Россия сталкивает лбами Евросоюз с Азиатскими Тиграми?

В последней декаде уходящего года в России произошло знаменательное событие в сфере экономики. Событие это – запуск второй линии нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». В мероприятии в режиме видеоконференции участие принял президент Владимир Путин. Проект носит название «ВСТО-2» и соединяет трубой для перекачивания нефти амурский транспортный узел Сковородино и приморский нефтяной порт Козьмино. Протяженность новой ветки составляет более 2-х тысяч километров и позволит доставлять нефть от восточносибирских месторождений непосредственно к тихоокеанским берегам, где нефтеналивные танкеры уже стоят на изготовке и ждут загрузки углеводородами для транспортировки в страны АТЭС.

Можно, конечно, начинать посыпать голову и пеплом и говорить, что вот, дескать, очередное детище сырьевой экономики; мол, передовые страны давно переходят на инновационную производящую высокотехнологичный продукт экономическую систему, а мы тут все трубы кладем… С одной стороны, сырьевой приоритет российской экономики проявился и при реализации проекта ВСТО-2, но, вместе с тем, этот проект, как и первая ветка нефтепровода для восточносибирского и дальневосточного регионов вполне можно называть позитивным явлением. Ведь прокладка многокилометровой артерии для перегонки нефти марки EPSO, которая, по оценкам специалистов, имеет более высокое качество, чем нефть из недр стран Персидского залива, автоматически вызывает развитие инфраструктуры. А с инфраструктурой в упомянутых регионах всё совсем не безоблачно…


Можно сколько угодно иронизировать над тем, что Россия в очередной раз наступает на одни и те же сырьевые грабли, но если эти грабли позволяют сотни тысяч человек обеспечивать стабильной работой и доходом, то отказаться от них в условиях периодически проявляющегося экономического кризиса было бы просто безосновательно. Не нужно забывать, что в последнее время активно говорят о развитии Дальнего Востока. А что плохого в том, что здесь появляется нефтяная транспортная сеть, от интенсивности эксплуатации которой зависит уровень инвестиций в регион, а значит, и благополучие всего региона.

Перед тем, как поразмышлять над тем, есть ли еще какие-либо плюсы у новой нефтяной линии Сковородино-Козьмино кроме увеличения числа рабочих мест в регионе, стоит коснуться истории всего проекта ВСТО. А история этого проекта родилась вовсе даже не вчера.
Еще с конца 70-х годов, когда мир испытывал самый настоящий нефтяной бум, а цены на «черное золото» неожиданно для многих подскочили в разы, в Москве начали вынашивать план по строительству нефтяной ветки в сторону Тихого океана. В то время понятия «мощная китайская экономика» еще не существовало, зато в регионе выделялась другая экономика – экономика Страны Восходящего Солнца. Планировалось танкерами отправлять поставленную к советским портам Тихого океана нефть в Японию и некоторые другие страны (Китай также рассматривался как один из вариантов, но, судя по всему, далеко не приоритетный). Однако Советский Союз так и не смог реализовать столь амбициозный проект, который бы открыл ворота в Восточную Азию и снабдил бы бюджет страны существенными пополнениями.

Но после распада СССР проект не был похоронен окончательно. Российский бизнес, который хотя и находился в зачаточном состоянии, но уже многое понимал о том, откуда можно извлекать существенную прибыль, стал продвигать проект по строительству нефтепровода, способного соединить восточносибирские месторождения с портами Тихого океана и городами на российско-китайской границе.

Эстафетную палочку продвижения нефтепровода ухватил «ЮКОС» Михаила Ходорковского, который (Ходорковский) заметил процесс бурного роста китайской экономики и спрогнозировал, что уже через несколько лет Китаю может потребоваться в разы больше нефти, чем на момент конца 90-х. Исходя из таких прогнозов, Ходорковский решил заручиться поддержкой китайской стороны в лице руководства госкомпании China Nation Petroleum Corporation (CNPC). Первые переговоры по вопросу строительства ветки нефтепровода, тянущейся от месторождений Восточной Сибири до приамурских городов Китая, были проведены в 1999, а уже через пару лет было подписано соглашение о прокладывании трубы от Ангарска до Дацина. Подписи под соглашением образца 2001 года поставили: с китайской стороны - председатель Поднебесной Цзянь Цзэминь, а со стороны Российской Федерации – председатель Правительства господин Касьянов.

Насколько точно выполнялось с финансовой точки зрения соглашение между Россией и Китаем в дальнейшем – это уже вопрос для другого материала. Но… Зато соглашение между Москвой и Пекином открыло другую страницу в региональной геополитике, несколько взбудоражив Токио. Ведь в Японии прекрасно знали еще о планах СССР по созданию нефтетранспортной системы в сторону портов Тихого океана. В 2002-2003 годах между Китаем и Японией разыгралась самая настоящая борьба за российскую нефть, ведь обе страны для развития своих экономик остро нуждались в энергетических ресурсах, которые можно было получить из России.

По понятным причинам, такая схватка между Пекином и Токио была только на руку России. В качестве «жеста доброй воли» в 2002 году в Москве предложили строить нефтепровод не только из Ангарска в Дацин, но и в Находку. Там поставленную нефть должны по плану встречать танкеры и в солидных объемах перегонять в Японию. Японские власти были удовлетворены таким решением и поставили свои подписи под проектом, подразумевавшим крупные инвестиции.

В конечном итоге проект трансформировался в ВСТО, согласно которому исходный пункт по целому ряду причин (в том числе и в связи с природоохранными вопросами по озеру Байкал) был компанией «Транснефть» перенесен в город Тайшет, и 31 декабря 2004 года по распоряжению Кабинета министров РФ началось проектировании и сооружение двух веток: Тайшет-Сковородино и Сковородино – бухта Казьмина (порт на Тихом океане).

Как только распоряжение о начале разработок и строительства было подписано, в процесс решил вклиниться и игрок, которого здесь вообще никто не ожидал увидеть. Этим игроком, причем недовольным игроком, оказался Европейский Союз. Казалось бы, причем тут дальневосточный регион и Брюссель, но, как оказалось, очень даже причем… Политиков ЕС очень насторожил тот факт, что Россия собирается развернуть свою сырьевую машину в другом направлении. Очевидно, к 2004 года Европа уже свыклась с мыслью о том, что именно она является главным потребителем российских углеводородов, а потому может считать российские запасы нефти в Сибири чуть ли ни своими… Однако Москва сделала шаг, которым показала, что в современном изменчивом мире нужно искать и альтернативных потребителей.

Как только такие потребители в лице целого ряда государств АТЭС были определены, европейцы не на шутку забеспокоились. По их мнению, российской нефти, в случае начала её экспорта в Китай и Японию, может не хватить матушке-Европе. Мол, Россия не ведет разработок новых месторождений, а если и ведет, то слишком медленно для загрузки нефтепроводов как западного, так и восточного направлений.

Однако Россия сегодня доказывает, что и нефти достаточно, разработки проведены своевременно, и трубы можно строить в каких угодно направлениях. И самое-то интересное, что после ввода обеих веток (ВСТО-1 и ВСТО-2) Россия получает рычаги определенного контроля над своими соседями. Ведь кто-то говорит, что только лишь Российская Федерация находится в мощнейшей сырьевой зависимости. Так ли? А разве те, кому мы нефть экспортируем, в этой зависимости не находятся?..
Да тот же Китай уже сейчас вынужден строить гигантские подземные хранилища, которые смогут позволить ему пережить пару-тройку месяцев самого масштабного финансового и энергетического кризиса. А что потом?.. В России же такие хранилища имеются от природы, и глупо заявлять, что это не дает России инструментов для стабилизации собственной экономики и средств для более, скажем так, эффективного диалога с партнерами.

Те же страны АТЭС, которые двумя руками поддержали российский проект ВСТО-2, сегодня, хотят они того или нет, попадают в весьма прочную сырьевую зависимость от Москвы. Чем ни стратегия решения геополитических задач? Ведь сегодня любое государство в мире готово использовать те силы и средства для борьбы за место под солнцем, какие у них есть. У американцев есть доллар… Пусть хлипкий, шатающийся, но являющийся главной резервной валютой… И с помощью этого хлипкого доллара в зависимости перед США находятся десятки государств.


А у России есть природные энергоресурсы. И это, надо признать, гораздо более существенный инструмент для «делового разговора» как сейчас, так и в будущем, нежели безумными темпами печатаемые серо-зеленые бумажные прямоугольники. Так если ресурсы с каждый годом имеют больший вес, то почему с их помощью не пытаться достигать своих геополитических и экономических целей. Тот случай, когда можно погнаться за двумя зайцами, и добыть обоих…

P.S. Китай заявляет, что готов покупать у России втрое большие объемы нефти, чем те, которые Россия реализует в Поднебесную сегодня. Контракты на поставку сырой нефти с Россией подписали Тайвань, Южная Корея, Малайзия, США, Филиппины и другие страны азиатско-тихоокеанского региона.

Помимо продажи нефти, пришедшей в Приморье по ВСТО-2, за рубеж, реализуется проект нефтеперерабатывающего завода под Владивостоком, который (НПЗ) будет выпускать топливо высокого качества для внутренних потребителей.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

65 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти