ЗУР SM-3

Наиболее амбициозная американская программа создания аналогичных корабельных средств базируется на использовании усовершенствованной многофункциональной системы Aegis и ракет Standard-3 (SM-3). Главными отличиями этих ракет от предыдущих вариантов Standard является оснащение двигателем третьей ступени двукратного включения и 23-кг боевой ступенью кинетического поражения. К настоящему времени выполнена серия испытаний SM-3, в процессе которых были выполнены успешные перехваты ТБР-мишеней, находящихся в процессе разгона и спуска, а также в процессе полета отделившейся от разгонной ступени головной части. В феврале 2008 г. SM-3 был выполнен перехват вышедшего из-под контроля спутника USA-193, находившегося на высоте 247 км.

Представители фирмы-разработчика SM-3 Raytheon совместно с ВМС США ведут работы над вариантом использования ракеты в комплексе с наземной РЛС Х-диапазона и размещаемой на земле корабельной ПУ VLS-41. В числе сценариев подобного использования SM-3 для перехвата баллистических ракет предусматривается размещение подобных комплексов в ряде стран Европы.

Продолжается наращивание противоракетного потенциала наиболее массового американского ЗРК большой дальности Patriot – РАС-2 и

РАС-3. В последние годы в соответствии с программами GЕМ, GЕМ+, GЕМ-Т и GЕМ-С ракеты РАС-2 приобрели более высокую эффективность в борьбе с ТБР, а также пилотируемыми и беспилотными летательными аппаратами (ЛА), обладающими малой эффективной отражающей поверхностью. С этой целью ракеты серии GEM оснащаются усовершенствованной осколочно-фугасной боевой частью и перепрограммируемым в процессе полета радиовзрывателем.

Одновременно, с темпом 15-20 единиц в месяц, ведется производство ракет РАС-3 фирмы Lockheed Martin. Особенностями РАС-3 является использование активной РлГСН и относительно небольшая дальность действия – до 15-20 км по баллистическим и до 40-60 км по аэродинамическим целям. При этом для максимальной реализации возможностей Patriot и минимизации стоимости выполнения боевой задачи в состав батареи РАС-3 входят ракеты более ранних вариантов (РАС-2). В настоящее время Lockheed Martin ведет работы по контракту на $774 млн. по изготовлению 172 ракет РАС-3, модернизации 42 ПУ, изготовление запасных частей и пр.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Пуск ракеты PAC-2 GEM

В июле 2003 г. Lockheed Martin начала работы по программе РАС-3 MSE с целью совершенствования ракет РАС-3, включая увеличение в полтора раза размеров их зоны поражения, а также их адаптация для использования в составе других систем ПВО, включая корабельные. Для этого РАС-3 MSE планируется оснастить новым маршевым двигателем двукратного включения диаметром 292 мм фирмы Aerojet, установить систему двухсторонней связи ракеты с командным пунктом ЗРК Patriot и провести ряд других мероприятий. Первое испытание MSE состоялось 21 мая 2008 г.

В январе 2008 г. Lockheed Martin в дополнение к $260 млн. контракту на разработку РАС-3 MSE был получен контракт на $66 млн. с целью изучения возможности использования этой ракеты в качестве основного огневого средства системы МЕАDS. Она разрабатывается для замены классического образца ЗРК средней дальности Improved Hawk, находящегося на вооружении более 20 государств мира. Эта работа ведется уже более 10 лет консорциумом МЕАDS Int (Lockheed Martin, МBDA-Италия, EADS/LFK), а ее финансирование в пропорции 58:25:17 осуществляется США, Германией и Италией. Планируется, что серийное производство МЕАDS начнется в 2011 г.

Значительным противоракетным потенциалом обладает и серия франко-итальянских ЗРК SAMP/Т консорциума Eurosam, базирующихся на использовании двухступенчатых ЗУР Aster. До 2014 г. предусматривается изготовление для Франции и Италии 18 SAMP/Т, а также производство различных вариантов Aster для оснащения французских и итальянских авианосцев, а также для корабельной системы ПВО РААМS, которая размещается на франко-итальянских фрегатах Horizon/Orizzonte и английских эсминцах типа 45 (версия Sea Viper). В ближайшие годы для этих кораблей планируется изготовить до 300 установок вертикального пуска Sylver, которые, как и американские ПУ VLS-41, могут использоваться для запуска ЗУР и других видов управляемых ракет.

Все активнее заявляют о себе и израильские разработчики ЗРК, наиболее значительным достижением которых стала система Arrow, способная одновременно перехватывать до 14 баллистических целей, имеющих дальность действия до 1000 км. Ее создание на 70-80% финансировалось США. Вместе с израильской компанией IAI в этой работе участвовала американская Lockheed. С февраля 2003 г. с американской стороны координатором работ по Arrow стала фирма Boeing, которая в настоящее время изготавливает около 50% компонентов ракеты, включая блок аппаратуры, двигательную установку и транспортно-пусковой контейнер.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Пусковая установка комплекса РАС-3

В свою очередь, израильские фирмы активно подключились к реализации противоракетных планов Индии, ведущей разработку системы PAD-1 с противоракетами Prithvi, испытания которых ведутся уже в течение нескольких лет. Единственной же из доведенных до завершения индийских разработок является ЗРК средней дальности Akash, работы над которым по заказу ВВС Индии велись с 1983 г.

Одной из заметных тенденций в области совершенствования ЗРК, объединяющей десятки государств, являются работы по замене американского ЗРК Improved Hawk. Кроме уже упоминавшегося комплекса МЕАDS в числе средств, предлагаемых для его замены, все чаше упоминаются комплексы, использующие авиационные ракеты AIM-120 (AMRAAM).

Первым из них, в середине 1990-х гг., стал норвежский NАSАМS. Однако наиболее интенсивно работы по введению AMRAAM в различные ЗРК начались несколько лет назад (HAWK-AMRAAM, CLAWS, SL-АМRААМ). Одновременно выполняются исследовательские и конструкторские работы по усовершенствованию этой ракеты, включая придание ей способности запуска из различных ПУ. Так, 25 марта 2009 г. в рамках программы создания единой пусковой установки был выполнен успешный пуск двух ракет АМRААМ с ПУ системы залпового огня HIMARS.

Ведутся работы и по радикальной модернизации АМRААМ, с целью доведения ее дальности действия при старте с земли до 40 км – аналогичной ракетам МIМ-23В, используемым в составе Improved Hawk. Особенностями этой разработки, обозначенной как SL-АМRААМ ER, должно стать использование двигательной установки корабельной зенитной ракеты ЕSSМ (RIM-162), более мощной боевой части, а также активной РлГСН, способной взаимодействовать с различными РЛС и системами командного управления.

Первый этап этой работы, завершившийся 29 мая 2008 г. бросковым пуском первого образца ракеты на норвежском полигоне Андойа, был выполнен Raytheon и норвежскими фирмами Kongsberg и Nammo в инициативном порядке. Как отмечается зарубежными специалистами, в дальнейшем эти работы могут позволить создать новую ЗУР средней дальности для наземной системы ПВО (в том числе и совместимую с ЗРК Patriot) и новую корабельную ЗУР, совместимую со средствами Aegis.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Пусковая установка ракет IRIS-T-SL

Несомненно, при успешном развитии работ SL-АМRААМ ER может вызвать значительный интерес у разработчиков МЕАDS, для которых одной из проблем является высокая стоимость ракет РАС-3. Для ее решения европейскими разработчиками уже сделаны предложения по введению в состав МЕАDS других ракет. Например, авиационной ракеты IRIS-Т немецкой компании Diehl BGT Defence. В настоящее время ведутся работы над ее двумя вариантами в качестве вертикально стартующей ЗУР: IRIS-T-SL с дальностью действия до 30 км для МЕАDS и IRIS-T-SLS с дальностью действия более 10 км, предлагаемой для использования в составе ЗРК малой дальности.

Столь же активно продвигают свои варианты использования авиационных ракет в качестве ЗУР европейский концерн МBDA (ракета МICA) и израильские компании Rafael и IAI (ЗРК Spyder-SR с ракетами Python-5 и Derby).

В свою очередь, американское Агентство по ПРО изучает вопрос использования ракет наземного базирования ТНААD и РАС-3 (ADVCAP-3) в варианте их установки на самолеты F-15 с целью перехвата ТБР, находящихся на активном участке траектории. Аналогичная концепция изучается и относительно использования для запуска противоракеты KEI бомбардировщиками В-52Н.

Работы по созданию комплексов ПВО ближнего действия и малой дальности развиваются главным образом в направлении придания им способности поражения высокоточного оружия, а также артиллерийских снарядов и ракет малой дальности. В то же время в развитии этих комплексов наблюдается определенный застой, явившийся результатом окончания «холодной войны», когда большинство программ их создания было свернуто либо заморожено. Одним из немногих образцов ЗРК малой дальности, совершенствование которых продолжается, – французский Crotal-NG, для которого ведется отработка новой ракеты Мк.3 с дальностью полета до 15 км, а также вертикального старта из корабельной ПУ Sylver.

Основу большинства войсковых средств ПВО ближнего действия составляют комплексы с использованием ракет ПЗРК. Так, в возимом (ATLAS) и самоходном (ASPIC) вариантах предлагаются различные варианты французского комплекса Mistral. Продолжает пользоваться большим спросом комплекс шведской фирмы Saab Bofors RBS-70, оснащенный лазерной системой наведения. В варианте Мк.2 он имеет дальность стрельбы до 7 км, а с ракетами Bolide – до 9 км. В США с 1988 г. изготовлено свыше 1500 комплексов Avendger, использующих ракеты ПЗРК Stinger. В настоящее время ведутся работы по приданию ракетам Stinger вдвое большей эффективности для борьбы с БЛА за счет установки усовершенствованного взрывателя. В 2008 г. этим вариантом ракеты был успешно перехвачен мини-БЛА.

Ракетные комплексы ПВО: тенденции развития

Ракеты системы Arrow предназначены для перехвата баллистических целей

К числу перспективных работ, которые в ближайшие годы смогут оказать влияние на этот сегмент рынка, следует выделить немецкий наземный комплекс ближнего действия NG LeFla, имеющий дальность действия до 10 км и использующий ракету с ИК-ГСН. Эти работы ведутся по заказу МО ФРГ фирмой LFK (MBDA Deutschland). Как отмечается, этот ЗРК имеет все шансы заменить Stinger в немецкой армии и армиях ряда других европейских государств.

Совершенствование корабельных средств ПВО в значительной степени ориентировано на существующие сценарии боевого применения кораблей, которые в той или иной степени связываются с ведением ими боевых действий в прибрежной зоне. Среди таких работ следует обратить внимание на ракету SM-6, контракт на разработку которой стоимостью $440 млн. был выдан осенью 2004 г. ВМС США фирме Raytheon.

В составе SM-6 предусматривается использование двигательной установки ракеты SM-2 Block IVA и активной ГСН. По информации Raytheon, разработчики SM-6 нацелены на достижение дальности действия ракеты, превышающей 350 км, что должно обеспечить защиту не только кораблей, но и прибрежных районов от атак перспективных самолетов и крылатых ракет, а также перехват ТБР. Первый пуск SM-6 состоялся в июне 2008 г. и завершился перехватом мишени BQM-74.

Постепенно занимает доминирующее положение среди корабельных средств ПВО средней дальности ракета ESSM (RIM-162), созданная консорциумом фирм 10 государств для замены находящейся на вооружении уже несколько десятилетий ЗУР Sea Sparrow. Новая ракета может стартовать как с поворотных, так и из вертикальных пусковых установок.

Вертикально стартует и ракета малой дальности Barak, ставшая одной из наиболее успешных израильских разработок последнего десятилетия и принятая на вооружение ряда флотов Азии и Южной Америки. Дальнейшим развитием этой ракеты может стать начатая в 2008 г. совместная разработка Израилем и Индией ракеты Barak-8 с дальностью действия до 70 км.

В процессе совершенствования фирмой Raytheon еще одной широко распространенной корабельной ЗУР малой дальности RAM, была реализована возможность использования ее для поражения целей, находящихся на поверхности моря.

Подводя итог, можно констатировать разнонаправленность совершенствования современных ракет ПВО. Разработчики стремятся создавать достаточно компактные, скоростные и дальнобойные средства перехвата аэродинамических и баллистических целей. Наблюдается также тенденция к универсализации ряда средств ПВО, однако это скорее исключение, чем правило.
Автор: Владимир Николаевич КОРОВИН – сотрудник «Гражданского центра прикладных исследований»
Первоисточник: http://oborona.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://oborona.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. alatau_09 7 января 2012 03:03
    Активные разработки и внедрение систем ПРО ведет к масштабной гонке вооружений и неизбежно приведет к милитаризации ближнего космоса, т.к. плотность вооружения на планете подходит к своему "разумному" пределу...
    alatau_09

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня