Пример действий стрелкового взвода в наступлении

Пример действий стрелкового взвода в наступленииВзвод в наступлении

Организация и ведение наступательного боя стрелкового взвода на высоту
(Пример 8)


В январе 1944 года наши войска проводили наступательную операцию в районе Новосокольники. Вечером 15 января 1-я стрелковая рота 155-го гвардейского стрелкового полка 52-й гвардейской стрелковой дивизии получила задачу — ранним утром 19 января затемно прорвать передний край обороны противника, овладеть высотой 241,2 и с рассветом обеспечить ввод в бой главных сил полка.


Командир роты, старший лейтенант Урасов, решил для овладения высотой построить боевой порядок взводов в линию: на правом фланге — 3-й стрелковый взвод, в центре — 2-й стрелковый взвод и на левом фланге — 1-й стрелковый взвод под командованием младшего лейтенанта Смирнова.

С утра 16 января после проведения рекогносцировки командир стрелковой роты поставил стрелковому взводу младшего лейтенанта Смирнова задачу — уничтожить противника на юго-западных склонах высоты 241,2 и, выйдя на ее северо-западные скаты, закрепиться на них и обеспечить ввод в бой главных сил левофлангового батальона полка.

Взвод усиливался одним станковым пулеметом, отделением саперов и тремя разведчиками-проводниками.

Для обеспечения боевых действий взвода планировалось провести 15-минутный артиллерийский огневой налет. Четыре 45-мм орудия, установленные на прямую наводку, минометный взвод и две артиллерийские батареи, [58] выделенные для поддержки наступления взвода, должны были уничтожить огневые точки противника и сопровождать наступающую пехоту взвода до тех пор, пока она полностью не овладеет западной частью высоты.

2-й стрелковый взвод, наступавший правее, получил задачу овладеть центральной частью высоты.

Западную часть высоты 241,2 обороняло до усиленного взвода пехоты противника. Оборона противника была хорошо подготовлена в инженерном отношении. Она имела развитую систему траншей и ходов сообщения, огневые точки, инженерные сооружения и заграждения. Первая траншея проходила по южным скатам высоты в 250 метрах от наших войск, вторая — ближе к вершине, третья — за обратными скатами высоты. На юго-западных скатах высоты первая траншея поворачивала под углом на север и соединялась со второй и третьей траншеями, представляя собою здесь как бы отсеченную позицию.

Между траншеями было два дзота, две открытые пулеметные площадки и одно 75-мм орудие, выставленное на прямую наводку; за третьей траншеей находились два 81-мм миномета. Перед передним краем обороны имелись проволочные заграждения в три ряда кольев, противотанковые и противопехотные мины. На северных скатах высоты, между второй и третьей траншеями, противник имел землянки, в которых отдыхали пехотинцы.

Местность на переднем крае обороны противника и в ближайшей глубине была открытой. Высота 241,2, господствующая над окружающей местностью, была очень удобной для организации и ведения оборонительного боя. Открытая местность и господствующее положение высоты затрудняло наступление стрелкового взвода.

Была оттепель, по земле стлался туман. Видимость при тумане ночью не превышала 10–12 метров. Рассвет начинался лишь в 8 час. 25 мин.

Получив задачу на наступление, командир 1-го стрелкового взвода произвел расчет времени, имевшегося у него на подготовку к наступлению.

На подготовку к наступлению отводилось почти трое суток. Это время командир взвода распределил так: за [59] день 16 января провести рекогносцировку, принять решение и поставить задачи командирам отделений, организовать взаимодействие во взводе и с артиллеристами и подготовить личный состав к ночным занятиям; в ночь на 17 и 18 января провести ночные занятия взвода по тактической подготовке; в течение всех трех дней — 16, 17 и 18 января — личному составу взвода изучать противника, свою задачу, направление атаки и сигналы целеуказания. Отдых личному составу взвода предоставлялся в дневное время.

Проведя рекогносцировку с командирами отделений и командиром расчета станкового пулемета, командир стрелкового взвода принял решение и поставил задачи командирам отделений и расчету станкового пулемета.

1-му стрелковому отделению приказывалось наступать на правом фланге взвода, атаковать и уничтожить пулемет в первой траншее и овладеть второй траншеей на участке между ходом сообщения, соединяющим первую траншею со второй, и ходом сообщения, соединяющим вторую траншею с землянками. Затем 1-е стрелковое отделение должно было атаковать землянки во взаимодействии со 2-м стрелковым отделением, уничтожить находившуюся в них пехоту, овладеть третьей траншеей на участке севернее землянок, отразить возможные контратаки противника с севера и северо-востока и обеспечить ввод в бой главных сил батальона.

2-му стрелковому отделению было приказано наступать по лощине в центре стрелкового взвода, атаковать и уничтожить дзот между первой и второй траншеями и овладеть второй траншеей на участке между ходом сообщения, соединяющим вторую траншею с землянками, и ходом сообщения, соединяющим первую траншею со второй. Затем 2-му стрелковому отделению предстояло атаковать землянки и во взаимодействии с 1-м стрелковым отделением уничтожить находившуюся в них пехоту, овладеть третьей траншеей на участке левее 1-го стрелкового отделения, отразить контратаки противника с севера и с северо-запада и обеспечить ввод в бой главных сил батальона.

3-му стрелковому отделению было приказано наступать на левом открытом фланге стрелкового взвода, по юго-западным скатам высоты 241,2, атаковать и уничтожить дзот между первой и второй траншеями правее их развилки и овладеть второй траншеей на участке между ходом сообщения, соединяющим первую траншею со второй, и развилкой траншей. После этого отделению необходимо было атаковать орудие между второй и третьей траншеями и уничтожить его расчет, овладеть отсечной траншеей на участке между второй и третьей траншеями, отразить контратаки противника с запада и обеспечить левый фланг стрелкового батальона при вводе его в бой.

Саперному отделению к 5 часам 19 января приказывалось проделать три прохода (из расчета один проход на стрелковое отделение) в инженерных заграждениях противника перед его передним краем обороны на направлениях наступления стрелковых отделений, а с началом их наступления наступать со 2-м и 3-м стрелковыми [61] отделениями, блокировать и взорвать вражеские дзоты.

Расчет станкового пулемета получил задачу наступать на левом фланге 3-го стрелкового отделения, обеспечить его атаку с фронта и с левого фланга, отразить контратаки противника с запада и обеспечить левый фланг стрелкового батальона при вводе его в бой.

Сам командир взвода решил находиться во 2-м (направляющем) отделении.

Затем командир взвода организовал во взводе взаимодействие и управление. При этом он определил: время и порядок выхода стрелковых отделений с исходного положения на рубеж атаки, порядок преодоления инженерных заграждений и движения в атаку, последовательность уничтожения огневых точек противника, порядок ведения огня ручными и станковыми пулеметами, а также смену ими позиций в ходе продвижения стрелковых отделений, порядок целеуказания и сигналы.

Исходное положение стрелковый взвод должен был занять в 7 часов 19 января. Выдвижение стрелковых отделений на рубеж атаки назначалось на 7 час. 30 мин., то есть сразу после того как наша артиллерия начнет огневой налет.

Рубеж атаки стрелковых отделений был назначен перед проволочным заграждением, не доходя 10–15 метров от проделанных в нем проходов.

При движении стрелковых отделений с исходного положения на рубеж атаки саперы обозначали места проходов в инженерных заграждениях противника сигналами карманного фонаря.

Передний край обороны противника стрелковые отделения должны были атаковать одновременно. Во время атаки ручного пулемета и дзотов противника стрелковыми отделениями наши ручные пулеметы обеспечивали атаку 1-го и 2-го отделений со стороны станкового пулемета, а станковый пулемет обеспечивал атаку 3-го стрелкового отделения со стороны орудия противника.

1-е и 2-е стрелковые отделения, овладев второй траншеей, одновременно атаковывали землянки с востока и с запада (с флангов) и уничтожали находившуюся там вражескую пехоту. При этом ручные пулеметы обеспечивали атаку отделений со стороны минометов противника.

3-е стрелковое отделение во время атаки 1-м и 2-м [62] стрелковыми отделениями землянок противника атаковывало вражеское орудие, а станковый пулемет 3-го отделения, заняв позицию во второй траншее, поддерживал атаку своего отделения.

Во время атаки стрелковых отделений расчеты ручных пулеметов передвигаются в цепи отделений и ведут огонь на ходу. В случае, если противник окажет сильное сопротивление, им приказывалось двигаться по рубежам, занимая позиции для ведения огня.

Расчет станкового пулемета должен был следовать по рубежам по мере продвижения 3-го стрелкового отделения в 30–40 метрах за его цепью. Причем как ручные, так и станковый пулеметы передвигались с одного рубежа на другой только после того, как стрелковые отделения при поддержке огня пулеметов пройдут вперед на 30–40 метров.

Для управления отделениями командир взвода назначил звуковые и световые сигналы.

Во второй половине дня 18 января командир взвода организовал взаимодействие с артиллерией. Оно заключалось в согласовании действий взвода и артиллерии в ходе наступления и установлении сигналов взаимодействия.

С началом атаки стрелкового взвода 1-е отделение подавало сигнал 45-мм орудию, ведущему огонь по ручному пулемету противника, о переносе огня на станковый пулемет. Огонь из орудий по огневым точкам должен был вестись до тех пор, пока стрелковый взвод не овладеет первой траншеей противника.

2-е и 3-е стрелковые отделения, ворвавшись в первую траншею, сразу же подавали сигнал 45-мм орудиям, ведущим огонь по дзотам противника, о переносе огня на вражеское орудие, находившееся между второй и третьей траншеями.

Две артиллерийские батареи и минометный взвод в это время должны вести огонь с закрытых огневых позиций по землянкам, орудию и минометам противника. Как только стрелковый взвод овладеет второй траншеей, командир взвода подает сигнал артиллерии о переносе огня с землянок по минометам. Сигнал о прекращении минометного огня и огня 45-мм орудий по станковому пулемету и орудию противника подают командиры первого и третьего стрелковых отделений.

Подавление вновь появившихся или вновь оживших огневых точек противника возлагалось на артиллерию, которая открывала огонь по сигналам командиров стрелковых отделений.

Сигнал для 45-мм орудий о переносе огня с ручного пулемета на станковый пулемет и с дзотов на орудие противника устанавливался трассирующими пулями. Сигналом для артиллерии, стоявшей на закрытых огневых позициях, о переносе огня с землянок на минометы являлась серия зеленых ракет. Сигналом для минометов и 45-мм орудий о прекращении огня по станковому пулемету и орудию противника служили одиночные зеленые ракеты.

Для подавления и уничтожения вновь появившихся или оживших огневых точек противника устанавливался сигнал — красная ракета в сторону огневой точки.

В тылу участка обороны стрелкового полка была избрана местность, похожая на высоту 241,2, где в течение двух ночей 17 и 18 января взвод обучался штурму опорного пункта. При этом особое внимание обращалось на умение выдерживать направление атаки и высокий темп наступления; умение действовать в цепи отделения; вести огонь по неосвещенным целям, вспышкам и силуэтам, на ходу и с места; определять расстояние до огневых точек по вспышкам и звукам выстрелов, преодолевать заграждения и препятствия; двигаться по азимуту; бесшумно передвигаться на местности; вести рукопашный бой. Большое значение придавалось организации и осуществлению взаимодействия и управления в ходе боя.

В ночь на 19 января стрелковый взвод готовился к атаке. К часу ночи весь личный состав получил белые маскировочные халаты. Оружие было обвернуто белым полотном, станковый пулемет окрашен белой краской и установлен на лыжи.

К 6 час. 45 мин. саперы проделали проходы в инженерных заграждениях. Во взвод прибыли разведчики-проводники. Весь личный состав взвода получил горячую пищу. Артиллерия на закрытых позициях и орудия прямой наводки были готовы к открытию огня по огневым точкам и живой силе противника.

К 7 часам взвод, соблюдая меры маскировки, занял исходное положение для атаки. Было темно. Противник изредка вел ружейно-пулеметный огонь и освещал ракетами впередилежащую местность.

В 7 час. 30 мин. начался огневой налет артиллерии по опорному пункту противника. Налет продолжался 15 минут. Орудия прямой наводки открыли огонь по ручному и станковому пулеметам и дзотам.

Как только начался огневой налет нашей артиллерии, стрелковые отделения приступили к выдвижению с исходного положения на рубеж атаки. Отделения двигались в цепь по направлению к проходам в минном поле и проволочном заграждении. Направляющими в каждом отделении были разведчики-проводники, которые хорошо изучили местность и оборону противника.

Саперы, проделав проходы в минном поле и проволочном заграждении, оставались у них до начала атаки пехоты. Они обозначали места проходов, подавая стрелковым отделениям сигналы карманными фонарями красного цвета.

Не доходя до минного поля, взвод развернулся на рубеже атаки. Заняли позиции ручные и станковый пулеметы. Раздался залп дивизиона реактивной артиллерии. Конец залпа означал окончание огневого налета и начало атаки взвода. Командир 1-го стрелкового отделения подал сигнал 45-мм орудию о переносе огня с ручного пулемета на станковый пулемет противника.

Как только артиллерия перенесла огонь с первой траншеи в глубину обороны, стрелковый взвод стремительно атаковал первую траншею, в которой находилось небольшое число солдат противника. Несмотря на то что наша артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника, вражеские солдаты оставались в укрытиях, предполагая, что огневой налет повторится.

Не дав противнику опомниться, стрелковые отделения ворвались в траншею и уничтожили находившуюся там пехоту. В это время орудия прямой наводки продолжали вести огонь по станковому пулемету и дзотам противника.

Как только отделения овладели первой траншеей, командиры 2-го и 3-го стрелковых отделений подали трассирующими пулями сигналы орудиям прямой наводки перенести огонь с дзотов на орудие противника.

Не задерживаясь в первой траншее, стрелковые отделения продолжали стремительно атаковать дзоты и вторую траншею.

Артиллерия, находившаяся на закрытых огневых позициях, вела в это время сильный огонь по землянкам между второй и третьей траншеями и минометам противника.

Гарнизон правого дзота противника не смог оказать серьезного сопротивления бойцам 2-го стрелкового отделения, так как его пулемет был уничтожен прямыми попаданиями снарядов 45-мм орудия в его амбразуру.

1-е и 2-е стрелковые отделения быстро преодолели расстояние между первой и второй траншеями и овладели второй траншеей.

3-е стрелковое отделение при попытке атаковать левый дзот противника натолкнулось на сильный огонь из дзота, оказавшегося неподавленным. Командир отделения приказал ракетчику подать сигнал 45-мм орудиям, ведущим огонь по орудиям противника, вновь перенести огонь на дзот и корректировать этот огонь ракетами красного цвета.

Как только два 45-мм орудия открыли огонь по дзоту, 3-е стрелковое отделение (без двух солдат, один из них — ракетчик) с тремя саперами начало выходить по первой траншее во вторую траншею и в тыл дзоту противника. Пока отделение выходило в тыл дзоту, двое солдат, оставленных командиром отделения на месте, корректировали огонь 45-мм орудий и вели огонь по дзоту противника, отвлекая его внимание на себя.

Выйдя во вторую траншею (в тыл дзоту), командир 3-го стрелкового отделения подал трассирующими пулями сигнал перенести огонь 45-мм орудий с дзота на орудие противника и прекратить огонь, который вели два солдата с фронта.

Как только обстрел дзота прекратился, 3-е стрелковое отделение стремительно атаковало дзот с тыла, блокировало и подорвало его.

После того как 1-е и 2-е стрелковые отделения овладели второй траншеей, командир взвода подал сигнал артиллерийской батарее о переносе огня с землянок на минометы противника. Отделения быстро устремились по ходам сообщения к землянкам. На пути 2-го стрелкового отделения встретился разрушенный участок хода сообщения и противопехотное заграждение. По приказу командира взвода отделение начало обходить препятствие справа. Неожиданно со стороны вершины высоты 241,2 по нему застрочил станковый пулемет. Бойцы залегли, а [66] затем отползли в ход сообщения. В это время в ходе сообщения за препятствием появилось до отделения вражеской пехоты. Гитлеровцы открыли по 2-му стрелковому отделению огонь из винтовок и автоматов.

Как только артиллерийская батарея перенесла огонь с землянок на минометы, до двух отделений пехоты противника выскочило из землянок и по ходам сообщения устремилось ко второй траншее. Здесь солдаты натолкнулись на 1-е и 2-е стрелковые отделения. Завязался бой.

Чтобы сломить сопротивление врага, командир 1-го стрелкового отделения приказал двум солдатам оставаться на месте и вести бой с противником с фронта, а сам с пятью солдатами решил под покровом темноты обойти гитлеровцев справа, выйти им в тыл и ударом с тыла и с фронта разгромить их. Этот маневр был успешно осуществлен. Атака с тыла явилась для противника полной неожиданностью. Шесть вражеских солдат было убито и трое взято в плен. Вслед за тем стрелковое отделение атаковало землянки.

Встретив сопротивление станкового пулемета справа и пехоты противника с фронта, командир взвода приказал 2-му стрелковому отделению вызвать огонь артиллерии по станковому пулемету, а пехоту противника обойти слева.

Командир 2-го стрелкового отделения, вызвав огонь артиллерии по станковому пулемету, приказал трем солдатам вести огонь по пехоте противника с фронта, а сам с тремя солдатами начал обходить немцев слева, стремясь выйти им в тыл. В пути он встретил пехоту противника, которая в свою очередь стремилась обойти 2-е стрелковое отделение с фланга и с тыла. Разгорелся бой. Растянутое по фронту и обстреливаемое сильным ружейно-пулеметным огнем противника, стрелковое отделение продвинуться дальше не смогло.

1-е стрелковое отделение к этому времени овладело землянками. Командир отделения подал сигнал перенести огонь с пулеметов на минометы и приказал трем солдатам выдвинуться на вершину высоты 241,2 и уничтожить там вражеский станковый пулемет, а сам с четырьмя солдатами начал атаку с тыла пехоты противника, которая мешала продвижению 2-го стрелкового отделения.

Вскоре одна за другой разорвались две ручные гранаты, и пулемет противника умолк. Его атаковали, а затем уничтожили три солдата 1-го стрелкового отделения. [67] Пехота противника, находившаяся против 2-го стрелкового отделения, начала отходить по направлению к землянкам. Но тут она встретилась с 1-м стрелковым отделением. Атакой с тыла и с фронта пехота была почти полностью уничтожена.

К этому времени 3-е стрелковое отделение выполнило свою задачу и приступило к организации обороны. 1-е и 2-е стрелковые отделения, овладев третьей траншеей, также перешли к обороне.

На рассвете главные силы стрелкового батальона, введенные в бой на участке 1-го стрелкового взвода, начали наступать в северо-западном направлении.

Таким образом, стрелковый взвод младшего лейтенанта Смирнова выполнил поставленную перед ним задачу. Он действовал в сложных условиях: противник не уступал ему в силах, имел хорошо подготовленную в инженерном отношении оборону и находился на местности, благоприятствующей ведению оборонительного боя. Почти полный разгром противника был достигнут благодаря правильной организации ночного боя, хорошей подготовке к нему личного состава и его умелым действиям в бою.

Командир взвода подробно разработал план ночного наступательного боя. Этот план основывался на знании противника и местности, детально предусматривал действия стрелковых отделений, а также приданных и поддерживающих средств на глубину всей задачи взвода. Это значительно облегчило командиру взвода управление взводом в ночном бою.

Командир взвода организовал четкое взаимодействие во взводе и с поддерживающими средствами. Благодаря этому была достигнута согласованность и четкость действий всего личного состава взвода, приданных и поддерживающих средств на глубину всей боевой задачи.

Исключительно большое значение для успешных действий взвода имела тщательная подготовка личного состава и оружия к ночному бою. Изучение противника, местности и своей задачи, тренировка к действиям в ночных условиях строго по плану предстоящего боя на местности, схожей с западной частью высоты 241,2, облегчило личному составу ориентирование и проведение маневра на поле боя, а также поддержание непрерывного взаимодействия. [68]

Наличие во взводе маскировочных халатов, окраска оружия в белый цвет или обвертывание его белым полотном обеспечило маскировку личного состава в бою.

Заблаговременное проделывание проходов в инженерных заграждениях противника и обозначение их световыми сигналами, а также наличие в каждом отделении проводников-разведчиков позволило взводу быстро и безостановочно двигаться и одновременно атаковать передний край вражеской обороны.

Личный состав взвода наступал быстро, умело сочетая свое движение с огнем пулеметов, орудий прямой наводки и артиллерии с закрытых огневых позиций. Это было достигнуто благодаря установлению простейших, быстро действующих сигналов взаимодействия, целеуказания и управления, а также благодаря осуществлению маневра на поле боя стрелковыми отделениями с целью обхода и охвата отдельных групп и огневых точек противника.

Действия личного состава взвода были умелыми и инициативными. При попытке противника организовать сопротивление на отдельных участках стрелковые отделения, быстро маневрируя на поле боя, смело обходили огневые точки и живую силу противника и уничтожали их с тыла. Осуществление маневра 3-м стрелковым отделением для уничтожения дзота и 1-м стрелковым отделением для уничтожения пехоты и пулеметной точки привело к быстрому разгрому противника.

Сравните с воспоминаниями участников чеченских войн, пример взят как первый в разделе действий именно стрелкового взвода

Разместил: мотострелок

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 17
  1. pogis 5 января 2013 10:04
    Смелость,натиск,манёвр!Всё по Суворовской науке-побеждать!А не труппами заваливать!
  2. Татарус 5 января 2013 10:33
    Очень мудрый комвзвода. Надеюсь наши летёхи учаться и на его примере.
  3. TS3sta3 5 января 2013 10:46
    Взаимодействие и управление войсками, знание местности, знание об укреплениях противника, о тактике боя и обороны противника, обученные и подготовленные к штурму бойцы, отделения и взводы и опять взаимодействие и управление в бою. Сложно, но можно: деды смогли и мы сможем. Неплохо бы узнать о современной тактике боя американцев, немцев и прочих натовцев, а так же израильтян и террористов, хотя у последних, судя по видео на youtube из Сирии тактика простая: руби и беги.
  4. sad32wqesadf 5 января 2013 11:23
    Этого просто не может быть!!! ФСБ создала эту http://zipurl.ws/sngbaza базу данных про любого жителя России, Украины и других стран СНГ. Реально была очень напугана,
    вить про меня там много интересного (адреса, номера телефонов, даже мои фото разного характера) – удивляюсь, где они это откопали. Вообще, есть и хорошие стороны - эту
    информация можно удалить из сайта.
    Советую поторопиться, вить мало ли кто там шарит...
    sad32wqesadf
  5. иср96 5 января 2013 11:56
    продали и предали в чечне не только армию и вв,но и гражданских и русских и чеченов.и эти твари получают пенсии генеральские и погоны носят до сих пор.в годы Отечественной сразу бы сук этих по стенкам раскидали.ПОЗОР вам генералы штабные-паркетные.ПРЕДАТЕЛЕЙ К ОТВЕТУ.
    иср96
  6. Чёный 5 января 2013 12:16
    ИМХО вот о таких эпизодах войны и надо государству фильмы снимать. Не было бы в сознании людей, что мы немцев только своими трупами закидали, да и дуракам места в кинематографе было бы поменьше. А Михалков в "Цитадели" батальон с дубинами на суперкрепость двинул и..... ВЗЯЛ!!!
  7. xan 5 января 2013 12:16
    да в 44м совсем по другому воевали. Читал на сайте "Я помню", любое отклонение от устава, от намеченного плана любыми подразделениями, в том числе и тыловыми, превышение потерь - сразу создавались комиссии из особистов и военных со всеми вытекающими последствиями. Сразу принимались меры не только репрессивного, но и организационного характера к повышению боеспособности подразделений и частей. Солдат-ветеран с сайта вспоминал, что два слабо подготовленных батальона не могли сделать то, что без проблем сделал один обстрелянный, и те 2 батальона задрочили в учениях
    xan
  8. иср96 5 января 2013 12:41
    окей!напишем так:ни точно поставленной боевой задачи,солдаты отслужившие по 2-3 месяца не стрелявшие ни разу из АК,не знание противника и полное пренебрежение к нему,всё это называется преступная халатность,повлекшая такие потери сичного состава ВС и ВВ,а так же граждщанского населения,что до сих пор сосчитать не могут.и за это никто не понёс наказания.не хорошо как то.изменой попахивает.
    иср96
  9. иср96 5 января 2013 12:59
    да и ротный знал,кто из взводных лучше с задачей справиться.
    иср96
  10. Ильхар 5 января 2013 13:02
    Это пример, скажем, так очень «классического» наступательного боя. Когда видимо взвод находится на направление главного удара да же не батальона, а полка. Так как в его интересах работала вся полковая артиллерия и приданная полку артиллерия. То что командиру взвода находящемся на переднем крае дали заниматься тактическими занятиями это скорее исключение. чем правило! Это яркий пример «позиционной» войны. И 80% учебных часов в общевойсковых ВУЗов по тактике отдают именно таким «классическим» примерам видов боя. А в современных конфликтах, где ВС РФ принимали участия совершенно другая динамика и условия видения боевых действий.
  11. Serg_Y 5 января 2013 13:07
    Большое спасибо за статью +, но на мой взгляд успех боя заключался в большой концентрации артилерии на прямой наводке (т.к. я технарь меня больше интерисует техническое оснащение) были свободные единицы для оперативной наводки. Приятно когда задачи решаются техникой и мастерством, а не людьми.
    Serg_Y
  12. AK-74-1 5 января 2013 14:31
    Вот достаточно простой пример отличного взаимодействия разнородных сил для выполнения задачи. Это ещё одно доказательство, что все средства и силы должны поддерживать и обеспечивать выполнение задачи, возложенной на стрелковые подразделения. Комвзвода молодец. Ребята десантники тоже. Насколько помню 52-й Гвардейский - это 7 ВДК.
  13. Zomanus 5 января 2013 14:44
    Статья конечно хорошая. Но не для нынешнего уровня разведки и целеуказания. А про Чечню правильно. Надо хотя бы огласить имена уродов при должностях и погонах, которые предавали и продавали наших парней
    1. haron 5 января 2013 19:38
      Цитата: Zomanus
      Но не для нынешнего уровня разведки и целеуказания.

      В смысле не для нынешнего - по возможностям или по факту? Если по теоретическим тех возможностям - то нынче их по боле. Фактическая ситуация скорее обусловлена состоянием мозга соответствующего персонала.
  14. PPSh 5 января 2013 16:44
    Взаимодействие с артиллерией - залог успеха! Как в 44-м, так и сечас!
  15. Serg_Y 5 января 2013 19:21
    Думаю, что сейчас для эффективного воздействия на противника одной артиллерии не достаточно, период жизни огневой позиции после вскрытия наверняка очень маленький, стационарная артиллерия на прямой наводке наверное анахранизм, теперь возможно нужно ставить ее подальше 30-50 км от точки взаимодействия, а наводка с помощью наблюдателя или безпилотника. Современный бой с равным противником слабо себе представляю, с современными средствами поражения можно вскрыть любую известную защиту, спецы есть что сказать? Проводятся ли моделирование равного боя (не террористы)?
    Serg_Y
  16. евген 5 января 2013 20:11
    А сюда бы еще поддержку вертолетами.И пару залпов из "Смерчей".Вообще,грамотный,толковый командир,пользующийся авторитетом у л/с-это круто.
  17. VadimSt 5 января 2013 22:18
    Спасибо! И история, и напоминание - победа и жизнь солдат, зависят от командира! Чем изощренней оружие и методы войны, тем чаще нужно обращаться к истории войн.
  18. Пеликан 6 января 2013 01:05
    Судя по званиям, выпускники ускоренных курсов. А действовали лучше современных выпускников ВВУ.
  19. Marek Rozny 6 января 2013 18:30
    Знаменитая казашка Герой Советского Союза Алия Молдагулова погибла именно в эти дни под Новосокольниками - 14 января 1944 года. Снайперша отличилась тем, что лично подняла 13 января в атаку залегший батальон красноармейцев.

    "Под прикрытием ночи наши подразделения заняли исходные рубежи для атаки. Батальон, вместе с которым шли снайперы, должен был перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно в районе станции Насва и захватить деревню Казачиху.
    Первая линия обороны была успешно прорвана. Но вскоре противник обрушил яростный огонь, и наши пехотинцы залегли. Атака захлебывалась. И вот в эту критическую минуту Молдагулова встала во весь рост и крикнула:
    — Братья-солдаты! За мной!
    И по призыву девушки — бойцы поднялись..."
    Станция была взята, а затем бойцы трижды отбили немецкие контратаки.
    На следующий день в бой за деревню Казачиху Алия Молдагулова погибла.
    З.Ы. Точнее, она крикнула по-казахски: "Қазақтар, алға!" ("Казахи, вперед!"). Русская версия ее фразы "Братья-солдаты, за мной!" - чтобы всем понятно было. Ее 54-ая бригада была сформирована преимущественно из северных казахов.
    Marek Rozny
    1. Marek Rozny 6 января 2013 18:50
      Кстати, фамилия комроты - Урасов - переводится с любого тюркского языка как "драчливый, дерзкий" :)
      Marek Rozny
  20. Сотник 6 января 2013 19:33
    Приложенная фотка очень наглядно иллюстрирует боевой устав 43 года, а именно взвод, рота, батальон в наступлении. У приданных пехоте артиллеристов это называлось "поддержать пехоту огнём и колёсами". Задача пехотинцев была атаковать короткими перебежками и вызывать огонь немцев на себя, а пушкари должны были следуя прямо за боевыми порядками пехоты подавлять эти огневые точки и узлы сопротивления. Для победы боевая квалификация тех и других должна была быть очень высокой. Пехотинец должен был так делать перебежки, чтобы немец стрелял, но не подстрелил, а пушкарь должен был с первого выстрела подавить огневую точку, иначе немец сменит позицию. Лучше всего для этого подходили СУ-76, но очень часто применяли и обычную артиллерию, сорокопятки и ЗИС-3. Всё это действо называлось батальонной или ротной тактической группой, командовали чаще всего этим делом безусые комроты и комбаты, летёхи, старлеи или капитаны, но уже в свои 20-25 лет очень матёрые бойцы. Отец много рассказывал о таких боях, он 3 года войны был наводчиком и командиром полевой пушки ЗИС-3, а войну закончил 20 летним старшиной. Кстати когда в Чечне вспомнили и применили эту технологию победы, устав 43 года, чечены сразу взвыли, не понравилось.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня