«Всю жизнь он помнил это поле боя…»

«Всю жизнь он помнил это поле боя…»Даже если бы Константин Симонов написал только своё знаменитое стихотворение «Жди меня» или не менее известное «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины», он бы уже остался в советской и русской литературе. А ведь был ещё и пронзительный по силе воздействия роман «Живые и мёртвые», множество других произведений. На войне Симонов видел многое, прошёл фронтовыми корреспондентскими дорогами по полям сражений, но первое своё серьёзное боевое и журналистское крещение он получил на Буйничком поле, когда на подступах к Могилёву его защитники в неравном сражении приостановили рвущиеся на восток фашистские бронетанковые колонны группы армий «Центр».

С 24 июня по 3 июля в Могилёве располагался штаб Западного фронта. За одну неделю вокруг города возвели две линии оборонительных рубежей. В Могилёве строили баррикады, готовили пулемётные гнёзда. 23 дня офицеры и солдаты 388-го стрелкового полка 172-й дивизии, милиционеры, курсанты школы НКВД и 12 тысяч могилёвских ополченцев вели тяжелейшие оборонительные бои на подступах к Могилёву против ещё совсем свежих и вооружённых до зубов оккупантов. Навстречу воинам Красной армии рвались танковые колонны Гудериана. Бои имели такой накал, что позиции иногда по пять раз переходили из рук в руки. 5 июля свой подвиг совершил командир артдивизиона капитан Борис Хигрин. Он встал к орудию вместо раненого наводчика и уничтожил 6 фашистских танков. Немцы остановили здесь своё наступление на целые сутки.


В разгар этих боёв в служебную командировку в расположение войск прибыл и Константин Симонов. Здесь он повстречал героя обороны Могилёва, командира 388-го полка полковника Семена Федоровича Кутепова (на фото). Кутепов советовал Симонову уехать, потому что бои должны были лишь усилиться, но писатель, прекрасно понимая, что происходит, упросил оставить его. На позиции Кутепова двинулся танковый кулак из 70 бронированных машин. В результате тяжелейшего 14-часового боя было уничтожено 39 фашистских танков. Не подбито, а именно уничтожено – эти танки уже не подлежали восстановлению. Не сумев преодолеть оборону полка Кутепова, немцы обошли Могилёв и двинулись в сторону Москвы. Был взят Смоленск, а Могилёв продолжал сражаться...

Выбравшийся из этой мясорубки Симонов, поражённый увиденным, пишет очерк «Горячий день», и уже 20 июля «Известия» вышли с этим материалом и фотографией-панорамой десятков дымящихся, обугленных фашистских танков.
Снимки сделал фотокорреспондент Павел Трошкин, которому не суждено было дожить до Победы.

Этот материал вызвал огромный общественный резонанс – толпы москвичей собирались у стендов с расклеенной газетой и взволнованно комментировали увиденное. То же происходило и во многих других городах. Миф о непобедимости фашистов стал таять.

Полковник Кутепов стал прообразом генерала Серпилина из романа «Живые и мёртвые». Много говорится о тех событиях и в дневнике писателя «Разные дни войны». «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, – поле под Могилевом, где я впервые в июле 1941 года видел, как наши в течение одного дня подбили и сожгли 39 немецких танков...», - писал позже Константин Симонов.

Но преимущество и перевес были пока ещё у врага. 24 июля фашисты перешли в наступление, ворвались на окраины Могилёва. Но город продолжал сопротивление. 26 июля было решено прорываться из замкнувшегося кольца окружения, что и было успешно сделано.

Бои под Могилёвом серьёзно потрепали части и соединения группы армий «Центр», что, безусловно, сыграло свою роль в последующей обороне Москвы.

Помимо этого, был получен бесценный опыт организации масштабной и длительной обороны, применённый впоследствии под Сталинградом. Военные часто так и говорили об обороне Могилёва, называя её отцом Сталинграда.

Уже после войны Константин Симонов и многие участники обороны Могилёва, местные краеведы и чиновники предпринимали усилия для того, чтобы этот подвиг был достойно отмечен государством, а Могилёв получил звание города-героя. Но возобладали чисто политические соображения, и звание героя было присвоено Минску, а позже – крепости-герою Бресту. По мнению многих была допущена серьёзная историческая несправедливость, и эта тема является болезненной для могилевчан и сейчас – время от времени возникают разного рода общественные инициативы с предложениями обратиться к А. Лукашенко и В. Путину с просьбой изменить ситуацию.

Константин Симонов завещал после своей смерти развеять прах над Буйничским полем, что и было сделано после того, как 28 августа 1979 года писатель скончался. Эта история является почти детективной, но лучше всего послушать, что рассказывает сын писателя Алексей Симонов: «О том, насколько важным для отца был этот город, говорит последнее желание: чтобы прах его был развеян над Буйничским полем: там, где он побывал в 1941-м. Причем отец не хотел, чтобы память о нем была увековечена каким-то монументом на этом поле. Ему было достаточно внутреннего ощущения, что его прах уйдет в дорогую для него землю… Работая над романом «Живые и мертвые», он очень точно описал это поле, в память врезалась каждая деталь. Когда отец умер, никто не поинтересовался, что он завещал.

Писатель входил в партийную номенклатуру – значит, ему по рангу было положено быть похороненным на Новодевичьем кладбище. Между тем все мы знали о его последней воле – развеять прах над Буйничским полем.

Но понимали, что нам могут помешать, если попытаемся сделать это публично. Поэтому, никого не поставив в известность, мы (его родные, супруга и друзья – А.Г.) 2 сентября 1979 года отправились на машинах в поисках этого поля. Помог Николай Тихонов – могилевский военком, сопровождавший отца в поездках по Могилевщине. На место мы приехали уже вечером. Небо на западе, за железной дорогой, полыхало багровым закатом, будто там еще стояло зарево войны. Над нами же оно было абсолютно чистое. Из багажника мы достали урну, и я начал рассыпать прах. Ощущение, надо сказать, испытывал странное: вряд ли сумею выразить его словами. Тихонов позвонил в обком КПБ и рассказал о происшедшем. В этом он сам признался позже, что не помешало нашей дружбе. Меня и Ларису Алексеевну (жену Симонова – А.Г.) вызвали на беседу к Михаилу Васильевичу Зимянину, отвечавшему тогда за идеологию. Факт уже не оспаривался. Нас только спросили, почему мы так поступили. Ответили, что, исходя из завещания. Зимянин поинтересовался, какие у нас есть просьбы. Их было немного – увековечить память отца на мемориальной доске и назвать его именем улицу. В течение года никто не мог напечатать информацию о том, где и каким образом развеян прах писателя. Люди спрашивали, где на Новодевичьем кладбище можно найти могилу Симонова. Когда слышали, что ее там нет, удивлялись: мол, в некрологе ведь было написано о похоронах на Новодевичьем. Так родилась легенда, будто прах отца развеян над Буйничским полем, а сердце его похоронено на Новодевичьем кладбище».

Благодаря столь необычному шагу быстро, в течение года, резко возрос интерес и к самим событиям героической обороны Могилева, и к личности и творчеству Константина Симонова.


Практически стихийно, начиная с 1980 года, в Могилёве начали проводить «Симоновские чтения». В связи с распадом СССР они были на некоторое время прерваны, но впоследствии возобновлены по инициативе председателя Могилёвского общественного объединения «Русский Дом» Ю. Волобуева. В дальнейшем большую роль при проведении чтений сыграли председатель Могилёвского отделения «Русского общества» Е. Опидович и председатель Могилёвского «Русского культурно-просветительского общества» Л. Володько.

Мне пришлось побывать на «Симоновских чтениях» уже трижды – в 2008, 2010 году и нынешнем 2012-м. Необходимо отметить, что при всей схожести программы чтения получаются всегда разные – меняются детали, проводятся новые мероприятия, появляются новые лица. В Могилёв традиционно съезжаются гости из России, белорусские писатели, журналисты, библиотекари, родственники Константина Симонова, руководители организаций российских соотечественников Белоруссии, представители российского посольства и Росзарубежсотрудничества.

Сами чтения, как правило, приурочены к дате рождения Константина Симонова – 28 ноября 1915 года.

В текущем году мероприятия начались ещё летом, и были достаточно насыщенными. 1 августа стартовал литературный конкурс, посвященный творчеству писателя. В конкурсе, который завершился 15 ноября, приняли участие как взрослые, так и дети. В течении октября-ноября с читателями встречались белорусские писатели. Не была забыта и дата 1150-летия русской государственности. В Белоруссии она праздновалась под названием "1150-летие Полоцка и белорусской государственности". «Симоновские чтения» стали основой, вокруг которой объединились и другие мероприятия, подготовленные энтузиастами и общественниками. Это были не заорганизованные действия, а реальные встречи, которые были интересны как проводившим их, так и посещавшим зрителям и участникам. Так, была проведена фотовыставка «Памятники русского зодчества» в областной библиотеке им. В.И. Ленина, презентация электронного издания Государственного исторического музея: «Откуда есть пошла Русская земля», выставки работ изобразительного и декоративно-прикладного искусства, художественной фотографии. 27 ноября были подведены итоги литературного конкурса, посвященного творчеству К.М. Симонова, 28 ноября состоялась встреча молодежи с Ф.Н. Матьковым - председателем Могилевского городского совета ветеранов, просмотр и обсуждение кинофильма «Жди меня» в кинотеатре «Космос». В тот же день состоялось торжественное открытие Форума художественного творчества «В единстве наша сила», посвященного 1150-летию российской государственности и «Международным Симоновским чтениям» в областном драматическом театре, прошёл и моноспектакль «Память неопалимая» с участием народного артиста России Виктора Никитина.

Сами же «Симоновские чтения», как главное мероприятие, были торжественно открыты 30 ноября 2012 года. К памятному камню К. Симонова были возложены цветы, участники чтений посетили мемориальный комплекс «Буйничское поле», часовню в Салтановке, установленную на месте сражений русских войск Раевского с французами под командованием маршала Даву.

Были также организованы круглый стол, экскурсия «Дорогами победы», многочисленные встречи писателей с читателями в учреждениях и библиотеках города.

Подчёркивалась важность преемственности патриотического воспитания, духовной связи событий 1812 и 1941 годов.

Уже традиционно вспоминали и о том, что именно на Буйничском поле в 1595 году состоялось знаменитое сражение казацко-крестьянской армии Северина Наливайко с 18-тысячными карательными польско-литовскими войсками, говорили о необходимости установки памятного знака в честь этого события.
Во многом благодаря Симоновским чтениям появился и мемориальный комплекс «Буйничское поле», куда к камню-памятнику Константина Симонова участники всегда несут море цветов. Белоруссия вообще славится своими военно-патриотическими мемориалами, львиная доля которых посвящена Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Любопытно и то, что Белоруссия – единственная из бывших республик СССР (даже в сравнении с Россией) за постсоветский период развития приумножившая советское монументальное наследие о Великой Отечественной войне и, более того – построившая большое количество памятных мемориалов в годы правления А.Г. Лукашенко.

Одним из мемориалов, посвящённых истории Великой Отечественной, открытых уже при А.Г. Лукашенко как раз в День 50-летия Победы 9 мая 1995 года, стал Мемориальный комплекс на Буйничском поле на окраине белорусского Могилёва. Примерно на 20 гектарах земли раскинулся музейный комплекс с часовней в центре, экспозицией военной техники, памятником-камнем Константину Симонову, большим противотанковым рвом, музейной экспозицией и символом горя – «Озером слёз». На стенах главной часовни внутри укреплены памятные доски с фамилиями погибших, потолок украшен фресками. Есть и изображения солдат в касках и гимнастёрках с нимбами вокруг голов. В центре небольшого зала колеблется маятник Фуко. Было, к слову, высказано и мнение о том, что в часовне должно быть и имя К. Симонова – он, говоря о своей последней воле, недвусмысленно дал понять, что хочет оказаться в одной земле с погибшими защитниками Могилёва. Безусловно, вариант такой надписи, как и её целесообразность, будут ещё обсуждаться, однако дагестанский скульптор и поэт Х. Асадулаев высказал идею укрепления на стене книги из металла с фамилией и подписью Константина Симонова неподалёку от фамилий погибших.

На огромном валуне, установленном на краю поля, выбита подпись писателя «Константин Симонов».

На валуне установлена и мемориальная доска с надписью: «…Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Этот мемориальный знак-валун весом в 15 тонн был установлен в 1980 году вскоре после смерти писателя и стал в буквальном смысле тем краеугольным камнем, с которого начиналось возведение мемориального комплекса.

Комплекс часто посещает молодёжь, свадебные процессии. Цветы регулярно ложатся и к памятнику-валуну Константина Симонова. Так в необычном сочетании соединились на могилёвской земле наша современность, память о героях обороны Могилёва в 1941 году и литературное наследие Константина Симонова, шагнувшего на Буйничском поле в своё бессмертие.
Автор:
Андрей Геращенко
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти