Хитросплетения реформы военного образования: Сердюкова нет, что дальше?

Продолжающаяся реформа российской армии, включающая в себя, в частности, модернизацию военного образования в стране, оценивается крайне не однозначно. Вследствие того, что имя экс-министра обороны Анатолия Сердюкова у большинства россиян стало стойко ассоциироваться с определенным негативом (Сердюков и сам тому явно продолжает способствовать), оценить все те действия, которые были проведены за годы его руководства ведомством, что называется, с холодной головой крайне сложно. Любая оценка может быстро сбиться в сторону нового муссирования фактов коррупционных схем в Министерстве обороны в бытность у его руля упомянутого человека. Однако попытаемся рассмотреть те изменения, которые за последние годы успели произойти в сфере военного образования, отделив коррупционных мух от котлет запланированных реформ, если такое разделение в свете сегодняшних событий с экс-министром вообще возможно…

Хитросплетения реформы военного образования: Сердюкова нет, что дальше?



Итак, несколько дней назад из Министерства обороны РФ поступили сведения о том, что военный министр Сергей Шойгу пошел по пути определенного приостановления реформы военного образования. Одни издания представили такую информацию весьма сдержанно, другие решили пойти по пути преподнесения «горячих пирожков», начинка которых до сих пор остается непроверенной. По первому пути пошел Первый канал, который опубликовал сведения о том, что ход Сергея Шойгу в плане реализации изменений в военном образовании заключается лишь в том, что он (Шойгу) принял решение об отмене переезда знаменитой ВМА из Санкт-Петербурга в область. Это решение было озвучено в тот момент, когда Сергей Шойгу встречался с ветеранами. Помимо слов о том, что ВМА, скажем так, оставят в покое, министр обороны заявил о планах разработки системы эффективного финансирования Военно-медицинской академии в Питере, которое будет предполагать учет новой стратегии развития образовательного учреждения с традициями расширенной медицинской практики.

Такое издание как «Известия» пошло по пути публикации материалов, которые сводятся к тому, что Сергей Шойгу вообще сделал упор на контрреформу и отменил все решения по реформированию системы военного образования, которые были приняты за последние годы. В частности, газета сообщает, что некий неназванный источник (а это издание нередко публикует данные, ссылаясь именно на «тайные» источники) заявил о выводе всех военных вузов из сферы влияния департамента военного образования при Минобороны с одновременной передачей образовательных учреждений под управление профильным командующим. То есть, все летные образовательные учреждения должны будут перейти под управление со стороны ВВС, сухопутные – под «опеку» главкомата Сухопутных войск и т.д.

Издание отмечает, что связано это с дискредитацией своей же работой департамента образования при Министерстве обороны. Главным, если можно так выразиться, дискредитатором при этом называют госпожу Приезжеву, которая руководила департаментом и представляла собой одну из «боевых единиц» обсуждаемого сегодня «женского батальона» Анатолия Сердюкова. Именно при Екатерине Приезжевой в военное образование была внедрена вездесущая ныне Болонская система с тремя образовательными уровнями для вузов, что привело к наделению самой Приезжевой обидным прозвищем со стороны военных – «Болонка».

Само назначение госпожи Приезжевой на должность управленца всем военным образованием России вызывало нарекания. Почему? Да потому что она ровным счетом никакого отношения не только к военному образованию, но и к образованию какого-либо иного типа отношения не имела. До своего назначения Приезжева работала в ФНС и занималась сбором налогов с компаний, специализирующихся на реализации алкоголя и табака. Традиционное назначение эпохи экс-министра.

Однако в то время было как-то не принято рассуждать о назначениях в реформирующемся министерстве (реформа, мол, - потом всё узнаете), и это назначение объяснялось тем, что в департаменте нужен человек, который по факту не может представлять интересы ни одной из сторон военно-образовательного процесса, а также интересы командования определенными видами и родами войск страны. Ну, что ж – Екатерина Приезжева функции «непредставления интересов» выполняла исправно ровно до того момента, как была уволена новым министром обороны Сергеем Шойгу.

Примерно в то же время Шойгу подписал документ, в котором говорилось о отмене Болонской системы для военных учебных центров России. Это решение вызвало определенно позитивные эмоции хотя бы потому, что, исходя из рейтинговых данных, публикуемых различными исследовательскими площадками, вузы с болонской системой образования начинают уступать лидирующие позиции тем высшим школам, которые от этой системы отказываются.

Однако пока четких пояснений того, какая же система высшего военного образования будет выстроена в России, в Министерстве обороны не приводят. На сайте главного военного ведомства на момент начала второй декады 2013 года в разделе «Департамент образования» упорно «висит» документ, который рапортует об основных итогах деятельности системы военного образования за 2011 год. По всей видимости, выкладывать более свежие итоги (за год 2012) не вполне целесообразно в связи с тем, что главные фигуры, приведшие к достижению этих итогов, сегодня ни в департаменте, ни непосредственно в руководстве министерства уже не работают.

Кстати, для понимания сущности той реформы военного образования, которая проводилась при экс-министре, было бы любопытно обратить внимание на некоторые итоги и 2011, в том числе. В документе повествуется о том, что департамент во главе с вышеупомянутой госпожой Приезжевой продолжил курс на оптимизацию сети учебных заведений военного профиля. И, особенно важно, цитата:

Основные итоги реформирования системы военного образования и меры по ее дальнейшему совершенствованию были доложены Президенту Российской Федерации на оперативном совещании Совета Безопасности Российской Федерации 23 июня 2011 г. и в целом одобрены.


«В целом одобрены» - согласитесь, как-то слишком размыто… И даже в определенной мере заставляет косо взглянуть на человека, который изволил летом 2011 (если, конечно, в департаменте не лукавят) ход реформирования военного образования одобрить… Ладно – взглянули косо, идем дальше…

За последнее время нас уже успели научить тому, чтобы мы читали «оптимизация», а подразумевали «сокращение» или «закрытие». Если верить опубликованным недавно данным одной из исследовательских групп, то получается, что за 4 прошедших года в общей сложности в России были ликвидированы, ни много ни мало, 64 военных вуза. Некоторые высшие военные учебные заведения сменили прописку, хотя далеко не всегда сотрудники этих учебных заведений могли понять, какой позитив будет от того, если военная академия из пункта А переедет в пункт B… Но не могли объяснить сотрудники военных вузов, зато красноречиво объясняли сотрудники министерского департамента. Оказывается, всё делалось для того, чтобы разрубить коррупционные путы, сковывающие военную сферу страны… Разрубили…

Преподавательский состав уменьшился в разы, при этом свои места покинули по-настоящему профессиональные военные педагоги, которые успели воспитать и обучить военному ремеслу не одно поколение выпускников, а вот молодых военных педагогов как-то подготовить не успели...


С одной стороны все мы прекрасно понимаем, что систему военного образования можно и нужно реформировать. Современные реалии укрепления безопасности государства и его граждан в плане несколько отличаются от того, что было 25-30 лет назад. Все мы понимаем, что на территории страны своем время расплодились многочисленные военные, а точнее, околовоенные вузы, которые готовили в большинстве своем, извините, безработных или коммерсантов с дипломами военных инженеров или специалистов в области управления единицами боевой техники и командования личным составом. Очевидно, что стране не нужны такие «военные специалисты», уровень подготовки которых, мягко говоря, оставлял желать лучшего.

Однако уж очень часто в нашей стране само слово «реформа» понимается как призыв к тому, чтобы начинать рубить с плеча. «Много вузов, говорите? Сейчас убавим!» «Не нужно полмиллиона офицеров – сделаем 5000 – хватит и этого… У нас же кругом одни заклятые друзья – все нас любят и уважают…»

Да - полмиллиона офицеров сегодня, действительно, для российской армии – очевидный перебор. Но ведь никто и не говорит о том, что нам непременно нужно держаться за ту численность войск, которая была во времена Советского Союза. Дело здесь в другом. Система нынешнего реформирования очевидно не продумана. Она взята по чьему-то образу и подобию. Но по чьему именно, - никто сказать не в силах. Как никто не в силах поведать и о том, к какому внешнему виду собираются привести российское военное образование наши чиновники. Пока этот внешний вид, похоже, является тайной даже для тех, кто непосредственно связан с военной реформой.

Дело в том, что во время так называемого оптимизационного процесса в военном образовании, а по сути, во время тотального сокращения числа вузов, курсантов, которые в этих вузах учатся, и сотрудников высших военных школ есть риск потерять не просто вузы, готовящие офицерский состав, но и сами традиции отечественного военного образования. Есть риск разрушения базовых принципов военного образования до того момента, когда будут разработаны новые его принципы. Как говорится: неужели снова «до основанья, а затем…» А ведь так не хотелось бы…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти