Не бывало крепости крепче... Часть 2

Везувий пламень изрыгает,
Столб огненный во тьме стоит,
Багрово зарево зияет,
Дым чёрный клубом вверх летит.

Бледнеет Понт, ревёт гром ярый,
Ударам вслед гремят удары,
Дрожит земля, дождь искр течёт,
Клокочут реки рдяной лавы, -
О, Росс! Таков твой образ славы,
Что зрел под Измаилом свет.

Г. Державин. «Ода на взятие Измаила»

Штурм

1-й этап. Артиллерийский обстрел крепости дал хорошие результаты, несмотря на нехватку боеприпасов. В большинстве мест русские артиллеристы смогли значительно ослабить вражеские батареи. Крепость была сильно повреждена, начались пожары. Правда, не обошлось и без потерь, турецким огнём была уничтожена бригантина «Константин», погибло 62 человека.

В 3 часа ночи в небо взвилась первая сигнальная ракета, колонны были выстроены согласно диспозиции. Одновременно начали движение корабли флотилии. В 5 часов 30 минут пошла вторая сигнальная ракета, и войска в полном молчании начали движение. Было ещё темно, к тому же видимость затруднял предутренний туман, это скрывало от турок движение русской армии. В 6 часов 30 минут третья ракета известила о начале наступления. Штурм не был для противника внезапным, его ждали. С валов открыли ожесточённый пушечно-ружейный огонь, который усиливался по мере прибытия отдыхавших подразделений. Впоследствии выяснилось, что турецкое командование узнало о генеральном штурме от нескольких перебежчиков. Однако потеря внезапности уже ничего не могла изменить.

Первыми прорвали оборону противника солдаты 2-й колонны Ласси. Стрелки сильным огнём отогнали врагов от кромки вала. Стрелки и екатеринославские егеря под началом премьер-майора Леонтия Неклюдова штыками проложили себе путь через янычар. Храбрый командир получил тяжёлое ранение. Прорвавшись на вал, солдаты 2-й колонны начали очищать пространство, двигаясь влево.

Успех сопутствовал и 1-й колонне Львова. Командир вывел свои войска к самому берегу, солдаты пробились через палисад, который был уже повреждён артиллерийским огнём, и ворвались внутрь крепостных укреплений. Турки вели сильный огонь с Табии, но русская артиллерия перед штурмом повредила часть пушек, поэтому эффективность стрельбы упала. Русские солдаты уже в самом начале штурма захватили несколько вражеских батарей на речном берегу. Турки значительной массой вышли из Табии и «ударили в сабли и ятаганы», пытаясь опрокинуть прорвавшегося противника. Однако русские солдаты во главе со Львовым ударили в штыки и загнали врага внутрь башни. В яростном бою с отборной пехотой противника получили ранения Львов и его помощник полковник Лобанов-Ростовский. Командование пришлось взять на себя командиру Фанагорийского полка полковнику Василию Золотухину. Полковник повёл солдат к Бросским воротам и в новой рукопашной схватке очистил их от турок. Воины стали разбирать завал из бревен, земли, камней, чтобы открыть ворота для кавалерии. Вскоре ворота были освобождены от завала, мост восстановлен и в город ворвались 3 эскадрона русской кавалерии. В это время янычары продолжали держать оборону в Табии. Полковник Золотухин не стал дробить силы и терять время штурмуя Табию, он объединив 1-ю и 2-ю колонны, повёл их вдоль крепостного вала. Юго-западный фас стены был очищен от турецких войск.

Не бывало крепости крепче... Часть 2


Почти одновременно прорвалась в крепость 6-я колонна Кутузова. Бугские егеря в первом же приступе захватили один из бастионов Новой крепости. В этом бою погиб помощник Кутузова бригадир Иван Рибопьер. На этом направлении турецкие войска быстро получили большие подкрепления – командующий направил на защиту Новой крепости значительную часть своего резерва. Турки пытались выбить русских егерей. Русские солдаты, отбивая ожесточённые контратаки противника, не могли двигаться к соседним укреплениям. Кутузову пришлось бросить в бой свой резерв – батальоны Херсонского гренадерского полка, кроме 200 человек, которые обороняли занятый участок рва на случай вражеской вылазки. Гренадёры опрокинули атаковавших бастион турок и спешенных татар. 6-я колонна начала очищать вал южнее Килийских ворот. Успех 1-й, 2-й и 6-й колонн позволил заложить основание для победы. Русские войска захватили участки внешних укреплений, которые примыкали к Дунаю.

Удача сопутствовала и войскам де Рибаса. Десантные колонны высаженные Дунайской флотилией действовали успешно. Несмотря на темноту и огонь вражеских батарей, десанты были высажены внутри крепости. В рукопашном бою были захвачены турецкие береговые батареи и позиции пехоты. В результате к рассвету 11 (22) декабря русские войска захватили всю приречную часть города и закрепились на ней, готовясь ко второму этапу наступательной операции.


Другие колонны при штурме вражеских укреплений столкнулись с более серьёзными препятствиями. 3-я ударная колонна Мекноба в темноте заплутала и неожиданно для себя вышла к наиболее мощной части турецких укреплений – Измаильской цитадели. Ров здесь был глубже, а стены выше. Лифляндским егерям пришлось связывать по две штурмовые лестницы, чтобы дотянуться до кромки бастиона. Неся большие потери под сильным вражеским огнём, русские воины всё же смогли прорваться на вал. На валу им пришлось отразить несколько контратак, здесь турецкие солдаты проявили большое упорство. Отбив натиск врага, егеря стали медленно продвигаться. Только после того, как в бой ввели резерв, колонне удалось окончательно захватить бастион. Мекноб получил тяжёлое ранение в ногу и передал командование командиру Троицкого пехотного полка полковнику Александру Хвостову. Все батальонные командиры егерей были тяжело ранены.

Ещё в более тяжёлом положении оказались 4-я и 5-я колонны Орлова и Платова. 4-я колонна Орлова с ходу ворвалась на бастион Бендерских ворот. Однако тут турки решились на вылазку. Ворота неожиданно распахнулись и оттуда хлынули янычары. Положение донских казаков стало критическим, часть воинов билась на валу, другим пришлось отбивать натиск элитной вражеской пехоты. И это с учётом слабого вооружения казаков. Трудно сказать, как могло повернуться дело, если бы в эту минуту подполковник Иван Греков и премьер-майор Иван Иловайский, не встали в первые ряды и возглавили отпор врагу. После жестокого боя, турки были разбиты и отступили. Ситуация могла сложиться иначе, если бы турецкое командование бросило в бой ещё несколько тысяч бойцов из резерва. Суворов, получив известие, что продвижение 4-й колонны замедлилось, направил к Орлову из резерва подкрепление – Воронежский гусарский полк, и два эскадрона Северского карабинерного полка. Затем пришлось на это направление бросить все конные резервы Самойлова и Донской казачий полк из общего резерва армии. Прибытие таких сил позволило 4-й колонне закрепить за собой бастион и пробить дорогу к 3-й колонне. Вместе 3-я и 4-я колонны приступили к зачистке северного фаса измаильских укреплений.

5-я колонна Платова под обстрелом противника дошли до рва и тут столкнулись с неожиданным препятствием – ров был запружен из протекавшего здесь ручья. Платов бросился в ледяную воду, за ним последовали другие. Казаки доплыли до основания вала и приставили штурмовые лестницы. Под обстрелом противника казаки поднялись на стены. После ожесточённого боя, они смогли захватить участок вала. Затем они соединились с силами Кутузова и начали очищать от противника стену. Находившийся вместе с казаками генерал Безбородко получил тяжёлое ранение и вышел из строя.

Таким образом, после почти часа жестокого боя, вся внешняя система турецких укреплений была в руках суворовских «чудо-богатырей». Первый этап операции был успешно завершён. Некоторое время потребовалось на перегруппировку сил, восстановление порядка в перемешавшихся частях, замену выбывших командиров.



2-й этап. Суворов ввел в город остатки своей кавалерии, часть кавалеристов была спешена. Для поддержки войск в город направили 20 орудийных расчётов полковой артиллерии. Эти пушки сыграли большую роль, расчищая улицы картечью. Турецкий гарнизон к этому времени остался практически без артиллерийской поддержки, береговые батареи и пушки на валах и бастионах были уничтожены или захвачены. Турки не собирались сдаваться, помня о приказе султана – сдавшимся в плен солдатам была обещана смерть. Они сопротивлялись ожесточённо, но были плохо организованы. Довольно ещё значительные турецко-татарские войска были разделены на несколько очагов сопротивления, которые можно было уничтожать по отдельности. Видимо, сераскир Айдозле Мехмет-паша уже потерял большую часть систему управления. Оборону в узлах сопротивления (обычно в больших каменных постройках) возглавляли командиры, паши, «чиновники».

Единственной серьёзной попыткой контрнаступления была атака нескольких тысяч турок и спешенных татар под началом Каплан-Гирея. Татарский «царевич» попытался сбросить русские десантные отряды в реку. Противник прорвался в районе Килийских ворот, но Суворов ввёл в бой егерей и они быстро оттеснили и блокировали противника в прибрежных плавнях. Дальше уже больше был не бой, а бойня. Русские штыки оказались лучше татарских и турецких сабель. Суворовские «богатыри» действовали профессионально и жестоко. Татары и турки, стоя по колено, а то и по пояс в воде и грязи бились отчаянно, но не имели никаких шансов выжить, их перебили всех до единого. Погиб и храбрый Каплан Гирей с пятью сыновьями.

Русские штурмовые колонны наступали по сходящимся направлениям к центру города. Город в ряде мест горел. По Измаилу метались горожане, тысячи обезумевших лошадей. Многие люди просто погибли под копытами лошадей. С 7 до 11 часов в городе шёл ожесточённый бой. Русская пехота, казаки и спешенная кавалерия залпами и короткими штыковыми ударами раз за разом опрокидывали толпы противника, захватывали его опорные пункты. Артиллерийские расчёты поддерживали наступающих картечным огнём, расстреливая врага почти в упор. К полудню сражение окончательно распалось на ряд немногочисленных очагов. В это время Суворов ввел в бой последние резервы. Колонна Ласси первой вышла к центру города и уничтожила здесь крупный татарский отряд. Некоторые каменные строения пришлось брать с помощью штурмовых лестниц, как бастионы.

Последними турецкими опорными пунктами были большая городская мечеть, два караван-сарая и Табия. К двум часам дня все колонны пробились в центр города. Последние очаги сопротивления были сломлены к вечеру, когда остатки гарнизона, осознав бессмысленность дальнейшего сопротивления, начали сдаваться в плен. Среди пленных было очень много раненых. Сераскир Айдозле Мехмет-паша со свитой и с тысячей янычар засел в одном из каменных строений в районе Хотинских ворот. Полковник Золотухин предложил ему капитулировать. Турки согласились и начали складывать оружие, в это время один их мусульман-фанатиков выстрелом из пистолета убил одного русского офицера. Разгневанные гренадеры, опьянённые боем, немедленно ответили и перекололи все турок, включая их командующего. Так погиб один из самых прославленных полководцев Блистательной Порты.

Вечером капитулировали турки засевшие в мечети и 250 янычар во главе с Мухафиз-пашой, защитники Табии. В караван-сараях (ханах) десантники пленили почти 4 тыс. защитников крепости. Сражение за Измаил завершилось блестящей победой русского оружия. Из гарнизона спасся только один воин – он смог незамеченным переплыть Дунай, держась за бревно и сообщить командованию страшную весть о падении Измаила.


Фрагмент диорамы «Штурм Измаила». Измаильский исторический музей А.В.Суворова.

Итоги

- Турецко-татарский гарнизон был уничтожен: только убитыми противник потерял более 26 тыс. человек, пленными взяли 9 тыс. человек (вскоре от тяжёлых ран умерло ещё 2 тыс. человек). В числе убитых было 4 турецких паши, 6 крымско-татарских «султанов». Было захвачено значительное количество военного имущества: 265 пушек, до 3 тыс. пудов пороху, 20 тыс. ядер и множество других боеприпасов, оружия и до 350 знамен, 8 лансонов, 12 паромов, 22 легких судна. Захвачено много продовольствия, по оценке Суворова, хватало ещё на месяц осады. Захвачена добыча на сумму более 1 млн. рублей.

Выживших пленных, после того как они очистили город от турецких трупов (их было так много, что их велели просто бросать в Дунай, работа по «захоронению» шла шесть дней), перевели в город Николаев на Буге и до конца войны использовали в различных работах. Гражданских лиц отпустили во владения Турции.

- Потери русской армии были меньше вражеских, точных сведений о них нет. По данным А. Ф. Петрушевского погибло около 4 тыс. человек, 6 тыс. было ранено. Историк «екатерининских войн» А. Н. Петров сообщает о 1815 погибших непосредственно при штурме и 2400 раненых. Данные исследователя И. И. Ростунова примерно такие же – 1815 убитых, 2445 раненых. Согласно реляции Потёмкина: 1879 погибло, 2703 было ранено. Очень большие потери понёс офицерский корпус – из 650 командиров было убито и ранено 400 человек. Это объясняется тем, что в то время русские офицеры шли впереди подчинённых, лично участвуя в рукопашных боях. Противником была потоплена одна бригантина.


8 – Офицерский крест и солдатская медаль за участие в штурме Измаила в декабре 1790 года. 9 – Нагрудный офицерский знак Фанагорийского гренадерского полка с изображением Измаильского креста.

- Захват Измаила имел большое стратегическое значение, т. к. Османская империя больше не могла затягивать войну. Турки потерпели ещё ряд поражений, и Стамбулу пришлось в декабре 1791 года подписать мирный договор (Ясский мирный договор).

- Штурм Измаила был вершиной русского военного искусства того времени, торжеством суворовской «Науки побеждать». Сам Александр Суворов говорил, что на такой приступ можно «пускаться только раз в жизни». Измаил навечно останется в памяти русских, как одна из самых блистательных побед русской армии.


А. Русин. Въезд А.В. Суворова в Измаил.
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Не бывало крепости крепче...
Не бывало крепости крепче... Часть 2
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти