Мина сверху

Мина сверху
Новые технологии и принципы позволяют мине не просто пассивно дожидаться цели, а атаковать противника с самых неожиданных направлений – например, сверху.

Знаменитый немецкий танковый генерал Гудериан считал, что главную опасность для танка представляет танк противника, на втором месте противотанковая пушка, на третьем – противотанковые мины. Самолеты на четвертом месте: если мины вывели из строя около 23% танков, то авиация – только 4%.

В стремлении защититься от противотанковых пушек конструкторы делали броню танков все толще, на что артиллеристы отвечали увеличением калибров и скорости полета снаряда (в начале Второй мировой толщина брони обычно не превышала 15–20 мм, а калибр пушек – 45 мм, а в конце войны толщина брони достигла 200 мм, а калибр противотанковых орудий – 100 мм и больше). Сегодня броня танков по своим защитным свойствам эквивалентна 500–750 и даже 850 мм, а пробивная способность противотанковых ракет (ПТУР) выросла до 900–1000 мм. В стороне от этой гонки не остались и противотанковые мины.


Ударить снизу

Противотанковые мины с самого начала нацеливались на самые уязвимые места танка – ходовую часть, днище и борт.

В начале Второй мировой среди противотанковых мин преобладали противогусеничные. Все остальные типы были представлены лишь двумя образцами – советской противоднищевой миной АКС и советской противобортовой ЛМГ.

Несмотря на то, что вес боевого заряда противотанковой мины за время войны и послевоенное время вырос с 2 кг до 10 кг и даже больше, противогусеничная мина редко выводит танк из строя полностью. Чаще страдает только ходовая часть, которую можно восстановить. Это обстоятельство, а также успехи развития противоминных средств (минные тралы) повлекли за собой развитие противоднищевых мин. Эти мины уничтожают танк, а не просто временно выводят его из строя. Да и заряд взрывчатки может быть значительно меньше – ведь от него требуется лишь пробить весьма тонкую броню днища.

И все же оставалась общая для всех мин «ахиллесова пята»: мина находится на минном поле, а ее датчики цели – устройства, обнаруживающие танк и выдающие команду на подрыв мины, – устанавливаются либо на самой мине, либо рядом с ней. Между тем были созданы новые минные тралы, которые заставляли мины срабатывать, не дожидаясь приближения танка. Причем делать такие тралы проще, чем устройства против нажимных противогусеничных мин. Если датчик цели противоднищевой мины представляет собой штырь, торчащий из земли, то достаточно растянуть между катками трала цепь, чтобы она заставила мину взорваться преждевременно. Еще проще обмануть чудо минно-взрывной техники второй половины XX века – магнитные взрыватели. Достаточно прикрепить на лобовую броню танка пару индукционных катушек, питающихся от бортовой электросети, и они создадут перед танком магнитное поле, которое заставит мину взорваться преждевременно.

Атака с фланга

Создателям мин пришлось снова обратить свой взор на борта танка, тем более, что уже существовали очень эффективные ручные противотанковые гранатометы. Оставалось лишь оснастить их соответствующими датчиками цели, которые реагировали бы на танк и выдавали команду на выстрел гранатомета. Именно так устроены советская мина ТМ-73, американские М24 и М66, английская Adder. Подобная схема снимала необходимость расположения противотанковой мины на минном поле. Мину (гранатомет) можно установить в стороне, на расстоянии до 200 м от минного поля. Стандартом стало оснащение мины двумя датчиками цели. Первый – сейсмический, или геофонный – обнаруживал приближение танка по волнам сотрясения или по звуковым волнам, расходящимся в земле. Второй датчик цели, который включался по команде первого датчика, – инфракрасный, засекающий танк по теплу двигателя. Системе управления мины оставалось лишь определить самый выгодный момент и выдать команду на выстрел гранатомета.

И все же противобортовые мины имеют ряд существенных недостатков. Прежде всего, сам выстрел гранатомета еще не означает обязательного поражения танка. Гранату может снести с курса ветер, скорость движения танка может оказаться слишком большой или слишком маленькой. Граната может пролететь позади или впереди танка и своей задачи не выполнить. К тому же мины приходится маскировать, да еще заботиться о том, чтобы на пути полета гранаты не оказалось помех (кустарник, высокая трава, различные предметы), которые могут сбить гранату с курса либо привести к ее преждевременному взрыву. Понятно, что ставить такую мину возможно только вручную.

Эти недостатки удалось частично преодолеть, заменив гранату ударным ядром (так, например, сделано в советской противобортовой мине ТМ-83). Скорость полета ударного ядра сверхзвуковая, на его полет не влияют метеоусловия и мелкие помехи в виде травы или кустарника.

Но ведь танк может поехать не по тому направлению, на которое рассчитывали минеры. Что же далать? Взоры конструкторов противотанковых мин обратились… к небу. Вот идеальное место для размещения мин! Проекция танка сверху самая большая. Броня крыши самая тонкая. Тепловое излучение двигателя – самое стабильное. Значит, лучше всего и проще всего поражать танк сверху.

Но долго держать мину в небе невозможно, а ведь порой ей приходится ждать своего часа месяцами. Значит, ее нужно разместить в земле. В земле, но поражает сверху? Парадокс?

Мина сверху
Советская противобортовая мина ТМ-83 стреляет по танку сбоку ударным ядром

Хищный шершень

По-видимому, первым образцом такой мины следует считать американскую мину WAM M93 Hornet («Шершень»). Разработка ее началась еще в 1986 году. Поскольку предполагалось разработать четыре варианта этой мины и характер ее действия по цели сильно отличался от всех ранее известных, они были объединены общим названием Family of Wide Area Munitions (WAM), в примерном переводе на русский – «Семейство боеприпасов, имеющих значительную зону контроля».

Первый член семейства – HE-WAM. Это мина, устанавливаемая и приводимая в боевое положение вручную. Обратный перевод в безопасное положение не предусмотрен, но мина имеет систему самоликвидации.

HE-Hornet PIP#1 – усовершенствованная, более дорогая версия: эту мину можно переключать в безопасное положение с помощью радиопульта и переустанавливать. Вариант третий – HE-Hornet PIP#2 – способна обнаруживать не только танки, но и легкие колесные машины. И наконец четвертый – DA-Hornet: эту мину можно устанавливать с помощью ракет или самолетов. Время боевой работы мины, весящей около 16 кг, – до 30 дней, после чего она самоликвидируется.

Идея использовать такие мины заманчива, поскольку поражение танка гарантировано. Но, начав работу над миной еще в 1986 году, американцы смогли довести ее до конца только в 1997 году. Испытания, проведенные в сентябре 1997 года на полигоне в Аризоне, показали, что все далеко не так радужно – из шести мин только три среагировали на танк Т-72, лишь одна из них поразила цель. Дальнейшие испытания выявили значительное влияние на боевую работу мин низких и высоких температур, сильного ветра (более 5 м/с), снегопада, дождя, задымленности или запыленности.

Налогоплательщикам разработка и изготовление первой партии этих мин обойдется в $800 млн. Причем, невзирая на почти полный провал испытаний, планируется закупить 15 259 мин (одна штука стоит около $52 400). По состоянию на конец 2005 года программа испытаний так и не окончена, однако уже в июне 1999-го в американском Полевом Уставе FM 20-32 эта мина фигурировала как боеприпас, состоящий на вооружении армии США.

Русская версия

А что же Россия? Наши конструкторы тоже работают над идеей поражения танков противника сверху, но они пошли по иному пути, найдя, как любят говорить политики, «асимметричный ответ». Российская армия сегодня не в состоянии закупать мины по $52 000 за штуку и даже оплачивать их разработку. Однако «голь на выдумки хитра» – поэтому было найдено простое, остроумное и дешевое решение.

На международной выставке технических средств обороны и защиты (Russian Defense Expo-2001), проводившейся в июле 2001 года на полигоне «Старатель» Нижне-Тагильского института испытания металлов, московский научно-исследовательский машиностроительный институт НИМИ показал боеприпас подобного назначения, который официально именовался «Инженерный боеприпас с кассетной боевой частью для поражения групп живой силы и легкобронированной техники М-225».

М-225 снабжена комбинированным датчиком цели, включающим в себя сейсмический, магнитный и тепловой датчики. Если мина находится в режиме боевого дежурства, то при вторжении цели в зону обнаружения (радиус 150–250 м) датчики информируют пульт управления о характере объекта (человек, машина), количестве целей, скорости и направлении движения, расстоянии до зоны поражения. Пульт управления обрабатывает поступающие сигналы и выдает оператору рекомендации: целесообразен ли подрыв мин, какие именно мины из стоящих на боевом дежурстве целесообразно взорвать, сколько мин, находящихся в пассивном режиме, целесообразно перевести в режим боевого дежурства. Если цели находятся одновременно в зонах поражения нескольких мин, то выдаются рекомендации, какую именно из них следует взорвать.
Интересно, что этот боеприпас, по сути являясь противопехотной/противотранспортной миной, не подпадает под юрисдикцию ни Оттавской конвенции, ни Протокола II-й Женевской конвенции. В его названии нет слова «мина» (это «инженерный боеприпас»). К тому же, согласно Статье 2 Оттавской конвенции, «‘мина’ означает боеприпас, предназначенный для установки под землей, на земле или вблизи поверхности земли или другой поверхности и для взрыва от присутствия, близости или непосредственного воздействия человека или движущегося средства». А эта мина взрывается лишь по команде оператора – так что ее можно считать
артиллерийским орудием – скажем, «стационарной мортирой калибра 600 мм». Кстати, ее очень легко сделать неуправляемой. Достаточно отказаться от пульта управления и оператора и присоединить к ней блок управления комплекта противопехотных мин «Охота» (или даже простейший взрыватель МУВ с натяжной проволочкой) и перекусить пару проводочков в блоке датчиков. С этим справится любой саперный сержант.

Мины: расцвет или закат?

В наши дни повторяется ситуация, имевшая место перед Второй мировой. Тогда мины как оружие недооценивались, им не уделялось никакого внимания, и уже в ходе войны в пожарном порядке приходилось срочно разрабатывать приемлемые образцы мин, поспешно обучать личный состав, и при этом нести большие потери из-за неспособности прикрыть свои позиции этим нехитрым, но очень эффективным оружием.

Заставит ли современное развитие военной техники и, в частности, наличие высокоточных крылатых ракет и управляемых артиллерийских снарядов отказаться от мин? Едва ли.

«... Будущие сражения – это высокие скорости, большие территории, но относительно немногочисленные армии, – пишет английский военный историк Майк Кролл. – Способность мин быстро блокировать территории и уничтожать врага с небольшими финансовыми и трудовыми затратами будет решающей в обороне.

Роль мин будет расширена до такой степени, что ее изначальная форма будет едва распознаваема. Больше не требуется, чтобы жертва активизировала мину физически; мина сама отыщет свою цель – танк, вертолет, возможно, даже реактивный самолет или спутник – и развернет в ее сторону свою смертельную боеголовку. Современная электроника и новые методы поиска целей могут увеличить эффективность мин. Технические возможности мин будущего будут ограничены только дьявольской изобретательностью человека».
Автор: Юрий Веремеев
Первоисточник: http://www.popmech.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. профессор 7 февраля 2013 08:55
    По-видимому, первым образцом такой мины следует считать американскую мину WAM M93 Hornet («Шершень»).

    1. beard999 7 февраля 2013 17:37
      Цитата: профессор
      первым образцом такой мины следует считать американскую мину WAM M93

      Если она принята на вооружение. С M93 так и не ясно, была поставка серийной партии в войска или нет. http://mines.h1.ru/m93.html . А так российская противокрышевая «Клещ» (в экспортном исполнении «Темп-30»), создана уже лет 15 назад (во всяком случае ГкНИПАС ее по выставкам таскает с конца 90-х гг.).
      beard999
  2. Mikhado 7 февраля 2013 09:19
    Чего-то так и не въехал, чем наша противокрышевая мина 225 отличается от натовских, тем, что живой оператор "дешевле"?? И столько лет не слышно ничего, явно что-то "не влетело" в обоих смыслах.
  3. Iraclius 7 февраля 2013 09:46
    Тоже не понял, как работает наш инженерный боеприпас. Куча датчиков, а решение на подрыв принимает оператор. request
    Ну а так - спасибо за статью, познавательно. От мин и фугасов ещё не скоро откажутся. Фотографии разрушенных от подрыва СМУ танков говорят очень красноречиво.
  4. viruskvartirus 7 февраля 2013 12:50
    http://mines.h1.ru/m-225.html вот почитайте
    принципиальное отличие
  5. Мимопроходящий 8 февраля 2013 00:09
    Статья ниочем. Ноль конкретной информации.
    Мимопроходящий
  6. hiterbober_ 20 февраля 2013 06:33
    так я что то не понял,для каждой нашей мины нужен оператор?
    hiterbober_

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня